Author Archives: trounin

Джеральд Даррелл “Птица-пересмешник” (1981)

Даррелл Птица-пересмешник

Посещение Маскаренских островов могло побудить Даррелла к написанию истории о птицах с острова Зенкали. Придуманный Джеральдом участок суши наполнился самобытными племенами, исчезающими животными и растениями, поставленными перед угрозой разрушительного воздействия белого человека на природу. Планируется построить аэродром, для чего сперва будут возведены плотина и электростанция. Это означает затопление обширных территорий. Всё бы ничего, не учти Даррелл ещё один важный момент, показывающий взаимную связь процессов на планете. Стоит внести изменения, как местные жители столкнутся с катастрофой, способной сделать их жизнь невыносимой.

На остров едет европеец. Его глазами Джеральд предлагает осмотреть быт населения. Сразу становится очевидной богатая жизнь приближенных к королю людей. Процветание доказывается убедительными примерами роскошных интерьеров. Всё это проистекает от лояльности британцев, считающих остров своей территорией. Теперь они пожелали усилить присутствие в регионе, опасаясь русского влияния. Но такая боязнь всем кажется преувеличенной. Остров настолько далёк от чьей-либо сторонней заинтересованности, что должен приниматься за подобие безжизненной скалы в океане. На нём потому и желают построить аэродром, где будут останавливаться на долгом пути самолёты.

Современный человек у Даррелла не стремится истреблять животный мир. Уже нет тех варварских порывов, в результате которых животные не вымирали, а пожирались в огромных количествах. Теперь стоит иная проблема, связанная с человеческой деятельностью, направленной на трансформацию облика Земли. Если построить плотину, будут поставлены на грань уничтожения редкие виды животных и растений. Их можно перенести в другие места, но такая деятельность обречена на провал, так как предлагаемые читательскому вниманию представители флоры и фауны находятся в зависимости друг от друга, должные погибнуть, стоит прекратить существование одному из важных для их существования факторов.

Излишне пессимистично Джеральд смотрит на ситуацию. Он специально взял изолированный остров, природа которого формировалась на протяжении сотен тысяч лет без постороннего влияния. Не придаёт значения он и деятельности местных жителей, ещё в момент переселения должных извести значительную часть животного мира, поскольку остров населяют птицы, чем-то схожие с вымершими дронтами Маврикия и Родригеса. Даррелл вовремя одумался, возродив птицу из легенд, дабы на её основе доказать обязательность её пребывания, ибо для флоры важно, чтобы семена растений проходили через её пищеварительный тракт, иначе не смогут прорасти.

Остаётся убедить отказаться от строительства аэродрома. Как теперь не показать стремление человека заботиться о собственном благе, набивающего карман деньгами? К чему бы не привело истребление мешающих птиц, без этого не обойтись, когда есть риск лишиться гарантированного заработка. Общественности в той же мере безразлично, когда каждый получит свою долю прибыли. Остаётся надеяться на благоразумие, будто оно поможет восстановить утраченный разум у потерявших голову людей, забывших обо всём в ожидании наживы.

Вновь человек ставит себя выше природы. С одной стороны стоят те, кто ни с чем не считается, делая нужное ему. С другой стороны стоят подобные им. Только первые заботятся о личном благе, вторые – о всеобщем. При этом все думают, будто они правы. Остаётся указать на то, что все одинаково ошибаются. Пусть Даррелл проявляет заботу о планете, стараясь сохранить её текущее положение, да ведь сама планета не останавливается в развитии, уничтожая прежние виды, давая жизнь другим. В этом суждении никогда не будет единого мнения, поскольку будущему безразлично прошлое. Былое воспринимается важным лишь для настоящего, тогда как более не на что опереться.

» Read more

Джеральд Даррелл “Пикник и прочие безобразия” (1979)

Даррелл Пикник и прочие безобразия

Когда-нибудь наступает точка невозврата. Прежде Дарреллу читатель верил, но чем далее, тем меньше желания принимать рассказываемое за правду. Можно считать иначе, Джеральд шутит английским юмором, выставляя каждую описываемую ситуацию доведённой до состояния полной абсурдности. Может Дарреллу самому хотелось видеть именно то, что он сообщал на страницах произведений? Какую бы ситуацию Джеральд не представлял вниманию, всё в ней идёт так, лишь бы неприятности сыпались на действующих лиц. А если учесть, что перед читателем непосредственно автор в окружении повзрослевших членов семьи, то ни в какие рамки это уже не помещается.

Сборник “Пикник и прочие безобразия” разбит на ряд историй. В первой из них действительно показывается мероприятие под названием пикник, кое решила провести мама Джеральда, узнав из прогнозов об ожидающем британцев солнечном дне. Разумеется, верить в подобное на Туманном Альбионе никто не станет. Какая может быть солнечная погода, если такого отродясь не бывало? Но раз мама уверена в необходимости провести пикник, то так тому и быть, только всё пойдёт не по плану. Будет неаппетитная атмосфера, проливной дождь, сельская грязь и испорченное настроение. Весело лишь Дарреллу, всё это сочинившему. Но может таковой случай имел место быть, чего окончательному сомнению подвергать не станем.

Вторая история – поездка в Грецию. Маме захотелось посетить места памяти. Она вызвала сыновей и дочь, объявив о решении. Опять же, лёгкой прогулки не будет. Джеральд изрядно поиздевался над греками, унизив нацию до крайности. Понятно, рассказываемое им – обязательная черта английского юмора. Для путешествия по Греции действующим лицам достанется судно с дырой в борту, замки в туалетах окажутся неисправными, вместо льда будет подаваться кипяток, заказать требуемое блюдо не представится возможным. Тут стоит остановиться и вспомнить о знании Джеральдом греческого языка, о чём все собравшиеся прекрасно знали. Потому остаётся признать, Даррелл придумывал на ходу, никого не думая щадить.

Аналогичным образом Джеральд расскажет про посещение Венеции, а после опишет пребывание в отеле, где он активно штудировал девятитомник Эллиса Хэвлока, зачинателя науки сексологии. Сразу очевидно, сборник “Пикник и прочие безобразия” не предназначался для детской аудитории. Была ли рассказанная Дарреллом история в действительности? В стенах отеля он оказался в окружении озабоченного персонала, какими только расстройствами не страдавшего. Гомосексуализм и садомазохизм стали основой для углубления в иные людские пороки. Главный вывод, сообщаемый Джеральдом: человек не виноват, если родился с психическими отклонениями, поэтому нужно стараться найти общий язык с обществом, не желающим тебя принять. Не нужно углубляться в столь сложную для дискуссий тему, достаточно остановиться на словосочетании “психические отклонения”.

В заключении читателю предоставляется дневник человека, страдавшего от хронического алкоголизма с частыми приступами белой горячки. Данная тема должна была беспокоить Даррелла, имевшего сложную историю взаимоотношений с алкогольными напитками. Повествование является опасным для восприятия, так как в тексте имеются бредовые галлюцинации, приводящие к печальным последствиям. Описать такое мог человек, сам испытывавший подобные ощущения. Если, конечно, он действительно не зачитал чужие записи, проявив сочувствие к их написавшему.

Остаётся думать, Джеральда Даррелла настиг кризис. В его самосознании происходила ломка, превратившая дружелюбного человека в весьма циничного обозревателя обыденности. Нужно хорошо подумать, каким образом после он вернётся к исходному состоянию, сочиняя художественные истории для детей. Лучше бы не было проявления жестокости в словах Джеральда, но уже никуда не денешься – труд опубликован и стал достоянием общественности.

» Read more

Валерий Залотуха “Свечка. Том 2″ (2014)

Залотуха Свечка Том 2

Говоря о манере изложения Валерия Залотухи, можно посетовать на особенность русского понимания действительности. Автор погружается в мир переживаний, не претендуя на что-то определённое. Не имеет значения сюжет, тогда как важно разобраться в составляющих бытия. Ничего не происходит без обоснованных причин, кроме появления на страницах угодных писателю моментов. Под этим следует понимать не стремление видеть происходящее в истинном свете. Тут иная причина, объяснение которой кроется в неумении заинтересовать читателя действием. В потоке сознания рождаются герои и им же даруются для них поступки. Всё остальное добавляется для вкуса, тогда как оно не имело права быть заслужившим внимания.

Хорошие произведения пишутся годами, но когда количество лет переваливает за десяток-другой, трудно уловить определённую единую линию повествования. Залотуха также вымучивал “Свечку”, записывая плохо связанные друг с другом истории, подавая под видом единого художественного полотна. Когда второй том встречает уже не тюремными сказками, а даёт представление о событиях времён гражданской войны, где некий дед лечил все болезни одной мазью. От всех хворей лучше прочего помогает убеждение, либо замысел Валерия останется плохо усвоенным. За счёт лжи действующие лица избежали уничтожения, накормив сомнительными лекарствами пришедших карателей. Рассуждать далее не требуется, поскольку повествование пойдёт иным путём, словно задействованная Залотухой сцена пришлась просто для необходимости заполнить белые листы текстом.

Вполне может оказаться, что Валерий выстраивал вертикаль жизни, разрывая повседневность визитами в прошлое. Без прежних поколений не быть последующим, потому важно показать ранее происходившее. Позиция понятная и вместе с тем неприемлемая. История не знает новых поворотов, следуя изгибам случившихся событий. Дать о былом представление, пустив читателя по этим самым изгибам, не являясь тем, кто может о том говорить как о прочувствованном лично: вот как должна быть охарактеризована “Свечка”.

Устав от лекарских изысканий деда, читатель получит сказ о семье, где мальчики взрослели и становились попами, а девочки – попадьями. Залотуха получил возможность говорить на религиозную тему – самую неисчерпаемую из возможных для обсуждения тем. И неужели именно такой сюжет должен предшествовать рассказу о боксёрах? Читатель резко переходит от исторических реалий к будням спортсменов, наблюдая за стремлением автора понять, о чём думают бойцы, когда бьют друг друга по голове. И опять повествование вернётся в тюремные застенки, откуда и не требовалось уходить.

Почему бы не сравнить “Свечку” со “Смирительной рубашкой” Джека Лондона? Отчего Залотуха предпочёл использовать в произведении невразумительные уходы от реальности, тогда как у Лондона они получались гораздо осмысленнее? И это при том, что герой “Смирительной рубашки” бредил прошлым, оказываясь в незнакомых ему условиях, так как находил в том спасение от доставляемых ему страданий, а действующее лицо “Свечки”, сугубо по воле автора, ловит сообщаемую ему информацию о чём-то канувшем в Лету.

Второй том неизбежно подойдёт к завершению. Живи Залотуха дольше, быть продолжению. Нельзя остановиться в потоке сознания, ибо нет ему начала и конца. Но всё подходит к окончанию, каким бы образом то не случалось. “Свечка” завершится тем же, с чего всё началось, и чем произведение оказалось наполнено. Остаётся повторить, вместе сообщённое не может восприниматься цельным, тогда как сообщённое врозь или в форме рассказов, оно могло иметь больший вес. Но произведение должно оцениваться в полном объёме, дабы вынести о нём верное суждение.

Предлагается задуть “Свечку” – время прошлого ушло.

» Read more

Александр Сумароков “Вздорщица” (1770-75)

Сумароков Вздорщица

Сочинения Сумарокова продолжали изобиловать сумасбродством действующих лиц. Зритель должен был смеяться, не находя отражения истинного положения дел. Кто поверит, что барыня может вести себя подобно юной девушке, весьма вздорной по присущему ей нраву. С утра она желает одного, в обед требует противоположного, чтобы вечером захотеть ещё нечто прежде неведанное. Возникнет необходимость, так укажет мужу на дверь, а то и дочери откажет в праве на семейное счастье. Доходит до того, что не выдерживают слуги, без зазрения дерзя хозяйке. Осталось найти Дурака для уравновешивания, показывая от его лица вздорный нрав барыни.

Находились среди зрителей верящие Сумарокову. Может кто-то имел похожие примеры из собственной жизни. Скорее всего так и было, только на сцене была представлена ситуация с максимально возможным абсурдом. Мотивацию своих действий барыня определяла одним желанием совершения пришедшего на ум. Ей без разницы, ежели время завтрака, если она желает отведать пищу посытнее. Так же безразлично, к чему приведут любые её действия. Лишь бы огорошить окружающих людей новым требованием. Ничего более не имеет значения.

Линия поведения барыни показывает уровень умственного развития. Когда говорят, что она не в своём уме, то она ответит точно таким же образом. Сказать так она может слугам, дочери, мужу, даже Дураку. Сказала бы и лицам царских кровей, присутствуй таковые на сцене. Никому не дано найти управу. Остаётся единственное решение – пойти на хитрость. Может тогда барыня смирится с невозможность продолжать противодействовать.

Пусть вздорщица распоряжается по хотению. Она слишком наскучила окружению, готовому привести барыню в чувство осознания происходящего. Коли хозяйка рада обманываться, тогда будет подготовлен обман. Нельзя позволить вносить разлад в свадьбу дочери, а также в любовные отношения слуг. Не получится смириться с её нравом, важно действовать наперёд. Какое лучшее средство приструнить человека? Необходимо навязать ему обязательства. Допустим, заставить подписать бумагу с соответствующим содержанием. Сомнителен положительный результат такого поступка, но для комедии в одно действие долгих рассуждений не требуется.

Развязка наступает быстро. Зритель уже понял, какой разлад в жизнь вносит вздорщица. Необходимо увидеть благоприятное завершение происходящего на сцене. Это должно реализоваться с помощью потакания прихотям барыни, либо нахождением способа избавиться от бесконечных претензий. Сумароков сразу выбрал путь борьбы, настроив против хозяйки всех действующих лиц, прямо отвечающих на каждое происходящее сумасбродство. Барыню всё равно не вразумить, ежели всем она указывает их место, в том числе и мужу, с чьим авторитетом никогда не согласится считаться.

Зритель понимает. У вздорщицы особый склад ума. Предполагается, будто она – единственный ребёнок, все её прихоти удовлетворялись. Не испытывая горестей, вышла замуж и продолжает жить детским восприятием мира. Так у Сумарокова опять получился инфантильный персонаж, доставляющий множество неудобств. Остаётся думать, будто, используя таких действующих лиц, получится вызывать смех у наблюдающих за происходящим на сцене. Зритель и вправду будет смеяться, но только над взбалмошными выходками, тогда как завершение пьесы ничего не даст, кроме обозначения поставленной проблемы.

Всему наступит благоприятное завершение. На вздор управа всё-таки найдётся. Не самым правдивым окажется финал. Зато счастье придёт в дом вздорщицы. Логично предположить развитие событий в виде нежелания смириться с произошедшим. Следующий день принесёт гораздо больше недоразумений, нежели Сумароков использовал для создания комедии. Не могло так просто закончиться. Обязательно последуют козни, ведь как не унимай вздорных людей – им то не по уму.

» Read more

Саади “Бустан. Главы VIII-X” (1257)

Саади Бустан

Будь честным, человек, пороку не предавайся, свершая худое, смири гордыню и в содеянном раскайся. Ты создан из глины с чистой душой, не Богом вложен в тебя дух в помыслах злой. Не уподобляйся грязи снова, как бы не стремился вернуться назад, не сможешь быть со злокозненными поступками в ангелов объятия взят. Не зверем рождён, смотри вперёд, не ищи в земле правду глазами, ходишь не над землёю, а под небесами. Благодари за данное свыше тебе естество, принимай его за благо своё. В том радость людская, Богу подобными пришли в мир, так отчего каждый живёт, словно горький вкушал эликсир? Возрадоваться нужно, благодарить за милость провидения. Саади в этом слушателей убеждал, читая на улицах стихотворения.

Требуется помнить добро. Добром прирастает человек. Длинный путь предстоит – не короткий забег. Кто не забудет сделанных дел для него, обретёт счастье скорее всего, не станет принимать укоры других, не окажется в поступках коварен и лих. Нужно соотносить своё и чужое, усвоив понятие простое: если ты у воды – не знаешь жажды, если в пустыне живёшь – наводнения тебе не важны. Не понять тонущему гибнущего от жара песков, а тому – утопающего среди бурунов. Дабы понять это – нужно заболеть, тогда приходит осознание, как важно здоровье крепкое иметь. Если не болел, не сможешь узнать, как другие могут страдать.

Где бы не находился, всегда найдётся причина для бед. Изнывающий от поросли на теле может проклинать весь белый свет. Каторжник не поверит в проблемы человека того, пока он на свободе – нет проблем у него. Потому следует благодарить Бога, чтобы он не ниспослал, самую лучшую долю для каждого из нас он послал. Лучше не будет, но лучше так, нежели было бы хуже, коли пояс свободен, поступи просто: затяни пояс потуже. Облегчение приходит, когда не споришь, жизнь принимая, тогда дышишь свободно, от затруднений громко не стеная.

Годы пройдут, наступит старость, до смерти немного осталось – самая малость. Сколько не старайся, кому не делай одолжений, предстанешь перед Богом. Не забывай, ты из его творений. Создан из глины – в глину войдёшь, будучи пустой – ничего с собой не возьмёшь. Хвали Создателя, ибо нельзя не хвалить. Не уставай молитвы к нему возносить. Ты станешь стар или уже стар, не тебе – другие соскребут твой нагар. Забудь о мирском, суета – удел молодых. Не старику показывать удаль среди них. Пусть юные пылают любовью и сходятся в ратных боях, старик должен забыть о подобных делах. То не грех – любить или биться в пылу страстей, только зачем кичливостью смешить людей?

Кругом пустота – понял то Саади. Прежде иными мыслями он заполнял думы свои. Прав тот, кто рвётся вперёд, не оглядываясь назад, должное быть его – берёт. То порывы молодых, мечтания из самых простых. Хоть нет смысла наживаться за чужой счёт, этого юнец никогда не поймёт. Лишь став стариком он осознает, как отказывая в удали многого себя к старости лишает. Отныне приходит на ум иное, не прежнее – совершенно другое. Но ничего не поделаешь, надо жизнь прожить, дабы, ничего так и не поняв, прежние мысли забыть. Каждого возраста заботы отличаются, указывать молодым, либо старым, не надо: все от того огорчаются. Коли старик – советуй только старикам, а коли юн, то доверяй похожим на тебя юнцам. Старику и юнцу не понять жизни суть, каждый на себя одеяло будет вечно тянуть. Так чего огорчаться и желать изменить мир? Если философ – советуй, но действуй – если эмир.

Пришла старость к Саади, нет прежнего задора. Он руку за подаянием протягивает, ждёт звонкой монеты – не в напутствие слова. Он понял: лето прошло, наступила осень, утонул камень, что был в море далеко брошен. Скоро зима, за нею забвение, осталось оставить по себе память, прочитать за благополучие людей моление. Закончится созерцание, померкнет свет, закроются глаза, кто читал “Бустан”, тот прошёл путь с Саади от начала до самого конца. Теперь, усвоив сказанное мудрецом, отложим книги и заживём не прежним, уже новым днём.

» Read more

Нил Гейман “История с кладбищем” (2008)

Гейман История с кладбищем

Однажды Гейман решил рассказать детям сказку о мальчике, который вырос на кладбище. Не в джунглях и не на безлюдном острове, а среди могильных надгробий, окружённый умертвиями. Разве такого не бывает? В том и дело, что ребёнок не может расти в подобных условиях. Но у Геймана он вырос, а ежели так, то требуется придумать для него приключения. Скажите: это же сказка? Так и Гофман писал мало схожие с реальностью истории. Только в предлагаемое Гофманом можешь поверить, а в представленное Гейманом лишь при осознании, что всё им написанное – выдумка.

Развивая фантазию, Нил даёт ребёнку имя Никто, так оно звучит при адаптации на отличные от английского языки. Почему бы и нет. Если уж изгаляться над сюжетом, то с эпическим размахом. Разумеется, нельзя просто взять и поселиться на кладбище, нужно получить соответствующее гражданство. Нет, не британское, а гражданство именно данного кладбища. Может подразумевалась регистрация по месту жительства? Не стоит гадать. Сказка Гейманом писалась ради детей, требовавших рассказывать продолжение. И Нил удовлетворял их желание, зачем-то позже оформив в виде художественного произведения.

Для пущего интереса в действие добавлены упыри, являющиеся императором Китая и Виктором Гюго. Не приведи стать известным человеком, чтобы тебя впоследствии использовали писатели для своих не самых гуманных фантазий. Интересно, Геймана после тоже будут поднимать из гроба, заставляя пожирать трупы, или превратят в оборотня, предоставив право бродить среди склепов? Будет вполне заслуженно так поступить. Не всё же Нилу оскорблять чувства мёртвых. Хотя для него нет запретных тем, он и судьбами богов прежде не стеснялся руководить, взывая к жизни схожие умертвия, к действительности отношения не имевшие.

Устав излагать, Гейман перейдёт к историям других персонажей. Почему бы не рассказать о ведьме? Её жизненный путь должен быть интересен читателю. А почему бы не измыслить некое сообщество странных людей, чьему могуществу неожиданно помешает главный герой произведения? Больше диалогов, значит меньше сюжетных линий потребуется развить. В итоге окажется, что представленный читателю герой рыл сам себе могилу собственными действиями, о том не помышляя. Приходится согласиться и с тем, как Нилу было тяжело раскапывать новые сюжетные ходы, поскольку требовалось подвести “Историю с кладбищем” к логическому концу.

Осмысление данной сказки приведёт читателя к мысли, будто Гейман перевернул рассказываемое с ног на голову. Неспроста мальчик оказался на кладбище, не зря его старались скрывать от мира живых людей. А дабы не возникло вопросов, каким образом попасть на кладбище, Нил впоследствии обрубит связующие нити, так как ушедший с кладбища никогда не сможет вернуться назад. Если умершие не возвращаются к живым, то вернувшиеся к живым забывают дорогу к мёртвым. Примерно такое суждение допускает Гейман.

Категоричность недопустима. Нил возводит стены, чтобы через них можно было перелазить. Запрет требуется только для его преодоления. Вполне понятно осознавать, насколько хрупка реальность, но её всё равно нельзя разбить. Перед читателем сказка, и это многое значит. Стоит пожелать, действующие лица обретут требуемые качества и воплотят в действительность самые дерзкие мечты. Потому нет той однозначности, присутствие которой допускает Гейман. Вернётся и главный герой на кладбище, стоит ему того захотеть. И Нил не в силах будет помешать такому развитию событий. Будь у него желание, “История с кладбищем” не заканчивалась бы. Останавливает необходимость вовремя прекратить рассказ, дабы не прослыть излишне сумбурным.

» Read more

Кирилл Белозерский “Три послания и Духовная грамота” (начало XV века)

Три послания и Духовная грамота

Кирилл Белозерский составил три послания сыновьям Дмитрия Донского и одну Духовную грамоту. Не имея иного, дабы за что-то благодарить, он обязывался молиться Богу. Без собственных средств, монастыри жили на милостыню прихожан. Особой благодарности удостоился Василий Дмитриевич, которому с той поры должна сопутствовать помощь в виде божественного волеизъявления. Ежели даёт государь – дадут и его подданные. А если подданные не будут давать, государь ещё раз покажет им пример добродетели. В конечном счёте, всякое заблуждение людей должно вменяться поставленному над ними руководить. Потому следует сперва бояться Господа, потом уже всего остального. Даже если пойдёт сосед войной – лучше ему уступить, тогда никто обижен не будет.

Благодарность допустимо выражать на расстоянии. Нет нужды отрываться от дел, лично показывая почтение. Допустимо передать милостыню, что обрадует братию в той же степени. Отвечать на благодарность можно без дополнительных церемоний. Пусть всё идёт своим чередом. За хорошего человека Кирилл помолится, но и посетить его он не сможет, ибо хватает дел у него и в стенах монастыря. Об этом он сообщил в послании Юрию Дмитриевичу.

Третий сын Донского, Андрей, не отличался стремлением поддерживать братию Кирилла. Такому человеку приходится прямо указывать, чем ему следует заняться, дабы избежать вольностей народа. Самое важное – судить правильно, помня о совести. Убрать корчму требуется из каждого поселения, дабы не спивались люди. Самому не обирать население. Необходимо запрещать сквернословие. А если Андрей не желает Бога гневить, то лень ему полагается возместить отказом от алкоголя и милостыней для братии, придётся ходить на богослужения и слушать всё внимательно, ибо нельзя вести пустые разговоры в святом месте.

Отдельного рассмотрения требует Духовная грамота. Знакомому с посланием митрополита Киприана она покажет, как мыслили религиозные люди на Руси, воспитанные в местных традициях, далёкие от понимания необходимости соблюдать установленные вселенскими соборами правила. Смерть близка к Кириллу, настало время покаяться и проявить заботу о монастырском имуществе. Как бы не говорилось, будто не может игумен, либо другое духовное лицо, передавать по наследству церковные саны и владения, Кирилл считал нужным рекомендовать, кому именно следует озаботиться нуждами братии. Кто же станет противиться всему сему, вступать в распри с князем, того допустимо изгнать.

Кирилл продолжил традицию зависимости монахов от воли паствы. Не полагалось прилагать усилия для получения милостыни или другим способом намекать на необходимость подать на содержание. Прихожане должны понимать это сами, помогая монастырям всеми возможными средствами. За проявление заботы о братии, миряне получат в качестве благодарности молитву за их здравие и успех в делах. Другого и быть не может. Требуется обратить внимание Бога на определённых людей, проявляющих заботу о посвятивших себя служению. Об этом должны знать и князья, чья воля многажды важнее всех милостей, ибо они поставлены для управления Богом, замещая его.

Когда князь не одаривал монастырь милостыней, значит жил согласно запретным принципам, забыв о том, благодаря кому занимает своё место. В подобном роде легко судить, чем Кирилл пользовался. Только следовало ли кого-то благодарить за милостыню или укорять за её отсутствие? Это должно подразумеваться без явной благодарности или осуждения. Кирилл сам подталкивал людей к важности понимания монастырских нужд.

Не стоит говорить, как истинно верующие отказывались от мирской суеты, оказываясь в пустынных местах, не желая человеческого присутствия рядом. Со временем они оказывались вынуждены потесниться, так как вокруг их жилищ селились монахи или миряне, желавшие обрести благое присутствие Бога в жизни. А после обязательно возникали обиды, почему братия страдает от отсутствия внимания.

» Read more

Иван Лажечников “Внучка панцирного боярина” (1868)

Лажечников Внучка панцирного боярина

У россиян и поляков особый путь взаимного сотрудничества на уровне наций. Издревле два народа пребывают в качестве соперников, выбирая противоположные пути развития. Бывало и такое, что Россией управлял поляк. Было и нахождение Польши под властью русского управления. Лажечников для повествования выбрал как раз тот момент, когда поляки готовились к очередному восстанию, желая обретения независимости. Перед читателем история молодого человека, решившего связать жизнь с полькой.

Некогда на границе Литвы и Руси располагались панцирные бояре – своеобразный вариант казачества. Стоило отпасть в них нужде, они окончательно утратили привилегии. Зачем русским дворянам обзаводиться родственными отношениями с такими людьми? Против красоты польских женщин ничего не сделаешь. Молодость требует влюбиться и забыть обо всех возражениях. Теперь кажется неуместным идти наперекор мнению братского славянского народа, забывшего о недавно раздиравшей их страну анархии. Поляки по натуре не приемлют власти над собой, желая казаться более важными, нежели они есть. Поэтому хотят восстановления того, что обязательно снова приведёт всю нацию к развращению от обладания властью.

Восстания не случится на страницах произведения. Оно – повод для рассуждений об амбициях населения Польши. Лажечников не понимает, почему поляки жаждут развала России. Допустим, им хочется отделиться. Если допустить отделение, тогда причём тут остальные части Империи? Не стоит забывать, Россия предпочитает жить в дружеских отношениях со всеми народами, которые сочтут нужным оказаться в составе единого государства. Именно единение интересует россиян, тогда как поляки готовы делиться сами и делить других.

Новая проблема. Каково польской женщине оказать во вражеском стане? Себя не преодолеешь, ежели воспитан в определённых традициях. Может ли она желать горе полякам и радоваться процветанию русских? Чью сторону в конфликте ей требуется занять? Кажется, пусть мир разорвётся от натуги, главное – не трогали твой уютный уголок! Таким образом должна думать каждая представительница женского пола. И представленная Лажечниковым девушка старается подобное о себе суждение поддерживать, только создавая мнение, будто будет во всём солидарной с мужем. Совершенно очевидно, что человек, лишённый интереса к политике, удовольствуется любым государственным образованием и любой властью, лишь бы не мешали спокойно существовать и воспитывать детей. Лажечников мог всё именно так представить, не будь он настроен к полякам воинственно. Не желал Иван думать, якобы хотя бы один поляк способен отказаться от желания видеть Польшу независимой.

Полька примет православие, станет доброй женой и не будет перечить мужу. А муж примет её фамилию, чтобы сметь надеяться на наследство, уволится со службы, перевезёт семью в Россию и устроится чиновником, после чего окажется в остроге за растрату. Тяжёлые годы ожидали Империю, потому и действующим лицам предстоит пострадать. Ситуация кажется предельно ясной. Восстанию после обязательно быть. Пока же Лажечников писал в своё удовольствие, перегружая произведение лишними сценами, дабы подвести читателя к очередной порции рассуждений об отношениях между россиянами и поляками.

Разумно заключить: мира не случится. Уже другие писатели потом станут размышлять о столь больном вопросе, не представляя возможности найти ответ. Покуда будут поляки – они продолжат мечтать нанести урон России, русские же не успокоятся, пока каждый рядом с ними не пожелает добрососедских отношений. Почему этого никто не понимает – понять трудно. То и не нужно понимать. Каждый человек желает личного счастья, представляя его достижение по-разному. Есть и в России люди, чья деятельность выдаёт в них присутствие польского духа.

» Read more

Юрий Буйда “Вор, шпион и убийца” (2013)

Буйда Вор шпион и убийца

Повествование не началось, а главный герой произведения уже помочился и облегчился. Это Буйда. Теперь он делится с читателем воспоминаниями. Вот сосёт холодные груди соседки. Вот вылизывает во всех местах девочку. Вот испражнения стекают по ляжкам. Вот убил собаку молотком. И далее в аналогичном духе. Если оставить подобные размышления Юрия, то получится книга о становлении скромного писателя, перед которым женщины ложились штабелями. Уж лучше бы Буйда с детства был развязным, нежели в зрелом возрасте начал уходить в отрыв с подростковыми фантазиями.

Тяжела оказалась жизнь Юрия. Видеть вокруг парад уродствующих – тяжёлое моральное испытание. Остаётся проявить к нему сочувствие, если столько разом навалилось на него одного. А может Буйда и не желал ничего другого замечать, либо описываемого им вовсе не было. Мало ли какие обстоятельства может воображение подкидывать разуму. Только как людям в глаза смотреть после таких откровений? Ладно бы ему довелось в двенадцать лет труп женщины увидеть, с которым он мог сделать всё, что захочет, но до окончания воспоминаний демонстрировать остановку на орально-анальной стадии развития кажется неправильным. Взрослого человека от малого ребёнка как раз то и отличает, что он должен понимать, к чему приведут его слова и действия.

Что же говорит Буйда о своём осознанном становлении? К писательству его подтолкнул гоголевский Ревизор. Он начал писать фантастические рассказы для журналов, где проводились соответствующие конкурсы. Фантастика его полностью удовлетворяла, пока не понял, что в Советском Союзе она идентична фиге в кармане, то есть ничего придумываемого никогда не произойдёт. Пробовался Юрий и на стихотворной ниве, стесняясь показывать результаты сочинений кому-либо. Опасения не были напрасными. Первая ознакомившаяся с ними женщина, к тому же учительница, сильно перевозбудилась и возжелала слиться с поэтом в единое целое. Интересно почитать бы было… Буйда честно сознался: вирши он сжёг сразу по свершении инцидента.

Юрий другого не скрывает. Он с молодых лет увлекался творчеством Кафки. Теперь можно понять, отчего такое стремление к абсурду. Остаётся сожалеть о неверном понимании трудов австро-венгерского писателя. Парадокс должен заключаться не в построении предложений, а в отказе от понимания происходящих в обществе процессов, ибо абсурд тогда принимает форму сюрреализма, который крайне трудно адаптировать к художественной литературе. Будь воля Буйды, ходить людям вывернутыми наизнанку, показывая богатство внутреннего содержимого.

После учёбы Юрий устроился в районную газету. Писать желаемое ему не давали, поскольку всё равно не будут печатать. Требовался определённый материал, показывающий рост самосознания, трудовые рекорды и страну на подходе к коммунизму. Неважно, если деревни спивались, хозяйства разваливались, а государство клонилось к закату. Буйда сразу взялся за колонку с письмами читателей, куда никто не писал, кроме него. Когда Юрию это надоело, рухнул Советский Союз, после чего началась другая жизнь, в произведении “Вор, шпион и убийца” не рассказанная.

Настала пора перевернуть последнюю страницу и закрыть книгу. Теперь понятно, как мировоззрение влияет на становление. Неважно, где ты родился и в каких условиях рос, ибо ты не мог появиться на свет в другом месте и расти при иных обстоятельствах. Быть тебе тем, кем ты в итоге станешь. В России Буйда – мастер сюрреализма и абсурда, в США он мог трудиться в жанре контркультура. Значение тут одно: сейчас у Юрия есть малые моральные препоны, будь иначе – отсутствовали бы и они.

» Read more

Александр Сумароков “Мать совместница дочери” (1770-75)

Сумароков Мать совместница дочери

Если матери за шестьдесят, можно не опасаться конкуренции с её стороны, но если возраст едва перешагнул тридцатилетний рубеж, то опасения не окажутся напрасными. Сумароков представил всё так, будто родительница всерьёз намерена отбить жениха у дочери. Более того, жених ведёт себя не самым понятным образом, уделяя будущей тёще порядочное количество внимания, порою с ней уединяясь, а то и обмениваясь довольно фривольными посланиями. Как тут не разыграться трагедии? Благо на сцене для зрителя поставлена комедия.

Отец наконец-то выбрал суженого для дочери. Им оказывается всё тот же прежний жених, за обладание которым спорят мать и дочь. Стоило ли сему отцу семейства говорить о рогах? Не о тех, в которые трубят или из которых пьют, а образно вырастающих у мужчин на голове. Не поймёт он намёков и при прямом к нему обращении. Он станет укорять слуг, застав за интересным занятием. И опять получит деликатное предложение озаботиться поведением жены, что должно ему быть более интересно.

Ситуация для зрителя ясна. Мать продолжает оставаться инфантильной. Разумом она моложе дочери. Переспорить её не получится, как и убедить отказаться от капризов. Как бы она не противилась свадьбе дочери, настаивать на своих претензиях к жениху ей не положено. Придётся дочери разбираться с ситуацией самостоятельно. Ей требуется понять, согласен жених с нею на брак или ему всё-таки милее её мать. Ситуация кажется патовой, так как жених не совсем определился с выбором. А может и определился, но по представленным в явлениях событиям то понять невозможно.

Дабы оттянуть развитие событий, Сумароков наполняет комедию отвлечёнными диалогами. Действующие лица выясняют, почему солнце светит, отчего французов в России принимаются за учёных, а во Франции – за лакеев. Не обходится без рассуждений о вере в Бога.

Заключая представление, Александр резко прекратил сумасбродства матери, показав зрителю написанное ею любовное послание для жениха дочери. Тут приходит понимание, сколько деталей замечалось в неверном свете. Странное поведение молодого человека означало не его неразборчивость или желание обладать двумя женщинами сразу, он скорее преследовал целью отбить у будущей тёщи желание продолжать противиться его стремлению обручиться не с нею, а именно с её дочерью. Ситуация оказалась разыграна превосходно, хотя и с большим риском.

Происходящее не подразумевало другого финала. Не мог Сумароков разрушить целостность одной семьи, чтобы так и не построить другие отношения. Стоит снова думать, будто имелась в виду конкретная ситуация, высмеиванием которой себя утруждал Александр. Если так, то получилось наглядно, примечательно и излишне прямолинейно сказано. Не стоит даже думать, как было в действительности. Вероятно, не так радужно.

Иначе о данном литературном творении Александра не скажешь. Происходящее читается без лишних домыслов, заканчивается ожидаемо и дарит незначительное количество эмоций. Ситуация была не такая уж необычная, особенно учитывая возраст представленной в комедии матери. Её характер позволил лучше понять присущие ей желания, выраженные через зависть к дочери, получившей возможность обручиться по любви. Думается, сама мать была многого в юности лишена, в том числе и пылкого взаимного влечения. Потому и сохранила она инфантильность, не удовлетворив прежде тяготивших её желаний.

Сумароков поставил мать перед необходимостью смириться с обстоятельствами. Она оказалась уличена в постыдных действиях, грозящих неприятностями, стоит их придать огласке. Главное, молодые добились желаемого, как бы они не жили в последующем. О том если и рассказывать, то в другом произведении.

» Read more

1 2 3 4 5 186