Author Archives: trounin

Иван Тургенев «Муму» (1852)

Тургенев Муму

Каких только аллюзий не находили в «Муму». Одна из них была поистине эпического размаха, где под главным героем повествования — Герасимом — понимался весь русский народ. Но и без аллюзий у рассказа нашлись противники в виде цензоров, увидевших в тексте для всех очевидное — самодурство помещиков. Закладывал ли в «Муму» некий смысл сам Тургенев? Или он просто изложил историю, которую ему рассказали очевидцы? Будучи под царским требованием находиться в родовом поместье, Иван нашёл интересную тему для повествования, им и реализованную. Поэтому нужно оставить домыслы в стороне, сконцентрировав внимание на содержании, допуская очевидное — кое в чём Тургенев всё-таки позволил себе вольности, домыслив обстоятельства, о которых никто не мог доподлинно знать.

Рассказываемая история не имеет привязки сугубо к Муму. Главным героем повествования был и остаётся Герасим — дворник в московском поместье, некогда крестьянин-пахарь. Будучи глухонемым, оставаясь нелюдимым, Герасим пытался найти существо, способное быть предметом его радостей. Не так важно, кто за таковое будет принят, лишь бы оно позволяло о себе заботиться. Герасим вполне мог опекать дерево, либо заботливо относиться к метле, но для повествования о горькой судьбе такое не подойдёт. Гораздо лучше показать на примере несостоявшейся любви. А полюбил Герасим прачку из дворни, за которую решил вступаться всякий раз. И не быть у истории продолжения, не вмешайся в дело посторонние, по чьей воле девушку выдали за другого, тогда как Герасиму пришлось проглотить обиду. Являясь человеком впечатлительным, он глубоко уйдёт в себя, испытывая сильные переживания. Герасим не станет крушить окружающую обстановку, показав умение соглашаться с ниспосланным судьбой. И на девушек Герасим вовсе более не обращал внимания.

Как быть? Предмета для заботы у него так и не появлялось. Он не нашёл дерево для опеки, к той же метле относился с прежней чёрствостью, словно сердце обратилось в камень. Никто не мог от него ничего дознаться — нелюдимость его не покидала. Всё изменилось, стоило подобрать собачку, кого и стал Герасим с той поры опекать. Будь собака спокойного нрава, молчаливая и без характера, склонного к проказам, тогда быть истории опять без продолжения. Но собака беспокоила барыню, уставшую от её присутствия во дворе. Дворня на свой лад поняла волю хозяйки, заставив Герасима избавиться от собаки. И вот уже из понимания этого обстоятельства исходит необходимость трактовать произведение.

Тургенев не обличал помещиков в самодурстве. Он описал дворянские привычки в том виде, в каком они присущи большинству людей, наделённых избыточным количеством средств. И не надо находить в тексте того, к чему Иван не побуждал. Суть повествования свелась к тому, что Герасим в очередной раз не захотел вступать в противоречие с дворней, предпочтя поступить так, как от него требуют. Если появилась необходимость избавиться от собаки, это он сделает собственными руками. Потому Герасим утопит Муму, а Тургенев опишет процесс утопления с максимальной отрешённостью, словно сам являлся глухонемым. Не будет даже всплеска воды, словно собаки и не было в лодке.

Читателю важно понять, как Герасим отнёсся к необходимости избавления от Муму, какие действия предпринял впоследствии. Действительно ли он мог сбежать со двора, добраться до родной деревни и там пропасть для мира окончательно? Ведь Герасима толком не искали, и прожил он остаток жизни, более никем не потревоженный. Просто так сложились обстоятельства… вот и всё.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Дневник лишнего человека» (1850)

Тургенев Дневник лишнего человека

Проживая вне России, Тургенев написал «Дневник лишнего человека». Почему так получилось? Какие нужно из этого делать выводы? И почему мысль о ненужности возникает именно за пределами страны? Описывал ли Иван собственное состояние? Или он услышал эту историю от третьих лиц? Или всё оказывалось гораздо проще… Тургенев пожелал представить для внимания ситуацию, практически классическую, возникшую на теме «маленького человека»? Вновь от главного действующего лица ничего не зависело. Да и могла ли завесить хотя бы самая малость? Нет. Иван опять создавал образ персонажа, чья жизнь рушилась под воздействием внешних обстоятельств, тогда как никакого желания с этим бороться не проявлялось. Можно даже сказать проще, в образе главного действующего лица проявлялись те самые черты, позже получившие от Ивана прозвание нигилизма, которое он выведет с помощью романа «Отцы и дети».

«Дневник лишнего человека» — повествование в виде датированных записей. Читатель знакомится с персонажем, впавшим в смертельную хандру, полном уверенности — через четырнадцать дней его не станет. Будучи молодым, перешагнувшим с третьего на четвёртый десяток лет, персонаж с полной серьёзностью рассуждал о неизбежном скором конце. Он был в этом чрезмерно уверен, не допуская в мыслях иного. И читатель даже мог начать думать, будто к окончанию четырнадцатого дня рассказчик на самом деле умрёт.

О чём можно рассказать за четырнадцать дней? Есть три пути. Если следовать по первому, то сообщать на страницах дневника о текущем положении. До какой степени подобное допустимо? Читатель быстро устанет внимать беспрерывному упадку в настроении. Да и какой смысл говорить лишь о приближающейся смерти, поддавшись чувству хандры? Второй путь: следить за жизнью других. То есть можно писать о происходящем вокруг. Для выбора подобного пути всегда находятся желающие. Нет никакого затруднения смотреть на мир собственными и чужими глазами, выражая личное мнение в виде дневниковых записей. Но какой тогда третий путь? Описать жизнь с самого начала, поведав о печалях и радостях, поясняя, по какой причине всё сложилось именно так. Рассказчик у Тургенева пойдёт как раз по третьему пути.

Что говорить о главном действующем лице? Его впору назвать несмышлёнышем, сколько не стремись оправдать. Лучшие годы закончились со смертью отца, после чего семейные дела расстроились. От всего пришлось избавиться, кроме одной деревни. Некоторое время рассказчик прожил в Москве. Теперь же, когда он взялся повествовать, дни свои он посчитал сочтёнными из-за пребывания в той самой деревне, оставшейся от всего, чем некогда владела семья. Никаких перспектив не осталось, скорее придётся расписаться в невозможности сохранить последнее. Прилагал ли рассказчик усилия к улучшение положения? Особых стараний читатель не увидит. Просто жил, ни к чему не проявляя стремления, существуя по принципу необходимости существовать.

Видя упадок отдельного рода, читатель станет свидетелем пробуждения, стоило главному действующему лицу испытать любовное чувство. Тем Тургенев показал существование единственного средства, способного вернуть желание жить в полную силу, — надо иметь сильное увлечение, ради которого находить любую возможность к оному иметь отношение. Хоть бы и не любовь Иван описал на страницах дневника, надежда на благополучный исход всё-таки появлялась. С подобным изменением сюжета лишний человек мог начать ощущать нужность, поскольку именно от самого человека зависит, как он должен относиться к жизни, стремиться к чему-то или плыть по течению, радуясь с ним происходящему или от всего отворачиваясь.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Жид» (1846), «Петушков» (1847)

Тургенев Жид

Помимо собственных впечатлений, можно делиться с читателем услышанным от третьих лиц. Допустим, не каждый способен выразить мысли на бумаге, являясь при том отличным рассказчиком. И не каждый умеет воплотить на бумаге собственные мысли. Зато у некоторых получается пересказать услышанные истории, придав им требуемый для художественного произведения вид. Не следует определённо утверждать, насколько тот или иной сюжет является реализованным подобным образом, важнее выработать понимание, каким образом это позволяет раскрыться писательским способностям, пусть и основанным на постороннем впечатлении. Например, рассказ «Жид» — повествование о прошлом, действие развивалось в дни войны с французами. И героем повествования невольно стал представитель иудейского вероисповедания, пытавшийся извлечь выгоду для себя и семьи, но в итоге пострадавший из-за суровости законов военного времени.

Тургенев показал читателю человека, в чём-то честного, более — лишённого умения входить в чужое положение. Да и зачем герою принимать присутствие русских войск за благо? До него не было дела и до того, кто бы не ходил по землям, где он жил. Ему оказывалось нужнее выжить при очередных изменяющихся условиях. А какой у него есть товар на руках? Весьма эфемерный. Герой повествования пытался выжить за счёт красоты дочери. Только лишь требовалось найти защитника, на чьи плечи возложить безопасность семейного очага. Таким защитником выступит рассказчик. Может в силу юности, повествующий историю словно и не ведал, с каким человеком ему довелось иметь знакомство. По его словам выходило, будто герой его рассказа — наглый и пронырливый делец, желающий иметь выгоду от отношений дочери с русским военным, для чего всячески уговаривал дочь быть близко к рассказчику душой, прочее дозволяя сугубо в мыслях, и то ускользая в момент наибольшего стремления рассказчика разделить участие в её судьбе.

Насколько Тургенев придерживался натурализма в описании? Скорее следует говорить про опыт работы с жанром сентиментализма. Читатель обязательно проронит слёзы в конце повествования, невзирая на справедливость представленного на страницах решения. При этом останется неважным, кто будет вынужден принять смерть. Мораль для того и должна читаться между строк, дабы читатель твёрдо усвоил тяжёлую долю людей, кому не дано совладать с несправедливым к нему отношением. Только это не было полностью таким для современников Ивана. Иудей вышел на страницах лживым созданием, решившим сперва нажиться на русских, после их извести руками французов. Что касается девушки — она осталась инструментом в руках отца, не имевшего способности понять значение поступков, как их не оправдывай с позиции требований к поведению женщин в обществе.

Следует упомянуть ещё один рассказ Тургенева. Повествование именовалось по фамилии представленного на страницах действующего лица — «Петушков». Иван описывал банальную ситуацию, обыденную для любого периода человеческого существования. Он сообщал о случае раннего сиротства и пренебрежительного отношения опекуна. Будучи малым ребёнком, герой повествования не мог препятствовать деятельности опекавшего, приведшего порученное ему состояние в упадок. Теперь оставалось читателю внимать, как герой повествования будет себя осознавать, чувствовать обречённость, почти ничего в итоге не получив из должного к нему перейти по наследству. Теперь ему сорок лет, начинать с нуля затруднительно и маловероятно. И что из этого должно следовать? Наиболее верно считать, что в такой ситуации Тургенев предпочтёт оказаться ещё раз, изменяя условия повествования, готовый представить вниманию читателя уже другое произведение — «Дневник лишнего человека».

Так, за пробами пера, наступил 1847 год, наиболее важный для Тургенева.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Андрей Колосов» (1844), «Бретёр», «Три портрета» (1846)

Тургенев Андрей Колосов

Несмотря на значение творчества Ивана Тургенева для русской литературы, однозначного и благоприятного отношения к нему всё равно не существует. Многим не нравится манера повествования писателя, которую не назовёшь подлинно классической. Может причина кроется в том, что Тургенев начинал создавать литературные произведения в период перехода понимания художественного процесса в России, когда ломались прежние устои, бравшие начало в Европе, теперь переходящие в нечто собственное, близкое сугубо самому государству. Да и исследователи творчества Ивана постоянно делают отсылки на Белинского, ратовавшего за привнесение в литературу элементов жизни, без излишнего украшательства. И такая позиция в скором времени войдёт в полную силу, став неотъемлемой частью произведений русских писателей, тогда как в той же Европе или Америке продолжат стоять на позициях романтизма, не готовые сдвинуться с не такой уж и мёртвой для них точки. Что же касается Тургенева — он созидал в угодной ему манере… и вот именно эта манера не всякому оказывается по зубам.

Тургенев точно боролся с засильем романтизма. Уже его повествование «Андрей Колосов» — протяжный рассказ, где использовались элементы, должные сообщить читателю, насколько склонен Тургенев придерживаться традиции литературы первой половины своего века. Вместе с тем, повествование переходило на новый уровень, прежде казавшийся практически несвойственным. Читатель может и не понять, если о том отдельно не сообщить. Но для того ли создавал произведение Тургенев, чтобы кому-то пожелалось критически рассматривать содержание? То и не требовалось. Взыскательный читатель может и обратит внимание на сообщаемое на страницах, критик постарается вникнуть в описываемое, тогда как для остальных повествование останется сухим, откуда невозможно вычленить суть рассказываемого. Может Тургенев такого и сам не желал, просто пробуя силы в создании прозаических произведений.

Аналогичного мнения стоит придерживаться касательно повести «Бретёр». Читатель из названия сразу понимает, о чём будет вестись речь. Бретёрами называли людей, проявлявших излишнюю склонность к проведению дуэлей. Но разве можно о подобном писать в николаевской России? Само понимание дуэли заключало в себе противозаконное деяние. Невзирая на это, дуэли постоянно проводились, чаще заканчиваясь устным предупреждением, после чего горячий порыв остывал, и намерение быстро забывалось. Иной читатель вспомнит, насколько Александр Пушкин подходил под описание бретёра, столь же скорый на желание стреляться, как и отходчивый. Но у Тургенева был представлен другой персонаж. Конечно, вновь дуэль из-за желания защищать честь, стремление оберегать непорочность женщин. Окончание у повести вышло кровавым. Писал ли кто о подобном до Тургенева?

Отдельного упоминания заслуживает рассказ «Три портрета», ставший одним из тех произведений, благодаря которым у Тургенева получилось состояться. Единственный момент, ясно усваиваемый читателем, — содержание касалось охотничьих баек. Заглядывая наперёд, зная, насколько важными станутся рассказы из цикла «Записки охотника», читатель вынужден пристально наблюдать, каким образом созидалось одно из первых произведений, вполне бывшее способным войти в цикл. Тому помешала блеклость наполнения. Исключение стоит сделать для главной особенности: основное направление Тургенев для себя твёрдо установил. Теперь оставалось показать читателю, насколько Иван являлся наблюдательным. Потому романтизм отходил на самый дальний план, так как повествовать приходилось, опираясь на собственные воспоминания.

Читателю теперь требовалось запастись терпением, в случае его интереса к творчеству Тургенева. Современниками Иван мог казаться подающим надежды. И совсем скоро такое мнение подтвердится. Теперь нужно запастись терпением и потомку, коли есть желание разобраться в творчестве писателя более детально.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Валентин Костылев «Иван Грозный. Невская твердыня» (1947)

Костылев Иван Грозный Книга 3

Третья часть — завершающая — оставит читателя с неполным осознанием эпохи правления Ивана Грозного. Этот государь, правивший на протяжении пятидесяти одного года, за всё повествование оставался лицом, излишне редко представляемым читателю. Вот и теперь, вместо понимания происходившего на Руси, читатель наблюдает за процессами, довольно далёкими от его внимания, пусть и имевшими важное значение. Многое оказалось упущенным, и тут не скажешь, будто Костылев не имел о том представления. А как же тогда труд Карамзина, где про правление Грозного рассказано лучше и подробнее? Остаётся допустить, что Валентин преследовал другие цели, и название у произведения, если читать его как «Иван Грозный», скорее служит за яркую характеристику определённого исторического периода, нежели в качестве основного элемента. Вполне можно понять, поскольку не так важна роль отдельной личности, сколько роль людей, тогда населявших Русь. Приходится остановиться на мнении — Костылев показывал народ, тогда как прочее — эпоха правления одного из царей.

Валентин не стал обходить проблему наследования. Какими были дети Грозного? Мало какой читатель про то помнит, имея единственное представление — на Грозном династия Рюрика пресеклась. А как же Фёдор? Костылев предпочтёт рассказывать о других детях царя. Вот старший — Иван Иванович — тогда уже старший, учитывая смерть первенца Дмитрия, — чувствовал судьбу занять престол после отца, отчего вёл себя развязно, именно он пал от руки Грозного, как должно быть известно читателю, где под Иваном Ивановичем обычно понимается некий безликий сын. Действительно ли царь его убил? До сих пор нет единого мнения. Костылев посчитал важным указать только особое моральное страдание царя, как он не мог найти себе места.

Что до прочих детей… Они были. Был и младший Дмитрий, погибший при загадочных обстоятельствах. Оставался Фёдор, мало способный к управлению государством, при котором особенно раскроется фигура Бориса Годунова. Но это останется за страницами произведения.

Основное внимание Костылев уделил делам внешней политики. Так читатель знакомится с путешествием Шевригина, отбывшего к папе римскому для разрешения возникших осложнений между Польшей и Русью. Грозный не хотел вести войну со славянским народом, о чём и должно было быть выработано соответствующее мнение католическим первосвященником. Костылев подробно описал визит в Рим и Венецию.

Другое дело внешней политики — твёрдое желание Грозного породниться с английским дворянством, для чего он отправил в путешествие Писемского. С большим воодушевлением Костылев принялся повествовать о дороге до Англии, рассказывал о нравах и порядках жителей данного государства. Говорил и про то, каким образом королева Елизавета стремилась избежать женитьбы дальней родственницы на русском царе, для чего придумывались различные отговорки, вплоть до указания на лицо невесты, испортившееся после перенесённого заболевания.

Читатель пожелает спросить про начало завоевательных походов на Сибирь под предводительством Ермака. Но может по причине того, что сие мероприятие не входило в круг интересов Грозного, осуществлялось сугубо по воле отдельной группы казаков, Костылев не стал затрагивать данную тему. Впрочем, вне внимания пройдёт и период опричнины, если и упомянутый, то без должного внимания.

Рассматривая трилогию в совокупности, читатель придёт к ранее сделанным выводам: Костылев описывал положение народа на фоне царствования Ивана Грозного. Не так важна фигура царя, на месте которого мог быть другой правитель. И всё же не получится утверждать, будто Иван Грозный стоял в стороне. Отнюдь, как раз от его воли зависело происходящее в стране, как то не пытайся отрицать, ежели читатель склонен выражать подобного рода сомнение.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Роберт Нойман «Осеннее путешествие с любимой» (1970)

Нойман Осеннее путешествие с любимой

Жизнь должна напоминать сказку со счастливым концом. И пусть эта сказка про мужчину, достаточно пожившего, и молодую особу, прекрасную стремлением к осуществлению юношеских грёз. Они вместе недавно, буквально две недели. Между ними уже случилась интимная близость. Но насколько они согласны продолжать терпеть друг друга? Он — от одолевшей его безысходности, поскольку давно ни к чему не стремится. Она — от желания совершить путешествие на юг, где её ожидает встреча с подлинно любимым человеком. Таким образом Нойман начинал повесть, имевшую подзаглавие «Стародавний роман». Что же, сердце всегда желает видеть стремление людей к счастью. Пускай оно коснётся и представленных вниманию действующих лиц.

Роберт дал представление о сложившейся обстановке на рубеже шестидесятых и семидесятых годов — охлаждение отношений мировых держав. Главный герой у него является писателем, чьи драматургические произведения пользуются спросом у театров. Но каждый писатель в те годы должен был занимать определённую общественную позицию: прозападную или просоветскую. Главный герой сохранял интригу. С его слов получалось: для Кремля — пособник Америки, для Европы — советский агент. Для происходящего в повести то не имело никакого значения, кроме единственного эпизода, когда путешествие на юг пролегало через город, где был намечен слёт писателей, откуда главный герой поспешил сбежать.

Что до главной героини — она не являлась воплощением глупости женского пола. Отнюдь, на первый взгляд — пустышка, при пристальном рассмотрении — одарённая талантами девушка. Нойман постепенно открывал для читателя все её положительные качества, чтобы из инфантильного создания героиня доросла до женщины, уверенной в собственных силах. При этом она до последнего сохранит юношеский задор, выраженный наивным мечтанием о человеке, который будто бы её некогда любил, и теперь приглашает к себе, чтобы, кто бы мог в том сомневаться, сочетаться брачными узами.

Как же протекает путешествие? Для главного героя — посещение мест, где он некогда бывал. Правда, всё ему памятно по канувшему в Лету, поскольку прежде он в тех местах бывал до войны. Оттого и не приходится удивляться, насколько всё поменялось. Чаще это выражалось упадком былого великолепия. Ему оставалось рассказывать о том, чего уже не существует. И ему было трудно смотреть наперёд, так как ко всему теперь приходилось относиться с отстранённостью, поскольку его представления о прошлом лишь самую малость соответствовали текущему положению дел.

Для главной героини посещение тех же самых мест — незабываемые впечатления, если ей в том верить, если она ни в чём не привирает. Ей, — девушке, выросшей в Любеке, что на севере Германии, где есть такое же море, какое имеется на юге, — в новинку абсолютно всё, даже море, отличающееся насыщенностью совсем иных оттенков. И она действительно имеет склонность к лёгким отношениям, но до той поры, пока не достигнет лучшего из состояний, когда грёзы юности осуществятся.

Конец у путешествия мог быть печальным, ведь девушка найдёт своего любимого. Тогда почему печальным? Читатель ждёт иного завершения истории, вполне склонный увериться в возможности счастья между пожившим писателем и инфантильной девицей. Нужно ли разрушать представление о том, каким образом Нойман завершит повествование? В любом случае, к чему бы Роберт не вёл речь, счастье останется эфемерным понятием. Не дано знать, насколько благополучным окажется любой из предполагаемых исходов. Порою лучше жить воспоминаниями о прекрасном мгновении былого, чем видеть последствия конфронтации. Однако, кто-то находит прелесть и в боевых действиях… но тут уже начинается аллегория.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Вадим Сафонов «Земля в цвету» (1948)

Сафонов Земля в цвету

Как же хочется верить, что человек способен на многое. И ведь он действительно может достичь абсолютно всего, чему непременно когда-нибудь предстоит случиться. Пока же доступно вниманию стремление к познанию выдающихся деятелей от науки. Вадим Сафонов взялся за исследование трудов людей, предпочитавших себя отдавать изучению живой природы. Кого он мог взять за основу основ? Каждому то известно наверняка — Дарвина. Но будет обидно считать, будто бы именно Дарвин первым сделал вывод о способности организмов изменяться со временем. То кажется совершенно надуманным, но стало преимущественно важным и неоспоримым. Данную особенность подмечали и в древности, и в более поздние века, как задолго до рождения Дарвина, так и его современники. Сафонов даже поддержал общий курс на поиск первооткрывателей в России, для чего привёл в тексте соответствующие выкладки. Однако, в его сборник наблюдений вошли и другие труды, в которых он наглядно показывал способность человека добиваться всё более лучших результатов.

С Дарвина Сафонов перешёл на понимание учение Менделя, тщательно разбираясь, в чём именно состояла заслуга этого монаха, каким образом он оказал влияние на формирование науки о наследственности. Сафонов считал за причину успеха — неторопливость и усидчивость. Мендель не спешил получать результат, скрупулёзно проводя исследования, вследствие чего пришёл к выводам, которых не могли добиться другие. После понимания учения Менделя читатель должен был ознакомиться с жизнеописанием Тимирязева. Но перед пониманием его вклада в науку, Вадим описывал трудность становления учёного, революционера по взглядам, кому не позволили закончить высшее учебное учреждение. Всё это не помешало Тимирязеву продолжать научную деятельность. Ежели Мендель изучал принцип наследственности, изучая непосредственно плоды гороха, то Тимирязев основывал своё учение на влиянии солнечного света, имя которому фотосинтез, хотя не он был первым, кто заинтересовался данным процессом.

Важный вклад в изучение живой природы внёс Мичурин. Сафонов приписал именно ему учение о способности организмов к сосуществованию в виде одного организма, хотя прочий читатель склонен назвать это культурным паразитированием. Идеи Мичурина соответствовали ожиданиям советского гражданина, поскольку учение подразумевало возможность осуществления небывалого. У Мичурина получалось до того невозможное — разводить растения в непривычной для них среде. То есть он мог теплолюбивое растение культивировать в условиях севера. Он же мог создавать различные гибриды, вроде груши и лимона. Продолжая рассматривать этого учёного, Сафонов переключал внимание читателя на Лысенко, будто бы продолжателя. Однако, в последующие годы теории Лысенко были признаны лженаучными, но в сороковые годы они казались Сафонову правдоподобными.

Как уже было сказано, «Земля в цвету» — сборник наблюдений, состоящий из статей, написанных в разные годы. Поэтому не кажется удивительным продолжение наполнения сборника в последующих переизданиях. Сафонов ещё успеет рассказать про картофель, с трудом принятый жителями Европы, поделится наблюдением — насколько всё-таки прихотливо это растение, чьё разведение в степи некогда казалось вовсе невозможным, причина чего в скором вырождении плодов, всё более мельчавших от урожая к урожаю. Но и это оказалось преодолимо, благодаря научным изысканиями Докучаева и Вильямса, занимавшихся пониманием почвенной проблематики.

После ознакомления с текстом читателю только и оставалось сделать вывод — насколько хорошо, когда человек стремиться улучшать всё, к чему прикасается его рука, добиваться осуществления прежде невозможного. Не придётся сомневаться, человек не остановится на достигнутом, невзирая ни на какие затруднения. Всё-таки, нужно это уметь понимать, ощутимый вклад и в прежние годы вкладывал не каждый, а избранные члены общества, к тому проявлявшие стремление, чьи имена мы поныне помним.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Ганс Леберехт «Свет в Коорди» (1949)

Леберехт Свет в Коорди

Каждый человек стремится к счастью для себя в отдельности, обычно объясняя это стремлением к общему счастью. И настолько сильно в этом желает убедиться, отчего становится безразлично, насколько оказываются вынужденными страдать другие. Вот возьмём в качестве примера советскую действительность. А лучше такую советскую действительность, ставшую обыденным явлением для постбуржуазных прибалтийских республик. Ведь к чему привела утрата протектората Российской Империи? Прибалтика погрузилась не в лучшие дни существования, как бы ныне то время не пытались трактовать. Между Российской Империей и Советским Союзом возникал момент самостоятельности и утраты оной под давлением Третьего рейха. И как же жил простой человек в Прибалтике? Трудно назвать его условия сносными. И вот появилась возможность строить совсем иное общество, желая добиться осуществления светлого будущего. Как раз о том и повествовал Ганс Леберехт.

Но ничего так просто не даётся. Кому кажется идеальным нечто собственное, для других таковым не является. Как же убедить людей в необходимости объединяться, чтобы вести коллективное хозяйство? Такой вопрос является трудным для разрешения, так как не существует верных путей решения. Но для всего найдётся возможность, стоит проявить усердие. Собственно, читатель должен наблюдать, как буржуазное общество теряет позиции, вынужденное отдавать всё прежде им нажитое. И тут автор даже расскажет читателю, какой бывает несправедливость, за такую представляемая. Достаточно сослаться на несправедливый раздел земли, когда у одних отнимают лучшие куски, предлагая взамен худшие, либо вовсе ничего не давая.

Всё повествование — борьба за светлое будущее Эстонии. Требовалось находить возможности для изменения ситуации к лучшему. Как поступить человеку, желавшему обрести подлинное для него счастье? Несмотря на возникновение на территории республики советской государственности, от пережитков былых дней избавиться не так легко, как того бы хотелось. Всё равно сохранялись собственники, не имевшие желания добровольно объединяться в колхозы. И пусть по данному вопросу каждый имел собственное мнение, но единый для всех курс всё-таки был намечен. Если в Латвии могли считать колхозы объединением лучших членов общества, то в Эстонии не стремились соглашаться с таким подходом к пониманию процесса коллективизации.

Из этого произрастают затруднения у главного героя повествования. Он вынужден бороться за обретение лучшей доли. Почему нельзя забрать землю у богатых и справедливо оную разделить между нуждающимися? Было трудно определить, кто чего на самом деле достоин, так как, даже желай участвовать в коллективизации, можешь оказаться на более худших условиях существования. С подобным не всякий готов согласиться. Но, нуждающихся всегда больше, нежели тех, кто доволен у него находящимся в распоряжении. Отсюда и возникает нетерпение одних к другим, вследствие чего разгорается конфликт. Учитывая общий курс политики, легко понять, в каком тоне Леберехт повествует на протяжении произведения. У Ганса не могло случиться такого, чтобы буржуазия одержала верх над стремлением к построению коммунистического общества.

Для читателя очевидно, главный герой изначально не был землевладельцем, являясь воплощением пролетария — человека без собственных орудий производства, вынужденного использовать для труда чужое имущество. Отсюда и его стремление к обретению возможности стать самостоятельным членом общества, иметь равные условия существования со всеми. Читатель понимает и то, что будь главный герой представителем буржуа, иметь ему тогда противоположное стремление. Только такой герой не мог послужить в качестве образца, чьим поведением могли восхищаться в советском государстве. Отсюда и авторская риторика, без какого-либо права на оспаривание.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Максим Горький «Яков Богомолов» (1910-е)

Горький Дети

Неизвестно, когда Горький начал работать над пьесой. Неизвестно, когда он это делать прекратил. Она обнаружена исследователями творчества среди его трудов. И впервые была опубликована только в 1941 году. Поныне непонятно, насколько к пьесе нужно относиться серьёзно, нужно ли её вообще как-то воспринимать. Горький не довёл повествование до конца, читатель вынужден сам додумывать, к чему ситуация подойдёт в итоге. Это своего рода стало вызовом для всех, кому желалось ставить пьесу на сцене. Ведь любой мог на собственный лад пересказать историю, на угодный ему вкус сплетая едва ли не заново. Зритель бы не знал, пока своими глазами не увидел, к чему всё должно было быть подведено. Может Горький и сам не ведал, каким образом завершить представленный на страницах конфликт. Зачем вообще понадобилось усложнять положение? Теперь каждое действующее лицо начинало желать осуществления неблагоприятного сценария для всех, кроме себя.

А дело касалось не социального противоречия. Горький решил позабавить писательское самолюбие, создав нечто, должное служить примером воссоздания в тексте ситуаций, в которых нет правых и виноватых, и переживать ни за кого не следует. Проще говоря, Горький пытался воплотить замысел любовного многоугольника, где невозможно достижение счастья. Зачем вообще реализовывать такой сюжет? Есть мнение, Горький начал работать над пьесой в 1916 году, после встречи с Шаляпиным, состоявшейся в Крыму. Так ли это? Существует такое мнение, ничем не подтверждаемое. Исследователи творчества только и могут твёрдо говорить про старую орфографию в рукописи, тогда как иной информацией они не располагают. И название придумано ими же, исходя из перечня действующих лиц, где имя Якова Богомолова стояло первым.

О чём повествование? Действительно, за главного героя можно принять Якова Богомолова — он является тем, вокруг которого развивается действие. Но насколько важен он сам? Читатель волен решить — второстепенный персонаж. Важнее следить за женой Якова, лёгкой на действия женщиной, готовой предаваться страстям за спиной у мужа. Отчасти её поведение читатель способен оправдать, приняв её существование за тяжёлое, поскольку она долгими месяцами может не видеть мужа, пока тот находится на работе — занимается решением проблемы с водой, пригодной для питья и ведения сельского хозяйства. Читатель не обязан оправдывать поведение жены, так как оно является аморальным, но у Горького ситуация представлена именно так.

Окажется, в Якова влюблена девушка из местных, и в его жену влюблён кто-то из местных, тогда как на него имеет виды ещё одна женщина, а самой жене Якова приглянулся кто-то другой, тогда как тому может нравится кто-то ещё, а может и кто-то из уже перечисленных. Помимо указанных, есть ещё баламут, вносящий разлад и в без того сложную систему взаимоотношений. Как во всём этом разобраться? Сам Горький решил, насколько бесполезно продолжать работу над подобным сюжетом. Пусть у него выходило нечто ладное, но не мог он — важный писатель — опускаться до совсем уж нетривиальных сюжетов, скорее годных для услады глаз женского пола, как раз и жадных до внимания за процессом разрешения или усугубления человеческих взаимоотношений среди действующих лиц.

Узнав основное про пьесу, с оной предлагается прекратить знакомство. А ежели кому нравится домысливать, тот самостоятельно прочитает неоконченное произведение, сделав собственные выводы из ему рассказанного. Но обязательно учтём момент нежелания Горького доводить пьесу до конца и не знакомить с её содержанием читателя. Значит, была причина, из-за чего к работе над пьесой писатель больше не вернулся.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Максим Горький «Старик» (1915)

Горький Дети

Одной из пьес Горького, которая может понравиться читателю, является «Старик». Несмотря на ладность содержания, публикация состоялась лишь в 1921 году, а первая постановка в театре случилась двумя годами раньше. Примечательна она авторской позицией, осуждающей людей за предпринимаемые ими действия, исходящие от прежних обид или упущенной выгоды. Но читатель волен увидеть и другой смысл, сообщающий, насколько опасно скрывать от других правду о себе, поскольку в любой момент о ней могут узнать. Исходя из двух данных пониманий и нужно судить о содержании пьесы.

Жизнь всегда преподносит сюрпризы. Казалось бы, в любой момент можно начать жить, будто прежде ничего не происходило. Просто закрыть глаза и представить, словно прошлое никогда тебя не касалось, невзирая на количество прожитых лет. Именно сейчас ты честен сам с собой, готов существовать на благо общества и умеешь походить на доброжелательного гражданина. Насколько это так? Просто человек таков, что он практически никогда не перестраивается на новый лад. Безусловно, исключения случаются. Однако, в большинстве случаев — всё возвращается на круги своя.

До какой степени вообще нужно трактовать содержание «Старика» буквально? По сюжету выходило так: человек любит девушку, они встречаются, и вот он принимает решение сознаться — является беглым каторжником. Делает это из-за опасения, он встретился с тем, кто знает о нём правду. Дабы не усугублять, человек решил рассказать девушке заранее. И тут бы читателю усомниться в содержании пьесы, особенно учитывая, насколько понимание каторжного прошлого может разниться. Даже казаться — каторжником человек был по причине политических воззрений, так как ничего в нём не выдаёт преступника. Скорее нужно говорить, насколько мягок человек, благодушен и приятен в общении. Теперь же, вынужденный говорить о прошлом, он нисколько не меняется в лице, и нельзя понять, правду он говорит или нет. Именно потому среди действующих лиц появляется старик, своим знанием прошлого решающий воздать всем за всё им перенесённое в прежние годы горе.

Да, бывают люди, желающие наслаждаться страданиями других. Им неважно, насколько в том есть надобность. Главное, приносить страдания. И если попытаться задуматься, насколько такое поведение оправдано, то получится измыслить единственное — таков характер людей, таким образом поступающих. Вот и старик, страстно желает причинять страдания. Он откажется от всего, предлагаемого ему за молчание. Да и зачем старику деньги или положение, его годы прошли, теперь остаётся упиваться могуществом, выраженном способностью заставлять страдать других.

Читатель волен на иной лад трактовать содержание пьесы. Ведь Горький сам говорил, рассуждая, насколько уверены в своих поступках некоторые люди, подлинно считая себя правыми совершать поступки, удобные сугубо им. Например, если человеку холодно, то он может предпочесть согреваться, поджигая дома. Так и старик в пьесе — разогревает собственную остывшую душу тем, что стремится погасить жар другой души, при этом нисколько не понимает, насколько это бесполезно, либо понимает, действуя так сугубо из желания уничтожать всё, его окружающее.

Горький переходил к надрыву чувств. Учитывая складывающееся положение, видя безысходность ситуации, редкий человек сохранит здравый рассудок, не задумается о противоправной деятельности. Иного и не может быть, пожар обязательно следует потушить, дабы он не перекинулся на других. Только действия пожарных всегда оправданы, а вот тех, кто аналогичным образом пытается потушить жар, исходящий от людей, стремящихся к проявлению злобы, — практически никто из них не будет оправдан обществом. Как же быть? Каждый ответит в меру собственного понимания должного.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 346