Category Archives: Детям

Жюль Верн «Пятнадцатилетний капитан» (1878)

Думал, книга о море. Оказалось, что книга не о море. Думал, книга о пятнадцатилетнем капитане. Оказалось, что книга совсем о другом. Книга о рабстве. Настолько человек является рабом корабля в открытом океане, настолько же он раб на родной земле. Кто-то думает о своей свободе, на самом деле призрачной. Никто из нас не свободен. Все мы в рабстве. И было бы просто отлично, если Верн не открыто стал писать про рабство, а завуалировано. Но Верн — это Верн. Он пишет о приключениях. Отнюдь не поиски капитана Гранта предстанут перед жадным взором читателя. Приключения поначалу напоминали именно его поиски, если бы не жирафы, страусы, слоны, львы и кандалы под деревьями якобы в Южной Америке. Верн в своём репертуаре любит загадывать загадки, чтобы потом вволю поиздеваться над читателями. Упрекнув в незнании размера приливных волн к берегам различных континентов. Или в незнании отличительной особенности боливийской пампы от ангольской саванны. Как всегда читателю предстоит столкнуться с фанатичным учёным. На этот раз им будет энтомолог, иной раз желаешь, чтобы его проглотил кит вместе с американскими тараканами, либо укусила муха цеце и отправила бы поскорей спать к буйволам. Лишь бы не умничал и не нагружал мозг лишней информацией. Жаль, не паук сел ему на голову.

Книги Верна — лучшее средство для познания мира подрастающим поколением. Его не заставишь учиться принудительно, а в ходе увлекательного чтения легко. Пусть знают дети всё о рабстве. Благо Верн даёт такую обширную историческую справку, что она крепко задевает иные континенты, рассказывая о гражданских войнах и освободительных порывах цивилизованных стран. Однако дети будут зевать при перечислении всех деревьев, что встречаются на пути. Нет, если бы Верн облекал описание природы в красивые словоформы, то нет проблем. Верн же просто перечисляет все объекты их научными названиями. Просто зевать иной раз тянет.

Пятнадцатилетний капитан — книга о мужестве и желании быть свободным, о несправедливости и о вере в то, что из любого положения можно найти выход. Может мне когда-нибудь пригодится инструкция по выживанию на водопаде или я укажу капитану на лучший способ по спасению людей с корабля… пускай его надо будет выбросить на прибрежные скалы (корабль или капитана — кому как нравится).

» Read more

Владислав Крапивин «Выстрел с монитора» (1988)

Крапивина все хвалят. В его честь даже названа одна из международных премий для детских писателей. Одно время мне посчастливилось стать обладателем трёх сборников финалистов премии 2010 года благодаря Лайвлибу. Но вот с его творчеством мне знакомиться не доводилось. Я даже не был в курсе о чём он вообще пишет, даже не знал о таком писателе. Пришло время исправиться.

Для начала решил взяться не за отдельное произведение, а за целый цикл под названием «В глубине Великого Кристалла». Параллельная вселенная, как-то пересекающаяся с нашим миром. Хотя принцип непересекаемости доказал как-то кто-то из древних. В наше время всё возможно. «Выстрел с монитора» — это своего рода вводная в некий мир, где во всю бушует гражданская война. Есть империя, есть вольные города, есть мониторы — оппозиционные плавающие оборонительные баржи, где собрались военные, каждый из которых преследует свою цель. Прямо Советский Союз и советские республики. Есть империя, есть вольные страны, есть мониторы. Вроде бы плавают рядом, вроде бы заодно, вроде оружия толком нет, однако желают иметь право на свободу от империи и от вольных стран. Зря я наверное так сказал… :]

Всего удивительнее не сама история. А рассказчик и мальчик, плывущие на теплоходе. Особенности лечения остеохондроза не оставят равнодушным читателя. Путаница с билетами на автобусной станции тоже наверное будет неспроста. Вся эта история в любом случае к чему-то должна привести. Моральные аспекты тоже вроде есть, они малозаметны. Не знаю к чему вспомнил Советский Союз в предыдущем абзаце. Почему-то кажется, что Крапивин не просто писал фантастическую историю о добропорядочном мальчике, выгнанном из родного города, а о чём-то большем. Не зря «Выстрел с монитора» написан в 1988 году. Крапивин что-то чувствовал, что-то его грызло изнутри. В своё время выстрел Авроры стал знаковым для Российской Империи, позже расстрел Белого дома стал знаковым для Советского Союза. Крапивин создаёт монитор «Не бойся». И тоже готов выстрелить. Его герой-мальчик сомневается, он желает облагоразумить родной город, но не хочет жертв. Большая подоплёка в этой маленькой книжке.

» Read more

Жюль Верн «Плавучий остров» (1893)

«Был на планете дух чудес,
дух приключений и открытий.
Но почему-то он исчез,
весь перейдя в разряд событий.»

написано экспромтом

Жюль Верн — сказочный фантаст. Многое им описанное нами воспринимается как само собой разумеющееся. Читаешь и думаешь — ну что за хрень пишет Верн, это же всем понятные и доступные вещи. Такое и сочинять-то не следовало. Мы и без вас, Жюль, всем этим пользуемся, а если и нет чего-то под рукой, то вон по телевизору можем увидеть или в интернете найти. Только вот надо понимать, что многое из написанного Верном было порождено его безудержной фантазией, а что-то видимо и научными журналами, а что-то в ходе бесед в различных научных сообществах. Крупным человеком был Жюль Верн. Со временем почему-то перешедший в разряд детских писателей. Его будущее — наше прошлое и настоящее. Юноши и девушки с интересом познают мир, читая такие книги. Взрослые люди лишь саркастически улыбаются, открывая для себя то или иное произведение Верна в первый раз.

Плавучий остров. Ожидал чего угодно, но не прообраза гигантского лайнера и ниагарского водопада. Действия героев мною вообще никак не воспринимались. Такие плавающие махины вроде были даже во времена самого Верна. Тут уж нет ничего удивительного и странного. Нет в книге размаха «Детей капитана Гранта», «Двадцати тысяч лье под водой» или хотя бы «Таинственного острова». Верн писал много и плодотворно. Неудивительно, что многие его произведения совершенно неизвестны широкому кругу читателей. Какие-то стоило бы прочитать, но остальные видимо совершенно не порадуют ценителей духа времени открытий и приключений. Загадок в Плавучем острове я не заметил, особых находок тоже, но может это всё из-за того, что я смотрю на содержание книги из XXI века.

» Read more

Эрнест Сетон-Томпсон «Рассказы о животных» (XIX-XX)

Человек и его отношение к природе — главная тема всех рассказов Сетон-Томпсона. Без человека нет действия. Жили бы себе животные по своим животным законам, но в их жизненный уклад вторгается жадный, алчный, развратный вид прямоходячих, когда-то мало чем отличавшийся от других животных. Лишь чудом он стал таким разумным. Виной тому радиация или иные генные манипуляции представителей внешних миров — не суть важно. Человек живёт в своё удовольствие, и природа для него делится на два типа: нужная (домашняя) и ненужная (дикая). К нужной он относится потребительски — как не стало нужно, так сразу уничтожил, съел, выбросил. К ненужной отношение ещё хуже — к ней он относится с позиции хищника, которому не брюхо хочется набить, а получить сиюминутное удовольствие, не задумываясь об отдалённых последствиях. Таково человечество в целом и, если животные, став разумными, захотят истребить человека, то ничего в этом необычного не будет. Животные займут его место, станут такими же как люди сейчас.

В каждом рассказе сквозит грустью, тщетностью и пониманием безысходности любой ситуации связанной с человеком. Хоть медведь насмерть забьёт охотников, хоть мустанг предпочтёт смерть неволе или лиса вынуждена будет отгрызть себе лапу, попавшую в капкан. Дикой природе ярко противопоставляются домашние животные. В своих порывах беззаветной любви к человеку домашние представители проявляются самый настоящий альтруизм, отдавая всех себя без остатка: голубь рвётся домой, собака готова на смерть ради хозяина. Лишь кошки гуляют сами по себе. Они самые дикие из домашних и самые домашние из диких.

Сетон-Томпсон не писал для детей. Он писал о природе. Потребительстве. Жестоком отношении. Такое детям читать на ночь не следует. Дети сами на таких рассказах вырастут дикими как волки, хотя может и надо растить острозубых акул, дабы с юных лет понимали человеческую натуру как можно лучше.

» Read more

Марк Твен «Приключения Гекльберри Финна» (1884)

Приключения финской черники, определённо на русский язык название можно было переводить именно так. Доподлинно неизвестно зачем запитый алкаш назвал своего сына Черникой, почему он был прозван финном, нет упоминаний о матери Гека. Знаем мы лишь только одно. Твен в своей неуёмной фантазии создал мальчика-оторву времён существования на книжных полках Тома Сойера. Этот мальчик, претерпев множество трансформаций, к моменту собственных приключений стал очень чувствительным, по настоящему душевным и крайне совестливым человеком, каким и должен быть истинный северянин. Но удивительное дело, Гекльберри вырос на юге, был воспитан как южанин, должен был иметь определённые понятия о том, что такое хорошо… и что такое плохо. По непонятной причине Твен эти понятия перемешал в голове бедного мальчика, наделяя его не тем, чем такой человек должен был обладать.

Марк Твен родился не в самое спокойное время. Его юность прошла в годы политического напряжения, зрелость захватила гражданскую войну. Правда Твен дистанцировал от боевых действий как можно дальше. Однако отпечаток сознания северянина навсегда остался в его душе. Не зря герои книги живут в городе, пограничном между двумя типами мышления, сводящихся к разному пониманию рабства. Окружение Гекльберри твёрдо уверено в необходимости рабства, в богоугодности такого устройства вещей. У этих людей дружеское отношение к негру считается чем-то аморальным. Но детям многое не понять — они дружат с неграми, считают равными себе. Лишь школа выбивает из них осознание этого, да родители выстраивают наиболее оптимальное поведение подрастающего гражданина. Но Гекльберри истый северянин, ему чуждо рабство, он чувствует это, противится плохому отношению к неграм. Да, Гекльберри имеет трудное детство. Отец алкоголик проводит жизнь в праздном кутеже, ему нет дела до сына, поэтому Гекльберри представлен самому себе.

Читая книгу, я не мог отделаться от впечатления, что после первых глав Твен вышел покурить, а вернувшись перечитал написанное, захотел выкинуть, но предпочёл всё-таки книгу дописать до конца. Получилось это не самым лучшим образом…

» Read more

Марк Твен «Приключения Тома Сойера» (1876)

Том Сойер — мальчик который выжил… ой… красил забор, но чтобы позже выжить в противостоянии с настоящими разбойниками. Вот и всё о чём я мог сказать при упоминании Тома Сойера, но всё оказалось намного запутанней. Он действительно в начале книги красил забор, да ещё и мог придать этому действию налёт увлекательности. Он не променяет это занятие даже на яблоко. Как удивительны были американские дети позапрошлого века. Они не собирали наклейки, не сидели сутками за монитором и вместо геймпада в руках держали различные вещи, такие как разноцветные шарики, препарировали свои болячки дохлыми кошками, а уж выдернутый накануне зуб был ценнее золота. Система бартера позволяла обходиться без денег, куда уж современным детям, хвастающихся своими игрушками перед сверстниками, понимая всю многозначительность присутствия родителей в жизни. Спорно, сомнительно, но это ИМХО. Дети были начитанными, любили играть в пиратов и индейцев; страдание косплеем старая любимая игра, из которой дети раньше вырастали, а теперь культивируют до самой старости.

» Read more

Жюль Верн «Дети капитана Гранта» (1867)

И одно напрягало в этой книге всё время… всё время напрягало только одно: каждые 20 страниц герои оказывались на краю гибели, их очередное испытание грозило гибелью как минимум одному, а чаще всего всем участникам экспедиции. И ведь никто из них не погибнет, о как гуманен Верн, как благородны его порывы, эпоха романтизма в литературе не могла дать слабину и где-то прорваться. Выживали смертельно раненные, выход находился из любого положения.

Другой раздражающий момент — погружение в историю. Верн просто своими словами переписывал в книгу исторические реалии. Это хорошо и познавательно, но я как бы художественную литературу сел читать, а не энциклопедию. Хотя может такой интерактивный нон-фикшн является фишкой писателя. Как открывали Новый Свет, Австралию, Новую Зеландию, что творилось с ними до прибытия туда главных героев. Предвестник современных географических журналов получился.

Мысль о спасении нескольких человек, имея возможность потерять гораздо больше людей, всегда будоражит. Множество книг и фильмов есть на эту тему. Отсутствие логики поражает, но увлекает. Герои находят в чреве у акулы бутылку с тремя записками на трёх языках, часть текста оказалась утраченной. Методом расшифровки выясняется, некий капитан Грант потерпел крушение где-то на 37 параллели в Южном полушарии. В Шотландии находят детей этого капитана, те уговаривают начать экспедицию… и вуаля. Корабль снаряжён, впереди Патагония, Австралия и Новая Зеландия. пираты, индейцы и добропорядочные граждане.

Особенно порадовало меня приключение в Новой Зеландии. Благодаря Питеру Джексону и его четырём фильмам о Средиземье можно представить себе антураж, но воображение почему-то рисовало Формозу и эпическое Сидик-бале.

» Read more

Артур Конан Дойл «Затерянный мир» (1912)

Если вам не верят, то нужно это доказать, но вам снова никто не поверит, требуя новых доказательств. И так до бесконечно. Вот почему сэр Дойл решил снарядить экспедицию в Южную Америку на берега Амазонки, где по отрывочным сведениям всё ещё сохранён парк Юрского периода, тот самый парк, что придал вдохновение последующим поколениям писателей, взявшихся за это дело с размахом, также находя такие места на Земле, кто в океане, кто где-то в затерянных местах, а иные фантасты поселили вымерших существ на других планетах, в иных мирах, где угодно. И всё благодаря сэру Дойлу. Замечательная была задумка, интересно реализованная и оставшаяся обычной фантастической книжкой о теории Дарвина и принципах эволюции где-то на 10-ой полке, за множеством детективов самого Дойла и других представителей этого жанра. Многими до сих пор не прочитана, что весьма зря. Профессор Челленджер ничем не хуже Шерлока Холмса.

Кто он этот профессор Челенджер? Да, он выживший из ума учёный, нашедший где-то в Южной Америке плато с динозаврами, они мирно там пасутся до сих пор. Беда лишь в одном — все доказательства были потеряны. Не верит английское зоологическое сообщество, называет профессора выжившим из ума стариком. А ведь Челленджеру обидно, он теперь спускает с лестницы любого журналиста, выбивает зевакам зубы и становится затворником. Лишь очередная экспедиция на берега Амазонки способная вытащить профессора в люди, и он идёт.

Динозавры, новые виды бабочек, яванские питекантропы, воинственные индейцы, драйв, экстрим, отрывочные послания журналиста из Дейли-газетт не позволили заскучать даже на минутку.

» Read more

Марк Твен «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» (1889)

Казалось бы, детская книга, множественное количество раз экранизированная, причём порой под совсем необычным соусом. Зачем её вообще читать, разве только для приобщения к родоначальнику современной американской литературы Марку Твену. Но, только при прочтении книги, можно понять о чём же писал Твен.

Главный герой Хэнк Морган (это имя встречается за всё время лишь один раз) попадает в прошлое по странному стечению обстоятельств, и сразу «на стол» короля Артура. Дикий быт и нечеловеческие нравы приводят героя в тихий ужас. Благо он толковый парень, разбирается в механике и физике, именно за такими людьми стоит будущее научной фантастики. Попади куда-нибудь я сам, то точно ни башню взорвать не смогу, ни водопровод провести, ни самого Мерлина вокруг пальца обвести, а уж для фокусов с лассо против сотен яростных рыцарей я точно не гожусь. Хочется верить во все дела Хэнка, он налаживал экономику, добивался отмены рабства, проводил телеграф по всей стране, хотел бороться с рабством и против церкви, коей он всё же изначально отдаёт дань благодарности.

Его авантюры в конце концов должны были ему стоить жизни, но автор оказался чересчур гуманным к нему, однако не жалел ни рыцарей (взрывая тысячами, да призывая истребить всех до единого), ни к случайным прохожим, коих Хэнк защитить не может, хотя изначально он был перед нами в статусе всемогущего героя, со временем растерявшего все свои способности без каких-либо вразумительных причин. Надо было его повесить, и дело с концом.

Мне очень понравилась разумная мысль Твена — главное не сколько ты зарабатываешь, а сколько ты себе можешь на эти деньги позволить. Действительно, что может позволить себе бюджетник на свои 12 тысяч рублей в месяц у себя в Сибири, и допустим во Франции. Впрочем во Францию не пустят, визу не дадут из-за крайне низкого дохода.

» Read more

Роберт Льюис Стивенсон «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» (1886)

Книгу портит одно — все знают о чём она, поэтому детектив не получается, ведь читающий уже знает кто именно убийца, т.е. мистер Хайд. Долгое вступление и быстрая развязка, которой в принципе и можно было ограничиться в виде рассказа. Но в угоду коммерции рассказ разросся до повести с левыми ответвлениями, сумбурными мыслями, ненужными диалогами и умозаключениями.
Стивенсон пытается рассказать нам всё с самого начала, подводя к ужасному концу, написанному в духе научной фантастики. Может оно и к лучшему, но книга не вызывает особой радости после прочтения.
Главный смысл книги — не надо совать нос в чужие дела, ибо чужое дело может из-за вас закончиться крайне трагически, а без вас всё как-нибудь само по себе утрясётся.

» Read more

1 13 14 15 16