Category Archives: Мои книги

Одни из Скьёльдунгов

Трунин Скьёльдунги

Из цикла «Скьёльдунги» | Рассказ №1

Пронзительный ветер врывался в двери. Доносились крики умирающих. Раздавался звон сражения.
Даны шли на данов, проливая свою и чужую кровь. Их противоречия принесли страдания, но именно в таких условиях родились главные герои этой истории – два мальчика.
Мать не успела дать им имён. Её убили раньше, нежели она успела к ним прикоснуться. Взмах меча оборвал жизнь женщины.
Вскоре смерть настигла и убийц, павших в ноги мальчиков, окропив тела детей кровью.
Плачем заполнилось помещение. Никто не обращал на него внимания.
Захлёбываясь, мальчики оказались подхвачены мужской рукой.
Одежда матери послужила для них первым одеяниям.
Успокоенные, они заснули.
Никто так и не узнал о случившемся в том доме. Не могли того знать и мальчики.
Их происхождение навсегда останется для них тайной. Им будет известно малое – они родились во время сечи между данами, силой оружия решавшими, кому быть королём над ними.
Человеком, спасшим детей, оказался Харальд Хальфданссон, прозываемый Вороном. Не имевший отпрысков, он дал им кров и проявил заботу, поставив мальчиков на ноги.
Одного из усыновлённых он назвал Рёриком, второго — Рюриком. Не делая различий, каждого он наставлял в духе необходимости постоянно быть бдительным, помогать в беде и не забывать о крепости плеча друзей.
Харальд происходил из рода Скьёльдунгов, не решаясь говорить, кому он именно обязан рождением. В том укрепилось родство душ. Мальчики тянулись к дяде, слушая его рассказы о деяниях предков.
Они восхищались историями о Беовульфе и Сигурде.
Всему полагается своё место, поэтому нужно забыть о поэтике и обратиться к минувшему. Мальчики – пока ещё лишние, не способные влиять на происходящее. Они остаются приближенными к Харальду, когда как тот боролся за право считать себя королём Ютландии.
Сумятица оказывала воздействие. Тогда славились не государи, а способные за ними идти воины. Требовалось на личном примере показывать способность побеждать. Не раз мог Харальд пасть на поле боя, отправившись в Вальгаллу. И не раз он удостаивал подобной чести других.
Восемьсот десятый год особенно ярок на воспоминания. Тогда Харальд нашёл Рёрика и Рюрика. В его руках они испытали первые тяжести пути, а через два года взирали на блеск короны.
Быть мальчикам достойными деяний усыновившего их человека. Они мужали стремительно, обучались сражению на мечах, практиковались в иностранной речи. Харальд готовил детей к существованию во враждебной для них среде, где важно уметь защитить себя и правильно понимать собеседников.
Рёрик и Рюрик полюбили истории о прошлом. Они стремились узнать, кто есть такие Скьёльдунги, откуда они берут своё начало. А узнав, с юных лет решили добиться того же, о чём повествовали предания.
Они узнали о стране городов – Гардарики. Про конунга Сигрлами, что приходился Одину сыном. Как владел Сигрлами страной городов, покуда не пал от руки Арнгрима. Стал тогда Арнгрим владеть страной городов, взял он в жёны дочь Сигрлами.
» Read more

Детская безнаказанность

Трунин Детская безнаказанность

Из цикла «Хроники города Б.» | Рассказ №3

Предуведомление! Все рассказы цикла являются художественным вымыслом, написаны с дидактической целью. Возможные совпадения случайны.

О произошедшем в тот день существует несколько версий, каждая из которых способна сойти за правду. Основная — мужчина в подъезде показал девочкам половой орган, заставил потрогать. Было ли это на самом деле? Никаких доказательств того нет, кроме слов самих девочек.

Валерий Игнатьев, несмотря на тридцатилетний возраст, состояться не сумел. Он плохо учился в школе, специального среднего или высшего образования не получал, отслужил в армии, после брался за любую работу, за которую соглашались платить хотя бы самые малые деньги. В последний год он разносил по почтовым ящикам рекламные листовки, научившись попадать в любые подъезды, для чего обычно хватало позвонить по домофону в случайную квартиру и представиться сотрудником почты. К техническим уловкам Валерий не прибегал, не имея для того достаточных познаний. Именно Валерий будет в дальнейшем фигурировать в качестве совратителя малолетних. Суд установит его полную причастность к совершённому деянию.

Люди в стране привыкли сторониться чужих детей. С ними теперь опасно находиться рядом. Уже не знаешь, какими последствиями обернётся. Если решишь на улице помочь ребёнку, вместо благодарности получишь осуждение. Давно усвоено, не бери ситуацию в свои руки, сразу информируй органы правопорядка. Иногда подобное воспринимается за подлинное сумасшествие. Однако, посадив ребёнка к себе в машину, либо просто взяв его за руку, желая помочь, в большинстве случаев окажешься под подозрением в совершении непозволительных действий. Поэтому проще остаться безучастным к чужому горю, тебя упрекнут только в чёрствости, но никак не в попытке совращения малолетнего.

Может показаться, легко быть оправданным, если предъявить видеозапись. Но и это не является гарантией. Всем памятен случай, когда человек просто сидел за столом и читал журнал, напротив сидела девочка, не по годам заинтересованная в сексуальном привлечении мужчин. Никакой реакции со стороны человека не последовало. Тогда девочка пожаловалась родителям, будто мужчина показывал ей половой орган и предлагал потрогать. Был суд, его осудили. Не помогла даже запись с камеры наблюдения, где всё было чётко зафиксировано, как мужчина сидел и читал журнал, а девочка кидала в его сторону похотливые взгляды, как раз и задерживая правую руку на своей промежности, периодически сжимая бёдрами. Мужчину всё равно осудили, сколько бы он не утверждал, будто вообще не обращал внимания на девочку.

Люди в стране стали предельно осторожными. Сто раз подумаешь, прежде чем зайти с детьми в лифт. Поводом для размышлений станет возможность оказаться с ними на одной лестничной площадке. Иногда испытываешь дискомфорт, если сидишь рядом с ребёнком, особенно закрытый кресельными спинками. При этом полностью уверен в собственном благочестии, но не ведаешь, каким образом ситуация будет восприниматься впоследствии. Самое страшное — не сможешь оправдаться.

Отчего-то слово ребёнка воспринимается за истину. Считается, ребёнок не может лгать. Хотя, достаточно спросить детских психологов, которые объяснят, что совсем юные дети действительно не лгут, с четырёх до семи лет они склонны к фантазированию, при этом даже не понимая подмену действительности вымыслом. С семи лет дети начинают лгать осознанно, ведь им скорее поверят, нежели усомнятся. Значит, ребёнок может не лгать, он способен дать волю фантазии, отчего сам запутается — было так, как он говорит, или такого вовсе не было. Тем не менее, в случае серьёзного оговора, взрослый человек окажется в тюремном заключении за деяние, о которым не мог помыслить.

В тот день Маша и Катя, восьмилетние девочки, решили прогулять школу. С утра они встретились по пути на учёбу, разговорились, похвастались, чем обычно хвастаются девочки. Катя говорила про новое платье, купленное на днях. О таком платье она давно мечтала, долго уговаривала маму. И мама наконец-то согласилась, поставив условием пятёрку в четверти по математике. Маша имела склонность к другим желаниям — она любила, когда на неё обращали внимание мальчики, чем избалована вовсе не была. Всё-таки, мальчики в восемь лет девочками совсем не интересуются, они живут во имя осуществления великих мальчишеских замыслов, к числу которых амурные похождения не относятся. Из-за этого Маше многое казалось заинтересованностью, пусть тем окажется случайно оброненное слово в её адрес.

» Read more

Удар по затылку

Трунин Удар по затылку

Из цикла «Хроники города Б.» | Рассказ №2

Предуведомление! Все рассказы цикла являются художественным вымыслом, написаны с дидактической целью. Возможные совпадения случайны.

Существует правило — нельзя поворачиваться спиной к спорящему с тобой человеку, в остальных случаях подобное допускается. Объясняется это банальным, поскольку можно получить удар по затылку, очень часто оказывающийся смертельным, особенно если спор перерастает в драку.

Георгий Борзов не знал данного правила. Он считал себя не способным провоцировать на конфликт, всегда уступая, предпочитая оказаться в числе проигравших. Пусть правда остаётся за другими! Главное — уяснил, насколько прав он сам.

Но Георгий всегда вступался, видя, когда незаслуженно оскорбляют других. Давно, ещё в школьные годы, он бросился защищать одноклассницу, заметив, как ей угрожает ножом подросток. Тогда всё обошлось. Гордиться таким поступком Георгий не мог, ведь защищать слабых — правило хорошего тона.

Сколько же правил существует? Множество. Про некоторые люди знают и стремятся соблюдать, иные не воспринимают всерьёз, а о самых необходимых чаще всего не имеют представления.

Вступаться за слабых — действительно хорошее правило. Однако, надо не только вставать на сторону унижаемого, нужно уметь это делать. Георгий навыками ведения боя не обладал. Из-за чего он и получил в описываемый день удар по затылку, ставший для него роковым, — он скончается в машине Скорой помощи.

Известная истина — в один момент людям свойственно желать одного и того же. Например, добраться до дома можно по разным дорогам. И если человек сомневается, по какой ехать, непременно выберет самую забитую артерию города, тогда как другие окажутся в меру свободными. А если люди пожелают отметить торжество, обязательно соберутся рядом.

Жена посоветовала мужу отправиться в исторический центр города, расположиться в кафе рядом с недавно отремонтированным зданием крытого базара. Место то, по мнению власть имущих, должно притягивать своей атмосферой. Там были снесены павильоны торговых рядов, вместо асфальта улицу замостили тротуарной плиткой. По другую сторону от крытого базара, в отдалении, виднелась иллюминация — причудливым образом облагороженный склон.

Несмотря на созданный уют, оного там теперь вовсе не отмечалось. Жители города не раз сетовали на неразумную трату средств. Исторический центр города давно перестал таковым быть, поскольку как раз исторической ценности не представлял. Единственное его украшение — район речного вокзала, который сам вскоре станет историей, должный уйти в прошлое по воле желания того у людей, отвечающих за продолжение отстаивания традиций эклектики.

Вечером, при свете фонарей, в прогулочной зоне, молодые люди распивали спиртные напитки. Тут бы сказать, насколько данное действие противоречит здравому смыслу, являясь нарушением закона… но говорить не будем. Всё-таки, события происходили в Б., где, имеющие моральные принципы, оказываются в числе пострадавших, посмей они выступить против заведённых обществом порядков.

Выпивая алкоголь, человек утрачивает понимание происходящего. Он изменяется, становясь более развязным, что случается чаще, или замкнутым, что бывает гораздо реже. Ему проще вступать в разговор с неизвестными людьми, высказывать мысли, до того всегда сдерживаемые. Намного легче укорить других в правонарушении, словно лишившись способности соразмерять силы, ежели на возражение будет применён физический отпор.

Именно поэтому распитие спиртных напитков в общественных местах запрещено, так как это не позволяет развиваться событиям, иногда всё-таки происходящим.

В тот вечер, рядом с крытым базаром, собрались две компании, обе состояли из относительно молодых людей (по словам графа Толстого — уже достаточно пожилых). Одни из собравшихся перешагнули сорокалетний рубеж, другие как раз собирались его переступить.

Ничего не предвещало ожидаемой беды. Конфликт возник в один момент.

К людям, расположившимся напротив Георгия, подошёл старик с тростью. Он попросил успокоиться и вести себя потише, прекратить распивать алкоголь и удалиться.

» Read more

Четыре трупа

Трунин Четыре трупа

Из цикла «Хроники города Б.» | Рассказ №1

Предуведомление! Все рассказы цикла являются художественным вымыслом, написаны с дидактической целью. Возможные совпадения случайны.

Если бы солнце стояло высоко, асфальт был сухим, фары автомобиля светили, водитель не злоупотребил спиртными напитками, ничему из тут описанного не случиться. Но это произошло, так как езда по городу при скорости за сто пятьдесят километров в час — уже заслуживает права считаться одним из способов самоубийства.

Валентину Петрову везло в жизни. Он женился на красивой и умной девушке, она родила ему смышлёных дочерей. Он имел хорошую работу, ездил на дорогой машине, жил в престижном районе. Такой человек всегда испытывает судьбу, надеясь на решение проблем с помощью щедрых подарков и влиятельных связей.

Валентин не раз садился за руль пьяным, пока ничего с ним не происходило. Он был из тех, кто думал, будто в таком состоянии ему лучше удаётся контролировать ситуацию на дороге. Он никогда не пристёгивался, решив проблему с помощью заглушек. И на спидометр он никогда не смотрел, считая то ниже своего достоинства. Если и притормаживал, то перед знаком, предупреждающим о видеофиксации, либо держался подальше от стоп-линии, и это было единственным обстоятельством, которое он всегда выполнял. Прочее, вроде необходимости включать фары во время движения, считал за блажь чиновников, выдумывающих законы ради единственной цели — собирать штрафы.

Его манера езды отличалась резкостью. Он всегда ускорялся, стоило начать моргать жёлтому сигналу светофора. Не брезговал проездом на красный, когда не видел препятствий на перекрёстке. Бдящих сограждан он не боялся, зная, согласно действующим законам, людям проще закрыть глаза на увиденное ими нарушение, нежели сообщать куда следует, сугубо в силу длительной бумажной волокиты. Валентин бывал на разборках по поводу совершённых им нарушений, платил штраф и не испытывал угрызений совести за противоправные действия. Он всё равно тратил меньше времени, нежели тот, кто на него жаловался.

Пробок для Валентина не существовало, он всегда находил способы объезда, не пренебрегая обочинами и полосами встречного движения. А если вставал в плотный поток, подобно рыбе, он скользил между рядами, отжимая мешавшие автомобили. Никто не хотел становиться участником аварии, действуя согласно древнейшему правилу: дай дорогу дураку. Это Валентин знал, чем постоянно пользовался.

Наглость достигала безмерных высот. Если и называть Валентина на сленге автолюбителей, то он должен именоваться шахматистом. Поэтому в дальнейшем его следует называть только так, дабы никто из его тёзок и однофамильцев не обижался. Ещё больше ему бы подошло прозвание гроссмейстера, столь велик он был в своём представлении о себе.

В тот день, когда произошла катастрофа, Гроссмейстер вместе с женою и дочерьми поехал к другу на празднование дня рождения. В пути он изрядно крыл дорожников, проводивших работу по срезке асфальта.

— Нашли время, дети Адольфа, содомиты, маразматики оранжевые. Какого лешего они задумали устраивать ремонт именно сейчас? Никто не жаловался, им бы только мешать движению. Вот бы и ремонтировали ночью, когда нет такого количества машин.

Гроссмейстер причитал почти оправданно. Магистраль на выезде из города считалась чрезмерно оживлённой. Как бы не хотелось, в случае ремонта объездных путей не было, если не считать закоулки, по которым предстояло двигаться не менее двух, а то и четырёх часов, учитывая их ужасающее состояние. О тех дорогах мало кто знал, и проще казалось отстоять в пробке аналогичное количество времени, нежели ехать по весям. Проблема усугублялась невозможностью двигаться по обочине или по встречной полосе, так как это ничего не давало, из-за крайней забитости автомобилями во всех направлениях.

Пришлось честно отстоять три часа, после чего двигаться в особо ускоренном режиме. Гроссмейстер не жалел скорости, спокойно выжимая две сотни.

Можно задаться вопросом: почему жена не просила его вести автомобиль медленнее? Ею давно усвоено, чем меньше беспокоит мужа нотациями, тем он спокойнее себя ведёт. Скажи она ему про высокую скорость движения, Гроссмейстер поехал бы ещё быстрее. Тогда и вовсе продолжать бессмысленно. Нотации никогда не помогали, не считал муж жену достойной выражения какого-либо мнения. Он полагал — кто сидит за рулём, тот и должен управлять автомобилем по собственному разумению.

Друзья встретили Гроссмейстера с радостью, несмотря на опоздание. Они знали о ремонтных работах, поэтому приглашали всех на торжество с запасом. Машины продолжали прибывать ещё в течение двух часов. Пока длилось ожидание, мужчины неизменно говорили о дорожных инцидентах.

» Read more

«Загоскин, Лажечников, Мельников-Печерский» (2020) | Презентация книги К. Трунина

Трунин Загоскин Лажечников Мельников-Печерский

Если писатель при жизни имеет успех у читателя, но потомок про его творчество забывает — таких авторов относят ко второму ряду. Они практически не переиздаются, за редкими исключениями. Про их литературные труды чаще всего узнаёшь совершенно случайно, а уж про знакомство с ними и говорить не приходится. Редкий читатель, исходя из многообразия писательских имён, решится прикоснуться к чему-то, о чём его современники не имеют представления. Подобное отношение отчасти следует признать оправданным, исходя из истины — лучшее обязательно со временем отсеется от прочего. И не так важно, какой успех писатель пожнёт среди потомков, то чаще всего является непредсказуемым, зависимым от многих факторов, вроде складывающегося положения в обществе, в котором требуются определённые представления о полагающемся на текущий момент. Поэтому, кто сегодня нами причисляется ко второму ряду, когда-нибудь способен оказаться выше, в том числе войдя в золотой фонд литературы.

Для рассмотрения в данной монографии взят творческий путь трёх писателей. Во-первых, это Михаил Загоскин (1789-1852), чья деятельность была неразрывно связана с театром. С первых пьес Михаил получил широкую известность, периодически создавая постановки для сцены, он приступил к написанию романов на историческую тематику, показывая нравы, какими они были с древнейших времён и до современного ему дня. За всплеском интереса всегда следовало охлаждение читательского внимания. По смерти труды Загоскина в большей своей части не переиздаются, доступные только в дореволюционной орфографии.

Во-вторых, Иван Лажечников (1792-1869) — талантливый романист. Несмотря на заслуженный успех, считался за приверженца необходимости создавать художественные произведения по принципу необязательности соответствия историческим реалиям. Несмотря на это, Лажечников очень любил повторять, как один из романов высоко оценивал Пушкин, считая, будто тому предстоит быть в числе лучших произведений, написанных на русском языке. Писательская слава начала угасать ещё при жизни. Но Лажечников всё же оказывается востребованным и среди потомков, особенно в части таких романов, какие регулярно переиздаются, вроде «Последнего Новика», «Ледяного дома» и «Басурмана».

В-третьих, Павел Мельников (1818-1883), публиковавшийся под псевдонимом Андрей Печерский, из-за чего его принято называть двойной фамилией — Мельников-Печерский. Он — единственный, чьи работы находят спрос поныне, если говорить про дилогию о староверах, состоящую из восьми частей в двух книгах: «В лесах» и «На горах», тогда как прочие его труды крайне редко переиздаются. Изначально склонный к изучению нравов, Мельников взялся описывать своё путешествие в Пермскую губернию. В дальнейшем он изложил события, последовавшие за церковным расколом. Он же имел интерес к русско-польским отношениям, что следовало из напряжённости внутри Российской Империи, частью в себя включавшей Речь Посполитую, разделённую при Екатерине II.

Читателю обязательно предстоит задуматься, насколько важно помнить и знакомиться с литературными трудами писателей, ныне забытых или забываемых. Некогда писатели второго ряда не бедствовали, способные литературным трудом зарабатывать деньги, невзирая на прочие источники дохода, они приковывали внимание современников, умеющие заинтересовать и дать надежду на создание ещё более примечательных произведений. Время действительно отсеяло плоды их деятельности, либо читатель не в полную меру проявил способность к знакомству с творчеством Загоскина, Лажечникова и Мельникова-Печерского. Теперь появилась возможность ознакомиться с тем, о чём пришлось забыть.

Данную монографию можно рекомендовать читателю, кто нашёл интересным изложение в схожих трудах автора о творчестве Якова Княжнина, Дениса Фонвизина, Ивана Крылова, Михаила Булгакова, Александра Куприна, Константина Паустовского, Эмиля Золя, Джека Лондона и Джеральда Даррелла.

Данное издание распространяется бесплатно.

«Б.» (2020) | Презентация книги К. Трунина

Трунин Б

В городе Б. нет управы на людей: они живут настоящим, забыв про детей. Сгустился над городом мрак, не пробиться света лучам: исчадиям ада позволено многое там. Кто жертвой падёт, презрев смерти боязнь, кто добровольно согласится на казнь: избежать не дано предписанного судьбой, ждут жители города час роковой. Но приходит в миг скорби провозвестник покоя — ангел с небес, готов дать каждому право на лучшую долю. Тому воспротивится бес. Будет битва? Пожар? Или смерть людские жизни примет в дар?

Данное издание распространяется бесплатно.

Архив сочинений 2017 | Презентация книги К. Трунина

Трунин Архив сочинений 2017

2017 год — время определения в мире литературы: с монографии о творческом наследии Джека Лондона к мысли о необходимости создания Архивов. Плодотворный период критических изысканий определил количество томов под нынешний Архив — его решено разбить на три части. Нужно говорить и про несбыточность планов, не нашедших воплощения в дальнейшем. Очень тяжело складывалось с личным художественным творчеством, продолжала с трудом осваиваться идея изучения поэзии. Наряду с тем, наметились цели, успешно реализуемые.

Хаотичность знакомства с миром литературы пришла к порядку. Теперь брались для изучения не отдельные произведения, предпочтение отдавалось писателям, чьё творчество подлежало полному ознакомлению. Это приведёт к тому, что в 2018 году будет опубликовано четыре монографии. Но были писатели, не ставшие объектом пристального внимания.

Важное направление, имевшее огромный интерес, — это изучение творчества лауреатов современных российских премий. За ориентир брались следующие из них: Большая книга, Национальный бестселлер, НОС, Русский Букер и Ясная Поляна. Данная работа приведёт к изданию соответствующего труда годом позже.

Ещё одна мысль — изучение древнерусской литературы. Как и с чего следовало начать? Трудный для ответа вопрос. Точно сказать невозможно. Источников масса — нужно с ними разбираться, понимая свойственные им недоговорённости и искажения. Когда-нибудь потом, если до того дойдёт, соответствующий труд будет опубликован отдельным изданием. Вполне возможно, разделённый на несколько частей.

Другой мыслью, казавшейся важной, стало намерение знакомиться с философским наследием. Оно успешно реализовывалось, дав представление о трудах умнейших мужей древности, в меру сил боровшихся с общественным заблуждением. Например, в Архиве за 2017 год можно найти обзор трудов Платона, Декарта, Ньютона, Лейбница и Канта.

Сказав основное для Предисловия, следует поразмышлять о насущном.

Что есть монография о творческом наследии? Для чего она? Как знакомиться с её текстом? Однозначно понять то не представляется возможным. Мало какой читатель берётся за чтение, знакомясь с текстом от начала до конца, чаще ограничиваясь нужными ему местами. Это порождает недоразумения, в основном из-за иного понимания трактовки конкретных произведений. Надо осознавать, монография составляет единое целое — потому и трактовать её наполнение следует в совокупности. Если где-то не сказано об интересующем, значит то следует искать в другой части монографии. Разве получится об одном и том же писать через каждый шесть-восемь абзацев?

Теперь про идею Архивов. Она возникла как раз в 2017 году. Был оценен должный к усвоению объём, понят масштаб временных затрат, требуемых для его обработки. Реализация не заставила ждать. Уже опубликованы Архивы за 2011-14, 2015 и 2016 годы. Последний вышел в двух частях. Теперь настал черёд Архива за 2017 год — в две части он не укладывается, так как больше. А за 2018 — будет крупнее самую малость.

Зачем нужны Архивы? Может кому всерьёз интересно знакомиться с критическими изысканиями автора, делая то постепенно, либо для кого-то так проще находить требуемую информацию. Самому автору важнее распространить его труды, предоставив право каждому с ними знакомиться, невзирая на проблемы отдельных площадок, способных или не способных в будущем предоставлять доступ к информации. Если не в печатном, то хотя бы в электронном виде данное наследие сохранится, пережив некоторое время, отпущенное для существования.

Теперь можно остановить Предисловие. Позволив начинать знакомство с Архивом за 2017 год. Его нет нужды читать по порядку — он не для этого создавался. Считайте данный труд энциклопедическим изданием. Как и прежде, критические изыскания расположены в порядке написания автором.

Данное издание распространяется бесплатно.

«Паустовский» (2020) | Презентация книги К. Трунина

Трунин Паустовский

Как рассказать о Паустовском? Он сам поведал о себе достаточно. Его «Повесть о жизни» — большой труд, но не доведённый до конца. Особых наград Константин не получал, если говорить о связанных с писательским ремеслом. Вручили ему два ордена Трудового Красного Знамени, один орден Ленина, даже на Нобелевскую премию он выдвигался, но ни на Сталинскую и на Ленинскую премии по литературе претендовать так и не смог.

Паустовский всегда оставался человеком, будто отстранённым. Находясь в центре событий, почему-то был вне их. Он работал санитаром на полях Первой Мировой войны, не причастный к боевым действиям. Находился в городах, охваченных революцией, при этом не являясь революционером. Толком не принимал участия в росте потенциала Советского Союза, если чем и оказывая содействие, то статьями и произведениями, написанными в духе времени. Прошла мимо него и Вторая Мировая война, поскольку его отправили из европейской части страны на Алтай и в республики Средней Азии.

Литературный путь Паустовского долго не мог устояться. О чём писать? К тридцатым годам он решил стать причастным к праву человека на могущество, то есть предпринимал изыскания в областях, будто бы не приспособленных для существования. Константин твёрдо верил — любое обстоятельство можно изменить на благо человека. Всякая пустыня может таковой перестать быть: она начнёт приносить пользу, надо лишь найти сокрытые в её недрах возможности. Ежели не устраивали болота и тропический климат, за несколько десятилетий получится изменить природу данного края в удобное для жительства место. Коли понадобится, то и течение сибирских рек можно изменить. Что же говорить про северные области страны, при грамотном подходе, вполне способные обрести тёплую погоду, благодаря чему многое станет возможным, хотя это считалось бесперспективным.

Таких мыслей придерживался молодой Паустовский. Он и позже не откажется думать сходным образом. Константина можно понять, учитывая возведённое в советские годы. Он то сам видел, был современником и непосредственным очевидцем. И к смерти подошёл, нисколько не сомневаясь в величии человеческой мысли, должной продолжать совершать невероятные деяния.

Жизнь действительно менялась. Ещё вчера Константин видел полёт энтузиаста Уточкина, храброго экспериментатора и первопроходца. Теперь же, внимал сведениям о выходе Гагарина в космическое пространство. Заглядывая в завтра, Паустовский мог начать мечтать о покорении ближайших планет. Однако, Константин был лишён стремления к фантазированию. Он не говорил с твёрдой уверенностью, когда не видел должного того вскоре осуществиться. Зачем о подобном сообщать читателю? Да и не стремился к концу жизни Константин думать о вероятном невероятном. В шестидесятые годы он предпринимал поездки за пределы страны, сам продолжая жить в одном из маленьких городков, где инфраструктура почти не претерпела изменений за двести последних лет. И всё-таки Паустовский отмечал — теперь нет надобности в длительных путешествиях. Куда надо, туда доберёшься за считанные часы.

Что до творческого наследия Паустовского. Оно рассмотрено практически полностью, исключая неудачные пробы юности, публикации которых так нигде толком и не состоялось. Этого и не требуется. Всё-таки каждый писатель имеет право на мнение: согласно ему, читатель должен знакомиться с теми работами, какие сам автор посчитал для того необходимыми. В случае Паустовского — это трудное дело, учитывая манеру повествования. Ещё не раз будет сказано, насколько легко изложение Константина разделяется на части и заново созидается, только другим образом, либо представляется в качестве самостоятельных произведений.

Данное издание распространяется бесплатно.

«М. Булгаков» (2019) | Презентация книги К. Трунина

Трунин Булгаков

За отпущенное время нужно успеть реализовать заложенный в тебе потенциал. Многие не успевают. Они идут по иному пути — для них не предназначенному. Могут выбрать одну стезю, разочароваться и предпочесть другую. Но и тогда — выбор оказывается не тем. Как же быть? Не следует смотреть на горизонт возможностей, желая поймать удачу за хвост. Нужно действовать наверняка, сообразуясь только с собственными принципами и убеждениями. Потомки скажут, насколько оправданно довелось прожить. Так оно и происходит — чему примером является Михаил Булгаков.

О чём же он писал в действительности? Прежде всего, Булгаков воспринимается сатириком. Начиная с фельетонов в периодических изданиях, Михаил продолжил соотносить им виденное с предлагаемым для внимания текстом. Может потому его творчество оставалось невостребованным? Камнем преткновения для современников стали роман «Белая гвардия» и пьеса «Дни Турбиных», разбивавшими культивируемую в советском обществе ненависть к белому движению. Не так важно, о чём именно Булгаков написал, главное — обличить в неблагонадёжности. Нисколько тому не будут способствовать прочие работы, где белогвардейцы представали в образе лютых зверей. Подобные «ошибки» первого десятилетия творческой деятельности так и не позволят Михаилу состояться.

Более всего Булгаков любим за роман «Мастер и Маргарита» и повесть «Собачье сердце». Остальное, чаще всего, читателя не интересует. Однако, Михаил жил и дышал драматургией. С 1922 по 1927 год он зарабатывал средства на существование за счёт написания фельетонов для периодических изданий. Дело это трудное и не отличающееся надёжностью. Гораздо проще заключить договор с театром, получить крупный аванс и спокойно творить на протяжении полугода. Так и произойдёт, когда за первыми успехами отказ от газетной деятельности окажется самым благоразумным.

Прежде о нём не знали. Кто он? Да и читал ли кто те газеты? А если читал, что им давал псевдоним, неизвестно кого означающий? Сам Булгаков за первый серьёзный труд представлял «Дьяволиаду», про прочее предпочитая молчать. После началась активная театральная деятельность. Успех к нему пришёл громкий, вскоре задушенный. Он будет писать, тогда как в постановке на сцене ему откажут. Михаил возьмётся составлять либретто для опер — и этого ему не увидеть поставленным. Даже работа в качестве киносценариста останется невостребованной. Как результат, до шестидесятых Булгаков в забвении, чуть приоткрытый и снова забытый до девяностых.

Кого же следует обвинить? Советское общество желало видеть другой смысл в произведениях, поэтому его не обвинишь. Советская власть? И тут не скажешь, чтобы Михаилу чинились препятствия. Наоборот, твори на благо страны рабочих и крестьян, как сразу окажешься востребованным. Булгаков того не желал — не видел он в себе способности писать о том, чего не знал и не представлял. Чего бы он не касался, то оказывалось остросоциальным. Каждый гражданин Советского государства видел плохо скрываемую хулу. Пусть Михаил подобного не подразумевал, только ничего не сделаешь с жизнью, имеющей склонность повторяться, больно напоминая прошлое своим настоящим.

Есть вина на самом Булгакове. Он обладал твёрдым характером, редко способный согласиться с чужим мнением. О чём ему не говори, он предпочтёт поступить по ему присущему разумению. Вероятно, Михаилу не раз говорили, как нужно поступать и к чему склоняться в творчестве. Говорили о том и причастные к власти люди. Михаил отвечал им без покорности, будто не может поступать иначе. Что же, писатель — не желающий слышать читателя, не должен негодовать на отсутствие интереса к произведениям. Оставалось надеяться на будущие поколения, способные иметь другой вкус, отчего им понравится многое из написанного.

Данное издание распространяется бесплатно.

«Лауреаты российских литературных премий» (2018-20) | Презентация книги К. Трунина

Трунин Лауреаты российских литературных премий

Что есть современная литература? Каким мерилом она измеряется? Уж точно не с помощью литературных премий. Однако, обладание определённым званием всегда придавало весь в глазах большинства. Оттого на обложки книг то и дело выносится гордое звание номинанта или лауреата. Так порою легче продать, особенно труд писателя, некогда сумевшего добиться признания в узких кругах. В современной России дело с литературными премиями обстоит не очень хорошо. Вернее, они существуют, но не несут требуемого от них определяющего значения. Каждая из них — своё собственное направление, выбирающее литературу по заранее заданным условиям. Поэтому, дабы помочь читателю ориентироваться в мире российских литературных премий, выпущено данное издание.

Всего охватить невозможно. Первоначально взяты для рассмотрения лауреаты следующих премий: Русский Букер, Национальный бестселлер, Ясная поляна, Большая книга и НОС. Учитывая необходимость ежегодного обновления издания, в последующем планируется пополнение новоиспечёнными лауреатами, в том числе и с добавлением иных премий, первоначально оставшихся без внимания. Разумеется, тут интерес в первую очередь должен исходить от организаторов, либо непосредственно от читателя.

Премии решено расставить не по их весу в глазах читающей публики и не по алфавитному порядку, за основу взят год первого вручения. Сама структура каждой премии подразумевает её общую характеристику с последующим перечислением непосредственно лауреатов, где указывается год вручения и (год написания или издания) премированного писателя или лауреата. Если премия вручалась не за произведение, а за некие заслуги, то они просто указываются, без какого-либо дополнительного комментария, поскольку негоже прилагать старание к объяснению там, где никто не сообщил конкретики по сделанному из личных побуждений выбору. Часть публикаций повторяется — это сделано для удобства.

Дополнительного раскрытия содержание не требует. Читатель и без лишних объяснений поймёт, по какому принципу наполнялся данный труд. Вместе с тем хочется поделиться огорчением, выраженным через невозможность стать причастным к чтению некоторых отмеченных премиями произведений, что связано с необязательностью самих организаторов. Лауреаты продолжают оставаться важной составляющей частью премии на протяжении года, тогда как впоследствии они чаще всего забываются, причём вместе с премированными произведениями. Разве премии существуют ради сегодняшнего момента? Наоборот, принимающий лавры писатель должен стремиться сделать своё произведение более близким к читателю, если не сразу, то спустя время. К сожалению, спустя время обычно наступает полное забвение.

Выраженное тут мнение остаётся частным мнением составителя. Необходимо помнить, литература всегда воспринимается человеком с высоты жизненного опыта и, следовательно, сформировавшихся предпочтений. Говоря кратко: если не нравится одному, это может нравиться другому. А значит и не требуется создавать самому себе воинственное настроение. Наоборот, точку зрения оппонента следует принять в качестве допустимой, но никак не воспринимаемой за обязанную быть оспоренной. Лучшим способом станет вступить в диалог с другими читателями, писателями или составителем сего издания, используя корректные выражения. Ведь литература — это борьба внутри человеческого социума за право на самовыражение. Значит, достаточно оказаться услышанным, чтобы другие поняли, каков ваш собственный жизненный опыт, если он подразумевает высказываемое лично вами мнение.

Если вы решились на знакомство с лауреатами современных российских литературных премий, тогда не обходите вниманием и сайт http://trounin.ru — постарайтесь увидеть литературу в большем смысле, нежели того желаете. Наши современники заслуживают внимание, а ещё больше они хотят слышать мнение читателей, каким бы оно не являлось. Но и про мастеров пера прошлого забывать нельзя, о чём будет сообщено в других изданиях, обязанных когда-нибудь увидеть свет.

Данное издание распространяется бесплатно.

Уточнение: последнее обновление в феврале 2020 года

1 2 3 6