Tag Archives: фэнтези

Терри Пратчетт “Патриот” (1997)

Цикл “Плоский мир” – книга №21 | Подцикл “Городская стража” – книга №4

В мире существует всего один писатель, бесподобный пример английского юмора, выдающий по две-три книги в год, при этом сохраняющий свой оригинальный стиль, не уступающий от своих принципов к юмористическому подходу при взгляде на окружающую действительность. Он один по простой причине – только от его книг никогда не смеёшься громким смехом, в душе тоже не происходит видимых изменений, зато рот и конечности содрогаются в беззвучном смехе, вызывая недоумение у рядом находящихся. И ведь нельзя объяснить людям весь юмор происходящих событий. Для этого придётся пересказывать несколько предыдущих книг. Пратчетт создаёт ярких персонажей, он планомерно продвигает их в Плоском мире, выдумывает гениальные ситуации, мастерски их разыгрывает… и читатель сидит довольный, тихо подёргивая конечностями и извлекая маленькими порциями поток воздуха из лёгких. Это сэр Терри Пратчетт, господа – самый популярный автор с берегов туманного Альбиона.

Цикл про Стражу для многих является самым любимым. И если женская половина может возразить, приводя в пример цикл про брутально-аморфно-неподражаемого Смерть, да цикл о Ведьмах, то мужская половина будет твёрдо стоять за Стражу. Этот цикл не только наполнен яркими персонажами, любопытным видением жанра фэнтези, но полон событий, коренным образом влияющих на вселенную Плоского мира. Особой прелести добавляет детективная составляющая, когда читатель до конца не понимает действий некоторых героев, с нетерпением ожидая объяснений всего происходящего.

В самом деле, в руках двадцать первая книга про Плоский мир. За плечами множество событий, а сэр Терри продолжает удивлять. Многие темы он поднимал, но тему войны не затрагивал. Однако, не думайте, что русское название книги как-то отражает суть. Слово “патриот” имеет чёткое значение. А вот оригинальное “jingo” не совсем соотносится с патриотизмом. У этого слова примечательная история. Впервые упомянутое во время одной из многочисленных русско-турецких войн, когда Англия, не имея чётко сформулированного повода для участия в происходящих событиях, прикрывалась именем Иисуса, трактуя свои действия угодными Богу. С тех пор и закрепился термин “джингоизм” – близкий родственник “шовинизма”, только имеющий больше религиозных оттенков.

Но есть ли в Плоском мире религия? Безусловно. Пратчетт в “Мелких богах” наглядно показал все её стороны под разными точками зрения. При всём этом, в Плоском мире религия не преобладает над чувствами и поступками героев. Мир Пратчетта больше сосредоточен на магии и простых бытовых деталях жизни, когда герои не успевают подумать о чём-то ещё, кроме навалившихся проблем.

Когда между Анк-Морпорком и Клатчем всплывает кусок земли – начинаются приготовления к войне за право обладания этим стратегически важным объектом. До этого Пратчетт никогда не показывал действительно военных противостояний. В Плоском мире живут особенные существа, им всё безразлично, каждый думает о своём. Только Коэн-варвар как-то давал жару Агатовой империи, показывая на своём примере, как кочевники на Китай ходили. В “Патриоте” всё более запутаннее.

Надо обладать особой деликатностью, чтобы не обидеть чувства мусульман, ведь яркий образ жителей Клатча, живущих в пустынной стране, передвигающихся на верблюдах, не оставляет сомнений в прототипе. Одно только упоминание значения “Аль” в их культуре служит окончательным подтверждением.

Сюжет неподражаем. Рассказывать бессмысленно. Надо читать. Но вкратце будет так: Витинари (говорят, бывший член гильдии убийц, мужчина не первой молодости и опирающийся при ходьбе на трость) вновь на высоте, будет бороться с военным режимом; Ваймс, в редкие минуты вне самобичевания, поймёт основы рыцарства и позволит городской страже поучаствовать в новых для них приключениях; Колон и Шноббс докажут однотипность стражи во всём Плоском мире, а кто-то даже станет бороться за права женщин; Моркоу по прежнему легко располагает к себе людей, знает всех по именам, обладает феноменальной памятью и воспринимается клатчсцами как настоящий король; ах да, в страже появится зомби; Леонард Щеботанский, как истинный учёный, думает обо всём, но при этом не может думать о чём-то конкретном, конструирует предметы под свои нужды в сугубо мирных целях и придумывает им названия с истинно человеческим незаморачиванием; Ахмед 71-й час – бесподобен; Аль-Достаб – очередное подтверждение, что люди одинаковые.

» Read more

Терри Пратчетт “Санта-Хрякус” (1996)

“Да какого чёрта, события просто случаются”
(с) Дидактилос, альтернативная гипотеза

Если кто не в курсе, то Санта-Хрякус ранее уже фигурировал в одной из книг Пратчетта. Учитывая количество книг, трудно установить в какой именно. Однако там он не был добродушным стариком, разносящим детям подарки с учётом заслуг и желаний. Отнюдь нет. Уже тогда Санта-Хрякус был чем-то подобным человеку, управлявшему санями, запряжёнными отарой кабанов. Но он отнюдь не был добрым. Отсюда и пратчеттовское Страшдество. Понятен юмор Пратчетта. Он снова берёт за основу наш мир, переносит всё в Плоский мир и начинает уходить в отрыв. Так вот, в той книге Санта-Хрякус оставлял за собой пятна крови, а вместо подарков после своего посещения – сосиски, либо ветчину. Как случилось, что Пратчетту пришла в голову мысль убить сами знаете кого, да нарядить в его одежду сущность Смерти – вот большой вопрос.

Несмотря на ажиотаж вокруг книги, я бы не стал её советовать людям, которые с Пратчеттом до этого знакомы не были. Слишком трудно им будет вникнуть во многие особенности сюжета. Я и сам-то порой сидел и вспоминал откуда пошёл тот или иной момент. Некоторые персонажи возникают спонтанно и на сюжет книги не влияют. У фанатов Пратчетта их небольшое участие в каждой книге уже праздник, а человеку незнающему это не покажется чем-то особенным. Он скорее задастся вопросом о нужности тех или иных деталей.

Откуда берёт Пратчетт свои идеи? Конечно из жизни. Казалось бы, такая банальная проблема – пропажа носков. У всех всегда после стирки возникает некомплект. Куда деваются носки? Может стоит поискать монстра в своей стиральной машине? Поищите. И убейте этого гада. Вновь Пратчетт увеличивает пантеон богов. Как вам бог похмелья? А неведомые аудиторы, стремящиеся уничтожить жизнь в Плоском мире? Или демоны всего и вся, вплоть до зубной феи. Пратчетт не обойдёт вниманием никого. Чистый синтоизм. Японцы будут рады от обожествления каждого предмета.

Вы ещё верите политикам? Пратчетт дал нам всем отличный рецепт:
“Дай людям варенье сегодня, они сядут и съедят его. А если пообещать, что дашь им варенье когда-нибудь завтра, в тебя будут верить вечно.”

Тем и ценен Пратчетт, что разбивает бытовуху в прах.

» Read more

Терри Пратчетт “Ноги из глины” (1996)

Глина от глины моей (с)

Чёрт его знает какая книга в цикле. Чёрт его знает какая про городскую стражу. Я уже сбился со счёта. Точно пока не дошёл до второго десятка. Но дело к тому идёт уверенными шагами. Вновь перед нами вся харизма старины Терри. Именно в цикле про стражу он уходит в свой неподражаемый отрыв. Он не издевается над действительностью как в ведьмах. Не смотрит с сарказмом на суету сует жизненных передрягах как в книгах о Смерти. Стража – отдых. Стража – настоящий Пратчетт. Вся его суть и весь его юмор. Самый первоклассный. Лучше нет и не будет.

Жизнь города сложна для понимания. Не всё просто в мегаполисе. Действия героев приносят восторг. Вот Ваймс уворачивается от очередного наёмного убийцы, вот Витинари слёг в постель от рук таинственного яда, вот Моркоу уступил свои притязания на трон Шноббсу, вот феминизированный гном, вот сочувствующий ему оборотень. Необычно мало троллей, необычно мало появлений Смерти. Отсутствует СРБН Достабль. Но зато Пратчетт наконец-то знакомит нас с големами и вновь напоминает о существовании вампиров.

Книга как детектив. Совершается убийство. Городская стража его расследует. От загадочных происшествий бунтует гильдия волшебников, в растерянности отнекивается гильдия наёмных убийц, а гильдия алхимиков выгоняет самоучку-открывателя новых методов расследования преступлений. Колыхаются воды в Анке. Великий Голем жаждет справедливости. Он выведет свой народ. Он должен принести спасение. Разойдутся воды реки. А если не разойдутся, то в Анке легко прорыть ход.

Скажу честно. Имя Розы Эко сдулось к середине книги. Его идея не подошла Плоскому миру.

» Read more

Мария Семёнова “Волкодав” (1995)

Если скажу, что «Волкодав» такое же славянское фэнтези, как «Конан-варвар», то боюсь вы меня закидаете камнями. Ну и кидайте. «Конан-варвар» более славянское фэнтези, нежели «Волкодав». Может он первое русское фэнтези о псевдославянском мире, тогда соглашусь. Главное у Семёновой на обложке ё — это ё, а не е. Впрочем, не суть важно. Был ли у древних славян алфавит. Вот в чём вопрос. Надо будет разобраться. Впрочем, разобраться надо и в самих древних славянах, так как до шестого тома «Заката и падения Римской империи» за авторством Гиббона я ещё не дошёл. А хотелось бы узнать без цензуры, предвзятого отношения и домыслов современных археологов всю правду. Хотя бы приблизительную. Чем-то ведь занимались славяне до прихода Рюрика. Говорят, были города старше пирамид, а санскрит имеет некоторое сходство с многими языками славянских народов.

Что в книге не понравилось:
– Стихи. Заполняют вакуум, раздувают объём. Коли автору даётся хорошо писать прозу, не надо на фоне творческого взлёта было браться за поэтическую составляющую. Если и писать, то на том же псевдославянском языке, на котором говорят в книге. Сам язык ничего общего со славянскими языками не имеет. Наверное в том же санскрите больше сходства найти можно.
– Графоманство. Допустим, Волкодав кого-то убивает копьём. Но зачем же читателю рассказывать из какого именно дерева было сделано копьё, кто его срубил, где оно росло, кого радовало, кто посадил, да откуда семечко прилетело. Рой мыслей проносится в голове, когда автор не на сюжете пытается сконцентрироваться, а запутывает тайными тропами. Может это должно глубже погрузить нас в мир Семёновой? Возможно.
– Главный герой. Сирота. Родню убили. Воспитан на рудниках. Казалось бы, должен выйти оттуда жестоким человеком, но нет же. Ангел во плоти с моральными принципами истового христианина. Не убей, не укради, не возжелай жены ближнего своего. Практически рохля. Благо силы немереной. И боевого опыта аж четырёхлетнего. Где успел знаний набраться непонятно. Может быть с Индостана к нам пришёл, предварительно достигнув просветления. Порой его дзен зашкаливает, он способен полностью уходить в себя и всего себя отдавать процессу. Пускай, это будет бой или хотя бы мытьё пола в корчме. Не пройдёт мимо нищих, отдаст последний меч. Совершенно не думает о завтрашнем дне. Семёнова оправдывает его существование нуждой. Волкодав планировал ведь умереть, мстя за смерть своего рода. Да не умер. Вот и существует теперь как может, отдавая всего себя другим.
– Герои не справляют физиологические нужды. Хоть бы от страха в животе у кого забурчало. При таком объёме книги и с таким подходом нельзя было обходить данный вопрос.
– Сюжет. Тягуч как сосна. Толст как баобаб. Читая книгу, думаешь не о похождениях героя, а о том, что Семёнова дала прочитать киносценарий. Да не фильма, а целого сериала. Герой зачем-то всех учит правильно освобождаться от захватов, правильно сражаться. И это при его четырёхлетнем опыте “каждодневных уличных” боёв. Опустим детали, возьмём большим количеством слов. К середине повествования книга сдувается окончательно, где по идее должно начаться самое интересное. Интерес наоборот гаснет… и возвращаться к книге уже нет никакого желания.

Чем понравилось:
– Помните, Волкодав у нас последний из рода серых псов. А знаете, кто удавил предпоследнего представителя этого рода по прозвищу Волк? Правильно – Волкодав. Ни стыда, ни совести. И после такого Семёнова представляет его как агнца небесного, боевую овцу в волчьей шкуре.

Слово Есть, Мыслите, Ёж Наш Он, Веди Аз!

» Read more

Терри Пратчетт “Маскарад” (1995)

Всё-таки не нравится мне цикл про ведьм, не травится когда Пратчетт берёт что-то из знакомого нам мира и в форме стёба адаптирует это под реалии Плоского мира. Иногда у него получается. Но чаще почему-то нет. Давайте вспомним над чем же Пратчетту доводилось шутить ранее, что не является самостоятельным фрагментом мира, а именно переписыванием на новый лад без конкретных изменений: возникновение жизни на Земле, Древний Египет, Одиссея, Фауст, Золушка, кинематограф, рок, частично Китай с Японией… и вот теперь опера.

Описывать события нет смысла. В них нет смысла. Пратчетт кроме всего прочего примеряет на себя твидовую накидку Артура Конан Дойля. Надо же хоть чем-то разнообразить сюжет. К сожалению, я не в курсе “Призрака оперы”. Не в курсе мюзиклов. Может в этом случаем мне бы больше понравилась книга. Просто не понимаю о чём пытался шутить сэр Терри. Если, конечно, он пытался шутить, а не проводить расследование серии загадочных убийств. Эта составляющая такая же отвратная, как и вся книга в целом. Ну не получилось у Пратчетта. Такое случается. Совершенно отвратными у него до этого вышли “Движущиеся картинки”, “Ведьмы за границей”, “Дамы и Господа”. Но это не страшно. Пратчетт бьёт по массовому читателю. Не понравится эта, значит понравится другая книга. И ведь так действительно получается. В цикле о Плоском мире есть просто превосходные произведения. На вкус и цвет – всегда найдётся свой ценитель.

» Read more

Терри Пратчетт “Интересные времена” (1995)

– Мы будем штурмовать Зимний!
Воцарилось молчание. Затем кто-то аккуратно напомнил:
– Гм, извини, конечно, но сейчас июнь.
– Значит, будем штурмовать Летний!

До сей книги мы ничего не знали об Агатовой империи, о противовесном материке, только то, что золото там валяется прямо под ногами и вернувшись оттуда можно прослыть богатым человеком. Не знаю в какой момент Пратчетту пришло в голову сделать Агатовую империю ариентальной (именно Ариентальной), полностью ориентированной на восток, соединив культурные традиции Китая и Японии (может после ознакомления с путешествием Марко Поло?), перемешав историческое наследие и времена нынешние, бесспорно такие же интересные. На всё воля Рока…

Говоря про Великую стену вокруг Агатовой империи, об объединителе всех земель, про терракотовых воинов, про красную армию, про кое-какие намёки на коммунизм, про сдачу чиновниками государственных экзаменов, где надо показать себя грамотным специалистом, но и творческим человеком, Пратчетт твёрдо даёт нам понять над кем на этот раз собрался издеваться. Упоминая самураев, ринсвинда-сана, самого-себя-харакири, цумо (не сумо, однако), тоже понятно откуда солнце восходит. Говоря о покорности воле государя, о своём месте в жизни, опять же. Даже захват варварами императорского трона – всё крайне исторично и до хохота истерично. А уж влияние визиря аки генсека на управление государством – высший пилотаж фантазии.

» Read more

Терри Пратчетт “Роковая музыка” (1994)

Да придёт Рок в Плоский мир. Пусть узрят все вокруг прелести анархии и свободомыслия. Даже волшебники сойдут с ума, что уж говорить о простых обывателях. Пратчетт едет дальше по рельсам жанровости, если “Движущиеся картинки” были полным провалом, то продолжение карьеры Достабля в роли промоутера рок-группы получилось лучше лучшего.

Для себя отметил в книге один удивительный факт — Пратчетт ничего не говорит о Плоском мире, не делится сведениями о его географии и даже не рассказывает о великой черепахе. Что странно, ведь в пятнадцати книгах до этого он неизменно рассказывал читателю давно известные факты, но разными словами. А тут такого нет. Сразу за дело.

Рецензии на книги Пратчетта читают люди, которые читали Пратчетта. И читали не просто Пратчетта, а конкретное произведение. Вот они-то и читают эти рецензии, ведь кому ещё взбредёт в голову читать рецензию на рОковую музыку. Могу сказать одно — мне понравилось. Временами смешно, временами грустно. Пратчетт грамотно провёл персонажей по сюжету и закончил именно так, как заканчивают все великие музыканты.

А Смерть… Смерть как всегда превосходен.

» Read more

Терри Пратчетт “Мелкие боги” (1992)

Людьми движет вера. Им надо верить, без этого люди не люди, нелюди и даже нелю ди. И то, во что люди верят, может иметь совсем не тот ракурс, под которым они способны его воспринимать. Другие люди имеют другую веру, порой кардинально иную. И порой случаются на этом фоне войны. Хуже всего, если такие войны называются религиозными. Две, три и более сторон никогда не придут к компромиссу. Впрочем, бывали в истории моменты, когда одно государство подчиняло себе другое, навязывая чужеродную для данной страны веру. Прошли поколения, и от старой веры остаются жалкие общины, сохраняющие традиции и обряды. Но они как изгои общества — их могут называть даже сектантами. Но что до самого объекта веры? Что он чувствует…

Объект веры – Бог. Богов много, и тем они могущественнее, чем больше людей в них верит. Но у всего есть свой предел. Даже у Богов. Рано или поздно наступает критический потолок, после которого твоё влияние на верящих скатывается к нулю. Обращённых так много, а главные пастыри так извращают веру в тебя, что ты уже не Могущественный и Крупнейший Бог, а жалкая черепаха. Твоих последователей миллионы, но они не воспринимают тебя как Бога. Даже орёл может разбить твой панцирь о камни, а с другими Богами придётся вступать в жестокие споры за право быть главнейшим среди них. Большая религия – большая тема для философии. А если автор Пратчетт, то держитесь, ребята и девчата, покрепче. Он проедет так, что у всех щёки порозовеют. Развеет все постулаты в прах и останется спокойно сидеть в стороне. Это ведь фэнтези, а всё остальное – домыслы.

Довольно интересная и поучительная книга. Многие религиозным людям покажется ересью, кто-то из них лишь улыбнётся, если знает, что такое политеизм, а кто-то всерьёз опечалится, даже не зная о монотеизме. Тут как с книгами. Мне не нравится какая-то книга, а кому-то она нравится до колик в животе. И начинается холивар… и льются помои на мою голову. Аргументы адептов книги: ты ничего не понял, вы не врубились в тему и т.д. Маленькая черепаха давно бы сбежала от таких адептов…

» Read more

Терри Пратчетт “Ведьмы за границей” (1991)

Пратчетта нельзя любить одинаково. Над чем-то восхищаешься. Как, например, его бесподобная “Стража! Стража!”, полная находок в мире фэнтези. Что-то становится откровенно провальным: “Пирамиды”, “Движущиеся картинки”, “Ведьмы за границей”. Остальные книги имеют в себе огромный потенциал, но почему-то не могут дотянуть до идеального статуса первых двух книг в цикле о Страже. Стиль Пратчетта легко объяснить. Он берёт некий сюжет, перерабатывает внутри себя, и начинает быстро-быстро со скоростью мысли всё это записывать на бумагу, заполняя объёмом даже пространство между строк. Из-за этого читателю некогда задуматься, некогда возразить, остаётся либо восхититься, либо скривить недовольную мину.

Серия “Плоского мира” всегда прирастала на 2-3 книги в год, редко Пратчетт ограничивался одной. И та единственная книга стала гениальной, остальным не хватало тщательной прорисовки. Пратчетт просто издевается над окружающими его вещами, порой уже начинает подташнивать от такого рода подтрунивания. Нельзя же постоянно и на одной волне – это через n-ное количество книг начнёт раздражать. Ожидания становятся обманутыми. Такой Пратчетт мне не нравится.

Любители Пратчетта делятся на два лагеря – одним нравится Стража, другим Ведьмы. Есть и те кто любит обе серии. Мне нравится Стража, она продуманная, наполненная событиями, техническими находками. Про Ведьм я такого сказать не могу. Интересной мне показалась только первая книга из цикла “Творцы заклинаний”, где действует восьмой сын восьмого сына ведьма Эскарина. Далее серия погружается в издевательства над сказками. “Ведьмы за границей” продолжают эту славную традицию. Тут вам будет даже Золушка и такое удивительное умение в мире фэнтези как магия вуду. Всю книгу я желал только её скорейшего завершения. Не нравится мне такой откровенный стёб на уровне плинтуса. Не нравится!

» Read more

Терри Пратчетт “Мрачный жнец” (1991)

Теперь Смерть стал смертным, ушёл на заслуженную пенсию, так ему приказали сверху. Он лишь один из миллионов Смертей во Вселенной. Под грузом прожитых лет мозг подвергся эволюции, а может просто радиоактивной анк-морпоркской водички случайно глотнул. Мир наполняется хаосом! Новая Смерть ещё не взяла на себя бразды правления, позволяя мёртвым душам бродить по Плоскому миру. В Незримом университете, естественно, паника, сам Патриций пытается выбить дух из Аркканцлера, дабы так просто не отбывал на своём высоком посту, чтобы хоть что-то начал делать. Но в мире ничего особенного не происходит. Бродят зомби, активизируются вампиры, беснуются оборотни, тележки из гипермаркета пытаются захватить мир.
В книге остро не хватает Риндсвинда, ведьм, ночной стражи, происходящие события кажутся наигранными без них. Почему же их это не касается. Куда все запропастились перед лицом новой напасти. Время летит, время просачивается через песочные часы, утекая сквозь пальцы. Его остаётся очень мало. Сэр Терри – молодец. Как всегда жёг своей оригинальной философией окружающий нас мир.

» Read more

1 7 8 9 10