Берды Кербабаев «Решающий шаг» (1940-47, 1955)

Кербабаев Решающий шаг

Сколько не делай хорошего — сделаешь больше плохого. Это объясняется наглядно, хотя бы с помощью литературного труда Берды Кербабаева. Перед читателем туркменский народ, ещё не скинувший путы царизма. Царизм был настолько бесчеловечен к туркменам, что дал этому народу свободу от рабства над самим собой, позволил участвовать в битвах на полях сражений Мировой войны, построил в пустыне железную дорогу. Теперь туркмены смогли вздохнуть спокойно, найдя управу на местных царьков, они оказались способны на равных сражаться с европейцами и, самое главное, отныне один вагон заменял караван из ста верблюдов, доставляя к нужному месту не за месяцы пути, а всего лишь за один или несколько дней. Обрадовавшись этому, вскоре туркмены озлобились на царизм, поскольку их лишили рабства, стали призывать на войну и отказали в праве на продолжение существования по собственному усмотрению. Вот потому и было сказано: сколько не делай хорошего — сделаешь больше плохого.

Кербабаев сообщал о событиях, ни в чём не сомневаясь. С первых страниц он показал туркменский народ, продолжающий оставаться под давлением традиций. Пусть на их земли пришли русские, распространяя власть царя, это не отменило прежних привычек, вроде необходимости выдавать юнцов за зрелых женщин, а то и вовсе мужчине полагалось жениться на сёстрах жены, если та преждевременно умирала. Туркмены действительно желали участвовать в Мировой войне, куда их не призывали, требуя поставлять коней, изредка допуская до битв джигитов. Но что та война туркменскому народу? Они знали, или им о том сказали, — царь скрывает правду, ни в чём не сознаётся, закрывая взоры туркмен пеленой. Даже ясно стало туркменам — царь проигрывает войну немцам. Кербабаев позволял иметь о том твёрдое убеждение. Иного и не могло быть, учитывая, что над книгой Берды начал работу много позже описываемых событий.

Странно видеть, когда одно не сходится с другим. Ругая за определённое, хваля за прочее, туркмены вскоре поменяли представления о должном быть, предпочитая ругать абсолютно за всё. При этом Кербабаев продолжал описывать, насколько преобразилась жизнь туркмен при царизме. Вместе с тем, Берды оказывался склонен считать, что получив лучшее из доступного, Российской Империи следовало оставить край туркменского народа без попечения, будто бы дозволяя вернуться назад порядкам мусульманства, своеобразно понимаемого местными царьками.

Продолжая повествовать, Кербабаев напрямую подступит к 1917 году. Если кто не знает, гражданская война имела место быть у среди туркмен. Велась она с тем же переменным успехом, как оно происходило в Сибири — белое движение подавляло выступления красных. Отдельный акцент Берды сделал на царьках, коим желалось сохранить власть, чего большевизм их мог лишить. Царьки соглашались выступать под чьим угодно руководством, пусть даже англичан. Они оказывались способны вернуться к прежнему быту, пусть сами подпав под чужую власть. Тем и закончит Кербабаев повествование, благодаря чему будет выдвинут на получение Сталинской премии по литературе.

В 1955 году Берды дописал третью часть «Решающего шага», полностью отступив от беллетристической модели изложения, предпочтя выступить в качестве историографа. Он сухо излагал обстоятельства былого, сообщая факты и делясь собственными предположениями. Читателю становилось известно, каким образом протекали события гражданской войны в краю туркменского народа. И это уже не имело существенного значения, особенно в последующие годы, когда позиция Кербабаева ставилась под сомнение и не признавалась за относящуюся к подлинно происходившему. Тем не менее, вклад в понимание жизни туркмен начала века Берды всё-таки внёс.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Владлен Пономарёв, Евгений Гончаревский «Записки рецидивиста» (1997)

Пономарёв Гончаревский Записки рецидивиста

Исправительная система существует, чтобы исправлять. Так ли это? Многие ли люди стали на таковой путь, полностью искупив вину согласно закона? Попробуем в этом разобраться, ознакомившись с произведением Пономарёва и Гончаревского. Авторами история преподносится в виде жизнеописания от первого лица человека, тюремного сидельца со сталинских времён.

Рассказанной истории вполне можно поверить, если бы не вольная фантазия авторов, начинающая затмевать основное содержание однотипными поворотами сюжетной канвы. Изначально читателю представлен рецидивист, волей судьбы ставший на преступный путь, выражающийся осторожным языком, дабы ничем не оскорбить нежные уши романтизирующих о зоне особ. Он — сирота, по нелепой случайности попавший в карцер, затем в колонию для малолетних преступников. Дальнейшая его жизнь — постоянный беспредел. Он совершал преступление, садился в тюрьму, бежал, снова совершал преступление… и так до бесконечности. Периодически он думал остепениться, завести семью и не возвращаться к противоправной деятельности, неизменно пребывая в уверенности — такому не бывать, поскольку он беглый, значит за ним придут. Впрочем, когда вина будет полностью искуплена, он окажется свободен от заточения, старые привычки к беспределу возьмут своё. Отсюда вывод — исправлять природные порывы отдельного человека практически всегда бесполезно.

Думая, как ещё привлечь внимание читателя, авторы пошли по совсем уж шаткому пути, то и дело сбиваясь на мясные страсти. Иначе этого нельзя назвать. Стоило герою произведения увидеть крупные формы любой женщины, каждый раз у него мутился рассудок, пробуждалось неистребимое желание к обладанию. Этому авторы потворствовали, сперва стесняясь описывать амурные похождения, всё более набираясь опыта и не ограничиваясь в стеснительности выражаться. И чем дальше произведение продвигалось, тем всё меньше становилось тюремной тематики, в основном наполняя страницы чем-то вроде рассказа эротомана. Ладно бы, главному герою попадались женщины разные… Так нет же, неизменно с крупными формами. При этом, все — как одна — много старше, сочувствующие судьбе сидельца, готовые потакать воплощению его сексуальных желаний.

С середины произведения повествовательный язык авторов становится жёстким. Им надоедает играть со словами, образно описывать конкретные органы и слагать из прочих выражений определённые обсценные. Может они посчитали, что читатель достаточно ими подготовлен, чтобы продолжать внимать похождениям главного героя. К сожалению, похождения с середины повествования как раз заканчиваются, прерываясь амурными похождениями в качестве самых ярких событий, где бы они не происходили. Однажды авторы совсем позабудут о берегах, придумав для действия пленение главного героя. Тогда-то у читателя полностью пропадает вера в ему рассказываемое. Всякое произведение должно иметь окончание, за которым следует угадывать дальнейшую судьбу персонажей. Пономарёв и Гончаревский такой границы беллетристического искусства предпочли не замечать.

Вернёмся к основному вопросу, который хочется понять по данному произведению. Способен ли человек стать законопослушным гражданином, либо просто придерживаться принципов общепринятой человеческой морали? Главный герой «Записок рецидивиста» к тому постоянно стремился. Он сам себе пытался доказать возможность этого. Пока он находился под надзором исправительной системы, проверить предположение не мог, горько сожалея, что государство не желает понять способность человека осознавать совершённые грехи и более к их повторению не стремиться. Вероятно, желая внести ясность, авторы позволили главному герою избавиться от пут исправительной системы, получив шанс на обретение права на жизнь, достойную честного человека. Об этом мог подумать и читатель. Но! Или человек не способен исправиться в принципе, либо он не имеет возможности быть иным до той поры, покуда другие продолжают совершать противоправные действия, в том числе и против него самого.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Вячеслав Шишков «Емельян Пугачёв. Книга III» (1944-45)

Шишков Емельян Пугачёв

Есть мнение — трилогия Шишкова про Емельяна Пугачёва осталась незавершённой. Увы, Вячеслав успел дописать произведение до конца, ещё в начале работы над третьей книгой твёрдо решив свести присутствие главного героя к минимуму. Поэтому читатель должен быть готовым к тому, что предстоит внимать не истории падения казацкого восстания под предводительством лже-Петра, а похождениям афериста Долгополова. На фоне будет появляться Пугачёв, будут показаны причины, побудившие башкир выступить против регулярной армии, но Шишков раз за разом предпочтёт возвращаться к Долгополову, чья жизнь пройдёт в декорациях бунта, продолжаясь и после казни зачинщика крестьянского сопротивления власти.

Долгополов с малых лет старался быть в центре событий. Мимо него ничего не проходило, во всяком деле он старался принять участие, быть сведущим абсолютно во всём, знать детали всех процессов, начиная с уровня города и до размера Российской Империи. Будучи таким с рождения, он продолжит таковым оставаться до смерти. И быть ему успешным человеком, не мешай обстоятельства. Читатель с первых страниц увидит Долгополова в качестве пострадавшей стороны. Вроде бы дельный купец, который умел извлекать пользу из всякого предприятия, вновь и вновь терпел неудачу. Благодаря такому подходу, Шишков находил повод продвигать Долгополова вперёд.

Но причём тут Долгополов? Являясь обладателем пробивного характера, сей деятель сумеет найти общий язык с императрицей, он же проявит себя в качестве имперского лазутчика, способного внести разлад в ряды казаков. Только действовать Долгополов окажется вынужден в качестве человека из ниоткуда. Стремясь к лучшей доле, он будет возбуждать против себя ненависть, что в итоге окажется для него губительным. Ведь невозможно прикрываться за чужими лицами бесконечно, когда-нибудь ты настолько примелькаешься, не имея больше способности скрыться, обязательно становясь известным кому-нибудь из тебя окружающих.

Может Шишков своим повествованием стремился показать, насколько Пугачёв оказался слаб перед деятельностью лазутчиков? Действуя на доверии масс, Емельян за счёт того успешно сопротивлялся, покуда не стался неспособным бороться с внутренним разрушением доверия к нему. Вячеслав всячески пытался обойти вниманием очевидный факт — не мог Пугачёв устоять перед армией всего государства, когда к месту восстания стали стягиваться регулярные войска. Для пущей красочности в сюжете появится Кутузов, тогда ещё молодой. Выполнявший ту же функцию — подрывал доверие казаков к личности лже-Петра, смело идя на контакт с населением, выступая в качестве всё того же лазутчика, лично узнавая, с чем предстоит столкнуться армии на позициях бунтовщиков, заодно подготавливая почву для облегчения продвижения войск по территории тех, кто начинал сочувствовать царскому режиму.

Где-то там, на некоторых страницах, Пугачёв будет схвачен, причём кем-то из тех, кого он считал за верных ему. Никак не мог Шишков найти слов, чтобы дать объяснение подобному действию со стороны прежних соратников, неизменно связав с разрушительной деятельностью лазутчиков. Потом последует казнь, без какого-либо пафоса. Емельян претерпит мучения, каковых избежали прежние бунтовщики, чья голова просто отсекалась, тогда как Пугачёва четвертование коснулось в полной мере (согласно текста произведения).

Другое дело, купец Долгополов, неизменно становившийся главным героем третьей книги, постоянно добиваясь успеха, он неизменно терпел поражение, заново начиная идти по головам, чтобы снова возвыситься и пасть. Послужив одной из причин поражения Пугачёва, Долгополов не сумел добиться положения в обществе и солидных накоплений, к чему всегда предпочитал стремиться. Память о прежних грехах обязательно наполнит ему о необходимости влачить жалкое существование.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Жуковский «Сказка о царе Берендее» (1831)

Жуковский Сказка о царе Берендее

Есть мудрые про сказку слова, будто сказка мудростью полна, явно лживая по содержанию притом, даёт наставление полезное потом. Иной сказке только бы показать сюжет, в чём смысла не было и нет. И вот Жуковский, вступая в поэтический с Пушкиным спор, породил творение, не заслужив от современников укор. Дивно это — показать Русь былую: не видел русский человек страну такую. Волшебством переполнялись события тех дней, страдали люди от злокозненных старцев и их затей. Так и Василий, взяв за основу некие части древних сказаний, породил сам то, чему быть среди чудесных преданий, да без полезного урока для молодцов, скорее следует говорить про слаженный строй вместе поставленных слов.

Жил царь Берендей, с женою жил — не будучи годы один, и проводил дни в делах, его голова уже полнилась от седин, лишь печаль брала царя, ибо не родила жена детей. Не знал царь, как избавиться от бесплодия цепей. На походы ходил, однажды попав в неприятность, сила волшебная его заманила, покушаясь на пленника знатность, притянув за бороду царя ближе к воде, тот пил, истомившись жаждой втройне. Заставила сила такое пообещать, чего царь ещё не мог знать. Ведая всё, о тайнах не подозревая, освобождения от злодея желая, царь дал обещание выполнить уговор, понимая, иначе утопит в воде его злодейский взор. Не знал царь о простом, возвращаясь из похода, покуда не узнал — ждёт его продолжение рода. Тут бы кручиниться в тоске небывалой, но не шёл злодей за наградой.

Тем злодеем Кощей бессмертный был, его к чаду царскому зачем-то разгорелся пыл. Без объяснения, ибо сказка не даст того понять, стал Кощей взросления сына царского ждать, и когда тот достиг полагающихся годин, явился к нему Кощей, когда тот остался один. Рассказал о необходимости покинуть отчий дом, быть слугою Кощея царевич обречён. Прознает о том Берендей, тогда и одолеет тоска, а сын его успокоит… была не была. И пойдёт царевич с горем поквитаться, не зная, оставляет сиротою собственное царство, коли не вернётся в положенный час, сгинет навсегда с человеческих глаз.

Появится в сюжете девица — младшая Кощеева дочь, кого не страшит самая тёмная ночь. Сия девица — одна из тридцати сестриц, чьих не различишь из-за сходства лиц. Она умела обращаться в созданий разных, хоть в пчелу, хоть в реку способная обратиться, и делала так, по какой цели неясной, может, чтобы царевич решил сам на ней жениться. Быть беде, не помогай она сыну царёву во всём, о чём в сказке сей мы прочтём. Когда побегут, Кащей за ними гнаться служек заставит, сам себя их нерасторопностью бессмертный ославит.

Другой вопрос, возникающий непременно. Почему к царевичу читатель относится гневно? Ему указывали, каким образом поступить, он же решал, будто по иному должно быть. Все проблемы, встававшие на его пути, царевич мог без затруднений обойти. Он же, словно пресловутый Иван-дурак, всё делал не так. Говорили, чтобы спешил, тогда он с места не сходил, а велели обождать, предпочитал тогда царевич ход ускорять. Могли попросить головы не поднимать, чего не мог царевич понять, а ежели нужда имелась громко о чём-то заявить, не мог и слова он огласить.

Посему, прочтя сказку сию, с в самую малую меру увлекательным сюжетом, отставим её в сторону, не удовлетворившись Жуковского о пользе ответом.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин — Переводы 1803. Часть IV

Карамзин Переводы

По оставшимся переводам Карамзина предлагается пройти более кратко, чаще ограничиваясь заголовками статей: статья за авторством Риверсдейла «Советы приятельнице» (о моральных обязанностях женщин), статья «Письмо одного англичанина из Квебека» (восторженный отзыв о жизни в Канаде), за авторством Архенгольца статьи «О нынешней войне», «О высадке французов в Англии», за авторством Снитгера «Гамбургский анекдот» (из истории борьбы за независимость Гамбурга в XVII веке), статья «Забавы в Гаване, первом городе испанского острова Кубы» (из нового описания испанских колоний в Америке), ещё одно письмо из Парижа «О притеснениях со стороны французских властей издателя Аргуса Голдсмита», и ещё одно письмо из Парижа «О приёме у Жозефины в Сен-Клу», статья «Лекарство от любви» (о книге английского медика 1753 года), «Письмо индийского царя Окоама из Англии, к первому его министру Еану, о лондонской церкви Святого Павла», «Письмо одного американского натуралиста о рыбе, неразлучной с насекомым».

Статья за авторством Фьеве «О войне между Англией и Францией», статья «Речь швейцарского ландмана д’Аффри при открытии сейма», за авторством Абу Талиба Мухаммада Исфахани статья «О свободе азиатских женщин в сравнении с женщинами европейскими», где наглядно показывалось, что европейская женщина не настолько свободна, как того желается видеть, скорее есть очевидные недостатки в её свободе, но есть и положительные стороны, смотря как их трактовать.

Статья «Мегалантропогенезия» (о книге медика Робера, посвящённой искусству рождения великих людей) — раскрытие идей евгеники, согласно которым умные должны сочетаться с умными, а военным следует зачинать детей после удачных сражений, то есть заботясь о продолжении рода, стремясь его сделать лучше.

Статья «Отрывок тайной истории консульства» (о взаимоотношениях между Люсьеном и Наполеоном Бонапарте при свержении Директории), статья «Карно» (о деятеле времён французской революции, ныне отошедшем от дел), статья «Известие об островах Канарских или Счастливых, взятое из новой книги гражданина Бори о древней Атлантиде», статья «Анекдот о писателе Готшеде», за авторством Жанлис «Девизы» (об аллегорических изображениях и надписях известных французов), новелла «Доктор в маскараде».

«Письмо одного молодого француза из Монреаля» (об обычаях племени магаков), статья «Как судили о женщинах древние и новые авторы», анекдот «Гороховый дождь, или Горох лунный» (рассуждение о происхождении града в Испании, за авторством Рейхарда «Описание консульского воинского парада», статья «О несчастном состоянии Сен-Домингской колонии», «Письмо из Булони», за авторством Чаттертона «Турнир, или Рыцарские игры» (описание турнира при Вильгельме Завоевателе, в виде диалогов), «Письмо из Алепа от 17 мессидора 11 республиканского лета», «Письмо из Лиссабона», статьи «О человеке во всех землях и климатах», «Ипохондрия».

Статья «Английская промышленность» дала представление, почему американские колонии объединились. Прежде, несмотря на протекторат Британии, тринадцать колоний вели независимую друг от друга политику, постоянно враждуя. К объединению подтолкнула позиция Англии, чем миру был явлен пример проведения политики на все будущие времена — всегда должен существовать образ врага, если желаешь поддерживать текущее состояние, иначе внутренний разлад приведёт к разделению.

Статья «Карета бывшего министра финансов Калоня» (о попытке вывезти ценности из Франции), статья «О твёрдости нынешнего консульского правления во Франции», статья «Что выгоднее для Европы в нынешнюю войну: падение Франции или Англии?», статья «О мнимом предложении консула Бонапарте, будто бы сделанном через берлинский двор Людовику XVIII, статья «Можно вылечиться от страха».

Отдельно упомянем авторские статьи самого Карамзина. Это «Взор на прошедший год» — сообщение о политических событиях 1802 года. Николай поведал про формирование во Франции абсолютизма, что противоречило ожиданиям, так как никто не предполагал, будто Наполеон возьмёт себе регалии монаршей власти, скорее считая, что консул согласится принять только лавровый венок победителя. Другая статья — «О смерти автора Душеньки» (известие о кончине Богдановича). Карамзин сожалел о том, насколько мало известно про сего автора, но обещал провести изыскательные работы в данном направлении. Есть ещё статьи «Благородный поступок русского дворянина» и «Дворянин-профессор в России».

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин — Переводы 1803. Часть III

Карамзин Переводы

Статья «Тайный орден азиатских братий» с подзаголовком «О процессе в Швеции над придворным секретарём Богеманом, возглавлявшим тайное общество» — раскрытие личины лжеца. Статья «Тяжба Ума с Красотой» сообщается в качестве аллегорической шутки. Статья «Джефферсон, президент Соединённых Областей Американских» — краткая заметка о политической деятельности. Статья за авторством Стивена, взятая из книги «Кризис Сахарных колоний», «О нынешней войне французов в Сен-Доминго». Становилось ясно — остров этот труднодоступен из-за скал и болотистой местности.

Статья «Забавные шотландские графы», показанная письмом одного путешественника. Другая статья, как перевод из трудов Парижского института, «Итальянские вулканы, или Огнедышащие горы» — нечто вроде геологических изысканий. О встрече Жанлис и Фьеве статья «Записки одной молодой немецкой дамы, живущей ныне в Париже». Автором подтверждалась прописная истина: что на англичанке смотрится дурно, то на парижанке кажется уместным. Другая часть статьи именована «Днём консула Бонапарте».

Статья за авторством Корайса «О нынешнем состоянии Греции и степени её гражданского просвещения» — утверждение, будто греки за прошедшие столетия не изменились. Статья «Важный самозванец во Франции», она же «О французе Эрваго, выдававшем себя за сына Людовика XVI», стала показательным примером, насколько люди способны видеть желаемое во всём, к чему они не обрати взор. В статье «Славный и великий орден дураков» говорится о том, как в сей орден успели принять тридцать пять славных рыцарей.

Статья за авторством Георга Орра «Важность Мальты для Англии» отражает причину желания обладания данным островом в Средиземном море — на Мальте удобное место для расположения флота, чего не скажешь об ещё одном английском владении — Гибралтаре.

Кратко упомянем и следующие статьи: статья из записок историографа Эрмана «Свидание Софии Шарлотты, королевы Прусской, и матери её с Петром Великим, другая статья — «О небесной физике», за авторством Тернера «Торжественное шествие молодого и старого тибетского ламы», ещё статья «Шутки парижских журналистов на счёт английских министров» — тут раскрытие понимания, почему Англия является отдельной планетой. Англичане говорят про необходимость обладания Мальтой, при том этот остров им не нужен. И так во всём, к чему англичане проявляют интерес.

Ещё статьи: «Письмо из Лангедока», «О силе Франции и России», за авторством Кондорсе «Разговор Диогена с Аристиппом о лести» — как сходятся люди с разными точками зрения по единому вопросу, не находя соприкосновения. Например, потребовалось решить, насколько оправдано, чтобы философ мог жить при царе, либо воплощал в себе абсолютное отторжение всяческой заботы о нём.

Ещё статьи: «Бонапарте Единственный», «Речь консула Бонапарте, читанная им в тайном совете» — своего рода шутка англичан, «Письмо из Парижа о генерале Моро» — про скромность и благодетельность сего военного мужа, за авторством Коцебу «Искусство делать жён верными» — о таковой книге, напечатанной веком ранее, но никакой пользы своим содержанием никому не принесшей.

Упомянем статьи: за авторством Лабома Эжена «Героическая любовь супруги», за авторством Мюссе-Пате «Недовольный», за авторством Луи-Филиппа Сегюра «О привычке» — говорят, всякая привычка вредна. А не вредна ли постоянность во мнении по какому-либо вопросу? За авторством Жордана Камилля статья «Истинный смысл народного согласия на вечное консульство Наполеона Бонапарте». За авторством Био — «О благотворном действии наук для Франции во время революционной войны». Касательно сего труда можно пояснить — люди травились некой водой, не понимая обстоятельств, пока учёные не пояснили, что достаточно процедить, после чего вода становится безопасной. Для убедительности потребовалось показательно процедить и выпить целое ведро.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин — Переводы 1803. Часть II

Карамзин Переводы

Статья «О кофе» с подзаголовком «Перевод из нового восточного путешествия» — раскрытие для русского читателя подробности об особенностях выращивания сего растения. Статья «Описание царства англичан на берегах Ганга» — примерно схожее наблюдение, только с политическим аспектом. Статья из немецкого издания «Обозрение прошедшего года» — повествование о Наполеоне, внёсшем ясность в понимание феодальной системы.

Другие статьи: «Новая Спарта» (из записок французских путешественников в Морею, о майнотах, потомках спартанцев), «Чудный младенец» (о шестилетнем англичанине, вундеркинде), «О криминальном судопроизводстве в Англии» (сообщение из Петербурга), «Похвала кокетству», за авторством Коцебу статья «Завещание арифметика» (о жителе Страсбурга, превратившем двадцать четыре ливра в многомиллионную сумму).

За авторством Лажье Карамзин дал перевод статьи «Лавры», где делалось заключение, что всё, к чему с почтением относились предки, потомки воспринимают с пренебрежением. Ежели прежде лавровым венком награждались лучшие мужи, то теперь таковой чести легко удостаивается актриса из самого захудалого театра.

Ещё одна статья — «Речь, произнесённая на погребении Сен-Ламбера гражданином Сюаром, секретарём второго класса в Институте» Ещё статья — «Алойс Рединг, славный патриот швейцарский», затронувшая проблему определения швейцарского народа, для которого требовалась конституция, но происки внутренних врагов подтолкнули край вечного нейтралитета в руки Наполеона. К слову, за авторством Наполеона значится статья «Изображение состояния Французской республики, представленное консулами законодательному корпусу при нынешнем его открытии», к переводу которой Карамзин приложил старание.

Ещё статья — «Письмо одного иностранца к издателям Парижского журнала». Сюда же отнесём «Швейцарские апологи: Лев, змея и Сатана; Гордая сосна; Мысли зверей о свободе» — подобие коротких басен. Основной смысл (важный для читателя!) каждый понимает свободу в меру способности её осознавать: для лошади и осла, когда их не понукают и не нагружают; обезьяна, когда может кривляться.

Приводится перевод статьи «Новая любопытная теория натуралиста Ламарка» (о систематизации животных). Показывалось, как, в силу естественных причин, в животном мире происходят преображения. Даже утверждалось — человека не столь уж трудно сделать одноглазым, достаточно вносить требуемые изменения в быт на протяжении последующих поколений.

Статья «Речь государственного советника Порталиса при сообщении французскому законодательному корпусу нового гражданского брачного устава» — сообщение о том, что основой государства является семья, а всякая семья начинается с заключения брака. Требовалось определиться, с какого возраста позволительно обзаводиться семьёй, допускаются ли брачные отношения между детьми и родителями, при том, что подобное было под запретом во все времена.

Статья за авторством Гарнерена «Действие тонкого воздуха в вышней атмосфере», за авторством Эне «Великодушное дело русского офицера в Италии», есть ещё статьи «Любопытные заседания английского парламента», «Об учтивости и хорошем тоне», за авторством Жанлис «Кладбище в Цуге, горном кантоне Швейцарии».

Статья «История слёз» — наблюдение любопытствующего, почему никто не пишет трактат о слезах, ведь он выйдет объёмом в десять томов. Другая статья — «О долгах Великобритании» — новое наблюдение: долги страны увеличиваются после каждой войны, когда-нибудь случится банкротство, должное обернуться крахом.

Интересная статья — «Георг Томас, солдат в Англии и царь в Индии» с подзаголовком «История ирландского моряка, ставшего королем в Бегуме». Сюжет для идеального романа про человека, попавшего в страну в качестве простого обывателя, приглянувшийся правительнице и и ставший влиятельным подданным, вскоре добившийся сверх ему положенного, продолжая царствовать и поныне, чему был свидетелем автор сего повествования.

Статья «Хитрости лондонских журналистов» с подзаголовком «Защита Наполеона I от измышлений журналистов». Читатель пусть сам решает, насколько можно довериться словам людей из одной страны, находящихся в постоянных противоречиях с людьми из исторически враждебного им государства.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин — Переводы 1803. Часть I

Карамзин Переводы

Статья «Дзетанг, или Храм предков» — отражение китайской традиции поминовения. Автор называл китайцев младенцами, у которых стоит поучиться европейцам. Ведь как хорошо, раз в определённое время собираться всей семьёй, устраивая подношения в честь почивших родственников. Читателю оставалось непонятным, почему китайцы сравнивались с младенцами, тогда как ещё неизвестно, какими станут европейцы через четыре тысячи лет существования, ежели вообще сохранят хоть какую-то идентичность.

Статья «Описание испанского театра» — впечатление английского путешественника. Театр в Испании необычен, он выкрашен изнутри синей краской, в ложах располагаются только мужчины, они покупали абонементы на три месяца. Тут же путешественник рассказывал, что место в театре обычно оплачивается при его занятии. Особенностью актёрской игры было не умение воплощать образ на сцене, а всячески безобразно кривляться. Отличия имел и суфлёр, всегда громко кричавший, когда актёры забывали слова или совершали не те действия.

Статья «Новая шашечная игра», описание процесса, придуманного Джакометти, чтобы военные люди в мирное время не отвыкали от ремесла. Другая статья касалась отражения геройских дел французской армии — «Генерал Лефевр».

В статье «О деле Карнатскаго Набаба» рассказывалось про Али Гуссейна, решившего добиться справедливости через английский парламент. На похожую тему статья «О политической системе Англии и Франции» — автором разбирались отличия и преимущества каждой из систем. И ещё статья — «Открытие английского парламента». А вот в статье «О восточном и западном народе» есть ссылка на Наполеона, поделившего мир на европейцев и прочие народы.

Статья «Английское великодушие. Две истории о щедрости англичан по отношению к бедным» — демонстрация пристрастия англичан к отказу от получения благодарности в ответ за всякое деяние, делаемое в угоду кого-то. Например, одаривая подаянием бедных, англичанин тут же стремится удалиться, чтобы не получить слов в ответ. Только автор статьи умолчал, как такой подход разбаловал бедноту, что та считала подобное явление нормальным, скорее оскорбляя в спину благодетеля, давшего излишне мало.

В статье «Кометы» опровергалась теория, будто кометы передвигаются по определённой траектории, скорее не придерживаясь орбит, тем более не вращаясь вокруг единого Солнца. Есть ещё статья «Отцы овернейские во Франции» — из записок путешественника.

Два письма из Парижа. В одном говорится про Наполеона, в другом — про современный французский театр, который посещают совсем другие французы, нежели то было прежде. Что же изменилось во французах? Исчезло всё возвышенное, теперь французский народ стал приземлённым, скорее способным оценить зевание актёра, нежели его игру.

Есть ещё статья за авторством Вильтерка — «О Дельфине, новом романе госпожи Сталь». Статья «Удивительный пешеход в Англии» — нечто вроде анекдота, как один англичанин заключил пари, что пройдёт определённое количество миль за двадцать два часа. Другая статья «Взор на нынешний Рим» — как изменился древний город, но ничуть не изменились его жители. Добавим упоминание про статью Бутеншена «О камнях, падающих с неба».

В статье «Непроницаемое полотно, новое изобретение во Франции» рассказано про материю, не пропускающую воду. Есть ещё статьи: «Происшествия в Сен-Доминго» и «Описание Соломонова трона» — в чём-то правда, в чём-то вымысел. Тут же отметим перевод из госпожа Жанлис «Трогательная добродетель женщины».

Статьей «Импровизаторы» рассказывалось о новом течении поэзии в Италии, где стало модным сочинять стихи на ходу, нисколько не задумываясь над содержанием. Автор статьи справедливо возражал, что лучше несколько дней подумать над стихотворением, создав нечто благоразумное, нежели порадовать ни к чему не применимым плодом смекалки.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Эммануил Казакевич «Звезда» (1947)

Казакевич Звезда

На войне правда остаётся за той стороной, которая одерживает победу. И не так важно, каких идеалов придерживаются противоборствующие силы, всё равно правда окажется правдой, как к ней не относись впоследствии. Но — одно дело говорить о войне, когда боевые действия в разгаре, другое — по окончании. Так получается, что написанное после — пропитано пониманием уже свершившегося. С этим ничего не поделаешь. Однако, люди умирали в той борьбе, становясь жертвами обстоятельств. На смерть шли и те, от чьих усилий зависел будущий успех или провал. Например, служба в разведке — одна из опаснейших на войне. Редкий человек задумывается, какие проблемы могут возникнуть у разведчиков. А ведь они случаются и бытового характера. Что же, Эммануил Казакевич, пройдя войну в качестве причастного к разведотделу, смог поведать, какие препятствия преодолевали бойцы Красной Армии.

Казакевич постарался понять, как война воспринимается человеком, далёким от осознания её подлинной сущности. Серьёзность повествования Эммануил спрятал за действующими лицами, фамилии которых ласкали слух несерьёзностью, вроде боевых товарищей Травкина, Мамочкина, Барашкина, Бугоркова и прочих. Все они готовятся к совершению разведывательной операции, проходя тренировки и концентрируя внимание на необходимости отдать долг советскому государству. Они знали — обратно им не вернуться, так как концентрация врага на границе велика, несмотря на постоянное отступление немцев на запад. От разведчиков многого и не требовали, лишь сообщить, в каком квадрате ими будет замечено присутствие немцев. Однако, и этого было достаточно, чтобы более никогда не вернуться назад.

Не забыл Казакевич и про любовные чувства. Каким не будь бойцом, всё равно продолжишь хранить теплоту к представительницам противоположного пола, особенно таким, какие отвечают тебе взаимностью. Не обойтись без обид! Уходя в разведку, должен брать с собой в качестве радиста её, она на том станет твёрдо настаивать. Да как поведёшь на верную смерть самое ценимое тобой существо? Этот момент вышел у Эммануила особенно пронзительным.

Не каждый желал выполнять разведывательные операции. Зачем умирать, ежели находишь возможность этого избежать? Самая банальная причина — болезнь. Нужно громко и натужно кашлять, чем обратишь внимание на появившиеся проблемы со здоровьем. Никто больного товарища в разведку не возьмёт, зная, чем грозит приступ кашля в окружении у врага. Только надо поставить перед читателем на вид особенность положения, натужно кашлял товарищ во вред себе же. Как с такими поступать? Во время войны вопрос разрешался радикально, до больничной койки дело могло не дойти.

Долго запрягая, Казакевич всё-таки отправит разведывательный отряд на задание. Найти им полагается не абы какие цели, присутствие которых и без того представлялось. Отнюдь, ценою жизни действующие лица выяснят, что по позициям Красной Армии готовится нанести удар танковая дивизия Вермахта, получившая прозвание «Викинг».

Как ещё усилить читательское восприятие пагубности войны? Эммануил надавил на самое больное для советского народа — на осознание, что в рядах Третьего Рейха сражались пролетарии. То есть те, кто был с советским народом за одно, оказавшийся вынужденным поддаться пленительным речам лидера национал-социалистов. Как быть, если с таким столкнуться разведчики? К сожалению, ибо война того требует, пролетарий будет убит.

Положительных эмоций от повествования Казакевич не оставит. Действующие лица обязаны погибнуть — их жизни ничего не стоили на войне, несмотря на ими предпринимаемые попытки для обретения победы в противостоянии Советского Союза и объединённых сил Европы под руководством Третьего Рейха.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Олесь Гончар «Знаменосцы» (1946-48)

Олесь Гончар Знаменосцы

Как доблестная Красная Армия шла на Берлин? Пожалуй, о том известно ещё меньше, нежели про то, как русская армия противостояла Наполеону, изгнав силы объединённой Европы из России. Но как-то Красная Армия одерживала верх, ни в чём не уступая сопернику. Неужели солдаты Третьего Рейха не сопротивлялись, постоянно отступая? Отнюдь, боевые действия были не менее ожесточёнными, мало в чём уступающие оборонительной способности воинов Советского Союза. Рассказать бы об этом читателю! Отчасти помощь оказал Олесь Гончар, написавший трилогию «Знаменосцы». Повествование коснулось как раз тех лет, когда война перешла в следующую стадию — к заграничному походу.

Трилогия состоит из следующих частей: «Альпы», «Голубой Дунай» и «Злата Прага». По названию каждой из них можно судить, где развиваются события, о чём автор берётся сообщить. Сперва действие пойдёт через горный перевал. А что такое война в горах? Великая особенность! Ничего подобного советские воины не видели. Им было трудно понять, каким образом участвовать в боевых действиях на местности, многим сокрытую от глаз. Особенно тяжело приходилось миномётчикам, чей наработанный навык им ничем не помогал. Намётанный глазомер всякий раз оказывался ошибочным — в горах иначе следует рассчитывать расстояние до цели.

Что ещё встретили советские воины в Альпах? Например, они находили солдат Третьего Рейха, преимущественно из славян, оставленных прикованными цепями, давая из оружия лишь пулемёт. Хочешь или нет, но обязывался бороться за жизнь, иначе окажешься убитым советскими воинами, про которых ходили среди немецких солдат такие слухи, что проще пустить пулю в висок, нежели подвергнуться издевательствам.

«Голубой Дуная» — это пастораль Румынии… Трансильвания. Вторая часть «Знаменосцев» примечательна возрастающим пафосом советской морали. Происходит знакомство будущих братских народов с порядками социалистического государства, будто так зарабатывалось требуемое доверие. Советский Союз предлагал людям не жалкое существование, а стать достойным человеком, получив образование, невзирая на происхождение. Вот оно удивление — получить образование может даже крестьянский сын.

В третьей части трилогии война перейдёт в пределы польских и словацких земель. Теперь читатель начинал видеть войну на страницах, тогда как до того особых боевых действий Гончар не описывал. Зачем-то Олесь позволил себе осуждать немцев, будто бы они специально при отступлении уничтожают мосты, тогда как те являются прекрасным творением рук человеческих. Серьёзно ли Гончар брался так рассуждать? Или предпочитал осуждать, вызывая гнев у советского читателя, будто тот не понимал, на какие жертвы должны идти люди, когда поставлены в безвыходное положение.

Обязательно следовало рассказать, как поляки и словаки будут поступать с теми, кто во время оккупации сотрудничал с немцами. Вполне очевидно, всё отобрать и раздать обездоленным. Неважно, каким образом поступок должен оцениваться, он заранее считается за позорное действие, достойное порицания, причём с последующим дележом.

В целом, «Знаменосцы» не создают положительного впечатления. Гончар рассказывал о том, чему свидетелем стал сам. А видел он не очень много, иначе рассказывал бы с большим азартом. Пусть он служил с сорок первого года, побывал в плену, бежал, вернулся в армию и продолжил наступление, на страницах «Знаменосцев» это отражено слабо. Положение кажется исправленным за счёт двух Сталинских премий, вручённых сперва за первую и вторую часть, а потом — за третью. Разделить трилогию на части не получится, нет для того особой надобности. «Знаменосцы» — цельное полотно, каким и должно восприниматься. Не хватает самого очевидного — штриха в виде взятия Берлина.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 4 5 315