Tag Archives: фэнтези

Мария Семёнова «Волкодав» (1995)

Если скажу, что «Волкодав» такое же славянское фэнтези, как «Конан-варвар», то боюсь вы меня закидаете камнями. Ну и кидайте. «Конан-варвар» более славянское фэнтези, нежели «Волкодав». Может он первое русское фэнтези о псевдославянском мире, тогда соглашусь. Главное у Семёновой на обложке ё — это ё, а не е. Впрочем, не суть важно. Был ли у древних славян алфавит. Вот в чём вопрос. Надо будет разобраться. Впрочем, разобраться надо и в самих древних славянах, так как до шестого тома «Заката и падения Римской империи» за авторством Гиббона я ещё не дошёл. А хотелось бы узнать без цензуры, предвзятого отношения и домыслов современных археологов всю правду. Хотя бы приблизительную. Чем-то ведь занимались славяне до прихода Рюрика. Говорят, были города старше пирамид, а санскрит имеет некоторое сходство с многими языками славянских народов.

Что в книге не понравилось:
— Стихи. Заполняют вакуум, раздувают объём. Коли автору даётся хорошо писать прозу, не надо на фоне творческого взлёта было браться за поэтическую составляющую. Если и писать, то на том же псевдославянском языке, на котором говорят в книге. Сам язык ничего общего со славянскими языками не имеет. Наверное в том же санскрите больше сходства найти можно.
— Графоманство. Допустим, Волкодав кого-то убивает копьём. Но зачем же читателю рассказывать из какого именно дерева было сделано копьё, кто его срубил, где оно росло, кого радовало, кто посадил, да откуда семечко прилетело. Рой мыслей проносится в голове, когда автор не на сюжете пытается сконцентрироваться, а запутывает тайными тропами. Может это должно глубже погрузить нас в мир Семёновой? Возможно.
— Главный герой. Сирота. Родню убили. Воспитан на рудниках. Казалось бы, должен выйти оттуда жестоким человеком, но нет же. Ангел во плоти с моральными принципами истового христианина. Не убей, не укради, не возжелай жены ближнего своего. Практически рохля. Благо силы немереной. И боевого опыта аж четырёхлетнего. Где успел знаний набраться непонятно. Может быть с Индостана к нам пришёл, предварительно достигнув просветления. Порой его дзен зашкаливает, он способен полностью уходить в себя и всего себя отдавать процессу. Пускай, это будет бой или хотя бы мытьё пола в корчме. Не пройдёт мимо нищих, отдаст последний меч. Совершенно не думает о завтрашнем дне. Семёнова оправдывает его существование нуждой. Волкодав планировал ведь умереть, мстя за смерть своего рода. Да не умер. Вот и существует теперь как может, отдавая всего себя другим.
— Герои не справляют физиологические нужды. Хоть бы от страха в животе у кого забурчало. При таком объёме книги и с таким подходом нельзя было обходить данный вопрос.
— Сюжет. Тягуч как сосна. Толст как баобаб. Читая книгу, думаешь не о похождениях героя, а о том, что Семёнова дала прочитать киносценарий. Да не фильма, а целого сериала. Герой зачем-то всех учит правильно освобождаться от захватов, правильно сражаться. И это при его четырёхлетнем опыте «каждодневных уличных» боёв. Опустим детали, возьмём большим количеством слов. К середине повествования книга сдувается окончательно, где по идее должно начаться самое интересное. Интерес наоборот гаснет… и возвращаться к книге уже нет никакого желания.

Чем понравилось:
— Помните, Волкодав у нас последний из рода серых псов. А знаете, кто удавил предпоследнего представителя этого рода по прозвищу Волк? Правильно — Волкодав. Ни стыда, ни совести. И после такого Семёнова представляет его как агнца небесного, боевую овцу в волчьей шкуре.

Слово Есть, Мыслите, Ёж Наш Он, Веди Аз!

Автор: Константин Трунин

» Read more

Терри Пратчетт «Маскарад» (1995)

Всё-таки не нравится мне цикл про ведьм, не травится когда Пратчетт берёт что-то из знакомого нам мира и в форме стёба адаптирует это под реалии Плоского мира. Иногда у него получается. Но чаще почему-то нет. Давайте вспомним над чем же Пратчетту доводилось шутить ранее, что не является самостоятельным фрагментом мира, а именно переписыванием на новый лад без конкретных изменений: возникновение жизни на Земле, Древний Египет, Одиссея, Фауст, Золушка, кинематограф, рок, частично Китай с Японией… и вот теперь опера.

Описывать события нет смысла. В них нет смысла. Пратчетт кроме всего прочего примеряет на себя твидовую накидку Артура Конан Дойля. Надо же хоть чем-то разнообразить сюжет. К сожалению, я не в курсе «Призрака оперы». Не в курсе мюзиклов. Может в этом случаем мне бы больше понравилась книга. Просто не понимаю о чём пытался шутить сэр Терри. Если, конечно, он пытался шутить, а не проводить расследование серии загадочных убийств. Эта составляющая такая же отвратная, как и вся книга в целом. Ну не получилось у Пратчетта. Такое случается. Совершенно отвратными у него до этого вышли «Движущиеся картинки», «Ведьмы за границей», «Дамы и Господа». Но это не страшно. Пратчетт бьёт по массовому читателю. Не понравится эта, значит понравится другая книга. И ведь так действительно получается. В цикле о Плоском мире есть просто превосходные произведения. На вкус и цвет — всегда найдётся свой ценитель.

» Read more

Терри Пратчетт «Интересные времена» (1995)

— Мы будем штурмовать Зимний!
Воцарилось молчание. Затем кто-то аккуратно напомнил:
— Гм, извини, конечно, но сейчас июнь.
— Значит, будем штурмовать Летний!

До сей книги мы ничего не знали об Агатовой империи, о противовесном материке, только то, что золото там валяется прямо под ногами и вернувшись оттуда можно прослыть богатым человеком. Не знаю в какой момент Пратчетту пришло в голову сделать Агатовую империю ариентальной (именно Ариентальной), полностью ориентированной на восток, соединив культурные традиции Китая и Японии (может после ознакомления с путешествием Марко Поло?), перемешав историческое наследие и времена нынешние, бесспорно такие же интересные. На всё воля Рока…

Говоря про Великую стену вокруг Агатовой империи, об объединителе всех земель, про терракотовых воинов, про красную армию, про кое-какие намёки на коммунизм, про сдачу чиновниками государственных экзаменов, где надо показать себя грамотным специалистом, но и творческим человеком, Пратчетт твёрдо даёт нам понять над кем на этот раз собрался издеваться. Упоминая самураев, ринсвинда-сана, самого-себя-харакири, цумо (не сумо, однако), тоже понятно откуда солнце восходит. Говоря о покорности воле государя, о своём месте в жизни, опять же. Даже захват варварами императорского трона — всё крайне исторично и до хохота истерично. А уж влияние визиря аки генсека на управление государством — высший пилотаж фантазии.

» Read more

Терри Пратчетт «Роковая музыка» (1994)

Да придёт Рок в Плоский мир. Пусть узрят все вокруг прелести анархии и свободомыслия. Даже волшебники сойдут с ума, что уж говорить о простых обывателях. Пратчетт едет дальше по рельсам жанровости, если «Движущиеся картинки» были полным провалом, то продолжение карьеры Достабля в роли промоутера рок-группы получилось лучше лучшего.

Для себя отметил в книге один удивительный факт — Пратчетт ничего не говорит о Плоском мире, не делится сведениями о его географии и даже не рассказывает о великой черепахе. Что странно, ведь в пятнадцати книгах до этого он неизменно рассказывал читателю давно известные факты, но разными словами. А тут такого нет. Сразу за дело.

Рецензии на книги Пратчетта читают люди, которые читали Пратчетта. И читали не просто Пратчетта, а конкретное произведение. Вот они-то и читают эти рецензии, ведь кому ещё взбредёт в голову читать рецензию на рОковую музыку. Могу сказать одно — мне понравилось. Временами смешно, временами грустно. Пратчетт грамотно провёл персонажей по сюжету и закончил именно так, как заканчивают все великие музыканты.

А Смерть… Смерть как всегда превосходен.

» Read more

Терри Пратчетт «Мелкие боги» (1992)

Людьми движет вера. Им надо верить, без этого люди не люди, нелюди и даже нелю ди. И то, во что люди верят, может иметь совсем не тот ракурс, под которым они способны его воспринимать. Другие люди имеют другую веру, порой кардинально иную. И порой случаются на этом фоне войны. Хуже всего, если такие войны называются религиозными. Две, три и более сторон никогда не придут к компромиссу. Впрочем, бывали в истории моменты, когда одно государство подчиняло себе другое, навязывая чужеродную для данной страны веру. Прошли поколения, и от старой веры остаются жалкие общины, сохраняющие традиции и обряды. Но они как изгои общества — их могут называть даже сектантами. Но что до самого объекта веры? Что он чувствует…

Объект веры — Бог. Богов много, и тем они могущественнее, чем больше людей в них верит. Но у всего есть свой предел. Даже у Богов. Рано или поздно наступает критический потолок, после которого твоё влияние на верящих скатывается к нулю. Обращённых так много, а главные пастыри так извращают веру в тебя, что ты уже не Могущественный и Крупнейший Бог, а жалкая черепаха. Твоих последователей миллионы, но они не воспринимают тебя как Бога. Даже орёл может разбить твой панцирь о камни, а с другими Богами придётся вступать в жестокие споры за право быть главнейшим среди них. Большая религия — большая тема для философии. А если автор Пратчетт, то держитесь, ребята и девчата, покрепче. Он проедет так, что у всех щёки порозовеют. Развеет все постулаты в прах и останется спокойно сидеть в стороне. Это ведь фэнтези, а всё остальное — домыслы.

Довольно интересная и поучительная книга. Многие религиозным людям покажется ересью, кто-то из них лишь улыбнётся, если знает, что такое политеизм, а кто-то всерьёз опечалится, даже не зная о монотеизме. Тут как с книгами. Мне не нравится какая-то книга, а кому-то она нравится до колик в животе. И начинается холивар… и льются помои на мою голову. Аргументы адептов книги: ты ничего не понял, вы не врубились в тему и т.д. Маленькая черепаха давно бы сбежала от таких адептов…

» Read more

Терри Пратчетт «Ведьмы за границей» (1991)

Пратчетта нельзя любить одинаково. Над чем-то восхищаешься. Как, например, его бесподобная «Стража! Стража!», полная находок в мире фэнтези. Что-то становится откровенно провальным: «Пирамиды», «Движущиеся картинки», «Ведьмы за границей». Остальные книги имеют в себе огромный потенциал, но почему-то не могут дотянуть до идеального статуса первых двух книг в цикле о Страже. Стиль Пратчетта легко объяснить. Он берёт некий сюжет, перерабатывает внутри себя, и начинает быстро-быстро со скоростью мысли всё это записывать на бумагу, заполняя объёмом даже пространство между строк. Из-за этого читателю некогда задуматься, некогда возразить, остаётся либо восхититься, либо скривить недовольную мину.

Серия «Плоского мира» всегда прирастала на 2-3 книги в год, редко Пратчетт ограничивался одной. И та единственная книга стала гениальной, остальным не хватало тщательной прорисовки. Пратчетт просто издевается над окружающими его вещами, порой уже начинает подташнивать от такого рода подтрунивания. Нельзя же постоянно и на одной волне — это через n-ное количество книг начнёт раздражать. Ожидания становятся обманутыми. Такой Пратчетт мне не нравится.

Любители Пратчетта делятся на два лагеря — одним нравится Стража, другим Ведьмы. Есть и те кто любит обе серии. Мне нравится Стража, она продуманная, наполненная событиями, техническими находками. Про Ведьм я такого сказать не могу. Интересной мне показалась только первая книга из цикла «Творцы заклинаний», где действует восьмой сын восьмого сына ведьма Эскарина. Далее серия погружается в издевательства над сказками. «Ведьмы за границей» продолжают эту славную традицию. Тут вам будет даже Золушка и такое удивительное умение в мире фэнтези как магия вуду. Всю книгу я желал только её скорейшего завершения. Не нравится мне такой откровенный стёб на уровне плинтуса. Не нравится!

» Read more

Терри Пратчетт «Мрачный жнец» (1991)

Теперь Смерть стал смертным, ушёл на заслуженную пенсию, так ему приказали сверху. Он лишь один из миллионов Смертей во Вселенной. Под грузом прожитых лет мозг подвергся эволюции, а может просто радиоактивной анк-морпоркской водички случайно глотнул. Мир наполняется хаосом! Новая Смерть ещё не взяла на себя бразды правления, позволяя мёртвым душам бродить по Плоскому миру. В Незримом университете, естественно, паника, сам Патриций пытается выбить дух из Аркканцлера, дабы так просто не отбывал на своём высоком посту, чтобы хоть что-то начал делать. Но в мире ничего особенного не происходит. Бродят зомби, активизируются вампиры, беснуются оборотни, тележки из гипермаркета пытаются захватить мир.
В книге остро не хватает Риндсвинда, ведьм, ночной стражи, происходящие события кажутся наигранными без них. Почему же их это не касается. Куда все запропастились перед лицом новой напасти. Время летит, время просачивается через песочные часы, утекая сквозь пальцы. Его остаётся очень мало. Сэр Терри — молодец. Как всегда жёг своей оригинальной философией окружающий нас мир.

» Read more

Льюис Кэрролл «Алиса в Стране Чудес» (1865)

Если у вас в голове кавардак,
если в комнате бардак,
если чай вы пьёте просто так,
и часто попадаете впросак…

То читайте эту удивительную книгу. Рассказывать о ней просто нет смысла — сюжет известен каждому.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Терри Пратчетт «Пирамиды» (1989)

Когда Пратчетту надоедает пародировать фэнтези, он решается на отчаянный шаг… беззастенчиво начинает изгаляться над историей — в данном случае над Древним Египтом. Он ловко выделяет для такого государства территорию на одном из материков Плоского Мира, населяет её жрецами, домом фараона и прочими жителями. И понеслась…
Если бы не Анк, то книгу смело можно было бы выкинуть из серии.

Основная проблема мёртвого фараона — это нежелание быть погребённым под тонной камней в виде Пирамиды, ему хочется раствориться в море. Он тяготится заставлять подниматься Солнце с насиженного места. Ему противно чувствовать себя мумией, разделённой на кусочки в разных баночках. Вся надежда на наследного принца, решившего изменить устоявшийся трёхтысячелетний порядок вещей.
Читать малость скучно. Начинаю понимать, что у каждого стёба должен быть свой предел.

» Read more

Терри Пратчетт «Вещие сестрички» (1988)

Ничто не вечно под Луной, особенно скоротечна жизнь короля. Судите сами, его постоянно хотят убить, дабы сесть на трон, ему очень часто желают много нехорошего, ибо всем не угодишь. И вот в один прекрасный день очередному королю приходит эпический конец. Смерть не отправляет его в мир иной, и вот он в виде призрака привязан навечно к месту своей кончины… и жить ему так не хочется — он ищет пути решения сложившейся проблемы.
А вот и герцог, желающий себя короновать, но пока лишь тешит свои амбиции, населяя своё маленькое государство злобой. Да такой злобой, что все животные беспокоятся и не сидят на месте, а уходят глубже в лес, ведь чувствуют начинающуюся бурю. Герцог сразу рвёт с места в карьер, повышая налоги. И даже заставляет платить налоги ведьм, кои никому никогда ничего не платили.
А вот и ведьмы, краеугольный камень проблемы. Начудившие лет 20 назад с законным наследником, нарушающие птичье воздушное пространство своими неконтролируемыми полётами, когда даже горы отходят в сторону лишь бы избежать столкновения.
А вот и я… читатель Пратчетта. Читаю уже 6 книгу с начала цикла, радуюсь этому. Но лишь первую половину книги, потому как далее начинается откровенная хренотень… Видимо зря Терри писал по две книги в год.

» Read more

1 8 9 10 11