Tag Archives: литература россии

Фаддей Булгарин – Произведения 1825

Булгарин Бедный Макар

Булгарин только входил в литературную жизнь. Он ещё не создал подлинно крупных произведений, хотя пытался к тому проявлять рвение. Вся его дальнейшая жизнь пройдёт через решето из почтительного уважения к творчеству у одной части читателей и полного отвращения – у другой. Отчасти Фаддей это предвидел. От твёрдо понимал – ему будет практически невозможно создать о себе благоприятное впечатление. Во многом это связано с его происхождением, в том числе и сомнительным для жителя России прошлым. Но и это являлось благом, поскольку имея разносторонние впечатления от доставшегося на его долю, Булгарин имел возможность трактовать происходящее на иной лад, для кого-то воспринимаемого в качестве критически ценного. Одним из произведений, позволяющим именно таким образом трактовать литературные труды Фаддея, стало повествование “Бедный Макар, или Кто за правду горой, тот истый ирой”, согласно которому главному герою постоянно указывалось на его рождение близ границ Пруссии, вследствие чего его творческим изысканиям постоянно чинились препятствия.

Своего рода сходными по духу можно воспринимать рассказы “Воздушный шар Архипа Фаддеевича, или Утешения в горестях” и “Провинциал в обществе большого света”, связанные единым персонажем. Читатель мог увидеть в них описание стремления уединиться от человечества. Впрочем, рассказ “Посещение доктора” немного исправлял такое мнение, ведь известно стремление людей существовать во имя превосходства собственной личности над интересами других. В качестве примера Булгарин привёл ситуацию, согласно которой трактовать отрицательное к себе отношение следует иначе. Как это происходит? Пусть Фаддей умел составлять слова в предложения и поражать читателя слогом, то если и служило показателем чего-то, оно лишь отражало возникающую в обществе зависть. И сомнительное происхождение становилось просто возможностью хоть в чём-то доказать личное превосходство над прекрасно излагающим мысли автором. Остаётся единственное – прописать завистникам воду с сиропом. То есть соглашаться с собственной никчёмностью, подслащивая чужую действительность.

В тему или нет, но за Булгариным осталась статья “Философическая история карманов”. В которой Фаддей рассматривал феномен возникновения детали одежды не в качестве возникновения способности удобно переносить вещи, а в качестве инструмента для построения лжи. Проще говоря, кому нечего скрывать, тот не станет ничего прятать в карман. В свою очередь потомок Фаддея должен трактовать его позицию согласно выработанного о нём представления – он стремился быть открытым, остро воспринимал критику не по существу, из-за чего позволял чувствам превосходить рациональное осмысление сущего.

Говоря о рациональности, Булгарин написал ещё два произведения “Дёшево и дорого” и “Качели”. Он размышлял о стоимости того или иного значения – в зависимости от необходимости им обладать или быть к нему причастным. Говоря же о стоимости, составил заметку “Беда от денег”. Вроде бы говорят, что деньги становятся основным источником проблем. Но разве их отсутствие не становится источником проблем ещё больших? Говоря о проблемах, Фаддей размышлял и о центробежной силе в труде “Новый Физиономик, или Знать птицу по полёту, а молодца по ухваткам”. В силу требуемых для него причин, Булгарин взялся думать о тех силах, что обладают способностью притягивать и отталкивать.

Из других произведений, написанных в 1825 году, нужно отметить следующие: Досуг и недосуг, Путь к богатству, Хладнокровное путешествие по гостиным. Как видно, Интерес Фаддея к определённой теме так и не сформировался. И не обязательно ему нечто мнилось, о чём приходится думать, невольно знакомясь с написанными им произведениями.

» Read more

Фаддей Булгарин – Произведения 1823-24

Булгарин Модная лавка

Среди ранних работ Булгарина трудно выделить определённое направление. Скорее нужно считать, Фаддей писал обо всём. Остаётся дать краткий перечень составленных им трудов. На историческую тему: Освобождение Трембовли (происшествие XVII столетия). Из прочих: Извозчик-метафизик; Как жаль, что я не богат, и хорошо, что я не богат; Подписка на журналы (сцена из частной жизни), Человек и совесть, Новый год, Очки; Новое значение старых слов, или Беседа у человека прошедшего столетия. Об остальных произведениях можно сказать чуть более подробней.

“Отрывки из путевых записок французского путешественника”, иначе называемые “Отрывки из записок французского гувернёра, находившегося в России” поднимали для читателя проблематику нравственности. Он сам – Фаддей – не совсем склонялся к необходимости принимать привычки русских. А может никто, кроме него, не замечал пороков российского общества, порою кажущихся до крайности неуместными. Однако, Булгарин сообщал и такую информацию, от знания которой должны были удивляться уже иностранцы. Впрочем, о многом они знали и без лишнего напоминания. Кто же не в курсе капризов климата русских равнин? Россия – это страна, где на улице тридцатиградусный мороз, зато в помещении температура держится в районе двадцати градусов. Это не хладные дома западной Европы, где десятиградусная прохлада одинаково ощутима на улице и в самом помещении. Фаддей посчитал нужным напомнить ещё об одной особенности русского характера, которой все беззастенчиво пользуются – русский человек никогда не оставляет никого в беде. К сожалению, о помощи потом редко кто вспоминает.

“Модная лавка, или Что значит фасон” – своего рода откровение для всякого, кто решился приобщиться к покупке модных вещей. Вроде бы ясно – себестоимость производства низкая. Но почему итоговая цена столь высока? Вот задумаешь купить предмет одежды за двадцать пять рублей, а просчитав стоимость его изготовления, никак не можешь понять, каким образом цена настолько поднялась от первоначальных полутора рублей. При объяснении всё становится понятным и принимается без возражений. Модную вещь делают не чернорабочие, а мастера с тонким чутьём, да и сам факт того, что данную вещь придумать надо – не оспорим. Кроме того, покупателю приятно ощущать уникальность им приобретаемого, особенно когда ему продавец скажет множество лестных слов. Тут кроется целая наука, отчего и дорог модный фасон.

Дополняет “Модную лавку” повествование “Талисман, или Средство жить без денег”, чем-то подготавливающее читателя к ещё даже не бывшим задуманными плутовским романам Булгарина. Если нет денег, разве трудно оттого прожить? Отнюдь. Никаких проблем это не создаёт. Как раз наоборот. Открывается море возможностей, к которым иначе не было бы пути. Нужно лишь оставаться открытым для перемен, во всём поступая согласно течению обстоятельств. Если придётся забыть о самоуважении (и скорее всего придётся), горевать не потребуется, о том не придётся и задумываться. Деньги вообще ограничивают человека, создавая вокруг него обстановку, расстаться с которой он добровольно никогда не сможет, а ежели денег не имеется, как и имущества, либо солидного социального положения, тогда важно хватать удачу за хвост, чтобы позволить себе жить безбедно, оставаясь по сути бедным человеком.

Никаких особенностей Фаддей читателю не предложил. Публиковал он произведения об обыденном. На равных из-под его пера могли выйти художественная работа или публицистическая статья. Иногда между ними не проведёшь различия. Да и читателю проще усвоить текст, когда с ним не автор стремится разговаривать, а придуманные специального для того персонажи.

» Read more

Фаддей Булгарин “Правдоподобные небылицы, или Странствование по свету в XXIX веке” (1824)

Булгарин Правдоподобные небылицы

Каким будет будущее? Булгарин заглянул на тысячу лет вперёд. Он дал представление об уникальном случае – человек упал за борт корабля между Санкт-Петербургом и Кронштадтом. Каким-то образом его тело оказалось погруженным в состояние анабиоза. В ХХIX веке он был обнаружен и пробуждён обратно к жизни. Кажется понятным, теперь он обращается к людям прошлого, указывая им на то развитие, к которому они должны стремиться, а также поведал о пороках общества, должных быть обязательно искоренёнными. Но каким образом можно было узнать о его мыслях? Придётся согласиться с фантастическим допущением. И как бы не фантазировал Булгарин, ещё рано говорить, насколько он был прав или ошибался в своих предположениях.

Развитие никогда не застынет, оно всегда будет двигаться вперёд. Сам Булгарин стал свидетелем технических новшеств, должных казаться его предкам подобием магии. Да и сам человек станет лучше, нежели являлся современник Фаддея. Уже сам тот факт уверенности Булгарина в обязательно должном быть исследованном полностью земном шаре – не останется белых пятен. Более того, человек станет жить повсеместно. Даже в Сибири будет жарко, поскольку холода сменятся тропическим климатом. А самое главное – важнейшими членами общества станут учёные, тогда как вельможи утратят властные полномочия, а языком международного общения вместо французского будет арабский.

Другая особенность будущего – переосмысление материальных ценностей. В качестве денег станут использоваться редкие материалы. Булгарин знал – одним из таковых окажется дерево. Собственно, главный герой повествования будет тому свидетелем – в качестве платёжного средства выступают деревянные монеты. Предметы, кажущиеся в XIX веке дорогими, окажутся доступными даже беднякам. Допустим, чай и кофе – это отныне напитки бедняков, зато богатейшая прослойка населения придумает нечто другое – о чём бедноте останется мечтать. Если задуматься о строительных материалах, то будущее за чугуном и технологией модульного строительства – всякое строение должно собираться из заранее созданных частей.

Само собой, не обойдут технологии и самого человека. О полётах по воздуху Булгарин не оговаривается, но вот под воду люди научатся погружаться в специальных устройствах. Да и вода будет добываться как раз из воздуха. Что касается безопасности, в этом плане Фаддей позволил представить себе переносной громоотвод, способный уберечь человека от поражения электрическим током. То есть к чему не протяни руки, всё окажется безопасным.

Что же, Булгарин не вышел за рамки должного быть доступным его пониманию. Он только переосмыслил имевшееся в его время, чтобы немного усовершенствовать и представить в оптимальном, по его мнению, виде. Фаддей мог и дальше размышлять, но вовремя остановился, позволив уже читателю продолжить поднятую им тему. Ведь известно, человеку лишь нужно сообщить повод, как различие высказываемых вариантов превысит все мыслимые и немыслимые предположения.

Конечно, будущее проще прогнозировать, если исходить о его понимании из человеческих способностей. Причём нужды человека должны всегда преобладать. Какую не придумай технологию, она обязательно окажется требуемой для человечества. Достаточно посмотреть – чего не хватает сейчас, как мозг заработает в нужном направлении, где от минимальных подвижек до максимальных всё расписывается в ярких красках. Допустим, человек должен научиться передвигаться: во-первых, быстро; во-вторых, везде. Значит, ему следует придумать соответствующие приспособления. Только тогда человек покорит любое пространство, хоть земное, хоть внеземное, хоть потустороннее. Что касается скорости, то она обязательно будет нарастать от медленной до мгновенной, вплоть до рассмотрения возможности движения в отрицательном его понимании. Потому признаем – Булгарин не был далёк от истины, к тому же по состоянию на XXI век не всё ещё реализовано, но близко к тому.

» Read more

Фаддей Булгарин – Восточные повести и рассказы 1822-26

Булгарин Восточные повести и рассказы

Тема Востока не одна из основных в литературных опытах Булгарина тех лет, но составила некоторую часть его творчества. Более, пусть и опосредованно, представленная “Философским камнем”, она нашла воплощение в следующих произведениях: Милость и правосудие, Раздел наследства, Закон и совесть, Искатели клада, Правосудие и заслуга, Фонтан милости, Человек и мысль. Некоторым из них Булгарин присвоил подзаголовок сказки, чему-то дал именование аполога, подразумевая тем подобие притчи. Смысловое содержание – мудрость, должная быть понятной каждому, кто способен здраво рассуждать. Неизменной характерной особенностью является убеждение в необходимости призывать людей жить в согласии друг с другом, помогая нуждающимся и не отказываясь принять, когда решают помочь уже тебе.

Всех сюжетов пересказывать не требуется. Достаточно остановиться на сказании “Раздел наследства”, поименованное самим Булгариным повестью, хотя следовало указать на поучительность, определив произведение хотя бы тем же апологом. Впрочем, к таким подзаголовкам Булгарин подойдёт только в 1826 году, а “Раздел наследства” написан за три года до того. Сказочность действия удаётся установить сразу, поскольку действие будет касаться смерти добродетельного человека, поставившего сыновей перед выбором – овладеть богатством, положением и возможностями, либо влачить худое положение на грани бедности.

Требовалось показать настоящий восточный колорит. Восток богат на возможности, отчего читатель не станет ничему удивляться. Неважно, каким образом добродетельный человек вообще добился всего того, чем собрался делиться. То придётся оставить в качестве необходимого условия для последующего рассказа. Оказалось, что умирающий владел большим состоянием, ему обязан был оказать услугу повелитель государства, и он имел тяжбу, в результате которой должен был вот-вот получить солидный барыш. Вполне очевидно, всё это достанется старшим братьям, весьма довольным, ведь один стал – богат, второй – женился на родственнице правителя, а третьему нужно лишь довести тяжбу до конца.

Что же досталось самому младшему брату? Он согласился принять скромный дом, малый надел и небольшое количество скота, за чем ему предстояло следить, так как выгод то ему не принесёт, позволит лишь самостоятельно заботиться о пропитании, извлекая доступное из имеющегося собственными руками. И в чём тогда мораль повествования? Этому Булгарин место отвёл под окончание рассказа. Странно, если читатель ещё не догадался, какой разор грозит старшим братьям, ведь на любое богатство или положение в обществе всегда найдутся желающие, тогда как до бедноты дела обычно вообще никому нет. Собственно, получившие лучшее из возможного, не обладая хваткой сохранить доставшееся им даром, братья окажутся в невыгодном положении и лишатся отцовского наследия. Один путь им предстоит – пойти виниться перед младшим братом, у которого хоть и будет тесно, зато все найдут кров и пищу, став наравне с некогда приниженным ими.

Несмотря на привязку к теме Востока, “Раздел наследства” должен служить поучением для читателя – указывать, что не надо браться за дело, которое тебе не по силам. Вполне приятно получить богатство, однако нужно уметь таковым распоряжаться. Получив большую сумму денег или иной шанс, разумно распорядиться этим не сможешь, не имея к тому ни природных дарований, ни хватки. Поэтому надо придти к выводу, что не следует на чужое разевать роток, покуда сам откусить по желаемому размеру кусок не смог.

Касательно остальных восточных повестей и рассказов Булгарина, они не менее поучительны, хотя и не более содержательны, писались от случая к случаю, а за один только 1826 год опубликовано сразу четыре из них.

» Read more

Андрей Волос “Хуррамабад” (1989-2000)

Волос Хуррамабад

Людская ненависть неискоренима. Было бы из-за чего ненавидеть, как за пролитием крови дело не станет. Ярчайшее представление об этом – картина в прошедших через развал Союза советских республиках, чьё население вступило в острую конфронтацию по принципу свой-чужой. Ни в чём не уступало происходящему и ситуация в Таджикистане – особом регионе, толком самостоятельно никогда прежде не существовавшем, ставшем единым под властью коммунистической идеологии. Пусть исторические предпосылки вносили коррективы, однако приходилось считаться с действительностью – так к Узбекистану отошли близкие к персидской культуре Самарканд и Бухара. Что до таджиков, то они говорили на отличающем их от всего Союза языке – на таджикском, который скорее определяется в качестве окающего диалекта персидского. В результате народного недовольства в Таджикистане пострадать пришлось не только русским – под удар попали армяне и турки-месхетинцы.

Несмотря на этническое преобладание, таджики питали ненависть к населяющим их страну прочим народностям. Преимущественно то было связно с угнетением как раз таджиков. Волос без экивоков показывает рассуждения представителей местного населения, готовых снести преграды, лишь бы больше не терпеть власть над ними кого-то, кроме них самих. Это сразу становится очевидным, ведь в какую инстанцию Таджикистана не обратись, всюду начальником поставлен армянин. Причём нельзя отличить, чем армяне лучше бывших до того на руководящих постах турков-месхетинцев. Ненависть к русским Андрей показал на общем фоне, и их таджики убивали при вспышках недовольства действительностью. Хватало осознания присутствия чужого для Таджикистана человека, после чего рушилось всякое понимание о человечности – толпа таджиков превращалась просто в жадную до крови толпу, порой не способную понять, против кого направлена их агрессия: растерзанными могли быть и сами таджики, оказавшиеся на пути озверевших от ненависти людей.

К логическому осмыслению последствий развала Советского Союза лучше не обращаться. Достаточно осознания факта произошедшего. Иного быть не могло, поскольку одинаковые процессы происходили повсеместно. Человек всегда остаётся человеком, какой бы национальности он не был. Проще говоря, людей объединяет единственная черта – они часть животного мира, готовые бороться за ту часть территории, которую они считают своей. И пока продолжит сохраняться подобное отношение к границам – зверь останется в человеке. Это только в благоприятные годы все говорят о дружбе между народами и строят общие планы, тогда как достаточно малой трещины, чтобы картина предстала в истинном виде – на пустом месте разразится неутолимая жажда оспаривать право на собственную территорию, в том числе и опускаясь до подлинного геноцида.

Обо всём этом Андрей Волос старался рассказывать в “Хуррамабаде”. Он выбрал форму рассказов, объединённых множеством однотипных тем – такой сборник называется романом-пунктиром. Начиная от представлений предков о светлом будущем, в том числе и допуская достижение советскими людьми коммунизма, читатель будет подведён к кровавой бойне, сотрясавшей таджикские города и селения. Чтобы после описания эпизодов отсутствия человечности в поступках людей, подойти к принятию наступивших последствий. Проблема развала Союза коснулась абсолютно всех, так как последовали волны миграций, которым мало кто был рад из жителей других регионов. Но ничего не поделаешь, приходится принимать людскую ненависть, не имеющую возможности угаснуть и позволить кому-то приходить туда, где ты нечто считаешь своим собственным, и более ничьим.

Тему Волос поднял действительно важную, несмотря на предпринятые попытки к её реализации. Конечно, Андрей был обласкан на высшем уровне – получил за произведение Государственную премию Российской Федерации. Но никто так ничего и не сделал, дабы подобного проявления людской ненависти не повторилось в будущем. Неважно где, но стоит быть задетыми чувствам какой-либо нации, как снова запылают людские сердца, обезличенные яростью состоящей из них толпы.

» Read more

Повесть о Тимофее Владимирском (конец XV века)

Повесть о Тимофее Владимирском

Не знаешь, где правду искать, а где ложь, когда о народных преданиях думать начинаешь. На веру принять всё-таки, али высказать сомнение? Вот есть история про священника Тимофея из Владимира, что согрешил в пятницу – сперва отведал скоромного, а после и вовсе делом занявшись постыдным с симпатичной девицей, и не где-то, а прямо в церкви. Убоялся тот Тимофей наказания от мирян, либо Всевышнего. Бросил всё у него бывшее, облачившись воином. Кинулся искать спасение в землях татарских, осев возле Казани. Принял он там веру сарацинскую, обзавёлся жёнами и на службу к хану тамошнему подался. Жесток стался Тимофей, особенно к пленным русским. Сопровождал он их, когда то требовалось. И всё-таки щемило в груди у Тимофея, раз он песни пел на родном языке об оставленном им доме. И случилась ему возможность вернуться обратно, чему боязнь быть наказанным мешала.

Так почему такое сказание приводится? Да, заслужил Тимофей прощение, поскольку в сюжете так сказывается. Сам митрополит уговаривал государя проявить к нему снисхождение. Было достаточно одного желания, тогда как проступки и грехи переставали иметь значение. Горько рыдал Тимофей, упрашивая за себя посланца. И посланец тот не забыл Тимофея, из плена для того быв освобождённым. И снова возникает недопонимание, всё чаще связанное с несогласованностью приводимого рассказа. Сам факт побега из плена, при каких бы то ни было обстоятельствах – порицаемый на Руси поступок, за который бежавшему грозило ещё более суровое наказание, причём от своих же соотечественников. Но оставим всякие подробности, как не стоит думать и о моральном падении Тимофея, ведшего беспутную жизнь, дабы ближе к старости загоревать о содеянном и искать за грехи спасение у лиц в государстве важность имеющих.

Горько переживал Тимофей за утраченное. Стенал и не успокаивался он. А когда попало к нему в руки послание с прощением, то радость превысила оставшиеся для её выражения силы душевные, вследствие чего скончался Тимофей, не сумев сдержать удары, сердце ему разорвавшие. Так погиб в сказании грешный человек, осознавший проступки и получивший земное спасение. Почему же теперь приходилось внимать свершившемуся? Ответ сокрыт в судьбе пленника, искавшем для Тимофея прощения, ибо к нему следует присмотреться внимательнее.

История не имеет единого трактования. Каждое событие обязательно должно рассматриваться с двух точек зрения, либо больше – смотря сколько к нему причастно заинтересованных лиц. Известно следующее, обнаружены останки человека, с коих сняты ценные вещи, взят и конь, с чьей помощью посланник добрался до земель родной страны. Он совершил нарушение уставов русских, бежав из плена – ему требовалось найти оправдание своим поступкам. Таким образом родилось в его устах предание о священнике Тимофее, с чьим подобием беглец должен был обязательно встречаться у татар, так как не станет открытием сообщение, будто русские брезговали услужением властителям басурманским. Но всё могло быть и более обыденно – убив надзирателя, группа беглецов сумела избежать дальнейшего пребывания в плену, об остальном же разнесла народная молва, на свой лад трактовавшая былое.

Повесть о Тимофее Владимирском несла раскрытие обстоятельств, практически никогда не упоминаемых в летописях. Литература древней Руси бедна образчиками описания судеб людей, вынужденных жить вне пределов русских княжеств. Потому данное сказание, к каким бы оно не побуждало суждениям, ценится прежде всего за упоминание русского человека вне Руси, добровольно согласившегося жить вдали от родного дома, без православной религии и не проявляя к этому никакого сочувствия на протяжении длительного промежутка времени.

» Read more

Повесть о Луке Колочском (конец XV века)

Повесть о Луке Колочском

Колоцкий монастырь, что под Можайском в селе Колоцком, получил в качестве истории о своём возникновении повествование о греховных делах некоего Луки в самом начале XIV века. Тот Лука нашёл на дереве икону с изображение Богородицы, сумев с её помощью обогатиться. Он вступил в конфликт с тамошним князем Андреем Дмитриевичем, одним из сыновей Дмитрия Донского. Знакомящемуся с повествованием становилось известно, как Лука извлекал прибыль, настолько утратил связь с действительностью и был в итоге проучен. Данную историю можно считать сказом о возможности образумить всякого, для чего достаточно пригрозить физической расправой, а то и оную на самом деле осуществив. Пусть сказ не кажется поучительным, зато отражает наиболее адекватный способ воздействия на людей, не способных понять язык человеческого общения.

Особенность найденной иконы, ибо всякое святое воспринимается святым, заключалась в исцелении людей, к ней прикоснувшихся. Лука лишь на первых порах свободно позволял людям избавляться от хвори, тогда как с ростом известности всё чаще задумывался о необходимости финансово поправить положение. Он показал икону в Можайске, затем в Москве, а после объездив многие города и веси, всюду встречаемый с лаской и почитанием. Предание гласит, будто люди исцелялись от всего их беспокоившего, отчего к иконе имелось большое доверие. Сам факт оздоровления отрицать не следует, поскольку всё связанное с религией – должно восприниматься без возражения, в связи с постулатами, оспаривать которые невозможно, уже в силу того, что такова метафизика любого верования.

Считая себя хозяином иконы, Лука всё-таки вернулся домой, имевший богатства больше, нежели имелось у окрестных князей. Теперь Лука мог определить икону на место и взимать с людей деньги за её посещение. Сам же Лука возвысился и в личном мнении, ничего не боявшийся. Несмотря на богатство, он зачем-то промышлял разбоем. А может просто чинил дерзости, нисколько не боясь получить от князя взыскание. В любом случае, детали старины испарились из повествования. Да и не о том в повести о Луке рассказывалось. Важнее проследить, почему произошло переосмысление жизненной позиции, если Лука осознал греховность поступков.

Повествование не скрывает – князь Андрей Дмитриевич разгневался на Луку, он наслал на него медведя. Имеются различные свидетельства, друг друг противоречащие. Где-то говорится, что не насколько Лука оказывался порочен. Но именно данная повесть склоняется к фактическому очернению жизни Луки. И вот – будучи покалеченным медведем – Лука оказался пристыжен князем. После не осталось ничего иного, как смириться с долей и уже не чинить людям препятствий, разрешив доступ к иконе каждому. Наказав Луку, князь Андрей Дмитриевич возвёл Колоцкий монастырь. Как раз в том монастыре и принял постриг Лука, оставшись монахом до конца дней своих, проведя отпущенный ему срок в молитвах и покаянии. Сам монастырь стоит и поныне всё на берегу близ той же реки Колочи, по которой он и назван.

Во всей истории о Луке Колочском одно недоразумение. Почему на Руси больные были и юродивые? Ежели столь велика сила икон и мощей, всегда по сказаниям людей исцелявших, отчего находились обиженные физическим или душевным здоровьем? Разве не могли люди такие приложиться к святыням, получив требуемое им исцеление? Впрочем, побуждать к размышлениям над этим никто принуждать не станет. Итак понятно, коли нечто сказано – иного сказано быть не могло. Остаётся принять на веру и советовать так поступать остальным сомневающимся.

» Read more

Повесть о старце, просившем царскую дочь себе в жёны (конец XV века)

Повесть о старце просившем царскую дочь себе в жёны

Проблемы современного дня проистекают согласно исходным данным, заложенным через восприятие сказок. Это служит наглядным свидетельством, насколько литература способна не только выковывать требуемое государству население, но и помогает живущим внутри государства людям самим лучше себя понимать. Если касательно нравов жителей иностранных держав имеется чёткое мнение, согласно их же литературных сюжетов, то в отношении русских у русских же не всегда складывается верное представление. И, опять же, национальное самосознание сложилось и благодаря христианству, имевшему огромное значение для миропонимания. К тому же придётся признать, некоторое воспринимаемое за благо – есть червоточина, мешающая жить по настоящей справедливости.

В числе русских сказок есть одна, мало кому знакомая. Но её сюжет слабо отличим от прочих. Исключением становится сильная религиозная составляющая. Любая жизненная сложность может быть преодолена с помощью пословицы или поговорки, особенно взятым из Библии, так как афоризмы из её текста не подвергаются неверному трактованию – нет искажения смысла от недоговорённости.

Однажды в одной стране случилось странствовать старцу, он дошёл до дворца, постучался… и его пустили внутрь. И был тот дворец не владением вельможи, а царскими палатами. Только в сказках простой человек может придти к правителю и иметь с ним беседу на равных, за малым количеством исключений, вроде восточных сказаний об Акбаре и его мудром советнике Бирбале. Но русская сказка не на восточный мотив, поскольку никакой шах не согласится отдать дочь бродяге, даже за вознаграждение в виде драгоценного камня. В повести о старце правитель оказался из бедных, поэтому договорился отдать в жёны дочь тому, кто принесёт им желаемое.

И вот тут должно возникнуть недоумение, связанное с незамысловатостью мысли правителя. Он представлен честным человеком, лишённым способности обманывать. Ежели он обещал – значит исполнит. Но как же поступил старец? Он добыл драгоценный камень, совершив то путём обмана. Главное, благое дело сделано, причём неважно как. Пусть от действий старца пострадают бесы, либо сам дьявол. Силы, считаемые злыми, подлежат такому же к себе отношению, в том числе и поступай они честно. Картина мира переворачивается с ног на голову, ведь добрые побуждения совершаются через коварство, тогда как зло угождает добру через проявление чистоты помыслов ко благу.

Так к чему вёлся разговор о религии? Сказано было старцу стучаться, тогда откроются все двери пред ним – и двери царского дворца открылись. Сказано: просите, будет дано вам – и получил старец ему требуемое. И поступал он согласно этих представлений, нисколько не задумываясь над нуждами других. Он и к бесу проявил коварство в полном объёме, нарушив данное обещание, поскольку должен был освободить из заточения, но сразу же заточил обратно, стоило обрести искомый драгоценный камень.

Не стоит думать, будто подобный ход мысли является уникальным для русского народа. Отнюдь, за выполнение желаний не только русский человек забывает о сделавшем для него добро. Так поступают многие представители народностей, исповедующих христианство. Вернее будет сказать – мало кто из них так не поступает. Сама повесть о старце составляет часть тех сюжетов, где малоспособный деятель добивается цели, безвозмездно используя чужие услуги, не проявляя последующей благодарности. Наоборот, думается, будто человеку кто-то обязательно должен услужить, в ответ получая чёрную неблагодарность. Тут и глаза на правду открывать не следует, так как сколько добра не делай русскому – от грязи потом не отмоешься. Исправить это можно вполне очевидным способом – рассказывать иные сказки, либо если кого и делать жертвой обстоятельств, то жителей иностранных государств, примерно тем образом, каким поступил старец, просивший царскую дочь себе в жёны.

» Read more

Повесть о царице Динаре (начало XVI века)

Повесть о царице Динаре

Где оплот православия русскому человеку искать после падения Царьграда перед турками? В стране собственной. Но имелись и страны другие, таким же оплотом некогда слывшие. Примером Иверия поставлена, что некогда власть имела от Бога данную, которой царица Динара пользовалась, народов спесь соседних успокоить умевшая. И даже самих персов, чей стан широко раскинулся за горами Кавказскими по ту сторону, что за морем Хвалынским. Ту царицу потомки помнят под именем Тамара. Но подробности, из повести о ней русской узнаваемые, к ней относились опосредованно, ибо по тому же сюжету слагались повествования о мужах древности, совершавших сходные поступки и обязательно одерживавших победу над противником.

В стране одной – в Иверии – умер царь, сыновей не оставив. И досталось тогда право править дочери его единственной – Динаре. Прознал о том персов повелитель, решивший покорить гордость иверского народа. Он и повелел Динаре склонить пред ним голову. Да не им власть над Иверией дана была, от Бога она стала правительницей, да и не ей – христианке – покоряться воле басурманской. И пошла Динара в поход на персов, всегда первой нападая, не дожидаясь лучшей возможности выждать и нанести урон при удобных для сражения условиях.

Как же удалось Динаре обуздать аппетиты персидского правителя? Нужно для этого вспомнить сказания о славных деяниях православных воителей. Перед боем они в слезах молились Богородице, принимая от неё благословение. Так же поступила и Динара. Потом шли те воители на поле боя, обычно копьём вооружившись, и сражались, учиняя вражескому предводителю поражение, лично тому нанеся смертельное ранение. И в этом сказание о Динаре не отступило от именно такого продолжения повествования. Вышла Динара на бой, сразила персов, пробилась к их повелителю, пленила его, после голову ему отсекла.

Имеется у сказания краткое продолжение, показывающее Динару в качестве доброго государя над Иверией. Всю добычу, взятую от персов, раздала она в виде милостыни. Никто более не нападал на страну её. И уверен составитель сказания – стоит та страна и поныне крепко, скреплённая деяниями Динары так, что не может оказаться оно разрушенным.

Есть меткое выражение – слухами земля полнится. Оно полностью применимо в отношении “Повести о царице Динаре”. Для воссоздания чьей-то жизни хватило кратких свидетельств, тогда как остальное было дополнено фантазией. Не имело значения, при каких обстоятельствах Динара пришла к власти, кто всё-таки был её родителем, отчего она столь стремительно возвысилась и каким образом осуществляла внешнюю и внутреннюю политику. Особо то никого не интересовало – хватало факта существования сильного православного государства, способного сражаться с басурманами, ни в чём им не уступая.

Конечно, об Иверии на Руси знали издавна. Сами иверийцы искали мужа для Тамары, найдя его среди сынов Великого князя Андрея Боголюбского. Правда в дальнейшем сведения обязательно должны расходиться, как и какие-либо доподлинно точные свидетельства о Юрии, ставшего первым мужем иверийской царицы. А может на Руси и вовсе не знали, какую деятельность вёл Юрий, оказавшийся в последующем политическим противником Тамары и ведшим против неё войны. Всего этого нет в сказании о Динаре. Есть только образ сильной правительницы, сумевшей собственноручно казнить предводителя персов, в дальнейшем укрепляя могущество Иверии.

Не требуется дополнительно размышлять о сюжетных особенностях составленного примерно в начале XVI века сказания. Достаточно понимания согласно ранее сказанного. Вполне может оказаться, что особой известности повесть на Руси не имела.

» Read more

Александр Ревич “От переводчика Трагических поэм” (1992)

Ревич Обинье Трагические поэмы

Всё это было! Было это! И вот опять всё повторилось. Куда не направляй ты взор, ведь ничего, увы, не изменилось. Опять! Опять позор. Нет, старания напрасны будут, как не взывай ты к совести людей, тебе и рифма не нужна, покуда люди остаются хуже сволочей. Такая истина нам издревле ясна. Для того прошлое подаётся в качестве примера, кто бы брался его изучать, пусть лучше теплится в надежду вера, чем проявить терпение и об ошибках собственных узнать. В том тягость мысли, благо литература сохраняет в века канувшего след, и вроде мы к тому привыкли, но не понимаем источника всех нынешних бед. Что же, оглянитесь назад, возьмите Ревича стихи, не из стремления переводить Обинье он старался. Александр показывал тем устремления свои, дабы звон мечей ушей мирного люда никогда не касался.

Почему Обинье? Кто этот муж? Отчего верить именно сему поэту французских седин? О чём он мог поведать? Его слушать? Нет уж. Всё равно рецепт человеческого горя един. Читатель, опомнись, выветри спесь. Тебе желается критики? Тебя подмывает сказать? Пред нами ты горишь желанием весь, одному тебе известную мудрость всем доказать. Однако, читатель, всё же ты глуп. И глупы те, кто в гордости своей забывает о прошлом. К тому же ты, читатель, на мудрые советы скуп, раз вещаешь о чём-то, находя простое в сложном. Успокойся, читатель, возьми перевод Трагических поэм, внемли Ревича переводным словам. Может найдёшь в сиюминутном огласку вечных проблем, ежели не можешь в подобном разобраться сам.

Подумать только, Франции судьба – бороться за людское счастье. И, надо же, Франция – нам непонятная страна, где каждый воспринимает день новый за проклятье. Кому спасибо скажет современный галл? Куда он обратится за укором? Он с рождения опустошён – устал, он сжигаем внутренним раздором. С того момента, когда становление французов началось, померк солнца свет, взошла над будущей Францией Луна, и наступила для французов бесконечная ночь – не уступит Солнцу места никогда она. Всё потому, ибо французы вечно правды не найдут, они сражаются за что-то. Никак себя французы не поймут. Сама жизнь для них – забота.

Но говорить о Франции не хватит сотни лет. Пожалуй, нужно взять отрезок точный. Варфоломеевская ночь – памятный сюжет? Для закрепления французов мук пример, пожалуй, самый точный. О! Это было время битвы, сошлись две рати насмерть биться. Для гугенотов то пора ловитвы, от католиков им пришлось схорониться. В тот год менялась жизнь для Обинье, он двадцатилетним выбор принимал, и находил лучшее себе, о чём он после в поэмах трагических многократно писал. Он видел кровь, он лил кровь сам, и кровь лилась, лилась… и вновь! Лилась, но уже от ему нанесённых врагами ран. И мысль возникла у тогда ещё юнца, что не положено так людям биться, ведь не имеет права человек убивать деяние творца – не мог он для того на свет сей появиться.

А горе человечества – не в жажде брать чужое, не отдавать взращенное рукой. Отнюдь, горе – оно ведь простое! Дабы понять – историю лишь открой. Что было издревле? Кровь люди лили. Зачем же лили? Кто бы знал. Себя бы люди взяли и спросили: кто счастья достиг, когда так поступал? Но нет ответа, и не будет. Опять пойдут в сраженье с доблестью они. От человека всё же не убудет… родятся для битв новые сыны.

» Read more

1 2 3 4 131