Tag Archives: литература россии

Георгий (Тихон) Шевкунов «Несвятые святые и другие рассказы» (2011)

Тихон Несвятые святые

Жить в настоящем прошлыми представлениями, желая ими обеспечить будущее — это отражение устремлений почти каждого религиозного направления в человеческой мысли. Покуда так продолжит быть, нового не появится. Вот и Тихон (на момент издания в сане архимандрита) написал сперва подобие патерика, а после рассказал о себе и занимательных случаях из лично им виденного или от кого-то услышанного.

Первое, на что опирается Тихон, он склонен ссылаться на философов из эпох Возрождения и Просвещения, желавших познавать мир через Бога, будто человеку требовалась изначальная сила, сообщающая движение всему сущему. На деле же — люди продолжали бояться реакции церкви, наделённой правом осудить их за ересь и казнить. Не смотря настолько глубоко, Тихон привёл цитату Блеза Паскаля. Всё истинно от Бога — такой постулат следует принять за истину.

В религию Тихон пришёл по собственной воле. Как он признаётся на страницах, побудило его к тому посещение спиритических сеансов. Сомневаясь в правдивости общения с духами, требовалось понять, с кем же велась беседа. За разъяснениями он обратился к духовному лицу, объяснившему это кознями бесов. Проникнувшись свежими для него представлениями, Тихон решил провести десять дней в Псково-Печерском монастыре, где он рано вставал, очищал выгребные ямы и жил в сомнениях, лишённый влияния мирской суеты. С той поры, ибо после он не мыслил себя без религии, Тихон задумался о смене жизненных приоритетов.

Ценить живущих в монастыре есть за что. Дабы это доказать, Тихон составил жизнеописание святых отцов, сохранив для потомков собственноручно написанный отечник, по содержанию напоминающий Киево-Печерский патерик. Описываемые им мужи достойны восхищения, поскольку воплощают своими устремлениями всё то, что кажется уже не свойственным православию. Если брать труды отцов церкви тысячелетней давности, то видишь в них ровно то, чего никогда не повторялось в последующем, вплоть до раскола и после него. Может Тихон выбрал наиболее тому соответствующих людей? Для того им и писался отечник, дабы показать жизнь истинно святых отцов.

Тихон посчитал необходимым описать пещеры Псково-Печерского монастыря. Братию не хоронят, но их тела располагают в галереях под землёй. Удивительным признаётся тот факт, что не происходит разложения. Для создания данного эффекта ничего не используется, всё происходит по воле Бога, ибо такому полагается быть, какие объяснения тому не старайся найти. Конечно, разрешить сие затруднение можно, предложив ряд возможных вариантов. Тихон не пытался понять, поскольку иному не бывать: такова метафизика религиозных догматов.

Особое значение Тихон придаёт послушничеству. Нет ничего лучше жизни в смирении, принимая ниспосланные испытания. Церковь и будет показывать идеальные свои качества, пока ей приходится бороться с противлением. Говоря в глобальном смысле, похожее происходит с каждым отдельно взятым верующим, посвятившим жизнь служению Богу. Тут и проявляются благие черты, заставляющие приходить к смирению. Агрессия в мыслях не допускается, а её проявление приравнивается ко греху, накладывающему строгие ограничения в последующем. Но разве избежишь гнева, сталкиваясь с неприятностями? И, опять же, не всё так однозначно.

Описываемые Тихоном «несвятые святые» воевали: должно быть убивали; сидели в лагерях: идеальное воплощение судьбы страстотерпцев; противились власти: представляемый на страницах Псково-Печерский монастырь — единственный не закрывшийся в Советском Союзе. Все вызывают у Тихона восхищение, за каждого из них он неизменно рад, всякий поступок, совершённый ими, принимает за должное. Пусть то будет обычное нарушение правил дорожного движения, либо проявление халатности по отношению к жизням других, всё это описывается с юмором. За всякое прегрешение человека постигает кара. Касается она и святых отцов, должных принять смерть за неосмотрительность, к чему Тихон и подведёт в итоге повествование.

Не забывает Тихон указать на посылаемое благо каждому верующему человеку. Существуют специальные молитвы, произнесение которых способствует достижению определённого результата. Например, для обретения потерянного нужно читать пятидесятый псалом и символ веры. Сомнительно? Тихон приводит историю, когда украденное возвращалось, причём без каких-либо надежд на это. Благо даруется и в виде совпадений, позволяющих установить истину. Для этого Тихон рассказал случай с лживым послушником, чьё бесчестье позволило установить череда случайных событий, благодаря коим правда стала очевидной.

Много о чём написал истории Тихон. Он показал жизнь определённого круга людей, стремящихся приблизиться к образу духовных лиц прежних веков. В том они находят покой, и пусть так оно и будет. Главное, религиозно настроенному человеку нужно отягощать себя необходимостью смирения и отказаться от идеи смирения нужд мирян. Агрессия церкви по отношению к противно настроенным ей людям — это такой же грех. Остаётся надеяться, что это всем понятно.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин «История государства Российского. Том VIII» (1818)

Карамзин История государства Российского Том VIII

Должный царствовать на протяжении пятидесяти лет, Иоанн IV Грозный воссел на трон в трёхлетнем возрасте. Сообразуясь с этим, Карамзин разбил описание правления на два тома, в первой части отразив события до 1560 года. Особую важность имеют обстоятельства формирования мировоззрения будущего царя всея Руси, воспитанного в окружении боярских распрей. Важным нужно считать и то, что не все желали видеть в Иване государя, желая заменить его своим ставленником. Позже это неоднократно будет подчёркиваться Иоанном IV, боявшимся потерять власть, вследствие чего он начнёт уничтожать бояр.

До начала расправы требовалось устранить внешнюю угрозу, исходившую от татарских ханств. Первой должна пасть Казань, раздираемая между разными правителями. Не сразу Ивану удалось взять её штурмом, для того потребовалось несколько походов. И когда ему исполнилось двадцать два года, тогда ситуация сложилась в его пользу. Сведений о той осаде сохранилось достаточно, чего только стоят воспоминания Андрея Курбского. Херасков несколько веков спустя напишет своеобразное подражание гомеровской Илиаде, взяв для сюжета именно захват Иоанном IV Казани.

1552 год особый. Покорённое Казанское ханство снова стало принадлежать Руси, как то было в прежние времена. Иван с того момента понял, как ослабло влияние крымских татар, чья воля подавлялась, покуда в последующем не будет захвачена Астрахань. Пришло время для низведения бояр в могилы. Не сразу Грозный примется за это — он ещё не обезумел. Безумство к нему придёт в 1560 году, вместе со смертью его жены Анастасии.

Пока Иван испытывал подданных. Один раз он притворился смертельно больным, поняв, кому следует доверять, а к чьей судьбе проявить особое пристрастие. Карамзин показывает, насколько опасались бояре видеть на троне сына Грозного, боясь получить в качестве регента выходца из рода Захарьиных-Юрьевых. Рассказывает о том Николай с живостью, делясь чувствами каждого действующего лица, словно забыв о проводимом им анализе истории. Ведь не художественное произведение он писал, не события почти тысячелетней давности, где приветствовалась фантазия да слово красное. Пусть как раз такой стиль изложения лучше запоминается, только на те ли моменты акценты Карамзиным расставляются?

Пятидесятые годы XVI века — это первые торговые связи с Англией. Английские купцы старались добраться до Китая в обход через северные воды. Им встретился русской порт, откуда их доставили в Москву. Благожелательный настрой сохранялся с той и с другой стороны. Купцы из Англии получили право на торговлю без ограничений. Русские, видимо, добились таких же прав. Впрочем, если уже купцы с Руси до Индии оказывались способными добраться веком ранее, а ещё раньше по библейским местам паломники ходили, то так ли велико значение отношений с Англией?

Грозный добавил себе в титул владение Лифляндией, что ухудшило отношения со Швецией. Помимо того, в титуле значилось владение Сибирью. Влияние Иоанна IV росло, осталось захватить Астрахань, после чего беспокоиться об угрозах Руси не придётся.

А теперь спрашивается — зачем в подобном виде излагать сочинения Карамзина? Сделать это иначе не получится. Прежде уже было сказано, как Николай работал над «Историей государства Российского», повторяться о том не имеет смысла. Теперь позволительно выделить основное, на чём следует останавливать внимание. Кроме того, восьмой том — последний из подготовленных для публикации в 1818 году. В дальнейшем содержание работ Карамзина может измениться, о чём обязательно нужно помнить. Пока же нужно поставить точку, ибо скоро стране грозит смута, начало ей положено не после 1560 года, а до него.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин «История государства Российского. Том VII» (1818)

Карамзин История государства Российского Том VII

В царствование Василия III Иоанновича Карамзин отмечает два периода. Первый — борьба с Литвой и татарами. Второй — спокойное правление. Русь продолжала оставаться между противоборствующих сил, вследствие чего хроника богата событиями. При обилии обстоятельств Николай не мог каждому из них уделить отдельное внимание, художественно обработав и придав приятный для чтения вид. Седьмой том в прежней мере сух. Повествование преображается к концу, когда подходит время для выводов из результатов правления. Нигде не был так красочен слог Карамзина, как в описании последних дней Василия III, умершего в возрасте пятидесяти четырёх лет, передав страну наследнику в виде крепкого государства.

Основным источником проблем являлись крымские татары. Русские давно забыли дорогу в места их обитания. Некогда земли Руси распространялись и далее, но с той поры минуло достаточно лет, чтобы о том перестать вспоминать. Желаемая сфера влияния, находившаяся между крымскими татарами и русскими включала все те ханства, покорить которые предстоит уже сыну Василия — Ивану IV Грозному. Сам Василий желал мира, коего сумел добиться.

Литва, другой соперник, владела древними русскими городами. Смоленск порядка века находился под их управлением. Василий считал важнее восстановить единство страны, собрав утраченное предками. В качестве помощников опираться приходилось на крымских татар, без зазрения совести воевавших за ту и другую сторону, не гнушаясь, при удобном случае, грабить каждого из временных своих союзников. Пока Русь и Литва желали придти к разрешению территориальных споров, их общий сосед не хотел видеть мира между ними: чем слабее оказывались страны, тем спокойнее крымским татарам было устраивать набеги.

Рассказывая о Василии III, нельзя не оговориться о его первом бесплодном браке. Карамзин почти о нём не распространяется, уделяя внимание второму браку, от которого родились двое сыновей. Старшему отпрыску на момент его смерти шёл четвёртый год. О том, какие проблемы возникли из-за столь поздно появившихся наследников, читателю предстоит узнать в следующем томе сочинений Карамзина.

Не будь описания последних дней и пострижения в монахи, не иметь читателю толкового представления о Василии III. Был он привлекателен внешне, обладал благими помыслами. О внутренних противниках Карамзин толком не распространялся, поэтому создалось впечатление об идеальной среде для деятельности. Василию требовалось находить подход к Литве и крымским татарам, что он и делал, доказав своё историческое превосходство над ними.

Будучи крепким здоровьем, умер Василий III он некоего нарыва, случившегося с ним на охоте. Никто из лекарей не взялся его лечить, потому Василий использовал оставшееся время для передачи власти наследнику. Так ли он убеждал бояр, как показал Карамзин? Или это лишь предположение? Откуда вообще в Николае пробудилась необходимость в художественной обработке столь важного для истории события? С такой же важностью Карамзин отнёсся и к описанию пострижения Василия в монахи.

В последней главе седьмого тома Николай рассказал о положении России до 1533 года. Каразин уверен — Русь отличалась богатствами. Если европейские державы обогащались за счёт Нового Света, то в подобном источнике не нуждались ни Иван III, ни Василий III. Золота в стране хватало с избытком. Может показаться, что Европе следовало обратить взор на восток, а не переплывать океан. Но в Европе начинались религиозные реформы, о чём на Руси пока не задумывались.

Исторический момент царствования Василия III должен быть читателю понятен. Осталось разобраться, почему вскоре Русь окажется под угрозой исчезновения.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Сказание о Мамаевом побоище (начало XV века)

Сказание о Мамаевом побоище

Иным историческим источникам истину на события прошлого не пролить. О Мамае поведать правду они не в состоянии. Красиво сказать и изложить события былого им под силу, тогда как прочее — порождено воображением. Сказано было, как по наваждению дьявола обратил хан ордынский взор на земли Русские. Задумал он — язычник, идолопоклонник, иконоборец, христиан гонитель — повторить деяния Батыя, но не оставить городов, а воссесть в них. С такой бравадой шапкозакидательской начинается повествование об ожидающем Мамая падении.

Вот Рязань перед ханом ордынским. Правит Рязанью Олег. Что делать Олегу? Противиться сюзерену, как то задумал князь Дмитрий Московский? Или оказать поддержку Мамаю, тем обеспечив его продвижение к вассалам, бунт поднявшим? Более того будет поведано. Олег Рязанский — аки организатор союза между Литвой и Ордою — попустительствовать станет уничтожению Москвы, на его города претендующей. Ну а окажи Олег сопротивление, то выдержал бы Дмитрий сражение Куликовское? Али сошлись тогда в едином порыве силы соседей-соперников, Русь тем на колени поставивши? Есть всё-таки провидение, за которое подлецу стоит воздать уважение.

А знал ли летописец о ком он сказывал? Ягайло ли Литвою владел тогда? Или Ольгерд тогда владел Литвою? Путается он, тем разувериться в словах им сказанных заставляя всякого. Коли не стал воевать князь литовский, так он и не важен более для истории? А ведь мог воевать, и не бывать Руси Великою, а быть сожжённой — не Мамаем, так Тохтамышем или Тимуром в последующем.

Князь же Дмитрий Московский, прознав про замысел вражеский, упал в слезах пред божьим промыслом, откупиться задумал данью немереной, митрополитом одобренной. Да мало предлагал, не желая предложить более. И собрал он в помощь воинов храбрых, числом под три сотни тысяч. Не князей одних он просил, он обращался и к церковным служителям. Влились в войско люди служивые, влились и монахи с силой дюжею: все на свершения люди годные.

Появились приметы всякие, ибо кто не верит в совпадения, тот о жизни знает малое. Приметою было и сражение первое — Пересвета с ордынским воителем. Длился бой коротко, мрачным отражением став для живших Руси восточнее. Не падали столь быстро Персии сыны, не падали так быстро и сыны Монголии. Их бой не завершался единым схождением. Не случилось того на Дону повторения. Пали двое на поле, тем дав начало сражению.

От оружия ли гибли воины? Не от тесноты ли воины гибли? Не хватало места сошедшимся. А сошедшимся места хватало ли? Было ли ещё место для хитрости? И кто хитрее — Руси воины или от Орды пришедшие ратники? Летописец ведает о дубраве, на гибель людей из засады откуда русские зрели без жалости. В том победа князя Дмитрия, припасшего силы важные, Мамая своим появлением устрашившие. Всего пало двести пятьдесят три тысячи воинов, за Русь жизнь отдавших. Ох, и беда постигнет потом князей бравых, чьи силы растаяли, за два года не восполнившись.

Случилось побоище, пролитием крови завершившись. Восторжествовали князья, наказав Мамая за помыслы, с позором Литву изгнав и Олегу воздав порицанием. Совершено дело важное, но наступали времена тёмные, более мрачные. Продолжит Русь дань платить, продолжит Орда города на Руси сжигать, и редкий потомок вспомнит о победе, горем обернувшейся едва не сразу ли. Но когда, спустя срок положенный, придёт нужда в самоутверждении, тогда сгодится событие всякое, пусть и подобное Куликовскому, которого избежать следовало.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Куприн «Купол св. Исаакия Далматского» (1928)

Куприн Купол св Исаакия Далматского

Легко судить о прошлом, когда оно таковым стало, а попробуй принимать правильные решения, не обладая знаниями о должном случиться. Хорошо, если тебе известно о происходящем вокруг, но чаще подобную информацию неоткуда взять. Разве красные и белые воевали между собой? И есть ли они в тот момент, когда ты о них не знаешь? Много после предстоит понять подробности случившегося, пока же необходимо заниматься повседневными делами, не обращая внимания на прочее.

Куприн проживал в Гатчине, он не испытывал значительных негативных последствий от перемен последних лет. Ему приходилось сажать огород и собирать богатый урожай, дабы с его помощью кормиться, ибо денег в городе не было. Он ловил на себе гневные взгляды людей, порицавших его дворянское происхождение. Не делая плохого России, Куприн не понимал, почему именно он должен заслуживать прозвание кровопийцы.

Так есть ли сопротивление Красной армии? О белом движении действующая власть не сообщала. Её речи более походили на ложь, не способствуя принятию адекватных решений. Бросить всё и вступить в ряды монархистов? Где их тогда искать? Или ничего не предпринимать, ведь всё само собой образуется? Главное, с урожаем тыкв в 1919 году повезло, следовательно и страна должна собрать продовольствие для людей. Откуда только после случится голод?

Когда белые подошли к Гатчине, черепица загремела над головами от пушечной шрапнели. Так Куприн узнал о существование Северо-Западной добровольческой армии. В прежней мере лишённый инициативы, Куприн не покинул город, оставшись под новым управлением. Он взялся за выпуск газеты для белого движения. Вот тут и ждёт читателя момент истины, ежели он привык к пропаганде красных, очернявших противника. Не так плохи были воины белой армии, как о том заставляли думать советских граждан. Более того, соединения из Красной армии не желали воевать против, переходя на сторону противника.

А как же купол св. Исаакия Далматского? Это единственное, что напоминало белому движению об утраченном. Они видели его, но ближе того приблизиться к бывшей столице Российской Империи не могли. Может у них получилось бы перебороть обстоятельства, взяв верх над Красной армией, не мешай им в достижении того союзники англичане? Куприн приводит в доказательство яркие примеры: присланное вооружение ломалось в лучшем случае с третьего выстрела, патроны не подходили к пулемётам, гранаты не разрывались, аэропланы доставлялись без положенных им пропеллеров, танки сохранились словно со времён Филиппа Македонского. Лучше бы вовсе ничем не помогали, нежели таким образом подрывая дух солдат и командования.

Получилось так, что проигрывая борьбу, белые эмигрировали за границу, куда подался и Куприн. Храбрые сердцем воины скисали от противостоящего им объединения советского общества. Говорить слова поддержки оказывалось бессмысленным. Потому Александр сохранял молчание, не решаясь выразить собственное мнение о случившемся, пока не стало яснее, что всё-таки происходило во время его пребывания в России.

Всегда необходимо принимать каждую точку зрения, какой бы она не казалась. Своя правда была у большевиков, но и представители белого движения имели правду, имевшую право на существование. Исторически всегда складывается одобрение поступков победителя, какие бы методы для достижения успеха он не применял. А так как белые проиграли борьбу, никто не станет считаться с их благими помыслами. Потому потомкам лучше знакомиться с историей не по обобщающим текстам, где составители трактуют прошлое на свой лад, а по изначальным документам, тем формируя личное мнение.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Куприн — Рассказы 1923-28

Куприн Рассказы

О рассказах Куприна в эмиграции не требуется широко распространяться. Они писались для разных изданий из различных стран. Часть была опубликована в газетах Парижа. Смысловой нагрузки практически не несут. Наиболее плодотворным стал 1927 год, что скорее всего связано с пробуждением интереса к литературному творчеству.

За 1923 год написано три рассказа: «Кисмет», «Золотой петух» и «Судьба». Изложены они сумбурно, не позволяя читателю понять их содержание. Найти между ними другую связь не получится. Куприн поведал истории про найденный на улице кошелёк, поклоняющихся солнцу созданий и посетовал на невозможность уйти от предначертанного.

За 1924 год — один рассказ: «Пощёчина». Читателю представлена чехарда с письмами умершего капитана, должные главным героем повествования быть вскрытыми по обозначенной заранее схеме. О чём бы он не размышлял, всему суждено закончиться вынесенным в название действием. Задаваться вопросами не следует.

В 1927 году Куприн написал четыре рассказа: Дочь великого Барнума, Ю-ю, Пуделиный язык и Звериный урок. Юг Франции положительно повлиял на Александра, если он с таким энтузиазмом взялся за писательство. Опубликовав годом ранее «Пунцовую кровь», он словно сам преобразился. Стряхнув усталость, Куприн обрёл казалось опять растерянное умение ладно сочинять.

Читатель с воодушевлением встретил «Дочь великого Барнума». Давно не было слышно историй про цирк. Семья американских деятелей циркового искусства озадачилась поиском жениха для дочери. Дочка оказалась с характером, ей нужен похожий на отца человек. Для его поисков решено устроить мировое турне. Логично предположить, куда заведёт дорога. Разумеется, они поедут в Россию. А если говорить точнее, то в Рыбинск. На определённом моменте Александр сорвался, подобно воздушному акробату, не решившись встать, чем омрачил последние страницы произведения.

О России Александр пока не желал писать. Если и говорил, то об ушедших временах. Рассказ «Дочь великого Барнума» стал исключением, в остальном Куприн раскрывал взаимоотношения с животными, продемонстрировав художественный взгляд на обыденность. Про котёнка «Ю-ю» Александр писал особенно ласково, поведав о взрослении и особых взаимоотношениях, хотя бы чем-то радующих его истерзанное миропонимание.

В рассказе «Пуделиный язык» упомянуто число в шесть прошедших лет нахождения в Париже. Чем же теперь занимаются эмигранты? Полезным их времяпровождение не назовёшь. Они кормят голодных пуделей, пытаясь после общаться на их языке. А как это — общаться на пуделином языке? Всё просто. Собака машет хвостом, сообщая тем определённую информацию. Так и человек может чертить в воздухе фигуры, молча передавая некое послание.

«Звериный урок» — нравоучение слона-родителя слону-ребёнку по поводу муравья, переносившего незначительный груз. Самостоятельности рассказ не несёт, в подобном духе говорили баснописцы и ранее, поэтому сомнительно, чтобы назидательный тон Куприна сообщал читателю пользу. Но может Александр тем желал кому-то указать, что муравей справляется с тяжёлой ношей, а тот, нам неизвестный, аналогичный вес удержать не сможет, а то и просто приподнять.

1928 год ознаменовался воспоминаниями «Купол св. Исаакия Далматского». На их фоне краткие «Рассказы в каплях», «Тень Наполеона», «Завирайка» и «Инна» не пробуждают интереса. Куприн старался соответствовать моде на малые произведения, укладывающиеся в один-два абзаца, или он хотел попробовать силы в фельетонах? Может не хотел, но иначе думать не получается. Раскрывать содержание не требуется. Ежели читателю интересно, то постарайтесь дополнить данный текст.

Почему такой строгий подход к творчеству Куприна? Дело не в усталости от литературных особенностей стиля Александра. Изредка он писал превосходные произведения изумительным языком. Всегда желаешь видеть похожее в прочих его работах. Да редко когда находишь. Потому и строгий подход.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Куприн «Синяя звезда» (1927)

Куприн Синяя звезда

Восприятие человека — самая поразительная вещь во Вселенной. Кажущееся ему красивым, другим кажется уродливым. Принимаемое за проявление добрых чувств, где-то является воплощением худших из зол. Поразительно в этом то, что каждый считает правильной собственную точку зрения, не желая считаться с отличным от своего мнения. Коррида — прямое тому доказательство. А как быть, если человек чувствует себя ущербным, не понимая данную ему с рождения красоту? Вина ли в том, что он родился не там, где его никогда не смогут понять? Или его вина в неумении подстроиться под окружающие реалии давшей ему приют страны? Куприн постарался разобраться в этом, написав сказку «Принцесса-дурнушка», позже получившую название «Синяя звезда».

Тысячу лет назад в некую мирную страну пришли рыцари-завоеватели. Они могли проливать кровь, но не стали этого делать. Местные женщины приняли их, разделив с ними ложе. Встретившие тёплый приём, рыцари более не покидали сих земель, основав новое государство. Годы шли, ничего не менялось, население страны продолжало жить в мире, принимая каждого приходящего, и никто от них не уходил. Беда была в одном, изредка рождались ужасно некрасивые короли, хоть и слывшие добрейшими из добрых правителями. И вот, специально для читателя, на свет появилась принцесса… воплощение уродства. Чтобы ребёнок не страдал от физической неполноценности, были уничтожены все зеркала в королевстве.

Подвох в рассказываемой Куприным истории не сразу заметен. Приходится жалеть несчастную девочку, с которой случилась столь несправедливая оказия. Может в её жизни появится принц, способный полюбить? Ведь в сказках и не такое бывает. Вдруг загорится синяя звезда или появится фея-крёстная? Либо сойдутся два отверженных, найдя умиротворение в общем горе? В таком случае от сказки не было бы проку. Какой смысл читать, если происходящее на страницах никогда не повторится в действительности?

Куприн повернул события обратной стороной, побудив читателя к размышлению. Так ли всё на самом деле, как оно воспринимается? Действительно ли девочка настолько уродлива? А вдруг всё не настолько плохо? Это не так важно. Александр дал то сразу понять читателю. Насколько негативно не относись, значение имеют другие качества. Не красота совершает добрые дела, они становятся заслугой именно с добром настроенного человека. Внешность при этом не имеет значения, но она всё-таки влияет на самочувствие её обладателя. Он тем счастливее, чем приятнее выглядит.

Читателю нужно иначе посмотреть на ситуацию. Пусть не внешность влияет на происходящее. Допустим, улыбающийся человек приятен в общении, ему хочется ответить взаимной улыбкой. Но разве это служит гарантией, что его речи полны правды? А может за красивыми зубами и приятным запахом изо рта скрывается гнилая душа? Тогда как неправильный прикус и проблемы с пищеварением отталкивают собеседников от продолжения беседы, какими бы замечательными душевными качествами не владел их оппонент. Конечно, это условности. В подобной манере можно судить обо всём, но нужно согласиться — зерно истины в таких рассуждениях имеется.

И вот снова перед читателем уродливая принцесса. Её помыслами должен гордиться всякий, хотя бы и закрывая глаза на возникающее омерзение. Государству с такой правительницей предстоит процветать, ведь девушке повезло с подданными, лишёнными предрассудков. Принцессу ждёт счастье, ибо это сказка. И счастье к ней придёт в лице столь же некрасивого принца, ведь так должно происходить в подобных историях. Но окончание «Синей звезды» лучше прочитать самостоятельно, тогда представление о мире обязательно перевернётся с ног на голову. Да, принцесса никогда не была уродливой!

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Куприн «Пунцовая кровь» (1926)

Куприн Пунцовая кровь

Без корриды не будет Испании: уверен Куприн. Когда тавромахия окажется забыта, а человек перестанет бороться на арене с быком, тогда исчезнут жёлтые и красные цвета с флага, воплощающие песок и проливаемую на него кровь. Почему так однозначно? Испания рождалась во времена реконкисты, тогда же появилось увлечение, хрестоматийным источником которого является Сид Кампеадор. Что же будет, откажись испанцы от корриды? Придут новые «мавры», заменив угасающее племя другим народом, желающим жить во имя ярких побед.

Куприну понравилась борьба с быками. Он ей восхищался. И уже тогда испанцы задумывались над её жестокостью: практиковался отказ от убийства быков. Против такого отказа выступала большая часть общества. Безусловно, жестокое отношение наглядно. Это не оспоришь. Понимали то и испанцы, желая выглядеть не столь кровожадными в собственных глазах. Только когда речь всё-таки заходила о корриде, их глаза зажигались, следовала упоительная беседа, где воздавалась слава мастерам тавромахии, ведь на волоске не только висела жизнь убиваемого ими быка, но их собственная.

Риск ощутим, он будоражит кровь. В ярости животное на арене, спокойствие в душе выступающего против него человека, зритель же находится в равнозначной опасности. Клинок может нанести смертельную рану быку, либо ранить его владельца, иногда ломаясь и убивая кого-то из находящих вне арены, когда лезвие вонзается в сердце пылкого юноши или страстной женщины, чью грудь он неизменно должен пронзить, поскольку представление обязано закончиться пролитием крови. Не развлечения ради, Испании процветания в веках для!

В чём причина грозящих корриде перемен? Доступ к наблюдению за тавромахией получили посторонние лица, не понимающие искусства борьбы с быками, желающие внести веское слово, не имея никаких прав на его оглашение. Они угнетают испанцев, ложной моралью добиваясь уничтожения духа Испании, подготавливая тем страну к развалу. Желающих такого исхода хватает, и пока они есть, всегда будет подниматься разговор о недопустимости проведения столь неоднозначного в человеческом понимании мероприятия.

Но Куприн видел корриду не в Испании, он стал её свидетелем во время путешествия по югу Франции. Оказавшись близ города Биарриц, он счёл необходимым посмотреть бой быков, о чём давно мечтал. Перед ним развернулось сражение, достойное произнесения строк средневековыми испанскими и французскими сказителями. Он наблюдал за лучшими из лучших, чьему посещению всегда рада любая арена Мадрида, каждый испанский король счёл бы необходимым своё присутствие во время проводимых ими поединков. Как же остыть сердцу и заставить застыть кровь в жилах, наблюдая за красотою представленного тебе боя? Нужно быть поистине невежественным, ведь никакая жизненная позиция не заставит уважать человека, своим отношением к корриде напрямую проявляющим желание видеть Испанию стёртой с географических карт.

Пережитков прошлого не существует. Отказываясь от старого, следует нивелирование значения прежнего. С какими бы благими помыслами это не происходило, это всегда означает уничтожение. И если это происходит, то разве может человек соотносить себя с деяниями предков? Ответ однозначен: нет! Испанцы времён реконкисты, это не испанцы начала XX века. И даже не испанцы последующих лет. Это прошлое, от которого сами испанцы отказываются, всё равно продолжая себя считать потомками тех людей, чья жизнь стала ими восприниматься пережитком.

Так можно судить о каждой стране и каждом народе. Куприн имел личный пример, где население отказалось от всего прежнего, провозгласив иное понимание должного быть. Но даже одно изменение ведёт к переменам. Поэтому не нужно опираться на прошлое, от которого отказался.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Куприн «Однорукий комендант» (1923)

Куприн Рассказы

Страны прежней более нет, Куприну осталось обосноваться в Париже, где к 1923 году он нашёл силы для продолжения литературной деятельности. Одним из первых произведений заграничной жизни стала повесть «Однорукий комендант», повествующая об Иване Скобелеве. Александр утверждает, что он лишь пересказал услышанное в 1918 году, поэтому не стоит ожидать правдивого изложения.

Не всё раньше было плохо, имелись тогда умелые люди, способные взвалить на себя ответственность. К числу таковых относился внук Ивана Михаил Скобелев, прославленный генерал, освободитель болгарского народа от турецкого владычества. Но и он жил не в самое спокойное время, будучи окружён ненадёжными людьми, предпочитающими громкие победы, не считаясь с потерями. Как бы к нему повернулась судьба в дальнейшем, не умри он в возрасте тридцати восьми лет?

Повествование о Михаиле подготавливает читателя к более ранним событиям, случившимся как раз при Иване Скобелеве. Куприн знает первоначальную фамилию, изменённую позднее для благозвучности. Сам факт этого не настолько важен, чтобы заострять на нём внимание. Только легенда требует красок, желательно позволяющих воздать должное. И Ивану Скобелеву было чем гордиться, как бы то не отличалось от действительно с ним происходившего.

Иван показан бравым военным, продолжавшим состоять на службе после потери руки. Не он один такой был — все ему подобными оказывались. Россию населяли «богатыри Невы», железные великаны. Несмотря на увечье, Иван пользовался успехом у дам. Нрав его отличался суровостью. Сам Наполеон воздавал ему почести за храбрость, поставив в пример солдатам своей армии. Как таким человеком не гордиться? Пусть всё происходило не так и в иной последовательности, да не станем разрушать пересказанный Куприным миф.

Но как быть с тем фактом, который Александр не отражает в должной мере? Иван прославился не только боевыми заслугами, современники его знали ещё и как писателя. Хоть без литературной ценности, зато всегда находившие читателя, готового перечитывать им написанное. Нет, Куприн иным показал Ивана, работающим над идеей освобождения крестьян от крепостной повинности. И на смертном одре он просил императора Николая I сбросить с России ярмо, тем оказав последнюю из возможных царских милостей всегда бывшему ему верным солдату.

Читатель понимает желание Александра рассказывать занимающую внимание историю. Сюжет наполнен юмором, показывая умение Куприна использовать необходимые для изложения элементы. Занимательно видеть между определяющими событиями суд над кричащим по утрам петухом с последующим приговором к высшей мере наказания, как и знакомиться с задумчивым попугаем, посмевшим назвать императора дураком. После таких сцен вера в возвращение прежнего Куприна крепнет. Так и хочется внимать новым произведениям Александра, написанным в столь же прекрасной манере, хоть и отдающей краснобайством.

Повесть «Однорукий комендант» вместила судьбы двух генералов Российской Империи, какими их желали видеть современники. Потомки обязательно разрушат те образы, проявив безразличие к заслугам прежних поколений. Сам Куприн ломал, когда нужно было сохранять, но теперь всё оказалось сломанным, посему осталось идеализировать. Как всё-таки поздно приходит осознание этого. Если вообще Александр понимал, насколько больно читать о прошлом людям, для которых былое оказалось под запретом, а прочие создавали собственных героев, оных находя, дабы в будущем и их имена оказались забыты.

Заблуждения обязательно должны приводить к положительному результату. Чем Иван Скобелев не является тому подтверждением? Он лишился руки — получил в награду признание императора. Он оскорбил немецкого посла — был уволен со службы, получив в управление Петропавловскую крепость. И о нём написал Куприн! А кто бы не хотел стать действующим лицом произведения, где твоя жизнь показана с лучшей из возможных сторон?

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Куприн — Рассказы 1919-20

Куприн Рассказы

Ещё пятью рассказами пополнилось творчество Куприна за следующие два года. Один из них — «Царский писарь» — мог навести на мысли читателя о смирении Александра с позицией находящихся у власти революционеров. Но Куприн и ранее позволял себе критические высказывания в адрес прежде управлявших страной людей. Поэтому данное обстоятельство, в виде описания писарских будней при императоре Николае I, не должно побуждать делать определённые выводы. Позиция Александра, как и любого человека в стране, должна была претерпевать постоянные изменения, поскольку мало кто знал о действительно тогда происходившем.

Разительное отличие читатель видит в рассказе «Волшебный ковёр». Внимание Куприна приковал полёт француза вокруг собора Парижской Богоматери. Обстоятельство удивительно тем фактом, что человек впервые уподобился птице, самостоятельно управляя передвижением в воздухе, а не планируя, каким образом ранее осуществлялись полёты. Александр решил поведать об этом удивительном факте с помощью сказочной истории, перенеся действие в Бразилию, а главным героем сделав мальчика, в чьих руках оказался старинный арабский ковёр. Пусть читатель знакомится с авторской фантазией, ничего полезного не сообщающей.

Через месяц после публикации Куприн вступил в ряды Белой армии, где исполнял обязанности главного редактора газеты «Приневский край» вплоть до 1920 года. О чём он мог писать? Александр не задавался назидательным тоном, сообщая произведениям элемент развлечения. Рассказ «Лимонная корка» — о боксе, «Песик Чёрный Носик» — про прирученную лису, «Сказка» — короткое и пространное произведение.

Каким же был бокс в начале XIX века? Это серьёзное соревнование, участие в котором требовало выносливости. Поединок мог длиться до полного изнеможения соперников. Куприн представил читателю двух борцов: первый имел белую кожу, второй — смуглую. Тогда никто не чурался биться, поскольку даже лорд вызывал на поединок дюжего лодочника, дабы испытать свою и его силу. Надо учесть и место описываемых на страницах событий — это Англия. Англичане, как известно, любят добиваться своих целей чужими руками, порой ради забавы, сопровождая сие увеселение ставками на победу определённого соперника. Именно об этом повествует Куприн — верх обязан одержать заранее обозначенный боксёр, иначе затея с поединком не имела смысла. Побудителем Александра выступил Артур Конан Дойль, чей рассказ вдохновил на написание «Лимонной корки». Мораль повествования окажется следующей: даже победив, ты окажешься повержен, ибо устроивший поединок англичанин всё равно тебя сломает.

Стоит поблагодарить Куприна за внятно построенное повествование. Тяготы жизни более склоняли его к сюжетам без определённого назидательного мотива. Рассказывая о прирученной лисе «Пёсик Чёрный носик», Александр уже не проявил той же последовательности в изложении событий. Читателю предстоит познакомиться с новым питомцем, проститься с ним, познакомиться с другими новыми питомцами, опять с ними простившись. Добра от животных ждать не приходилось, все они оказывались с червивой душой. Если заглянуть вперёд, в ещё не созданный Куприным сборник автобиографических очерков, то поведение лисы в рассказе напомнит читателю действие Англии, поставлявшей Белой армии не то, что требовалось, доводя её положение до бедственного.

Отдельно стоит упомянуть поэтические переводы. Пера Александра коснулись стихи Пьера-Жана Беранже, Лоренцо Стеккетти, Эйно Лейно и Вейкко Коскенниеми. Об особом умении излагать рифмованной строкой говорить не следует. Не всем подвластно искусство такого перевода. Куприн им вовсе не владел. Но, не зная оригинала, лучше не осуждать. Речь идёт об общем понимании доступного наследия Куприна. Александр выбрал близкую по духу тематику: предсказание Нострадамуса о конце королевской власти над Францией в 2000 году, поднятие знамён республики и окончательное упокоение человека на кладбище.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 110 111 112 113 114 184