Четыре трупа

Трунин Четыре трупа

Из цикла «Хроники города Б.» | Рассказ №1

Предуведомление! Все рассказы цикла являются художественным вымыслом, написаны с дидактической целью. Возможные совпадения случайны.

Если бы солнце стояло высоко, асфальт был сухим, фары автомобиля светили, водитель не злоупотребил спиртными напитками, ничему из тут описанного не случиться. Но это произошло, так как езда по городу при скорости за сто пятьдесят километров в час — уже заслуживает права считаться одним из способов самоубийства.

Валентину Петрову везло в жизни. Он женился на красивой и умной девушке, она родила ему смышлёных дочерей. Он имел хорошую работу, ездил на дорогой машине, жил в престижном районе. Такой человек всегда испытывает судьбу, надеясь на решение проблем с помощью щедрых подарков и влиятельных связей.

Валентин не раз садился за руль пьяным, пока ничего с ним не происходило. Он был из тех, кто думал, будто в таком состоянии ему лучше удаётся контролировать ситуацию на дороге. Он никогда не пристёгивался, решив проблему с помощью заглушек. И на спидометр он никогда не смотрел, считая то ниже своего достоинства. Если и притормаживал, то перед знаком, предупреждающим о видеофиксации, либо держался подальше от стоп-линии, и это было единственным обстоятельством, которое он всегда выполнял. Прочее, вроде необходимости включать фары во время движения, считал за блажь чиновников, выдумывающих законы ради единственной цели — собирать штрафы.

Его манера езды отличалась резкостью. Он всегда ускорялся, стоило начать моргать жёлтому сигналу светофора. Не брезговал проездом на красный, когда не видел препятствий на перекрёстке. Бдящих сограждан он не боялся, зная, согласно действующим законам, людям проще закрыть глаза на увиденное ими нарушение, нежели сообщать куда следует, сугубо в силу длительной бумажной волокиты. Валентин бывал на разборках по поводу совершённых им нарушений, платил штраф и не испытывал угрызений совести за противоправные действия. Он всё равно тратил меньше времени, нежели тот, кто на него жаловался.

Пробок для Валентина не существовало, он всегда находил способы объезда, не пренебрегая обочинами и полосами встречного движения. А если вставал в плотный поток, подобно рыбе, он скользил между рядами, отжимая мешавшие автомобили. Никто не хотел становиться участником аварии, действуя согласно древнейшему правилу: дай дорогу дураку. Это Валентин знал, чем постоянно пользовался.

Наглость достигала безмерных высот. Если и называть Валентина на сленге автолюбителей, то он должен именоваться шахматистом. Поэтому в дальнейшем его следует называть только так, дабы никто из его тёзок и однофамильцев не обижался. Ещё больше ему бы подошло прозвание гроссмейстера, столь велик он был в своём представлении о себе.

В тот день, когда произошла катастрофа, Гроссмейстер вместе с женою и дочерьми поехал к другу на празднование дня рождения. В пути он изрядно крыл дорожников, проводивших работу по срезке асфальта.

— Нашли время, дети Адольфа, содомиты, маразматики оранжевые. Какого лешего они задумали устраивать ремонт именно сейчас? Никто не жаловался, им бы только мешать движению. Вот бы и ремонтировали ночью, когда нет такого количества машин.

Гроссмейстер причитал почти оправданно. Магистраль на выезде из города считалась чрезмерно оживлённой. Как бы не хотелось, в случае ремонта объездных путей не было, если не считать закоулки, по которым предстояло двигаться не менее двух, а то и четырёх часов, учитывая их ужасающее состояние. О тех дорогах мало кто знал, и проще казалось отстоять в пробке аналогичное количество времени, нежели ехать по весям. Проблема усугублялась невозможностью двигаться по обочине или по встречной полосе, так как это ничего не давало, из-за крайней забитости автомобилями во всех направлениях.

Пришлось честно отстоять три часа, после чего двигаться в особо ускоренном режиме. Гроссмейстер не жалел скорости, спокойно выжимая две сотни.

Можно задаться вопросом: почему жена не просила его вести автомобиль медленнее? Ею давно усвоено, чем меньше беспокоит мужа нотациями, тем он спокойнее себя ведёт. Скажи она ему про высокую скорость движения, Гроссмейстер поехал бы ещё быстрее. Тогда и вовсе продолжать бессмысленно. Нотации никогда не помогали, не считал муж жену достойной выражения какого-либо мнения. Он полагал — кто сидит за рулём, тот и должен управлять автомобилем по собственному разумению.

Друзья встретили Гроссмейстера с радостью, несмотря на опоздание. Они знали о ремонтных работах, поэтому приглашали всех на торжество с запасом. Машины продолжали прибывать ещё в течение двух часов. Пока длилось ожидание, мужчины неизменно говорили о дорожных инцидентах.

— А вы знаете, Василий погиб? Он сбил лося.

— Лося? И погиб?

— Летел по трассе ночью, словно сумасшедший. Сбоку выскочил лось, прямо под колёса. Среагировать Василий никак не мог.

— Если и сбил, почему погиб? Подушка безопасности не сработала?

— В том-то и дело… сработала. Вы же знаете, Василий не любил пристёгиваться. И вы знаете, чем это чревато. Ему переломало рёбра, а умер он, вероятнее всего, от перелома шейных позвонков.

— Да, пристегнулся бы, выжил.

— Читал мнение экспертов. Выжить он не мог. Сами посудите, весит лось под семьсот килограммов. Если в такую тушу врезаться, автомобиль разнесёт в хлам, тогда как туша лося падает аккурат на крышу автомобиля, продавливает её и… сами подумайте, что станет с человеком, брось на него сверху семьсот килограмм, причём со скоростью под двести километров в час. От шмеля-то мотоциклисты слетают и становятся калеками на всю жизнь, тут же такая здоровая туша.

— Кошмарная смерть. Ещё и машина восстановлению не подлежит. Тут только остаётся выразить сочувствие родственникам.

— Ещё не всё рассказал. Его наследники сильно удивились, когда им вменили в обязанность выплатить восемьдесят тысяч…

— С какого перепуга???

— … почитай законы нашей страны. Гаишники в таких случаях выписывают штраф в пятьсот рублей, тогда как Министерство природы зверствует особо люто, предъявляя требование уплатить сумму как раз в восемьдесят тысяч.

— Может им ещё за задавленного голубя или кошку штраф причитается?

— Да, рублей триста или менее того.

— Полный маразм.

— Наследникам Василия даже повезло, задави он беременную лосиху, штраф вырос бы до ста двадцати тысяч, плюс за каждого лосёнка по восемьдесят тысяч сверху.

— Интересно, а страховка покрывает этот случай?

— Говорят, покрывает. Сейчас родственники Василия пытаются отделаться от штрафа через обращение к страховой компании.

— Дикость! Человека нет, машина в утиль, так ещё и плати. Совсем в этой стране все рехнулись. Тогда тушу надо было наследникам отдать.

— Не отдадут. Если бы Василий выжил, машина была на ходу, и он тушу в багажник бы закинул, ещё бы и по статье «Браконьерство» отвечал.

— Никуда это не годится, хоть самому во власть иди, надо с этим беспределом разобраться.

— Ладно, Василий, считай случайно погиб. Слышал про Тимофея?

— И он погиб?

— Погиб.

— Хоть тут без лося обошлось?

— Как сказать. Нажрался в укатайку, сел за руль и поехал бордюры собирать. Разогнался за сотню и налетел на ограждение… умер сразу. Друг его сидел рядом, пристёгнутый, сумел выжить, спасла подушка безопасности, отделался испугом и ушибами.

— Тимофей не пристёгивался?

— Он всегда говорил, что ремень ему причиняет дискомфорт во время вождения, словно удавка на шее. Даже находил оправдание, будто в момент аварии люди гибнут как раз из-за ремня, он якобы ломает грудную клетку.

— А был бы пристёгнут, точно бы выжил?

— На все сто процентов. И ладно бы не был пристёгнут, он ведь ставил заглушку, так как его раздражал противный писк, который всякий раз раздаётся, стоит не пристегнуться во время движения.

— Да, я знаю, подушка срабатывает только в случае пристёгивания, иначе она убивает водителя, ломая ему шею.

— Вот пристегнись Тимофей тогда, быть ему сегодня в числе приглашённых.

— Я вот слышал про сына наших общих друзей, ты должен их знать, такой смышлёный малец, отличавшийся постоянной задумчивостью. Родители возлагали на него большие надежды.

— Нет, не слышал. С ним-то какое приключение случилось?

— Фура переехала.

— Вот где ужас… погибнуть под колёсами грузовика. Как это случилось?

— Мне рассказывали, будто мальчик стоял на пешеходном переходе около их загородного дома, собирался переходить дорогу, подъехала фура и остановилась, чтобы ребёнок прошёл…

— И он пошёл, но его задавил обгоняющий грузовик?

— Если бы, он продолжил стоять, не двигаясь с места. Водителю фуры ничего не оставалось, как поехать. И он наехал на парня.

— Каким образом?

— Остаётся полагать, парень всё-таки решил перейти дорогу, когда оказался в слепой зоне для водителя.

— Сразу умер?

— Кто-то утверждает, будто ещё дышал, но пульс перестал биться до приезда Скорой помощи.

— Проклятые, почему быстрее не приехали?

— И что бы они сделали? Реанимации он не подлежал, получил травмы, с жизнью явно не совместимые.

— Вдруг бы…

— Может и вдруг бы, схвати они его сразу и доставь за пять минут до больницы. Да там ехать в ближайший стационар, способный действительно помочь, километров этак двадцать. Нереально.

— Обидно! Очень обидно! Из-за ничего знакомых нам людей теряем. Одного лось задавил, другой сам себе беду накликал, третий и вовсе по сторонам не смотрел.

— Что греха таить. Сам превышаю скорость, на красный перекрёстки пересекаю, частенько поддатым езжу, брезгую пристёгиванием, и у меня на ремнях стоят заглушки.

— Все мы такой грех за душой держим. Однако, постоянно надеемся на благосклонность судьбы. А если и суждено погибнуть, то как не веди себя на дороге — всё равно погибнешь: если не ты кого-то, то он тебя.

— Верно говоришь. Уж лучше я сам буду распоряжаться своей жизнью, чем стану еле тащиться и ждать беды сверху. Хоть тот же лось, упади он просто на автомобиль, раздавит к чертям сразу.

— Раздавит. Помнишь, лет десять назад фура не вписалась в поворот и упала на припаркованный автомобиль?

— Как же забыть. Видел я те фотографии, от машины лепёшка осталась.

— Ага, лепёшка! Благо хозяин ушел в кафешку шашлычка отведать.

— Счастливчик.

— Вот тебе и говорю, судьбу не пересидишь.

— Уверен? Если соблюдать скоростной режим, не борзеть на дороге, может поживём ещё?

— Что это за жизнь такая? Предлагаешь стать ущербным, уподобиться той массе туповатых водителей, которые для того и управляют автомобилем, чтобы создавать пробки?

— И то верно. Невмоготу мне ехать сорок километров в час, когда лихо можно пролететь сто сорок.

— И я о том же.

Беседа друзей перешла в фуршет. Гости хорошо пили, много запивали алкоголем, желали имениннику долгих лет, мягкой дороги, больших денег, высоких постов и всего остального, похожего на пустые пожелания, скорее произносимые без особого чувства, всего лишь из-за необходимости как-то повысить степень приятного времяпровождения. Прощание было столь же долгим, сопровождаемое ударной порцией алкоголя.

К концу фуршета Гроссмейстер не стоял на ногах, ехать на такси он отказался категорически, накричал на жену, требуя сейчас же сесть вместе с ним в автомобиль.

Пьяному море по колено: гласит пословица. Возникает это из-за низкого порога осознания опасности. Именно пьяный храбрится, оскорбляя окружающих, получая по лицу. Пьяный не способен контролировать скорость и траекторию движения, лишён он и возможности оценивать расстояние, вследствие чего слишком поздно распознаёт угрозу.

Жена со старшей дочерью сели сзади, решив не пристёгиваться. Младшая дочь, ещё не совсем разумная, села на переднее сиденье, с любопытством посматривая по сторонам, открывая и закрывая окно посредством кнопки, порою хваталась за рычаг переключения скоростей.

Так они и поехали. Гроссмейстер не стал включать фары, ему хватало уличного освещения. Он летел, позабыв все услышанные сегодня истории. Не мог тут выйти лось на дорогу, отродясь такого в сих местах не бывало. Сам же Гроссмейстер уверенно держался за руль, удивительно сохраняя траекторию, обдав ветром стоявших на краю дороги гаишников. Была ли организована погоня или план «Перехват»? Возможно, об этом после никто не говорил.

Гроссмейстер продолжал ехать быстро, не сбавляя скорости при въезде в городскую черту. Спидометр замер на показании в сто сорок девять километров: незначительном превышении, если считать превышение за некоторое отклонение от нештрафуемого порога. Но Гроссмейстер уже превышал значительно, в городе он не мог ехать столь быстро. Попутные машины объезжал лихо, словно прирождённый шахматист. Несколько раз он чуть не устроил размот, в последний момент уходя от столкновения.

Не осознал Гроссмейстер, как ровный асфальт перешёл в срезанный. На такой скорости подобные неровности скрадываются.

Почему жена вновь его не стала одёргивать? Она спала, спали и дети. Один Гроссмейстер, великий в мнении о своём умении управлять автомобилем, нёсся по городу, рассекая встречный ветер и не обращая внимания на знаки. Случись на его пути островок безопасности, непременно бы снёс. Но дорогу ремонтировали и все препятствия заблаговременно убрали.

К Гроссмейстеру слишком поздно пришло осознание необходимости начать входить в поворот. Он подъезжал к перекрёстку, должен был снизить скорость, на которой сможет повернуть под углом в пятьдесят градусов. В поворот он не вписывался, но резкое движение рулём позволило удержать машину. Одно обстоятельство ему помешало — стоящий на крайней полосе движения грузовик.

Гроссмейстер уже не помнил, как ещё днём ругал дорожные службы за проведение работ в дневное время. Они же трудились в круглосуточном режиме. Ими были выставлены все знаки, они всевозможными способами предупредили водителей о ремонте. И сам Гроссмейстер об этом знал, только не придал тому значения, увлечённый шахматным маневрированием.

Должное случиться произошло. Автомобиль Гроссмейстера влетел на скорости сто сорок девять километров в стоящий на крайней полосе грузовик. Его машина вмиг превратилась в груду метала. Рабочие сразу побежали к месту аварии, думая начать оказывать помощь пострадавшим. В машине было три трупа. Кто-то вдали истошно закричал:

— Девочка! Тут девочка!

Автор: Константин Трунин

Дополнительная метка: трунин четыре трупа читать

5 comments

  • Аватар Саша

    А ваши книги выходили в каком-то издательстве, тиражом для продажи? Или вы предлагали свои книги издательствам?

    • trounin trounin

      Нет, не выходили. Предлагал к печати 7 лет назад «Отрицательную субстанцию», если отвечали, то с предложением оплатить им услуги, плюс печать тиража. После этого зарёкся к ним обращаться.
      Но мои книги регулярно покупают как в бумажном, так и электронном варианте, на различных интернет-сайтах. Прибыли с этого не имею, всё оседает у посредников.

      • Аватар Саша

        Так есть хороший сайт ridero.ru — вы его знаете? Кажется, там можно и зарабатывать на своих книгах. Некоторые хорошие и уважаемые авторы выпускают свои книги там (например, Алексей Ракитин — автора сайта murders.ru, хотя несколько его книг раньше выходили в настоящих издательствах и продавались по всей России, теперь издаётся в Ридеро; и другие).

  • Аватар Саша

    Так есть хороший сайт ridero.ru — вы его знаете? Кажется, там можно и зарабатывать на своих книгах. Некоторые хорошие и уважаемые авторы выпускают свои книги там (например, Алексей Ракитин — автора сайта murders.ru, хотя несколько его книг раньше выходили в настоящих издательствах и продавались по всей России, теперь издаётся в Ридеро; и другие).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *