Tag Archives: литература англии

Терри Пратчетт “Санта-Хрякус” (1996)

“Да какого чёрта, события просто случаются”
(с) Дидактилос, альтернативная гипотеза

Если кто не в курсе, то Санта-Хрякус ранее уже фигурировал в одной из книг Пратчетта. Учитывая количество книг, трудно установить в какой именно. Однако там он не был добродушным стариком, разносящим детям подарки с учётом заслуг и желаний. Отнюдь нет. Уже тогда Санта-Хрякус был чем-то подобным человеку, управлявшему санями, запряжёнными отарой кабанов. Но он отнюдь не был добрым. Отсюда и пратчеттовское Страшдество. Понятен юмор Пратчетта. Он снова берёт за основу наш мир, переносит всё в Плоский мир и начинает уходить в отрыв. Так вот, в той книге Санта-Хрякус оставлял за собой пятна крови, а вместо подарков после своего посещения – сосиски, либо ветчину. Как случилось, что Пратчетту пришла в голову мысль убить сами знаете кого, да нарядить в его одежду сущность Смерти – вот большой вопрос.

Несмотря на ажиотаж вокруг книги, я бы не стал её советовать людям, которые с Пратчеттом до этого знакомы не были. Слишком трудно им будет вникнуть во многие особенности сюжета. Я и сам-то порой сидел и вспоминал откуда пошёл тот или иной момент. Некоторые персонажи возникают спонтанно и на сюжет книги не влияют. У фанатов Пратчетта их небольшое участие в каждой книге уже праздник, а человеку незнающему это не покажется чем-то особенным. Он скорее задастся вопросом о нужности тех или иных деталей.

Откуда берёт Пратчетт свои идеи? Конечно из жизни. Казалось бы, такая банальная проблема – пропажа носков. У всех всегда после стирки возникает некомплект. Куда деваются носки? Может стоит поискать монстра в своей стиральной машине? Поищите. И убейте этого гада. Вновь Пратчетт увеличивает пантеон богов. Как вам бог похмелья? А неведомые аудиторы, стремящиеся уничтожить жизнь в Плоском мире? Или демоны всего и вся, вплоть до зубной феи. Пратчетт не обойдёт вниманием никого. Чистый синтоизм. Японцы будут рады от обожествления каждого предмета.

Вы ещё верите политикам? Пратчетт дал нам всем отличный рецепт:
“Дай людям варенье сегодня, они сядут и съедят его. А если пообещать, что дашь им варенье когда-нибудь завтра, в тебя будут верить вечно.”

Тем и ценен Пратчетт, что разбивает бытовуху в прах.

» Read more

Клайв Льюис “Пока мы лиц не обрели” (1956)

Существовала ли контркультура в Древней Греции в том смысле, что придаём мы контркультуре сейчас? Наверное существовала. Просто та контркультура для нас давно стала историческим наследием и приравнивается к памятникам античной литературы. Будь Клайв Льюис древним греком, то наверное жил бы в бочке и ел овсянку, придумывая небылицы на потеху публике. Вот сказ о “Зевсе, Гере и прогулке под грозой”, вот сказ о “Геракле, сыне Зевса”, вот “Плавание до Трои”, а вот наследие для потомков в виде переосмысления мифа о Психее, составленное по следам новоплатоников.

С первых страниц поражаешься обилию жестокости. Перед читателем не цивилизованная Древняя Греция, а одно из варварских государств. Правит им тиран, но не в хорошем смысле этого слова, а в смысле слова наших времён – жестокий правитель. Ни с чем не считается, для него нет авторитетов. Его окружение – шуты. Он сам – сравни небожителю. Нет закона выше его и нет закона ниже, он и есть закон, его слово веско, сам он бог своей паствы. Жестокость тирана усиливает отсутствие наследников, многочисленные жёны рожали ему только дочерей. Его жестокое сердце превратилось в камень. Ему ничего не стоит убить в порыве гнева слугу, отправить дочь в жертву богу и даже оскопить по прихоти. В таком окружении растёт одна из дочерей, что выступает в роли рассказчика.

Повествование при первом ознакомлении очень напоминает стиль Кутзее. Флёр философии погружает читателя в собственные размышления. Льюис ставит вопросы, но не на все отвечает. Трудно отнести книгу к религиозным, она скорее антирелигиозна. Отношение к богам – по сути главная сюжетная линия книги. Рассказчик на всём протяжении сюжета говорит о жестокости богов, о их наплевательском отношении к верующим. Боги у Льюиса больше напоминают небожителей, которые могут существовать сами со себе. Но Льюис не учитывает, что бог не может существовать без веры, что грамотно отразил Пратчетт в “Мелких богах”. Льюис также склонен впадать в заблуждение, окутывающее людей до сих пор, что верующих, что неверующих. Принято не просто верить в бога, а поклоняться ему. Вспомните только определение верующих – “рабы божьи”. При таком подходе возникает внутреннее чувство аболиционизма, то есть неприятия факта рабства как такового, желание его с себя сбросить и вывести из заблуждения других. Религия – тонкая штука. Её изначальное значение всегда ставилось против светской власти. Издревле стать всем, благодаря религии, могли люди, которые иным способом до власти никогда бы не дошли, кто по рождению, а кто по своим военным способностям. Не читайте повесть Шекли “Координаты чудес”. Пребывайте в забвении, иначе перевернёте мироощущение и никогда не вернёте его уже назад.

При чтении книги, почему-то погружаешься в транс. Льюис видимо знал тайные подходы к своему творчеству. Повествование идёт, а ты им любуешься и его восхваляешь. Какие-то струны души задеваются. Наверное – неприятие жестокости в повседневной жизни. Кого-то покоробит сомнение в богах. Кого-то, что сомнения обернулись познанием богов. Богов много и они жестоки. Нет единого бога, несущего любовь. Даже богиня любви скорее богиня зависти и мести.

Пока мы лиц не обрели… пока мы не познали в себе бога… пока жестокость правит всем вокруг… снимите маску.

» Read more

Льюис Кэрролл “Алиса в Зазеркалье” (1871)

Алиса в Зазеркалье – рваное неравномерное произведение. Нет чёткого сюжета. Наша героиня просто фантазирует. Нет кролика и нет погони. Есть котёнок, под рукой зеркало (видимо кривое) и безудержная фантазия Кэрролла. После каждой сцены неведомый режиссёр в голове кричит твоему внутреннему оператору – “Стоп! Снято! Переходим к следующей сцене”. Таким образом и протекает вся книга. В ней нет смысла, нет какой-либо философии, есть просто издевательство над языком. И рассчитана книга на совсем маленьких детей, познающих мир. Для них данная книга – клад.

Стоит лично пожать руку переводчику. Сам перевод иностранной литературы – подвиг. А полная адаптация под родной язык – двойной подвиг. Не знаю, правда, на сколько при этом искажается содержание. Не в этом суть. При дословном переводе книга вообще бы ничего из себя не представляла. Главное – игра слов.

Вот, смотрите, бабочка. Да, ба – бочка. Такая большая бочка. И летает ведь. И питается весьма просто – в неё еду наливают. А вот слепень. Он действительно пень и его рубят. А вот осина… большая такая осина, представьте как больно жалится. Смотрите, мимо пролетела стрикоровы. Подумать только, когда-то она была стрикозы, а теперь вон какая вымахала. Теперь стрикоровы. Прокорми такую. Заметили, что тут гиппопотут, а вон там гиппопотам? За вареньем приходите завтра или вчера, в другие дни варенье не выдаётся.

Сумбур и абсурд + малая порция английского юмора, который, как известно, любит высмеивать окружающих именно с позиций абсурдности ситуации. В каких-то книгах такой юмор трудно переварить органически. Тут же он как нельзя к месту. Удручает, что книга выветривается из головы моментально. Впрочем, в ней нет ничего, что нужно запоминать. Такого рода парадоксы в нашей жизни случают регулярно. Кто-то их записывает, иные посмеются и забудут.

» Read more

Гилберт Честертон “Приключения отца Брауна” (начало XX века)

Честертон – писатель-загадка. Он мало кому известен, его книги тоже мало кому известны. При этом Честертон был плодотворным писателем. И писал он хорошо. Только если и запомнился, то как автор рассказов о священнике-детективе. Возможно, специфичность персонажа наложила отпечаток. Средневековый братец Тук вернулся, оставив Робин Гуда в прошлом, он воплотился в отца Брауна и продолжил свои проделки, но уже в начале XX века. Каждый рассказ – полноценная история с порядочной долей морали. Можно смело занести отца Брауна в проповедники, а Честертона в популяризаторы христианской добродетели. Если Клайв Льюис позже будет нести свет в массы с помощью “Хроник Нарнии”, то Честертон бьёт прямо в лоб и без всяких аллегорий.

Честертон начал писать тогда же, когда за перо взялись Джек Лондон и Теодор Драйзер. И весь свой жизненный путь он прошёл рядом с именитыми американскими писателями. Кому-то нравились приключения, кому-то драмы, а кто-то предпочитал усвоить новый урок от отца Брауна. История рассудила так, что творчество Честертона подзабылось, разрослось в разные стороны. Уже и не найдёшь какого-то определённого сборника с рассказами, всё раскидано по разным книгам, ориентируясь на слепой выбор или на вкус издателя.

В представленном аудиосборнике имеются следующие рассказы: Сапфировый крест, Летучие звёзды, Странные шаги, Злой рок семьи Дарнуэй, Небесная стрела, Невидимка, Сломанная шпага, Проклятая книга, Тайна отца Брауна, Тайна Фламбо.

В большинстве рассказов высмеивается чванство и напыщенность английских аристократов, отличимых от своих слуг только надменно поднятым подбородком и чувством собственной важности. Господа не могут заметить очевидного. И каждый раз перед читателем появляется отец Браун, толкующий благородным особам всю небесность их жизни, просит опустить взор на землю и хотя бы раз в жизни постараться увидеть людей вокруг себя. Любого преступника можно легко найти и обезоружить, если проявить хоть каплю снисхождения к самому себе. Правда отец Браун крайне милостив и прощает почти всех преступников, даруя им спасение в религии.

Похождения отца Брауна – это прежде всего рассказы о людях, наблюдательности и справедливости, а уж только потом увлекательные детективные истории, где тайное становится явным только на последней странице.

» Read more

Эдуард Гиббон “Закат и падение Римской Империи. Том 4″ (XVIII век)

Четвёртый том замечательного объёмного труда Эдуарда Гиббона касается тяжкого времени для бывшей Западной Империи и благостного возвышения Византии. Античность уступает свои права средневековью. Близится тёмное время, что погрузит Европу на века в невежество. Пока же перед нами руины некогда единой Империи, покорившей практически весь известный ей мир, за это и поплатившейся, став прообразом для всех последующих крупных государств, разваливавшихся на пике своего могущества, дойдя до стадии морального разложения общества и всеобщего упадка на фоне усиления позиций соседних государств. Не всё ладно в книге, Гиббон откровенно наполняет том лишней информацией, которую следовало бы издать отдельными работами. Слишком уж она мало касается общего фона для разговора об упадке.

Начинается книга с гуннов. Толком ничего конкретно не рассказано. Аттила всем грозил, считал себя царём мира, требовал для себя покорности и всех несогласных стирал с лица земли, превращая каменные стены в пыль, а их жителей вырезал до единого. Умер после пьянки. Достойно жил, славно окончил свои дни. Боялись его все, даже гордые германцы. Везде Аттила оставил след и пожалуй именно ему надо было уделить больше внимания.

В пятом веке Западная Империя разрушена. Бывшие владения захвачены готами. В Италии Королевство Италийское, север Африки подмяли под себя вандалы (говорившие, между прочим, на языке схожем со славянскими), территория современной Испании и половина современной Франции принадлежит вестготам. восточная часть соответственно различным племенам остготов. Племена дружно не живут, а активно воюют. Саксы истребляют всех бритов и захватывают современную Англию и Уэльс. Франки и Алеманны тоже пытаются урвать свои куски. Особо интересно то, что король франков Хлодвиг вёл войну за овладение Галлией. Весьма неожиданная информация для человека, который считал Францию почившей Галлией. Всё оказывается было куда как запущенней. И франков никогда не было единых, там ещё больше тысячи лет своё право бургундцы имели и прочие ныне французы. Не стоит готов того времени воспринимать как варваров, они уже уподобились римлянам и отличались от них тем, что говорили на своих языках. Правда, почему-то не так сильно любили бани, видимо первые монахи на них так неблагоприятно влияли.

Агрессия готов заставляет чиновничий аппарат бывшей Западной Империи бежать под крыло Византии с потерей всех прав. Отсюда, безусловно, пошёл второй Рим. Мало кому известной информацией является и то, что при Юстиниане Византия вернула себе часть земель некогда единой империи. Храбрый непобедимый полководец Везалий уничтожил вандалов, преподнеся своему императору Африку, а затем отвоевал Рим, едва не возродив империю заново. Лично я никогда не знал до прочтения книги, что Рим был под управлением Византии. Длилось это недолго, но всё-таки это было.

Вновь Гиббон касается темы христианства. Именно оно погубило первый Рим, погубило второй Рим и, будем надеяться, не погубит третий Рим. По прежнему сильны позиции арианства. Католикам впервые удаётся найти покровительство целого государства — их веру принимают вестготы. Неудивительно, что наиболее набожными стали их наследники в виде современной Испании и тех королевств, что привели к её образованию. Католиков унижали как могли. Отрезать нос, уши, пороть плетьми, насильно переводить в арианство и карать за отступничество — считалось праведным делом. Православные в этом деле не отставали, хотя они тоже обделены вниманием Гиббона. Перед нами противостояние католичества и арианства. Гиббон не прописывает причины упадка арианства и толком не объясняет возвышение католицизма.

Отдельно Гиббон рассказывает о возникновении монашества. Некий Антоний из Египта стал первым. Его подвиг быстро обрёл популярность. А зная ранних христиан, патологически влекомых к самоистязанию, ревностному желанию доказать смысл жизни через страдания, не трудно понять причину массового исхода в монахи. Правда, ранние монахи скорее вызывали отвращение у окружающих. Внутренние кодексы запрещали мыться, хорошо питаться, пить много вина, одеваться в одежду дороже самой дешёвой, носить обувь. Разрешалось спать на голой земле, общаться только с себе подобными. С остальными контакты не поощрялись, дабы не искушать плоть и мысли. Неудивительны после этого заболевания чумой и прочими инфекционными заболеваниями. Очаг заражения всегда находился рядом, он постоянно мигрировал из одной страны в другую. Также поощрялось доносительство на оступившихся монахов. Внутренняя цензура в те времена была очень жестокой.

Вторую половину книги Гиббон посвящает Юстиниану. И рассказывает не всё. В пятом томе ожидается продолжение. Со слов Гиббона Юстиниан не был хорошим правителем, он был новатором. Византия при нём приняла новый облик, но почему-то он всё-таки был плохим правителем. Во-первых, он родился как дакийский крестьянин, пришёл к власти в ходе затянувшегося дворцового кризиса. Во-вторых, он выбрал себе в жёны гетеру Феодору, список клиентов которой превосходил весь его чиновничий аппарат. В-третьих, он изменял законы под себя, начиная с разрешения жениться императорам на актрисах и гетерах. В-четвёртых, люди для него являлись расходным материалом, даже непобедимый полководец Везалий после многих побед был отправлен им на свалку истории, а после смерти Везалия всё его имущество присвоил себе.

С любопытством узнал о войнах спортивных фанатов. Это сейчас баталии на футбольных стадионах кажутся явлением обычным, а смерть одного из фанатов принимается обществом с осуждением, но с принятием как данности. Во времена Юстиниана такие фанаты могли насмерть заколоть тридцать тысяч фанатов противоположной стороны и сделать вид, что так и надо было поступить. Только в Византии вместо футбола были скачки на колесницах и четыре команды, разделённые по цвету плащей: зелёные, синие, красные и белые. Это были не просто группировки, а ставшие со временем политическими партиями. Даже император мог принадлежать только к одной из них и своей властью делать уступки лишь своим. Такое явление возникло задолго до Византии, ещё в единой империи было такое разделение.

Византия активно контактировала с соседями. Если с западными соседями всё понятно, то другой интерес представляют восточные соседи. Перемирие с персами позволило навести порядок в Африке и взять Рим, зато последующая война вынудила Византию платить дань за спокойствие. На горизонте нарисовались турки, пришедшие из предгорий Алтая, гонимые слухом о разваливающейся империи на западе, им тоже захотелось откусить кусок пирога. Не знали те турки, что жить им спустя тысячу лет предстоит на территории Византии и иметь сильное государство. А пока ходили походами на Камчатку, плавали к северному полюсу и брали себе в жёны китайских принцесс. Другим важным соседом был, конечно, Китай. С ним Византия торговала и по суше, и по морю. Одно время Византия выращивала шелковичных червей, обойдя в этом искусстве даже Китай. Об одном сокрушается Гиббон – вместо червей надо было завезти книгопечатание.

Завершается книга жизнеописанием Везалия. Не знаю, зачем Гиббон сделал такой упор на его фигуре, написав про полководца больше, нежели про его императора. Зачем-то про изменницу-жену рассказывал. К основной теме книги похождения его жены уж точно никакого отношения не имели. Последние страницы посвящены кометам и чуме. Книга превратилась в мелодраму с элементами астрономии и медицины.

» Read more

Терри Пратчетт “Ноги из глины” (1996)

Глина от глины моей (с)

Чёрт его знает какая книга в цикле. Чёрт его знает какая про городскую стражу. Я уже сбился со счёта. Точно пока не дошёл до второго десятка. Но дело к тому идёт уверенными шагами. Вновь перед нами вся харизма старины Терри. Именно в цикле про стражу он уходит в свой неподражаемый отрыв. Он не издевается над действительностью как в ведьмах. Не смотрит с сарказмом на суету сует жизненных передрягах как в книгах о Смерти. Стража – отдых. Стража – настоящий Пратчетт. Вся его суть и весь его юмор. Самый первоклассный. Лучше нет и не будет.

Жизнь города сложна для понимания. Не всё просто в мегаполисе. Действия героев приносят восторг. Вот Ваймс уворачивается от очередного наёмного убийцы, вот Витинари слёг в постель от рук таинственного яда, вот Моркоу уступил свои притязания на трон Шноббсу, вот феминизированный гном, вот сочувствующий ему оборотень. Необычно мало троллей, необычно мало появлений Смерти. Отсутствует СРБН Достабль. Но зато Пратчетт наконец-то знакомит нас с големами и вновь напоминает о существовании вампиров.

Книга как детектив. Совершается убийство. Городская стража его расследует. От загадочных происшествий бунтует гильдия волшебников, в растерянности отнекивается гильдия наёмных убийц, а гильдия алхимиков выгоняет самоучку-открывателя новых методов расследования преступлений. Колыхаются воды в Анке. Великий Голем жаждет справедливости. Он выведет свой народ. Он должен принести спасение. Разойдутся воды реки. А если не разойдутся, то в Анке легко прорыть ход.

Скажу честно. Имя Розы Эко сдулось к середине книги. Его идея не подошла Плоскому миру.

» Read more

Вальтер Скотт “Квентин Дорвард” (1823)

Обстановка книги Вальтера Скотта такова — перед нами Франция, её король Людовик XI, его стража и юный Квентин Дорвард. События происходят немного погодя после Жанны д’Арк. Казалось бы, должно быть интересно. К тому же книгу писал Скотт, матёрый автор на историческую тематику. К изложению, к сожалению, он подошёл с академической стороны. Да, быт описан прекрасно. Гордые шотландские дворяне в личной страже французского короля поражают своей брутальностью, независимостью и способностью поставить на место кого угодно, включая своего нанимателя. И как только король не боялся оставаться с ними наедине? Благо у шотландцев имелось понятие чести и преданности. Поэтому король и не боялся. Можно было смело платить и быть уверенным в преданности. Пока платишь — бояться не надо.

Противником короля Франции является король Бургундии. Якобы вассал, но сильнее сюзерена. Денег больше, армия упитаннее. В любой момент может сбросить с себя протекторат. Исторически сложилось по другому. Мы знаем Францию, не знаем Бургундию. Скажете, а причём тут политика… вы правы. Она ещё как причём. Дорвард мелькает лишь в начале книги и в конце. Остальное время Вальтер Скотт грузит читателя дворцовыми интригами. Да до того скучными, что пусть о них лучше читают историки-любители сего периода истории.

Бич улиц и вне городов того времени – это цыгане. Их почему-то вешают при любой удобной возможности, а заодно и тех кто рядом стоит. Даже Дорварда чуть не повесили. Ах, как я восхищался началом книги. Так красочно, такое погружение, с ума сойти. Голова кружилась от подробных описаний. И вот начались интриги. Расстроился. Огорчило продолжение. Напрочь испортил настроение финал. Нет, не хочу… меня обманули в ожиданиях. Коварный Вальтер Скотт.

» Read more

Эдуард Гиббон “Закат и падение Римской Империи. Том 3″ (XVIII век)

Похоже, богатое на эмоции и сочные слова время закончилось. Гиббон переходит к сухому изложению событий. Это крайне затрудняет чтение и понимание материала. Информация плохо откладывается и совсем не усваивается. Становится больше сюжетов. Гиббон уже не может однолинейно вести рассказ. Ему приходится прыгать с одного места на другое, что также не облегчает чтение.

Книга знаменуется торжественным моментом развала Римской Империи на два государства. Она не распалась после Константина Великого, как принято думать. Она распалась позже. В то время на троне западной Империи восседал Гонорий, являвшийся соправителем Валентиниана Третьего. Если вы не в курсе, то расскажу вам ещё раз. В Риме принято было иметь сразу несколько императоров. Иногда их число доходило до восьми. Трудно было управлять обширной империей в те времена. Это можно понять. Императоры умирали, их заменяли другие. Константин Великий объединил Рим под единой властью. Его дети Империю разделили вновь. И вот настал критический момент, когда Валентиниан умер, а западная Империя пала. Произошло это в один год. С этого момента перестала существовать единая Империя. Восток оставил за собой право называться Империей, а запад был захвачен готскими племенами. Сын Алариха Фритегерн пошёл на большее. Ему захотелось на обломках старой создать новую империю, но уже во главе с готами. Не получилось. Слишком широкой была душа у варваров.

Готы давно грабили Рим. Они уже несколько столетий свободно диктовали ему свою волю. Всё началось с Атанариха. Он первым дерзнул что-то требовать с Рима. Он же чуть не разграбил город. Был нрава доброго. Даже своего императора готы сумели поставить. Таково было влияние. Лишь бы не грабить Вечный город. Сам Рим к тому моменту уже не являлся важным для империи. Скорее как красная тряпка для быка. Там сидел сенат. Императоры с четвёртого века перебрались в Ровену и даже не думали посещать некогда так важный для них город. Империя воспитала варваров, теперь принимает их волю.

Империя потеряла Германию, потеряла часть Армении, уступив её Персии. Подавляла народные бунты, усмиряла кочевников, пришедших из степи и ставших новой грозой. Эти варвары были варварами для готов, которые, как нам известно, были сами варварами. Арабы пили кровь прямо на поле боя, припадая к шеям поверженных солдат. Котёл противоречий закипал. Окончательно уничтожено язычество. Империя исповедует христианство. До сих пор нет единой формы религии. Императоры отдают предпочтение арианству. Перед вторжением готов Рим насчитывал один миллион двести тысяч жителей. Многое потерял после разграбления. Аларих, руководивший вторжением, особенно бережно относился к христианам. Требуя от своих воинов почтительного к ним отношения.

И вот перед нами встаёт фигура Атиллы. Новый вождь, король кочевников. Связующее звено между Римом и Китаем.

» Read more

Джером К. Джером “Трое в одной лодке, не считая собаки” (1889)

А вы знали, что у бравого солдата Швейка было три отца? Они тихо-мирно сидели себе в пражском дурдоме, воображали собаку (о чём Джером признавался лично) и пускали уточек в ванной, когда им разрешали искупаться. Бултых! И брызги по палате… По какой причине они там находились неизвестно, один из них мнил себя лондонским гондольером, как-то раз в жизни совершившем плавание на лодке по Темзе в составе ещё двух человек. Его история нам известна. Двое других всегда молча поддакивали, иногда изрекали что-то сумбурное, картинно закатывали глаза, кричали что-нибудь вроде «йеп!» и впадали в ступороподобное состояние. Сплошная радость психиатру, беды с этими пациентами у него не было… вот только лай одного из них по ночам мешал спать дежурной медсестре, да кто-то из санитаров иногда жестоко кусал (обо всём этом Джером не рассказывал, т.к. не знал Швейка, что немудрено, он тогда ещё не родился).

Джером оставил нам свои сказания, их можно охарактеризовать как песни британского акына о плавании по Темзе с любимой девушкой, рассказанные им самим и записанные позже. Английский юмор лично мне решительно непонятен, если это вообще английский юмор. Странная страна Англия. Еда невкусная. Погода ужасная. Юмор специфический. Одна мука там жить. Видимо и юмор у них такой мрачный из-за мрачности жизни. Пытаются англичане хоть как-то компенсировать скудность всего остального. Даже не юмор, а циничные едкие замечания. В чём-то Джером был прав. Он точно описал синдром студента-медика третьего курса, когда по изучении болезней учащиеся на полном серьёзе пытаются у себя найти симптомы заболеваний. Джером, правда, за уши всё притягивает. Впрочем, это стиль Джерома. Берёт ситуацию и начинает дурака валять, доводя всё до полного абсурда. Ведь не зря я про Швейка вспомнил. У того хоть справка была о умалишённости, тут же вовсе непонятна излишняя категоричность, скатывающаяся к лёгкой форме идиотии. Понравился момент о женщине с веслом. Проблема водителей женского пола давно вошла в анекдоты. А ведь подумайте, тогда машин-то не было, а проблема была. И ничем она от сегодняшних дней не отличается, будто и не прошло ста пятидесяти лет. И про отношение к работе классный момент, кстати. Эх, не был бы Джером так категоричен, книга могла мне и понравиться. А так в дурку таких персонажей, как ещё живыми на сушу выбрались, а не утопли.

Трое в лодке, не считая собаки – это Улисс в комедийной обработке.

» Read more

Томас Майн Рид “Охотники за скальпами” (1851)

Когда-то давным-давно, в веке этак позапрошлом, не было никакого развлечения, иначе как читать книги. Только из книг можно было почерпнуть знания. Журналы-то не печатались, а если и печатались, то слишком малым тиражом, да и кому их было читать, разве что интеллигенции. Книги тоже крестьяне не читали. Поэтому давайте не будем особо над вступлением заморачиваться. В то время кто-то увлекался географией и читал Верна, кто-то хотел познать человеческую психологию и читал Бальзака, кому-то нравилось изучать нравы других народов, они читал Буссенара. Оккупировали французы весь Олимп. Славны их дела были в XIX веке. Почёт и уважение. Одно но! Изучать нравы других народов можно было по книгам Майн Рида, не француза, а англичанина. Маленько другой спектр мировосприятия и мироощущения. Не человеческий фактор взаимоотношений, а сугубо потребительское отношение к миру. Вот и сквозят книги Майн Рида жестокостью, обыденностью, отсутствием романтизма.

“Охотники за скальпами” – третья книга Майн Рида и третья книга Майн Рида мною прочитанная. Написана до крайности сухим языком, но богатая событиями. До налёта загадочности как во “Всаднике без головы” ещё 14 лет. Промежуточно прочитанный “Белый вождь” смазал радостное впечатление. А теперь и вовсе не знаю, что думать. Как-то неприятно стало на душе. О таких приключениях читать не хочется. Какой-то парень прибился к каравану, пободался с буйволами, оправлялся от ран, тонул в зыбучих песках, а потом в составе Охотников за скальпами (не индейцев, а именно белых людей) пошёл мстить за своё похищенное добро.

Если вам интересны нравы индейцев, то книгу обязательно стоит прочитать. Отношения с белыми у них довольно странные. Ходят друг к другу как в гости, льют реки крови, угоняют людей. А потом обиженные по-дружески идут на поклон, отбирают своих людей обратно со словами “Да это же наше”. И спокойно уходят. Странные нравы.

» Read more

1 17 18 19 20 21 22