Халлгримур Хельгасон «101 Рейкьявик» (1996)

Для кого, зачем написал Хельгасон эту книгу? Он хотел показать нам современную исландскую молодёжь, кутящую в клубах, живущую беззаботно на пособие по безработице? Ради чего??? Может и есть тут какой великий смысл, но я его не увидел. Книга перегружена английской речью, видимо очень модной в определённых кругах северного острова. Очень много коллизий на культуру США, Англии и самой Исландии. Там и тут нам даются сноски на то или иное действие героев, характеризующиеся видоизменением устойчивого аналога. Много отсылок к рок-культуре 70-ых и 80-ых годов прошлого века.

«101 Рейкьвик» можно смело назвать ремейком «Над пропастью во ржи» Сэленджера с одним но — другие времена, другие нравы. Наша молодёжь не страдает от последствий мировой войны, не думает о завтрашнем дне и не является примером для подражания. Скорее наоборот, она погрязла в грехах, ни о чём не думает, прожигает жизнь по полной. И правильно, скоро закончится нефть, придёт жесточайший кризис, нашим собственным детям придёт хана, а внукам и подавно светит настоящий Конец Света. Хотя вру, Холден был такой же.

Главному герою (зовут его Хлин) за 30 с хвостиком, его мать недавно развелась с отцом-алконавтом, стала лесбиянкой. Он живёт теперь не только с ней, но и с её подружкой, чей возраст чуть больше его собственного. Отца же он если и встречает, то в каком-либо из местных баров. Всех девушек главный герой оценивает в денежном эквиваленте, и Хельгасон не стесняется эти суммы указать в скобках (самой дорогой Стала Памела Андерсон — её цена 4900000). Герой постоянно смотрит телевизор, кутит, книги ему заменяет музыка. При нас он её не слушает, но Хельгасон активно ссылается на ту или иную рок-банду.

Холден = Хлин!

» Read more

Жюль Верн «Дети капитана Гранта» (1867)

И одно напрягало в этой книге всё время… всё время напрягало только одно: каждые 20 страниц герои оказывались на краю гибели, их очередное испытание грозило гибелью как минимум одному, а чаще всего всем участникам экспедиции. И ведь никто из них не погибнет, о как гуманен Верн, как благородны его порывы, эпоха романтизма в литературе не могла дать слабину и где-то прорваться. Выживали смертельно раненные, выход находился из любого положения.

Другой раздражающий момент — погружение в историю. Верн просто своими словами переписывал в книгу исторические реалии. Это хорошо и познавательно, но я как бы художественную литературу сел читать, а не энциклопедию. Хотя может такой интерактивный нон-фикшн является фишкой писателя. Как открывали Новый Свет, Австралию, Новую Зеландию, что творилось с ними до прибытия туда главных героев. Предвестник современных географических журналов получился.

Мысль о спасении нескольких человек, имея возможность потерять гораздо больше людей, всегда будоражит. Множество книг и фильмов есть на эту тему. Отсутствие логики поражает, но увлекает. Герои находят в чреве у акулы бутылку с тремя записками на трёх языках, часть текста оказалась утраченной. Методом расшифровки выясняется, некий капитан Грант потерпел крушение где-то на 37 параллели в Южном полушарии. В Шотландии находят детей этого капитана, те уговаривают начать экспедицию… и вуаля. Корабль снаряжён, впереди Патагония, Австралия и Новая Зеландия. пираты, индейцы и добропорядочные граждане.

Особенно порадовало меня приключение в Новой Зеландии. Благодаря Питеру Джексону и его четырём фильмам о Средиземье можно представить себе антураж, но воображение почему-то рисовало Формозу и эпическое Сидик-бале.

» Read more

Герберт Уэллс «Война миров» (1898)

Классика. Прообраз всех будущих войн. Уэллс как в Темзу глядел с Тауэрского моста. Допустить саму возможность вторжения на Землю в XIX веке ещё возможно, но продумать физиологию марсиан до таких тонкостей! Это надо было иметь очень большую долю фантазии. Герой книги — простой парень, волей судьбы попавший в эпицентр первого отряда вторжения. На его глазах развивается будущая внеземная цивилизация на нашей планете, выползает из зоны падения и приступает к тотальному геноциду землян. Впрочем был ли геноцид? Скорее не было даже желания кого-то захватить и поработить. Нет, не исключаю возможность постройки на Земле гигантских донорских плантаций для питания инопланетян отборной кровью. Но может на Марсе еда закончилась, либо марсиане просто поохотиться прилетели? Или просто так на разведку. Земляне же не стали оказывать гостеприимства, а сразу жахнули из всех орудий. Увидев же тщетность своих попыток, приуныли. Как при монголах, вся Европа погрузилась в страх, но в такой ситуации прижухли и сами монголы, и весь остальной мир, ожидая расширения экспансии неведомых существ в другие уголки планеты. Наверное так исторически сложилось, что с IX века все экспансии на честной мир проводят с острова Великобритания. Датчанами ли, британцами ли, подданными короны Объединённых королевств ли, инопланетянами ли, избравшими своей базой ведущее государство Земли того времени.

Сюжет книги известен многим, если уж кто не читал, то фильм Стивена Спилберга смотрел точно. Действие там происходит в наши дни, приукрашено несколько другим соусом во имя смотрибельности, но общая концепция фильма сохранена, правда без объяснений тех или иных особенностей действий марсиан. В книге это всё объясняется. Уэллс вообще не склонен что-то скрывать от читателя, коли даже физиологию марсиан описывает, а не представляет нам лишь тот обрубок щупальца, выпавший из их треножника в конце фильма.

Не зря книга названа Войной миров. Воюют не только люди с марсианами, воюют растения и даже микробы между собой. Остаётся радоваться отсутствию тараканов на кораблях марсиан, а то нам мало бы не показалось. Может у них были бы более зверские чем наши рыжие усатые товарищи, покорившие до марсиан весь мир. Уэллс ловко намекает на необходимость присутствия какого-либо зла на Земле. Свято место пусто не бывает — гласит известная поговорка. Устраняя одну проблему, мы сталкиваемся с новой, ловко втиснувшейся в это самое пустое место. Не кляните судьбу когда болеете простудным заболеванием, это ведь вам не просто так даётся сверху, это зарядка для вашего иммунитета, обязанного хотя бы раз в год сталкиваться с респираторикой для проверки своих способностей. Антибиотики, конечно, разрушают наш организм, и зря многие пичкают ими себя при любом удобном случае, даже при простом вирусном заболевании, особенно с детства, это капитально губит способности иммунитета к самостоятельности, да и привыкание никто не отменял. Может зря мы боремся с Гриппом? Аки придёт на его место болезнь пострашнее… и пока наши коррумпированные и до жути жадные фармацевтические концерны что-либо изобретут, то лечить уже станет некого. А там ещё и авторское право вмешается… и выживут только богатые.

Книга мне понравилась. Только вот также ли она бедна на литературный слог в оригинале как в доставшемся мне переводе? Словно ребёнок писал, знающий от силы тысячу слов на родном языке.

» Read more

Терри Пратчетт «Мрачный жнец» (1991)

Теперь Смерть стал смертным, ушёл на заслуженную пенсию, так ему приказали сверху. Он лишь один из миллионов Смертей во Вселенной. Под грузом прожитых лет мозг подвергся эволюции, а может просто радиоактивной анк-морпоркской водички случайно глотнул. Мир наполняется хаосом! Новая Смерть ещё не взяла на себя бразды правления, позволяя мёртвым душам бродить по Плоскому миру. В Незримом университете, естественно, паника, сам Патриций пытается выбить дух из Аркканцлера, дабы так просто не отбывал на своём высоком посту, чтобы хоть что-то начал делать. Но в мире ничего особенного не происходит. Бродят зомби, активизируются вампиры, беснуются оборотни, тележки из гипермаркета пытаются захватить мир.
В книге остро не хватает Риндсвинда, ведьм, ночной стражи, происходящие события кажутся наигранными без них. Почему же их это не касается. Куда все запропастились перед лицом новой напасти. Время летит, время просачивается через песочные часы, утекая сквозь пальцы. Его остаётся очень мало. Сэр Терри — молодец. Как всегда жёг своей оригинальной философией окружающий нас мир.

» Read more

Пауло Коэльо «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала» (1994)

У компьютера я сел и начал писать, я не плакал, я не возмущался, не укорял Коэльо в излишней религиозности. Каждое сказанное в его адрес слово неизменно бы превращалось в камень, преодолевая на своём пути бурные потоки самосознания, разбиваясь в крошку от чувства внутреннего противоречия. Канвы сюжета нет. Перед нами история девушки, обретшей взаимность юношеской любви, вставшей перед дилеммой. Разрушать свою любовь или уничтожить дар благоверного. Её любовь принёсет счастье только им двоим, тогда как последний способен одарить способностью ценить жизнь миллионы других людей. Себе или никому…

Книга в стиле дневниковых записей о событиях охватывающих лишь одну неделю жизни, наполненная мощным религиозным пластом, навязанных движением феминисток. Мы уже сталкивались с проблемой Бога в женском обличье в неподражаемой комедии Кевина Смита «Догма». Коэльо предлагает слегка расширенный вариант троицы, где над нами властвует Богиня-мать. Верить или не верить — дело каждого. Бога не станет меньше, если в него не верить. Его не станет больше, если в него верить. Как говорит Пратчетт: есть настоящие Боги, а есть Боги в которых нужно верить.

На берегу Рио-Пьедра сел я и задумался, думал недолго, поставил книге тройку.

» Read more

Джеймс Джойс «Улисс» (1921)

Я вам так скажу ребята,
и вот так скажу конечно,
в общем, если интересно,
не ребята, а девчата.

Приключения двух героев, лёгших в основу нынешнего ирландского праздника Блумсдэй, либо оставят равнодушными, либо прикуют к себе внимание. Всюду ссылаются на тяжёлый язык автора, полный отступлений, кои если выкинуть, то от книги вообще ничего не останется. Расширенный путеводитель по Дублину 1904 года, не более. Дублин — производное от словосочетания Чёрный пруд. Один из героев еврей, хотя евреев никогда не пускали в Ирландию. Уже сам этот факт заставляет задуматься, что еврей делает в Дублине. А может и не заставляет, надо просто не думать об этом. Не муссировать. Нужно просто сесть на корабль и переплыть ирландское море или погрузиться на его галечное дно. 175 метров — большая глубина. Любят ли люди метрическую систему, если говорить об Ирландии, то возможно, есть в ней определённая простота. 10 пальцев на руках, можно легко посчитать, не прикидывая в уме различные комбинации. С деньгами ещё проще, с мерами длины и веса. Не пинту пива выпить. А пиво в Ирландии на славу, но я не пробовал, я вообще в Ирландии не был. И не смогу там побывать. Во-первых, мой доход меньше 1000 долларов. Во-вторых, мне не хватит на медстраховку за 30000 евро. Это ещё по-человечески, вот в Испанию совсем не попасть. Мне нравятся Канарские острова, там приятно жить, даже приятнее чем в Ирландии, климат мягче, гуманнее, среднегодовая температура равняется 20 градусам, лучше условий для жизни не найти. Это вам не Сибирь, где зимой -50, а летом +50. Выходит среднегодовая температура 0 градусов. О-хо-хо!

Замёрзли ёжики в пруду,
купается пингвин в навозной куче,
а я валяюсь на лугу,
пожалуй кто придумает покруче.

Измена жены — не самое приятное событие в жизни мужчины. Что бы сделал Адам, измени ему Ева? Хотя с кем… если только с собственными сыновьями. Очень щепетильная тема для обсуждения. Не возжелай жены ближнего твоего, гласит 10 заповедь, данная Богом Моисею. Недаром Моисея рисуют с рогами из волос. Связано такое со старым недоразумением, словом-омонимом в еврейском языке. Луч и рог. Одиссея же не рисуют с рогами, его жена была верна мужу до последнего вздоха, она знала как он владеет луком, подобно олимпийским чемпионам, исполняющим задания в обнажённом виде. Не пустили бы на такие соревнования женщину. Греки были вольных взглядов. Такая толпа голых мужчин, в изолированном от взглядов противоположного пола месте, могла заниматься чем угодно. Да и рога у женщин не растут.

Рогами подпирается Земля,
планета держится на честном слове,
сломай подпору у коня,
разбитый нос и лужа крови.

Во время чтения складывалось впечатление стиля, развитого Умберто Эко в подобающую форму, наполненную различными фактами, органично вплетёнными в канву сюжета, без излишнего ехидства и чрезмерного употребления заумных слов. Да, Эко этим грешит, но в меру. Метрическую меру, разумеется. И сюжет понятен, не плывёт сам по себе отдельно от книги, где-то в кущах небесных. Если вы поняли о чём я тут вообще пытался сказать, то смело беритесь за Джойса, иначе лучше мимо пройти, не тратить свои нервы, беречь мозговые клетки от броуновского движения во избежание Сотряса!

» Read more

Ричард Бах «Чайка Джонатан Ливингстон» (1970)

Притча.

Жил-был один пилот по имени Антуан, он любил летать. Нет, он не любил систему, но он в ней жил и не отрывался от неё. Его окружали такие же отчаянные люди как и он сам. Каждый день их жизнь могла закончиться катастрофой. Их начальник слыл сущим извергом, но приятным во всех отношениях человеком. Тут не было лотереи, никто не знал куда ему предстоит полететь завтра. Была лишь строгая очерёдность. И если тебе досталось трудное задание, то остаётся проверить самолёт, герметичность костюма, сесть в кабину, завести двигатель, взлететь… и надеяться на лучший исход. Лететь в стан врага, применять свои знания, накопленные в боях. Если полёт над захваченной Францией, то могут сбить свои. А если полёт над Средиземным морем, то может сбить кто угодно.

Эта история известна многим, кто хоть малость интересовался жизнью Сент-Экзюпери. Ричард Бах тоже пилот, он любит небо, но по другому. В его жизни не было войны, но он вволю резвился в воздухе, ведь воздушному трюкачу не надо думать о пушках и как уйти от врага, лишь радость полёта и исполнение бочки с 24 разворотами вокруг своей оси. Нет у его Чайки мыслей о чём-либо кроме самосовершенствования, его Чайке нет дела до окружающих, его Чайка может и способна изменить окружающий мир, однако мир не готов к таким резким переменам. И перемен не наступит — надо занимать выжидательные позиции. Такого Чайка Ричард Бах не умеет, он уступает другой Чайке по имени Чайка Антуан де Сент-Экзюпери, не мнившей себя Сверхчайкой Фридрихом Н.

» Read more

Артур Конан Дойл «Затерянный мир» (1912)

Если вам не верят, то нужно это доказать, но вам снова никто не поверит, требуя новых доказательств. И так до бесконечно. Вот почему сэр Дойл решил снарядить экспедицию в Южную Америку на берега Амазонки, где по отрывочным сведениям всё ещё сохранён парк Юрского периода, тот самый парк, что придал вдохновение последующим поколениям писателей, взявшихся за это дело с размахом, также находя такие места на Земле, кто в океане, кто где-то в затерянных местах, а иные фантасты поселили вымерших существ на других планетах, в иных мирах, где угодно. И всё благодаря сэру Дойлу. Замечательная была задумка, интересно реализованная и оставшаяся обычной фантастической книжкой о теории Дарвина и принципах эволюции где-то на 10-ой полке, за множеством детективов самого Дойла и других представителей этого жанра. Многими до сих пор не прочитана, что весьма зря. Профессор Челленджер ничем не хуже Шерлока Холмса.

Кто он этот профессор Челенджер? Да, он выживший из ума учёный, нашедший где-то в Южной Америке плато с динозаврами, они мирно там пасутся до сих пор. Беда лишь в одном — все доказательства были потеряны. Не верит английское зоологическое сообщество, называет профессора выжившим из ума стариком. А ведь Челленджеру обидно, он теперь спускает с лестницы любого журналиста, выбивает зевакам зубы и становится затворником. Лишь очередная экспедиция на берега Амазонки способна вытащить профессора в люди, и он идёт.

Динозавры, новые виды бабочек, яванские питекантропы, воинственные индейцы, драйв, экстрим, отрывочные послания журналиста из Дейли-газетт не позволили заскучать даже на минутку.

» Read more

Габриэль Гарсиа Маркес «Полковнику никто не пишет» (1957)

Дерьмо?! Я действительно это сказал? И я правильно сказал. Красиво!
По другому и не назовёшь свою жизнь, если после борьбы за лучшую жизнь, борьбы в первых рядах, видя в личной борьбе своё прекрасное будущее, получаешь такую жизнь. Кто же знал, что потом тебя задвинут куда подальше, на твои письма перестанут отвечать. И вообще ты будешь существовать как нищий, на правах БОМЖа в разваливающейся хижине, слушая астматический свист старухи-жены. Более 60 лет назад было отдано столько сил, сам Аурелиано Буэндиа был твоим лучшим другом, но он теперь заперся у себя дома и делает своих чёртовых золотых рыбок, выходя на улицу только помочиться у дерева, где когда-то сидел его отец. От него письма точно не дождаться. Нет, нет!
И нет надежды, что смоет Макондо, или этот чёртов остров, куда письма приносят только по пятницам. И у почтальона всегда наготове лишь одна фраза в ответ «Полковнику никто не пишет». Он издевается, он смотрит на моего петуха. Но никто не получит моего петуха, пусть лучше вернут убитого сына, убитого по чьей-то неосторожной глупости. Нет, этот остров никогда не смоет.
Жена вновь говорит: «Пока мы умираем от голода, кто-то за наш счёт процветает». Да, за все эти годы мне так и не выплатили положенную пенсию, и не столько мне нужны письма, как нужна мне моя пенсия. Пока чиновники получают в месяц 1000 песо, я продаю всё имущество. но кому нужны часы, картина, туфли? Никому. И петух скоро сдохнет от голода, хотя можно его продать за 900 песо, но никто не купит его так дорого.
Когда же смоет этот чёртов остров и Макондо. Через 10 лет? Надеюсь. У Маркеса есть ещё 10 лет для написания Ста лет одиночества. Дерьмо!

» Read more

Марк Твен «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» (1889)

Казалось бы, детская книга, множественное количество раз экранизированная, причём порой под совсем необычным соусом. Зачем её вообще читать, разве только для приобщения к родоначальнику современной американской литературы Марку Твену. Но, только при прочтении книги, можно понять о чём же писал Твен.

Главный герой Хэнк Морган (это имя встречается за всё время лишь один раз) попадает в прошлое по странному стечению обстоятельств, и сразу «на стол» короля Артура. Дикий быт и нечеловеческие нравы приводят героя в тихий ужас. Благо он толковый парень, разбирается в механике и физике, именно за такими людьми стоит будущее научной фантастики. Попади куда-нибудь я сам, то точно ни башню взорвать не смогу, ни водопровод провести, ни самого Мерлина вокруг пальца обвести, а уж для фокусов с лассо против сотен яростных рыцарей я точно не гожусь. Хочется верить во все дела Хэнка, он налаживал экономику, добивался отмены рабства, проводил телеграф по всей стране, хотел бороться с рабством и против церкви, коей он всё же изначально отдаёт дань благодарности.

Его авантюры в конце концов должны были ему стоить жизни, но автор оказался чересчур гуманным к нему, однако не жалел ни рыцарей (взрывая тысячами, да призывая истребить всех до единого), ни к случайным прохожим, коих Хэнк защитить не может, хотя изначально он был перед нами в статусе всемогущего героя, со временем растерявшего все свои способности без каких-либо вразумительных причин. Надо было его повесить, и дело с концом.

Мне очень понравилась разумная мысль Твена — главное не сколько ты зарабатываешь, а сколько ты себе можешь на эти деньги позволить. Действительно, что может позволить себе бюджетник на свои 12 тысяч рублей в месяц у себя в Сибири, и допустим во Франции. Впрочем во Францию не пустят, визу не дадут из-за крайне низкого дохода.

» Read more

1 284 285 286 287 288 289