Category Archives: Детям

Жюль Верн «Вокруг света в восемьдесят дней» (1872)

Правильные герои всегда идут на восток. Берите любую книгу западного писателя и сами убедитесь в этом. Будь мир реальный или мир придуманный. Герои западного писателя обязательно идут на восток. Всё зло сосредоточено на востоке, всё самое интересное ждёт читателя на востоке, запад же в этом плане не представляет никакого интереса. Верн пустил своих героев на восток по этой причине, но и по другой причине тоже. Ведь путешествие кругосветное и на восток они попадут двигаясь даже в западном направлении, однако Верн не так прост. Идя на восток, герои экономят целый день пути. Своего рода хитрость и надувательство честных граждан.

Приятных моментов в книге много. Мы все так привыкли, что в книге Верна обязательно будет ботаник или иной учёный-грамотей, благодаря которым книга превращалась в скучнейшую энциклопедию. А тут умников нет. Героев изначально всего два. И они тоже интересны. Чопорный напыщенный англичанин и проворный француз по прозвищу «Везде пролезет». Взаимоотношения англичан и французов всем известны, никогда мира между ними не было, всегда воевали и отстаивали собственные интересы. Во время описываемых событий, мира между Францией и Англией тоже особого не было. Просто терпимое отношение. Тем более удивителен подход Верна к проблеме, отдавшего соотечественника в безмолвные слуги исторического противника. Попытка высмеять англичан тоже удалась на славу. Без французов было бы туго, а то и вовсе всё мероприятие могло сдуться.

В книге я следил за передвижением героев. Корабли, да поезда… и один раз слон, да чудо-сани. Вот и всё. А где же воздушный шар? Оказывается его не было. Как-то без него Верн обошёлся. Даже девушка влилась в коллектив путешественников по иным причинам, как и полицейский инспектор. Всё переврали деятели из киноиндустрии, всегда обманывали доверчивого зрителя, лишая его правдивого взгляда на историю. Вечно домысливали, придумывали и опускали действительно интересные вещи. Единственное, где Верн заставил читателя задуматься, так это над моментом, что будь у его героев свой собственный корабль, то многих проблем можно было избежать и просто оплыть всю планету без затруднений и гораздо быстрее. Правда преградой на пути обязательно станет американский континент. Однако изобретательность героев нашла бы выход и из этой ситуации.

«Вокруг света в восемьдесят дней» — такое неверновское произведение. Много юмора. Много приключений. Много интересных фактов. Мало перечисления встречающих животных и растений. Всё-таки герои торопятся и им некогда смотреть по сторонам.

» Read more

Григорий Белых, Леонид Пантелеев «Республика ШКиД» (1927)

Фрагмент жизни, обрамлённый художественными вставками. Таким представляется читателю «Республика ШкиД». О такой литературе нельзя сказать ничего плохого, можно сказать хорошее. Конкретно в этом произведении лучше оставить всё как есть. Детдомовская тематика всегда тяжело воспринимается. Нет в таких книгах розовой мечты, нет запаха вина из одуванчиков, нет никакой романтики. Суровая реальность как бетонная стена за окном вместо свежего воздуха, гонок на велосипедах и дружбы с соседями. На развалинах Российской Империи тем более счастье не построить. Только отгремела гражданская война. Все хлебнули свою порцию горя. Мало кто остался в стороне от событий. Младшее поколение ещё помнит царя, оно уже представляет всю ситуацию вокруг. Мрачная атмосфера детдома в антураже мрачной действительности. Всё это «Республика ШкиД». Без позитива, без надежды на светлое будущее. Но отодвинуть на задний план все свои идеалы и стараться брать от жизни всё. В советской стране было проще стать человеком, получив беспризорную оплеуху от жизни. Ныне стать человеком труднее. Рыночная экономика не способствует заботе о ближнем.

Угнетать в книге может многое. Дети как шпана. Мальчики вообще склонны к самодурству, а представленные самим себе тем более. У них есть свой кодекс чести, свои понятия о жизни. На их взросление оказывает существенный отпечаток социалистическая действительность. Белых и Пантелеев не могли сказать читателю всей правды. Они писали как могли. Не стоит их ругать. Спасибо уже за то, что стали достойными людьми.

В книге много элементов, которые можно вспомнить и из своего детства: прозвища, различные игры на переменах, подражание взрослым, высмеивание учителей, выпячивание собственной важности. Это ведь дети, а всем детям такое поведение свойственно. Мало чем отличаются жители республики ШкиД от своих сверстников, просто живут на казарменной положении, да варятся в собственном соку.

» Read more

Джек Лондон «Зов предков» (1903)

Давайте будем честными до конца друг с другом — Лондон написал повесть о ненастоящей собаке. Таких собак не бывает. Трудно в такую собаку поверить. Нет, собака тут не геройская, собака самая обыкновенная. Конечно, не все собаки одинаковые, и такая собака тоже могла быть, однако при том суровом нраве, той живучести и той стойкости, что приписывает ей Лондон, она просто-напросто не могла быть такой, какой он нам её представил. Собака тоже не тварь дрожащая, она тоже право имеет. И свою точку зрения тоже. Как и про остальные ранние произведения Лондона можно с твёрдой уверенностью сказать, что горячо любимый автор пока расписывается, набирает обороты. Ему можно и просто необходимо простить все огрехи молодости и становления как писателя. Лондон — кладезь. Лондон — находка. Но «Зов предков» получился малоправдимым.

Трудно объяснить причины недоверия. С одной стороны мы склонны верить в полуволка «Белого Клыка», написанного Лондоном позже. Там всё объяснимо. Белый Клык полноценным волком не был, он был результатом кровосмешения собаки и волка. Мотивы у такого создания могли быть совершенно различные. Но в «Зове предков» перед нами собака без примеси волчьей крови, ей по сути не должен быть ведом зов предков. Есть в природе случаи, когда собаки возглавляли волчьи стаи и вели плодотворную агрессию на род человеческий. Такие выродки существуют. Без них никуда. Такие волчьи стаи особо свирепы к людям, хотя волки по своей натуре не питают злобу к человеку. Волк и человек — элементы пищевой цепи. Тут нет вражды со стороны волка, просто сосуществование с другим грозным хищником. Невдомёк волкам, что люди истребляют всё вокруг себя и в первую очередь истребляют то, что боятся. Не разбираясь в сути, не понимания истинных мотивов. Война без причины.

«Зов предков» может адекватно восприниматься на ранних стадиях чтения, когда нет стойкого понимания мира. А когда в твоих руках побывал тот же «Белый Клык» или «Волчий тотем» Цзяна Жуна, то мир уже никогда не будет таким, каким он был до этого. Наступает переосмысление. И «Зову предков», к сожалению, там не место. Он отправляется гулять на просторы литературы для детей. Собаки должны быть хорошими и ласковыми. В этом свете «Зов предков» прекрасен. Дружите с собаками — они лучшие друзья человека.

Трудности северной жизни — самая знаковая тема в творчестве Лондона. «Смок Белью», тот же «Белый Клык». Обычному читателю известно не так уж и много из творчества Лондона. Читатель верит, что Лондон писал о сильных людях, на которых не может повлиять природа, такие люди её покорят, сделают своей, и никуда она родимая не денется. На своём пути такие сильные люди не считаются ни с чем. Из них можно выдавить жалось только к ближнему своему, к знакомому человеку и больше ни к кому. К сожалению, собаки такой же расходный материал.

Главному герою «Зова предков», собаке по кличке Бэк (сенбернар/овчарка), суждено отправить на север, где познать все прелести лишений. Не по своей воле, а по злому року уготована ей такая судьба. Всю свою расходность она поймёт уже на третьем хозяине, когда в ней видимо и заиграет зов предков. Сколько можно терпеть такую социальную несправедливость. Напиши Лондон «Зов предков» после «Мартина Идена», то не грызлись бы наверное собаки так внутри стаи. Не подтачивали бы самих себя, делились пищей во время кормёжки, не устраивали бы побоев, имели бы чёткого и определённого лидера. На крайний случай тихо устраняли бы друг друга. Но нет. Сплошная собачья грызня читателю очень скоро начинает докучать. Такие собаки никогда не смогут противостоять волкам, пользоваться авторитетом человека и уж тем более им никогда не станет ведом зов предков, покуда свара грызётся за кость. Собака — расходный материал на севере. Одна из струн покорения снегов. Причина выйти вперёд, обходя конкурентов в поисках золотой жилы.

Вы скажете, что есть такой превосходный пёс как «Болто»… и я с вами согласен. Север требует отчаянных людей, отчаянных собак и не менее отчаянных мер для возможности жить.

» Read more

Владислав Крапивин «Застава на Якорном поле» (1988)

Первая книга про Великий Кристалл отражала революционные порывы молодого человека. Вторая книга — старалась быть антиутопией. Третья книга — стала фэнтези. Именно фэнтези. Может быть техногенной природы. Тем не менее, Заставу я склонен отнести именно в разряд фэнтези. Этакая японская анимация про некий мир, где всё как будто бы про нас, но где что-то не сработало. И вот на дворе средневековье, однако есть крупные города и метро.

Крапивин красиво рисует свой мир, пытаясь довести до читателя очередную грань Кристалла. Рисуемый им мир прекрасен. Наполнен детством, мечтами, грустью и надеждой на светлое будущее, взрослыми серьёзными людьми, понимающими космогонию мира, но отрицающими возможность контакта. Они боятся непонятно чего и почему-то именно дети выступают связующим звеном. Ведь дети вырастут и что с ними будет тогда? Они стараются сбежать из мира, который их не понимает или просто Крапивин сам хотел сбежать из мира, способного развалиться и принести множество несчастья окружающей его действительности. Мир позже обязательно развалится. Успей только сбежать.

Человек не может в короткий срок выдавать массу хорошего материала в большом объёме. Где-то он обязательно начнёт сдуваться. Так уж получилась, что Застава издана в том же году, что и две предыдущие книги. Скорость похвальна, но после первой книги началось пресыщение. Не получается у автора выезжать всё так же успешно. Сюжет становится каким-то забитым. Фантазия также забилась в угол и боится показываться на глаза. На описании мира в Заставе Крапивин уже не сосредотачивался. Просто есть мир, есть мальчик, он ищет маму, он сталкивается с непониманием сверстников, ему плохо и он надеется на благополучный исход. Вроде бы всё получается. Однако материал вышел сырым и недоделанным.

Заставу на Якорном поле стоит воспринимать как попытку обосновать вселенную Великого Кристалла со слегка доработанным миром. Но мне цикл всё больше напоминает Хроники Амбера Желязны.

» Read more

Джеймс Шульц «Ошибка Одинокого Бизона» сборник (1912-18)

Вот спроси вас что-нибудь об индейцах. Чего вы только не расскажите. Вспомните всю приключенческую литературу, вестерны, а про Шульца и не вспомните. Да и я про такого не знал, если бы эта книга не попала ко мне в руки. Нет в ней высокого художественного слога, нет ничего, что мы привыкли знать об индейцах. В книге суровый быт племён, трудности жизни, обычаи.

Хронологический порядок повестей нарушен. Их надо было расположить по другому. Если вы книгу не читали, тогда читайте в таком порядке: С индейцами в скалистых горах, Ошибка Одинокого Бизона, Сын племени навахов. Это позволит лучше погрузиться в описываемые события. Все сюжеты крутятся вокруг мальчиков и подростков, что сразу переводит книгу в разряд детской литературы, а не в серьёзный труд по изучению быта индейцев. Не заблуждайтесь. Читайте и получайте удовольствие.

Сперва автор знакомит нас с трудностями жизни индейцев в дикой среде. Два мальчик (американец и индеец) попадают в тяжёлые климатические условия и вынуждены перезимовать в Скалистых горах. Полезно юным бойскаутам и любителям выживать в дикой среде. Научитесь добывать огонь, делать лук со стрелами, рыть землянку, варить мясо, охотиться на кроликов, оленей, козлов и медведей.

Индейцы не были злыми и кровожадными убийцами. Они подчинялись природе. Старались жить с ней в гармонии. Красиво сказано, но это не так. Индейцы были разные и каждое племя могло кардинально отличаться. Законопослушные пикуни, бесчестные кроу, оседлые тэва. Можно смело провести аналогию с греческими городами-государствами, где был один дух, но всё остальное различно. Ничто не могло объединить вольных греков, кроме завоевателя. Так и индейцы. Они не могут ужиться рядом, но способны объединиться против иноземного врага, будь то американцы или испанцы.

Ошибка Одинокого Бизона является центральной повестью сборника. Сильна честь в индейской крови. Обычай порки как правило воспитания детей ими не практикуется. Ударить — значит нанести смертельное оскорбление, которое будет обязательно отомщено. И сын пойдёт на отца, если понадобится. Одинокий Бизон — не бизон, а индеец племени пикуни или черноногих. Именно в этом племени прожил Шульц долгие годы. Нет ни грамма вымысла. Индеец пошёл против племени и не стерпел стыд, который пришлось понести от единоплеменников. Повесть о простом счастье. Не гонись за двумя зайцами — шапку и ружьё потеряешь.

Сын племени навахов укрепляет точку зрения о разности индейцев. Перед нами осёдлые тэва. Они мирный народ. Никуда не передвигаются, живут в селениях за мощными стенами, никогда не нападают на соседние племена. Однако навахи и кроу забавляются с ними как могут. Эти племена в отличие от тэва кочевые. Им нет смысла садить. Им есть смысл грабить. Ведь из их земли не выжать даже капли воды. Иные условия жизни рождают разные культуры, а личность человека формируется в детстве.

» Read more

Джеймс Крюс «Тим Талер, или Проданный смех» (1962)

А вы знаете, что иконы не улыбаются? Я раньше не задумывался. Спасибо Джеймсу Крюсу. Он открыл мне глаза на этот любопытный факт. Смех — вообще штука заразительная. Им грешу. Скажу что-нибудь и сам смеюсь. Скажу банальность и смеюсь. Я сказал что-то просто так — всё-равно смеюсь. Это какой-то вредный рефлекс. Как только не пытался его в себе истребить. Но улыбка с лица и некое гортанное гоготанье неистребимо. Всегда мечтал стать более серьёзным. Не получилось. Тиму Таллеру повезло. Джеймс Крюс написал замечательную книгу. Сказкой язык не поворачивается назвать. Зачин детский — согласен. Но продолжение-то ни капельки не сказка. Скорее мистика. Финал так вообще чем-то сродни детективу. Под одним соусом несколько специй оказалось. Получилось вкусно.

Во время чтения складывает одно стойкое ощущение — автор гонит паровоз слишком далеко. Мне уже выйти пора, но нет. Джеймс Крюс изматывает читателя до конечной остановки. Зачем-то разъясняется, что такое биржа, что такое пиар. Как правильно вести бизнес. Совсем не для детей вторая половина книги. Может юноши и девушки поймут. а ребята помладше только лишние вопросы станут задавать, на которые и сам-то ответ не знаешь, если, конечно, подрастающие дети не станут биржевыми маклерами и финансовыми воротилами. Их книга как раз призвана поставить на нужные рельсы в пользу экономического образования.

Про книгу очень трудно говорить. Можешь сболтнуть лишнего и читать её потом будет уже не так интересно. Ведь главное в книге — это сюжет. Он развивается постепенно. И начав с маленького мальчика, мы зайдём туда, куда даже и не думали попасть. Объедем весь мир. Ни о чём важном не проговорился? Нет… о маргарине тоже не сказал. Наверное революционная идея для 60-ых годов прошлого века была.

Всякая чертовщина оказалась ещё более загадочной. Возможность в обмен на смех Тим Таллер получил тоже замечательную. Только ребёнок мог огорчиться из-за всего этого. Взрослый же бы был только рад. Без смеха, насупившийся — всё-равно рад. И не просто рад, а очень-очень злорад.

» Read more

Эдгар Берроуз «Дочь тысячи джэддаков» (1917)

Берроуз — в первую очередь автор Тарзана. Потом уже цикла о похождениях Картера. И уже в последнюю очередь автор других книг. Один из первых многостаночников в литературе (до него мне такого встречать не доводилось). О своих героях он может рассказывать читателю в более чем 15 книгах, что, согласитесь, довольно необычно для начала XX века. Иные писатели предпочитали всё рассказать в одной, зато толстой книге, либо разбить на несколько частей. Берроуз пошёл дальше — клепал книги только так. Подобно фабрике. И правильно, если идеи крутятся только вокруг одних персонажей, но незачем их незаслуженно стороной обходить, надо им дать волю к жизни. Читатели только с радостью примут продолжение похождений понравившихся героев. Ведь и сейчас то и дело слышишь от людей, что мол жалко продолжения нет или жалко, что мол автор так кратко всё изложил. Душа требует большого объёма материала, она готова всю жизнь идти рядом со своими героями. Кто-то взрослеет год от года, а кто-то принимает неизбежную старость, впитывая в себя как губка новое похождение. А жизнь-то идёт, жизнь идёт вперёд и не стоит на месте. Оглянись и увидишь других героев… не надо зацикливаться и создавать себе кумиров. Мир прекрасен своим разноообразием.

Магическое слово «разнообразие» не коснулось Марса Берроуза. Бедная на воздух атмосфера, зависящая только от одного агрегата, позволяющего его обитателям дышать. Бедная флора всё по той же причине, да из-за засушливости. Бедная фауна — вы только вдумайтесь, ведь на этой планете только один вид существ типа лошади-слона, один типа обезьяны, один типа человека и ещё один тоже типа человека. С таким раскладом они друг друга кушать должны аки приснопамятные коренные жители Новой Зеландии, которые животный белок только и могли добывать из трупов поверженного врага. Им каннибализм стал свойственен самой природой. Не до конца проработал мир Берроуз. Пожалел малость скромного богатства.

Зато подумал над физикой. И это браво! Редко какой писатель, засылая героя в иные миры, думает над этим. Берроуз подумал. Марс стал чем-то сродни Луны. Это нам сейчас кажется вполне обычным изменение свойств притяжения планет и их спутников. А тогда это было только одной из версий. Лишь совсем недавно Ньютон задумался над этим явлением для родной планеты, поэтому остаётся гадать насколько Берроуз был фантастичен или же всё-таки астрономы того времени уже знали о свойствах точек разного цвета на ночном небосклоне, включая и возможное притяжение на них. Картер прыгуч как кот.

Вот Марс. Там живут племена. Казалось бы, ну что можно ждать от этих диких племён. Однако и тут жили когда-то гении самоучки. Берроуз не делится сведениями сего богатства. Нам просто сообщают это как факт. Ментальные способности, генерация воздуха, изучение жизни на других планетах. Дико! Особенно удивляет факт изучения Земли в марсианских школах. Они де в курсе всего там происходящего. Каким образом? У них есть чудо прибор… Когда же они свой землеход к нам заслать успели… какие-такие возможности. Тоже непонятно.

Всё это было сном. Утомившегося жарким климатом человека, получившего солнечный удар и упавшего в хладную пещеру отдохнуть. С этим не спорю. С его реальной жизнью я спорю. Человек не может жить вечно, каким бы благоприятным не был летаргический сон.

» Read more

Владислав Крапивин «Гуси-гуси, га-га-га…» (1988)

Возьмём любую антиутопию, глянем на название и подивимся. Никакой адекватности. Вот тройка самых популярных: 1984, О дивный новый мир, Мы. Никаких выводов сделать из таких названий невозможно. Крапивин идёт с ними в ногу, ибо «Гуси-гуси, га-га-га…» отдаёт какой-то махровостью. Тоже непонятна суть названия. Она и по прочтению-то останется под вопросом. Сказка внутри сказки говорит читателю о мальчике-доноре мяса, упросившего гусей унести его в иную страну, где трава зеленее, небо голубее и вода сочнее, подальше от таких невыносимых порядков. Такая суть. Такое название. Всё-таки Крапивин — детский писатель. И выбрал он название как нельзя кстати.

Общество внутри подчинено верховному компьютеру, который управляет всеми процессами. Человечество же аки дети малые копаются в своих песочницах. Главной заботой полиции является выявление бичей (без_индексных людей). Без бумажки ты букашка, а без индекса заключённый — так можно кратко сказать об этом мире. Ещё есть одна диковинная юридическая штука. Наказание в мире только одно. Ты получаешь шанс из какого-либо процентного соотношения, что тебя казнят. Главный герой перешёл дорогу в неположенном месте и его наказали одним шансом из трёх миллионов. И конечно он ему выпал. Тяни лямку дорогой товарищ, готовься принять дозу смертельного лекарства.

На этом книгу можно и закрывать. Интересная идея Крапивина, очень интересная. Сюжет при этом не играет никакой роли. Какие-то мелкие ошибки в системе, какая-то детская колония сирот, мечтающих улететь как мальчик-донор мяса в другой более лучший мир, некая церковь каких-то врат. Рой мыслей в голове главного героя, погружает его в детство, где всплывают все переживания и страхи. Книге придан объём, уже хорошо, хлопает в ладоши Крапивин.

Антиутопия — это всеобщее гражданское послушание, безропотное принятие системы. Главные герои множества миров как-то просыпаются или их что-то толкает на иной исход. Они воображают себя Моисеями и пытаются вести народ сквозь бездну противоречий в закостеневшем образе мысли. Дают новые заповеди, трактуют иную жизнь. В конце обязательно должен быть светлый финал, без него мир станет ещё мрачнее, а система более системной. В любом случае всё рано или поздно заканчивается.

» Read more

Джеймс Барри «Питер Пэн и Венди» (1911)

Эту историю знают все дети. Она о мальчике, который никогда не хотел стать взрослым. Популярен ли этот персонаж среди нынешнего подрастающего поколения и был ли он когда-нибудь популярен? Лично меня берут большие сомнения. Дети всегда хотят стать взрослыми как можно скорее, либо просто растут молча и не задаются такой целью. Всё-равно вырастут. Никуда не денутся. Всё дурное на этом пути лезет вперёд них самих. Ох уж и мучаются родители, принимая своих детей. Подростковый бунт подобен бунту на корабле пиратов. Так и хочется пустить их по доске на корм акулам. Правда, ведь? Эпизодическая эмоция утихает, и дети вновь самые любимые существа на свете. Нет милее ребёнка. Дети — это цветы жизни. И они растут-растут-растут. Неся с каждым годом проблемы всё большего масштаба.

Отвлечёмся от проблем педагоги. Давным-давно, ещё в начале XX века драматург из Шотландии, которого звали Джеймс Барри решил написать книгу о мальчике, вечно юном. Основываясь на собственных переживаниях и воспоминаниях о погибшем в 13-летнем возрасте брате. Грустный момент жизни дал ему шанс написать славную сказку для детей. В ней дети, такие же дети, как и все остальные. У них бунт в крови. Воля родителей не авторитет. Уйти с незнакомым мальчиком на геройские дела — самое любимое занятие. Вот они и сбегают, даже улетают. В окно. Дара речи можно лишиться от таких поступков. Надо осторожнее выводить на взлёт ребят. Всё-таки не все как орлы начинают летать, падая с отвесного утёса. Есть в книге любовь. Любовь совсем маленькой девочки и девочки постарше. Есть предательство. Есть индейцы и пираты. Всё в наличии. Остаётся только грамотно расположить и правильно расписать. Не скажу, что у Барри это вышло удачно. Где-то он перетягивал канат на себя, делясь своими переживаниями, кои для детей совсем не нужны, где-то слишком нудлив и серьёзен. В целом книга почти притча. Ричард Бах наверное отсюда черпал вдохновение при написании своей знаменитой Чайки Ливингстон.

В книге сталкиваются интересы мечтателя и прагматика. Причём прагматик — это Венди. Без таких прагматиков как она не было бы и Питера Пена. Не зря ведь он и его банда безуспешно пытаются найти маму. Находят мам среди девочек, но девочки в их коллективе не задерживаются. Может все девочки в мире прагматики, а может просто все мальчики мечтатели. И нет иного исхода. Такая точка зрения у Джейма Барри. Даже гордая индеанка прагматик. Сурово смотрит на всё. Прагматик и фея Динь-Динь. Мальчики — лоботрясы. Толку от них никакого. Как ещё потом миром управляют… совершенно непонятно. Почему втаптывают в грязь детские мечты. Куда это выветривается? И почему девочки из прагматиков переходят в разряд мечтателей. Пусть над этим ломают голову психологи.

Кто же такой капитан Крюк. Инфантильный взрослый, боящийся в тёмной комнате наступить на крокодила? Боится проснуться от звона будильника, или такой же ребёнок. Ребёнок серьёзный, рано повзрослевший. Вынужденный самостоятельно заботиться о себе и своей семье. Наверное так. Не может быть в сказке плохих персонажей. Все они изначально добрые, надо просто понять причины такого поведения. Возможно они с Питером Пеном были лучшими друзьями. Потом их пути разошлись. Один не хотел взрослеть, другой повзрослел против своей воли.

Джеймс Барри не стесняется убивать своих персонажей. А потом, для радости читающего ребёнка, рана оказывается не такой серьёзной. Да просто герой сказки сознание потерял от потрясения. Пусть дети привыкают к смерти. Может это отобьёт у них желание взрослеть. Ну а если смерти не избежать, то достаточно поверить в благополучный исход. И всё вновь станет хорошо.

Жизнь циклична — ничто, ребёнок, взрослый, ребёнок, ничто.

» Read more

Томас Майн Рид «Охотники за скальпами» (1851)

Когда-то давным-давно, в веке этак позапрошлом, не было никакого развлечения, иначе как читать книги. Только из книг можно было почерпнуть знания. Журналы-то не печатались, а если и печатались, то слишком малым тиражом, да и кому их было читать, разве что интеллигенции. Книги тоже крестьяне не читали. Поэтому давайте не будем особо над вступлением заморачиваться. В то время кто-то увлекался географией и читал Верна, кто-то хотел познать человеческую психологию и читал Бальзака, кому-то нравилось изучать нравы других народов, они читал Буссенара. Оккупировали французы весь Олимп. Славны их дела были в XIX веке. Почёт и уважение. Одно но! Изучать нравы других народов можно было по книгам Майн Рида, не француза, а англичанина. Маленько другой спектр мировосприятия и мироощущения. Не человеческий фактор взаимоотношений, а сугубо потребительское отношение к миру. Вот и сквозят книги Майн Рида жестокостью, обыденностью, отсутствием романтизма.

«Охотники за скальпами» — третья книга Майн Рида и третья книга Майн Рида мною прочитанная. Написана до крайности сухим языком, но богатая событиями. До налёта загадочности как во «Всаднике без головы» ещё 14 лет. Промежуточно прочитанный «Белый вождь» смазал радостное впечатление. А теперь и вовсе не знаю, что думать. Как-то неприятно стало на душе. О таких приключениях читать не хочется. Какой-то парень прибился к каравану, пободался с буйволами, оправлялся от ран, тонул в зыбучих песках, а потом в составе Охотников за скальпами (не индейцев, а именно белых людей) пошёл мстить за своё похищенное добро.

Если вам интересны нравы индейцев, то книгу обязательно стоит прочитать. Отношения с белыми у них довольно странные. Ходят друг к другу как в гости, льют реки крови, угоняют людей. А потом обиженные по-дружески идут на поклон, отбирают своих людей обратно со словами «Да это же наше». И спокойно уходят. Странные нравы.

» Read more

1 12 13 14 15 16