Анджей Сапковский «На перевалах Bullshit Mountains», «В горах коровьих лепёшек» (1994)

Сапковский Нет золота в Серых горах

Почему писать критику на фэнтези — благое дело? Потому как ничего существенного сказать не сумеешь, зато обвинив ровно в том же непосредственного писателя, вполне по праву указав на его посредственность. Может потому Сапковский обижается на критиков, постоянно сующих нос в его манеру писать, считающих за обязательное указать ему на ошибки. Но когда тебе говорят о твоих затруднениях, всякий раз отвечаешь однотипно: попробуй создать хотя бы нечто близко подобное. Только не обязан критик потворствовать желанию писателей, вольный дать им тот же самый совет: сумей написать критическое замечание в моём духе, тогда поймёшь, почему я поступаю так, и никак иначе.

К 1994 году Сапковский достиг требуемого для себя уровня. Он написал и то произведение, со временем должное сделать его имя популярным в каждом уголке земного шара — два первых цикла о похождениях ведьмака. На него должен был посыпаться град критики. Над ним могли насмехаться уже за сам факт возвышения героя, явно славянского габитуса, путешествующего по сказкам, пока автор — голосом нарратора — не сбавляет сатирического тона. Что оставалось делать? Принимать критику без возражений, либо тихо давиться от потуг критиканов, на то и способных, как капать желчью на чужой успех, так как сами до подобного прежде не додумались. Анджей подумал и написал эссе «На перевалах Bullshit Mountains».

Теперь Сапковский возгласил: критик есть тот, у кого в голове пустота, пытайся он создать художественное творение, зато наступает просветление, стоит начать анализировать чей-то текст. Этот критик скоординирован на мысли, он проник в глубины чуждого ему мира, разобрался в фантазиях раскрывшегося перед ним творца, осознав, ему ведомо, каким образом следовало лучше составить повествование, куда повести героев и какую мораль в итоге извлечь. Может и в жизни этот критик знает, какие перемены с обществом случатся уже завтра, какие через тысячу лет? Беда с этими критиками. Всем не угодишь: возгласил ещё раз Сапковский. Для кого-то твоё творчество так и останется подобием графоманства, без права на оправдание.

Ярким примером Анджей предлагает считать советских критиков, с праведным гневом выступавших против всякого обозревателя будущего, где о коммунизме не звучит ни слова. Они могли негодовать в громкой ярости, явно намекая на необходимость автору забраться на те Bullshit Mountains, откуда он — такой гордый — спустился со своим возможным видением. Правда к 1994 году советских критиков не осталось, как и всего советского, отчего будущее без коммунизма оказалось более близким к действительно должному быть.

Сапковский не думал защищать право писателя на выражение абсолютно любых мыслей, о чём он составил эссе «В горах коровьих лепёшек». Если снизойти до фэнтези, где автор имеет право описывать всё, не прилагая усилий к обоснованию, здравомыслящий критик способен вполне оправданно высказать претензии писателю. Вот такие-то критики и являются полезными, заставляющими автора задуматься над им написанным, чтобы в следующий раз подобного не повторилось. Однако, фэнтези на то и является производным от слова «фантазия», лишая критиков хотя бы какого-то права на слово. Если происходит именно так, значит другим образом случиться не могло. Тут даже легко скажешь: автор, он же демиург, он же творец, он же создатель мира по образу и подобию мысли его.

Иной читатель может принимать писателя — за доброе начало, а критика — за злое. Допускается и обратное осмысление. Вот они сходятся в борьбе, где победа будет за тем, кому таковое право отдаст читатель. Ведь и читатель, он же демиург, он же творец, он же создатель мира по образу и подобию мысли его, как захочет, так и поступит с произведением, ибо на то сугубо волен.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Анджей Сапковский «Нет золота в Серых горах» (1992)

Сапковский Нет золота в Серых горах

Что представляет из себя фэнтези? Давайте разбираться вместе с Анджеем Сапковским. Фэнтези — это литература, зародившаяся в начале XX века. Пионером следует считать создателя мультфильмов и комиксов Маккея. Более прочный камень заложен Говардом, автором одного-единственного романа о Конане, впоследствии получившего статус культового. Но самое веское слово сказал Толкин, чей «Властелин колец» пленил сердца и души миллионов людей. Затем последовала плеяда, вроде Муркока, Нортона, Лейбера и Ле Гуин. Вишенкой на торте в итоге стал Стивен Кинг, сумевший кардинально иначе посмотреть на фэнтези, либо вовсе занял отдельную нишу, явно не показывая, будто пишет фэнтези, за исключением ряда произведений, подлинно фэнтезийных.

Пионером был Маккей, а какой сюжет стоит считать подлинно классическим? Сапковский уверен — легенды о короле Артуре. В фэнтези обязательно должно происходить противоборство сил добра и зла, желательно рассказывать историю с представления вниманию скромного персонажа, до того жившего обыденностью, не помышляя о приключениях, однажды узнающим — от него зависит судьба мира. Теперь этот персонаж отправится в какие-нибудь Серые горы за золотом, где его отродясь не водилось, причём будет идти по извилистому пути, поскольку напрямик героям фэнтези идти противопокозано. До Ле Гуин авторы в жанре фэнтези иначе не писали: уверяет Анджей.

Что плохо, так это зацикленность писателей на одном и том же. Казалось бы, талантливый человек должен развиваться всесторонне. Этого не происходит. Фэнтези-автор способен плодить том за томом о похождениях излюбленных им персонажей. Самое удивительное, читатели с нетерпением ждут продолжения.

Дав подобную вводную, Сапковский подводил к основному для него содержанию — к мысли о том, что и поляки ничем не хуже, и они способны создавать фэнтези. Только проблема поляков в отсутствии у них мифологических сюжетов, вследствие чего они черпают вдохновения в преданиях, чаще всего, германских народов. Что до фэнтези на основе быта славян, то это кажется им чем-то далёким и малоправдивым. Вообще непонятно, каким образом славяне сумели утратить идентичность с древностью, невзирая на такое обстоятельство, как их количество — это самая крупная родственная группа народов в Европе. Но чего не случилось, того теперь не найдёшь, оттого и черпают вдохновение поляки в европейских сюжетах.

Почему фэнтези никем всерьёз не рассматривается, а почитателей этого жанра держат за пришибленных? Даже нет толковой критики по фэнтезийным мирам. Может в том вина писателей из семидесятых и десятилетий последующих, когда фэнтези превратилось в дешёвое чтение с изрядной долей эротических моментов, вплоть до более грубого и жестокого, перерастающее в бесконечное рубилово-мочилово, где каждое действие гиперболизировано. Читать подобное не сможешь, если желаешь воспринимать литературу способом просвещения. Ежели хочешь просто с чем-то ознакомиться и об этом едва ли не сразу забыть, тогда совершенно неважно, чтением чего постараешься себя увлечь.

Получается, фэнтези является тем, чем его/её желают воспринимать. Да вот не стал Анджей понимать существенно важное, так часто забываемое. Любая литература, даже фэнтези, способна нести зерно истины, когда писатель таковое закладывает. Вывод: Сапковский и не думал говорить о серьёзных вещах. Как фантастика, так и фэнтези, — не способ уйти от реальности, тут скорее следует подразумевать возможность использования приёма аллегории, поскольку не всегда и не везде допускается говорить о проблемах сегодняшнего дня или об ожидаемых в перспективе затруднениях. Писатель на всякое возражение сможет ответить: вы увидели то, что хотели увидеть. Читатель думающий подлинно разгадает замысел автора, прочий — ничего между строк не прочитает.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Анджей Сапковский «Мир короля Артура» (1995)

Сапковский Нет золота в Серых Горах

Сапковский выразил уверенность — легенду о короле Артуре и рыцарях круглого стола знает каждый, причём в мельчайших деталях. Ежели так, об этом нужно в подробностях рассказать. И он начал с седых годин, решив искать истоки зарождения мифа в другом сказании, берущим начало от римлян, измысливших, будто они ведут свой род от Энея, жителя Трои, покинувшего родные земли после осады и обосновавшегося на территории, после ставшей принадлежать Риму. Внуком того Энея был Брут, предпринявший путешествие на север, высадившийся в области современного Девоншира, затем, вместе с соратниками, основавший поселение близ нынешнего Лондона. И вот, где-о между этим событием, и другим обстоятельством — вторжением норманнов, теряются времена, когда жил и боролся король Артур. А что в том правда и вымысел — в этом Анджей и постарался разобраться.

Если смотреть на миф об Артуре глазами историка, увидишь отражение борьбы пиктов с саксами, включая остальные британские племена. Если придаваться романтическим мечтаниям, напридумываешь такого, чего быть не могло. Рыцарей тогда не существовало, ибо стремян ещё не изобрели. В латы приближённые короля не облачались, скорее защитой им служили одеяния из кожи. Говорите, был замок? Разве только в виде частокола. Тогда как понимать созданный в мифе образ? Очень просто, повинны в том писатели последующих лет, искавшие отдохновение в прошлом, желая создать образ идеального рыцаря, которым будешь восхищаться, вместо мясников в железе, отличающихся свирепостью, дурным запахом и скудоумием.

Британцы развивали образ Артура, тогда как французы предпочитали описывать его спутников. Почему так? Касательно французского мировосприятия всегда можно найти объяснение, вспомнив, с каким уважением они относились к пэрам Карла Великого и к маршалам Наполеона. Их всегда интересует не основной объект, а сама среда, которая его окружает. Вероятно, первыми легенду об Артуре рассказывали кельтские барды, но в их сказаниях не было ни Грааля, ни прочего. Французы дошли до того, что в число рыцарей включили мусульманина, невзирая на явное обстоятельство — основатель ислама ещё не успел родиться. Миф раскрашивался красками, пока не принял более-менее известное ныне состояние. Однако, находить в нём новые обстоятельства всегда получится.

Правда нужно учесть, Сапковский рассказывает так, отчего невольно запутаешься сам и станешь рассказывать сущие нелепицы другим. Например, Гвиневра изменила Артуру, вследствие чего родился Галахад, нашедший Грааль. Получается, совершая неблаговидный поступок, жена действовала согласно достижения всеми желаемой цели. Какой из этого должен быть сделан вывод? Явно соответствующий. Впрочем, другие источники считают, будто измены не было, просто в образе Гвиневры с Ланселотом возлегла другая, которая и родила Галахада. Как хочешь, так и думай: такой следует сделать вывод. Дополнительный пример. Артур возлёг с сестрою на ложе, не ведая совершаемого, в результате чего родится сын, с которым он будет бороться — в итоге падёт сам, будет убит и его сын.

Как теперь относиться к мифу о короле Артуре? На личное усмотрение. Действительно, общие сведения о мифе имеет каждый, припоминается сам Артур, Мерлин, Гвиневра, Ланселот, Эскалибур… и более ничего. Поэтому версиям Сапковского вполне можно довериться, яснее картина всё равно не станет. Даже можно сказать больше, миф о короле Артуре ещё не раз изменится, поскольку люди любят постоянно придумывать новые детали, согласно присущей им натуре к преображению имеющего под угодные им вкусы текущего момента.

В любом случае, какой бы не был миф, он всегда нужен.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Владимир Соллогуб «Тарантас» (1840-45)

Соллогуб Три повести

Что в России есть особенного, о чём хотелось бы рассказывать тем, кто оную населяет? Соллогуб предпочёл думать, будто ничего подобного измыслить невозможно. Для этого он рассказал историю молодого франта, прибывшего из поездки по загранице. Насмотревшись на западную жизнь, подивившись тамошним обычаям, он вспомнил про Россию, где нечто подобное должно в той же мере существовать, о чём отчего-то не пишут. Проблема заключалась в недостатке средств, молодой человек порядком истратился. А ехать ему предстояло под Казань, где располагалось имение отца. На его счастье, или горе, он встретил знакомого, как раз туда отправляющегося. Беда заключалась в другом — ехать предстояло на тарантасе. Оно и к лучшему, подумал молодой человек, таким образом он увидит подлинное лицо России. И так бы оно и обстояло, не посчитай Соллогуб нужным показать банальность обыденности.

Россия то и дело встаёт на пути, не зная, в какую сторону податься. Одна часть тянет страну на Запад, другая — на Восток, третья — призывает занять промежуточное положение. В середине XIX века вновь обострилось брожение умов. Как внести собственную лепту, показав, насколько Россия не нуждается ни в чём, кроме самой себя, поскольку она и без того будет пропитываться веяниями с Европы и азиатского континента? Почему бы не пустить героев повествования в путь, где один — исконно русский человек, относящийся к России с особой любовью, принимая происходящее со смирением, а другой — узнавший жизнь за пределами страны, думающий найти нечто особенное и в самой России, он даже задумает вести записи, которые к концу повествования так и не начнёт писать.

Как быть с тем, что сторонников Востока в России мало? Если и приходится говорить, то о стремлении к подражанию на западный манер, при этом относясь к окружающим с широтой русской души, то есть максимально худо, лишь бы пленить обманчивым представлением о качестве типа французского, немецкого или какого-то другого. Потому-то и не любят в России собственное, заранее понимая, более худшего нигде не сыскать. Ежели и можно найти, к нему будет столько скепсиса, что при всём желании не сможешь принять. Зато навесь ярлычок заграничного, как польстятся, предоставь хоть худшее из возможного. Собственно, когда героям повествования попадётся гостиница, то с обязательным фальшивым европейским сервисом, настолько отдалённо напоминающим заведённое в Европе, так как ничего общего с нею отродясь не имел.

Молодой человек решит — мало ознакомиться с бытом части страны, нужно ознакомиться с реалиями других мест. Его быстро в этом разуверят. Куда не отправишься, всюду увидишь одинаковую картину. Единственное отличие — это Петербург, где живут ради роскоши, после прогорают и уезжают в провинцию влачить жалкое существование, и Москва, где воздух спёрт от важности горожан, только и прозябающих от ощущении собственного великолепия.

Но ведь есть то, о чём скажешь с придыханием? Взять для примера цыган: их наряды, песни, традиции. Увы, молодой человек встретит табор, чтобы разочароваться. Может песни и прежние, но наряды у них напоминают европейские, про традиции можно и вовсе молчать. Даже о цыганах ничего не расскажешь, кроме как обозначив этот народ таким же, каким и стало всё в России — чем-то схожим с Европой, и более ничем. Кому об этом сообщать?

Получается, Соллогуб никому не удружил. Западникам он высказал своё негодование, с порицанием отнёсся и к славянофилам. Россия — есть Россия, Европой ей никак не быть, но и Россией она является постольку, поскольку иначе быть не могло.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Михайлов «Над картой Родины» (1947)

Михайлов Над картой Родины

В чём жители Советского Союза по результатам Второй Мировой войны были уверены, так это в бесспорном величии своего государства, невзирая ни на какие опасности, которые грозят от капиталистических стран. Николай Михайлов решил внести собственную лепту, он посмотрел на географическую карту, поняв для него очевидное — совсем недавно карта выглядела иначе. В том уникальность Советского Союза, он постоянно развивается, никогда не сбавляя оборотов. Если нечто считали на Западе за фантастику, советские граждане стремительными темпами воплощали это в жизнь. Но, ничему не суждено существовать вечно, всякая успешная модель сходит на нет. Когда-нибудь сдаст позиции коммунизм, проиграет борьбу и капитализм, но всему этому суждено постоянно возрождаться в новых формах, поскольку данная борьба не может прекратиться. Пока же — для Николая Михайлова — Советский Союз воплощал собой непотопляемый ковчег, ведущий советский народ к светлому будущему.

Весь труд пропитан сравнениями. Михайлов постоянно озирается на западные страны, отмечая превосходство Советского Союза буквально во всём. Ещё одной стороной уничижения является царская Россия, государи которой не желали слушать народ, поднимать страну на вершину могущества, упиваясь собственным величием, вполне уверенные — никому ничего доказывать не следует. Однако, власть в государстве сменится, новое руководство возьмёт курс на увеличение производства всего, быстрыми шагами совершая поистине невозможное, причём неважно, за счёт чего это удавалось сделать. Михайлов внушал уверенность, будто всё совершалось на энтузиазме советских граждан, ни в чём не имеющих сходства с рабочими-рабами Запада и крепостничеством царской России.

Безусловно, отказать Советскому Союзу в росте потенциала нельзя. Страна полностью охватывалась вниманием, каждый клочок земли находил пристальный интерес. Советский человек шёл туда, куда не решались отправиться ни при царской России, ни при мощи возможностей капиталистических стран. В Советском Союзе осваивали пустыни, заболоченные местности, самые северные широты, соединяли реки каналами, возводили гигантские сооружения. Казалось, такими темпами людям в государстве скоро станет мало места, так велик размах их деятельности.

Почему при царской России не делали подобного? Если изобретатель желал уведомить общественность о научном изыскании — его не хотели слушать. Ежели человек проводил исследования, открывал новые земли и подробно изучал уже ставшие известными — на это закрывали глаза. Лишь в Советском Союзе по достоинству оценили труд забытых гениев, отдавая дань уважения трудолюбию, невзирая на чинимые препятствия. Может и подвиги советских изобретателей и исследователей надолго останутся предметом уважения потомков: видимо к этому подводил читателя Михайлов.

Не ценили в царской России и малые народы. Николай ставит в пример Советский Союз, сумевший спасти от вымирания многие из них. Тут стоить понимать, что для России при царской власти не было необходимости опираться на имеющееся, тогда как советские граждане чувствовали — сила в единстве и множестве народов, объединённых идеей построения коммунистического общества.

Так почему Михайлов полон задора? Он отражал такую точку зрения, которая показывала действительность наглядно, без желания доискаться, что за этим стоит. Потому и создавались втайне книги, где отражалась боль за прожитую жизнь, полную страданий, пускай и в стране, столь величественной, каким являлся Советский Союз, где одну часть жителей составляли энтузиасты, вроде Николая Михайлова, а другую — страдальцы, подпиравшие мощь государства, не имеющие права поступать иначе. Кто-то при этих словах вспомнит древнегреческий миф об Атланте, а кто-то мультфильм «Ох и Ах», смотря как ему лучше желается думать.

Впоследствии труд «Над картой Родины» несколько раз дополнялся.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Райдер Хаггард — Публицистика 1921-1925

The Times 1919 05 15

Остаётся рассказать о последнем, чтобы поставить точку во внимании к наследию Райдера Хаггарда. Нужно обязательно рассмотреть публицистические работы, начиная с 1921 года. Двадцать первого апреля выражено мнение про не совсем понимаемую литераторами традицию в статье «Фильмы и хэппи-энды. Тирания конвенции». Почему счастливое завершение стало настолько важным для экранизации, отчего всякое произведение обязательно подвергается правке? Тридцать первого марта — статья «Земля и её бремя. Вред чрезмерного налогообложения»: Хаггард прямо говорил, чем больше приходится фермеру платить налог, тем меньше он может выделить средств на заработную плату работникам.

Тридцать первого марта 1922 года, в статье «Юные переселенцы», Райдер выступил с предложением наполнять колонии за счёт подрастающего поколения. Отчего бы не отправлять сразу в количестве минимум шести тысяч человек? Седьмого апреля последовал отчёт о выступлении на заседании Национального совета по содействию физическому и моральному возрождению народа «Миграция и мораль. Снижение рождаемости». Предлагая молодых людей отправлять в колонии, Хаггард тут же говорил о необходимости укреплять позиции нравственности и избавляться от постыдных заболеваний.

Двадцать восьмого октября — статья «Программа лейбористской партии. Конфискация и классовая ненависть». Седьмого декабря — отчёт «Эффективная Дания. Сохранение людей на земле». Девятнадцатого декабря — статья «Египетская находка. Гробницы женщин-фараонов восемнадцатой династии».

Тринадцатого февраля 1923 года — статья «Тутанхамон. Похороны в великой пирамиде»: Райдер призывал исследователей лучше изучать наследие Древнего Египта. Третьего апреля — статья «Надежда на мир в Норфолке». Девятнадцатого апреля — отчёт о замечаниях Хаггарда и других членов Центральной сельскохозяйственной палаты, ожидающих генерального почтмейстера, «Сельская почта и телефон. Ответ министра депутации».

Первого мая — статья «Либерализм и земельная реформа». Четвёртого июля — статья «Мелкие хозяйства. Влияние наследственности». Двадцать шестого июля — отчёт «Сельскохозяйственная почта»: следует облегчать условия труда и существования в сельской местности.

Четырнадцатого июня 1924 года — статья «Загородный дом на продажу. Пустые особняки Восточной Англии»: вследствие оттока людей в города, появляется всё больше пустующих домов, за которыми не ухаживают, из-за чего они приходят в упадок и разрушаются. Двадцать четвёртого июля — отчёт «Бедственное положение сельского хозяйства»: следует понять гнев фермеров, вкладывающих силы и время в выращивание продукции, которую они вынуждены дёшево продавать, тогда как для конечного приобретателя стоимость покупки многократно превышает первоначальную. Тридцатого июля — статья «Заимствование из Британского музея»: Хаггард недоумевал, не понимая, зачем археологические ценности рассылаются по выставкам для демонстрации, если основная цель сего действия — продать. Подобную практику необходимо прекратить.

Двадцать девятого декабря — статья «Письмо Зиновьева. Мистер Макдональд и политический заговор. Дело чести». Эта статья стала последней публицистической работой Райдера.

Шестого ноября — отчёт по случаю двухсотлетия дома «Лонгманс, Грин энд Компани» «Два века издательского дела. Дань уважения господам Лонгманам»: как известно читателю, Хаггард плодотворно с ним сотрудничал. Двадцать шестого ноября — отчёт «Воображение и война».

Четырнадцатого мая 1925 года Хаггард умер. На следующий день в «Таймс» опубликован некролог «Сэр Райдер Хаггард. Романист, фермер и социальный работник». Давалась заметка об основных этапах жизни человека, который известен потомкам в качестве писателя, тогда как забывается его увлечение сельским хозяйством и стремлением заботиться о благе для людей. Первого августа на страницах «Таймс» опубликованы «Завет и завещание», где приводились выдержки самого последнего труда Райдера, в котором он давал распоряжение касательно его творческого наследия, каким образом обращаться к литературным агентам. Значительная часть содержания касалась наследства материального, становилось известно, кому какая часть ценностей доставалась во владение.

А что было дальше? Об этом Хаггард ещё успеет рассказать, ведь он обязательно переродится. Если кто в этом сомневается, тому нужно сообщить замечательную мудрость: после смерти наступает именно то, чему человек верил при жизни.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Райдер Хаггард — Публицистика 1917-20

The Times 1919 02 22

Война гремит в Европе — Райдер пишет о сельском хозяйстве. Двадцать второго февраля 1917 года — статья «Домашняя продукция». Одиннадцатого апреля — статья «Снабжение молоком». Тринадцатого июля — статья «Производство кукурузы. Национальный законопроект». Девятого октября — статья «Протест и просьба. Фермеры и мясо». Двадцать второго февраля 1918 года — статья «Свиноводство. Предмет для муниципального предприятия». Пятого ноября Хаггард выразил укор германской модели управления колониями — статья «Немецкие колонии. Интересы доминионов». Девятнадцатого ноября — статья «Свет, больше света!»: ставилась на вид ещё одна причина бегства сельских жителей в город, им нужно электричество и телефон.

Восьмого января 1919 года — статья «Великий американец. Дань памяти покойному мистеру Рузвельту»: Райдер отзывался о нём, как о замечательном человеке. Десятого марта — статья «Затворите дверь». Двадцать пятого марта — отчёт о доказательствах Хаггарда перед Национальной комиссией по рождаемости «Население и жильё. Эмиграция против контроля рождаемости»: Райдер наглядно показал, насколько количество смертей стало превышать количество родившихся.

Одиннадцатого апреля — статья «Бывший кайзер»: не нужно британцам осуждать немецкого правителя, пусть этим занимается народ Германии. Семнадцатого апреля — отчёт «Рождаемость в империи. Сэр Райдер Хаггард об эмиграции»: все люди на планете должны иметь равные права, невзирая на пол, национальность и прочие различия. Десятого мая — статья «Бывшие военнослужащие за рубежом. Предупреждения из Калифорнии». Шестнадцатого мая Райдер вспомнил про Эдит Кэвелл, написав статью с её именем в заголовке: Эдит была медсестрой, оказывавшая помощь всем пострадавшим во время боевых действий. Немецкое командование не посчитало нужным мириться с подобной гражданской позицией, казнив Эдит в октября 1915 года.

Восьмого июля — статья «Бывший кайзер. Неопределенности судебного разбирательства»: Хаггард вновь призвал не вмешиваться во внутренние дела Германии в столь тонком деле, немецкий народ разберётся без посторонней помощи.

Одиннадцатого октября — очередной отчёт о речи Хаггарда перед Национальной комиссией по контролю за рождаемостью с говорящим заголовком «Опасность вымирания народа. Западная цивилизация под угрозой».

Пятого ноября — статья «Британское кино. Производство фильмов с хорошей репутацией»: отсылки к экранизации «Копей царя Соломона». Девятнадцатого ноября — статья «Ужасы в фильме. Пределы гласности».

В декабре для «Виндзор Мэгэзин» Хаггард написал «Холм смерти» (библиографическая редкость).

Двадцать четвёртого января 1920 года — статья «Британский музей». Седьмого февраля — статья «Разведка с воздуха и империя»: восхищение Райдера способностью британцев проявлять заинтересованность к чему-то таким образом, отчего сразу осуществляется всё для того потребное.

Третьего марта Хаггард подписался под коллективным письмом «Лига Свободы. Кампания против большевизма», среди прочих подписавшихся стоит имя Киплинга. В письме говорится, что большевизм или коммунизм — это «Нагорная проповедь» наоборот. Не для того трудятся английские рабочие, чтобы поддаться на губительную для них пропаганду.

Четвёртого марта — отчёт о речи Хаггарда в качестве президента ассоциации бойскаутов Гастингса в Сент-Леонардсе «Большевистская опасность. Контрпропаганда»: предлагалось подготавливать людей для внедрения в ряды большевиков с целью подрыва их деятельности изнутри.

Четырнадцатого апреля — отчёт о председательствовании Райдера на заседании Королевского колониального института «Свободные земли империи. Поселенцы и снабжение продовольствием»: нужно отправлять больше людей на освоение колоний, всеми силами этому способствовать.

Двадцать шестого июня — предлагалось ознакомиться с предложением Хаггарда «Болезни и рождение. Медицинские доказательства в суде». Думается, вследствие именно этого момента Джордж Маккей задумал и впоследствии реализовал труд «Библиография написанного сэром Райдером Хаггардом». В статье говорилось о последствиях войны, забравшей большое количество людей, теперь нужно поощрять браки, заботиться о том, чтобы дети воспитывались в полных семьях, обязательно следует искоренять венерические заболевания, способствующие бесплодию, следовательно обязательно нужно порицать аморальные половые связи.

Теперь остаётся запастись терпением, совсем немного осталось до дня, когда Хаггард навсегда закроет глаза и больше не произнесёт ни единого слова. Однако, тем писательское ремесло и замечательно — оно продолжает с читателем разговор без участия самого писателя.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Райдер Хаггард — Публицистика 1913-16

The Windsor Magazine december 1916

Шестнадцатого августа 1913 года Хаггард ответил на обвинение в плохой осведомлённости касательно традиций зулусов. Ему указали на несоответствие поведения одного из им описанных персонажей. Статья была названа соответствующим образом — «Умслопогас и Макокель». Райдер разумно замечал, ежели кто склонен видеть в Умслопогасе современного зулуса — глубоко ошибается в своём мнении. Не может зулус времён Чаки, и даже времени Дингане, иметь общее с представителями африканских племён, проигравших борьбу за право на власть сперва бурам, а затем британцам. Годом спустя, десятого декабря, Райдер написал заметку «Смерть Марка Хаггарда», вспомнив случай полувековой давности.

1915 год — непростое для Европы время, разгорались боевые действия, ныне именуемые в качестве Первой Мировой войны. Пятнадцатого марта — статья «На земле. Старые проблемы и новые пути. Война и после». Двадцатого августа — отчёт «Солдаты как поселенцы. Послевоенная проблема империи». Двадцать второго октября — статья «Воздушные налёты. Цеппелины и цеппелины». Развитие технологий поставило Британскую империю перед фактом необходимости признаться в бессилии. Британцы ничего не могли противопоставить немецким дирижаблям, способным подниматься на недосягаемую для самолётов высоту.

Двадцать девятого ноября — статья «Женский труд на земле. Временная мера в трудный час». Следовало обязательно прибегнуть к этой крайней мере. Достаточно вспомнить датские порядки: девочек обязательно обучают основам ведения сельского хозяйства, они получают навыки, которые оказываются способны делать в силу своих возможностей. Девятого декабря ещё одна статья на данную тему — «Женщины на земле. Городские девушки непригодны для сельскохозяйственных работ».

Отчёт «Солдаты как поселенцы. Заморская миссия сэра Райдера Хаггарда» от второго февраля 1916 года примечателен не столько содержанием, сколько отражением нового титула, Райдер теперь именуется в печати неизменно как сэр. Хаггард готовился к отплытию в Южную Африку для изучения вопроса о послевоенном поселении солдат. Седьмого февраля — статья «Солдаты как поселенцы». Десятого февраля — статья «Солдаты-поселенцы. Будущее сельской Англии», невольно наводящая русскоязычных читателей на мысль о создании британцами аракчеевских поселений.

Мартовский выпуск издания «Соединённая империя» содержал воспроизведение речи в качестве статьи «Прощальный обед для сэра Райдера Хаггарда» (библиографическая редкость).

Восемнадцатого апреля — отчёт «Солдаты-поселенцы империи. Предложение Виктории». Райдер выступил в Мельбурнском королевском колониальном институте. Двадцать второго июля — отчёт «Поездка сэра Р. Хаггарда. Земля для бывших военнослужащих». Райдер посетил Южную Африку, Австралию и Новую Зеландию, проехал пятьдесят тысяч миль, навестил двадцать правительств, желая найти места, способные служить в качестве поселений. Первого августа — отчёт «Миссия сэра Г. Райдера Хаггарда. Земля для бывших солдат». Приводилось интервью с вернувшимся из поездки Райдером, упоминалось посещение им Канады. Двенадцатого августа — отчёт «Земля для бывших солдат. Краткое содержание отчёта сэра Р. Хаггарда».

Сентябрьский выпуск издания «Соединённая империя» — запись речи Хаггарда в статье «Депутация имперского земельного поселения при государственном секретаре по колониям и президенте совета по сельскому хозяйству. В декабрьском выпуске — речь Райдера от четырнадцатого ноября в статье «Имперское земельное поселение». Обе статьи — библиографическая редкость.

В декабре для «Виндзор Мэгэзин» Хаггард предоставил путевые заметки «Путешествие по Зулуленду». Двадцать восьмого числа разместил в «Таймс» короткую заметку «Записка мистера Уилсона. Британская огласка», предлагая для взаимной помощи британцам не отказываться от услуг американцев, и наоборот.

Как заметил читатель, вес в обществе сэр Райдер приобрёл значительный. Помимо ниши сельского хозяйства, он занял позицию ответственного за разрешение ситуации касательно отставных военных. Причём мыслил совместить одно с другим, вполне полагая допустимым существование поселений, где солдаты переквалифицируются в крестьян.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Райдер Хаггард — Публицистика 1909-12

The Times 1912 10 11

Первого марта 1909 года опубликован отчёт «Облесение. Взгляд мистера Райдера Хаггарда». Выражалась уверенность, если уже сейчас не заняться решением проблем леса, тогда на это в Англии никогда не найдут времени. Тринадцатого апреля сам Райдер написал некролог «Покойный сэр Маршал Кларк», зная умершего по Трансваалю. Двадцать седьмого декабря — отчёт о выступлениях в фермерском клубе Банги «Мистер Райдер Хаггард о сельском хозяйстве»: успех обязательно придёт. Более в публицистике Хаггард за 1909 год не отмечался.

Одиннадцатого марта 1910 года — отчёт о замечаниях на собрании благотворительного учреждения книготорговцев «Мистер Райдер Хаггард о Южной Африке». Райдер напомнил, что он один из тех, кому посчастливилось выжить среди членов экспедиции к зулусам, когда Кетчвайо сохранял силу, готовый военным вмешательством оспорить аннексию Трансвааля британцами.

Видя активную гражданскую позицию, читатель должен задаться вопросом, почему Хаггард вновь не избирался в парламент? На это Райдер ответил двадцать пятого апреля статьёй «Почему?», рассуждая, что он уже не молод, имеет другие устремления, вполне понимающий, добиваться целей может другими способами. Ему претит становиться политиком, хотя бы из-за неприятия необходимости лгать, без чего трудно пробиться в число власть имущих. Лучше сохранять нейтральное положение, при этом занимая положение в обществе, когда к твоему мнению должны прислушиваться и способствовать его претворению в жизнь.

Двадцать третьего мая — отчёт о выступлении на собрании ирландского литературного общества под заглавием «Мистер Райдер Хаггард об ирландском сельском хозяйстве». Райдер понимал, насколько Ирландия пропитана сельским духом, который ему близок уже по тому, что и он ратует за лучшие возможности для фермерского дела.

Двенадцатого июля вновь статья о политике — «Почему нет?». Хаггард подсчитал, во сколько народам Британской империи обходится содержание парламента. Цифра получилась у него внушительная, которую можно и не оглашать, прекрасно понимая — среди власть имущих не найдёшь бедных.

Шестнадцатого сентября — отчёт «Мистер Райдер Хаггард о сельском хозяйстве». Восьмого ноября — отчёт «Мистер Райдер Хаггард о вредителях». Выражалась уверенность — такими темпами и чума не за горами. Закрывал год отчёт «Датские средние школы» от двадцать первого декабря.

Шестого марта 1911 года — отчёт о выступлении на заседании Сельскохозяйственной палаты в Норвиче, обсуждалось «Выращивание сахарной свёклы в Норфолке».

Двадцать второго марта и третьего апреля — Хаггард написал по ставшей для него важной теме: «Сельская Дания». Шестого июня он приступил к рассуждению касательно «Закона об авторском праве». Его смущал срок в двадцать пять лет по смерти автора. Каким образом наследники будут отслеживать полагающиеся им десять процентов с реализации?

Пятнадцатого июля — отчёт о речи в Банги «Мистер Райдер Хаггард о бедности. Бремя цивилизации». Райдер продолжал отстаивать позиции Армии спасения. Двадцать восьмого июля — отчёт «Мистер Райдер Хаггард и публичные архивы», касающийся работы комиссии по публичным записям. Первого декабря — отчёт под заголовком «Бремя фермеров», Райдер выступил в Банги с обсуждением закона о сельском хозяйстве, суть которого сводилась к тому, что отныне фермер рассматривается государством не в качестве хозяйственника, а как посредник в деле сбора налогов с работников.

За 1912 год всего одна статья. Одиннадцатого октября опубликовано исследование «Египетская финиковая ферма. Финансовый аспект». Оказывается, в пустыне можно наладить прибыльное дело, но с отдалёнными перспективами, так как финиковая пальма плодоносит раз в десять лет. При определённых методиках первый урожай можно снять уже через шесть лет. Сами пальмы допускается продавать на волокна. Не стоит упускать возможность сдавать пустующую землю в аренду феллахам (крестьянам).

Автор: Константин Трунин

» Read more

Райдер Хаггард — Публицистика 1908

The Travel Magazine december 1908.jpg

Десятого января 1908 года опубликован отчёт о выступлении Хаггарда в фермерском клубе города Банги, названный однако как «Мелкие хозяйства Шотландии». Касательно этой статьи нужно пояснить — в некоторых источниках она именуется как «Мистер Райдер Хаггард и мелкие хозяйства». Тринадцатого марта — отчёт «Мистер Хаггард и детское законодательство» о речи Райдера в норвичском отделении Королевского общества по предотвращению жестокого обращения с детьми. Хаггард призывал взвешенно подходить к каждому случаю, всё тщательно перепроверять, особенно про те моменты, когда считается, будто детей насильно удерживают в одном месте продолжительное время.

Второго апреля написана статья «Торговля напитками и здравый смысл». Нужно бороться с пьянством: заключал Хаггард. Но как это лучше сделать? Кажется, пьяниц можно принудительно помещать в специальные учреждения, но за нахождение там они обязаны платить. Вполне допустимо создать с нуля структуру, способную взять опеку над пьяницами под собственный контроль. Но! В первую очередь пьяницам обязаны помогать те, кто продаёт алкоголь. Если пьяница не сможет себя содержать в учреждении, за него заплатят продавцы спиртных напитков. Пока Хаггард отмечал малоэффективной меру, продолжающую сохраняться, запрет на продажу алкоголя лицам, находящимся в состоянии опьянения. За нарушение запрета налагается штраф. Райдер посчитал необходимым ужесточить наказание, приравняв продажу алкоголя пьяным к содействую в совершении убийства. Хаггарду это казалось вполне разумным. Пьянство победить невозможно, но способ улучшения ситуации всё равно следует найти.

В июне для «Пэлл-Мэлл Мэгэзин» написана статья «Зулусы: лучшая дикая раса в мире» (библиографическая редкость).

Восемнадцатого августа статьёй «Воробьи» Райдер озаботился необходимостью бороться с вредителями. Ему не нравился тот урон, который эти птицы наносят сельскому хозяйству. Первым шагом он предложил очистить дома от воробьиных гнёзд, поскольку простое истребление не принесёт ожидаемого эффекта. Более того, в правительстве следует учредить должность по борьбе с сельскохозяйственными вредителями.

За излишнее стремление к уничтожению живых существ, последовала осуждающая реакция общественности, вследствие чего пятого сентября Хаггард написал статью «Воробьи, крысы и гуманность». Теперь он соглашался с необходимостью проведения изыскательных работ научными методами, дабы точно установить степень причиняемого вреда и приносимой пользы. Но как бы его не осуждали, все люди в равной степени тем или иным образом принимают прямое или опосредованное участие в убийстве животных.

Двадцать шестого ноября на страницах «Таймс» вышла рубрика «Письма королеве Виктории», среди семи лиц, чьи послания разместили, был и Райдер Хаггард.

В декабре для американского издания «Трэвел мэгэзин» — статья «Романтика великих рек мира. Современный Нил». К сожалению, данный выпуск относится к числу библиографических редкостей. К ним же причислим несколько предварительных замечаний к книге Джона Уильяма Робертсона-Скотта о козоводстве. Примерное содержание установить получится исходя из названий, при этом останется желание узнать смысловое наполнение.

1908 год получился относительно богатым на критический подход к осмыслению текущего положения. Слова Райдера более не оставались пустым звуком, его мнение становилось предметом общественного обсуждения. Если о чём-то он предпочитал размышлять, желал делиться мнением с другими. Когда-то он уже предлагал создавать приюты для собак, тем уберегая жителей Англии от угрозы заражения бешенством. Теперь подобие таких же приютов предлагал для пьяниц, представляющих угрозу не только себе, но и для общества в целом. Читатель помнит, сперва Хаггард призывал бродячих собак вовсе истреблять. Думается, таким бы образом он мог предложить поступать с пьяницами, чего не сделал, понимая абсурдность меры. А вот касательно вредителей он занял непоколебимую позицию, невзирая на исследования, считая всё, что губительно воздействует на сельское хозяйство, обязательно должным истребляться.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 4 324