Category Archives: Классика

Сергей Аксаков “Копытьев” (1857)

Аксаков Копытьев

Чей дядя самых честных правил? Копытьева – главного героя произведения Сергея Аксакова. Он содержал юношу, взял сиротой сызмальства, во всём ему потакая. Сам юноша талантами не блистал. Одно угнетало его – жизнь в деревне. Отпустил тогда дядя Копытьева в столицу, дабы нашёл там место по нраву. Посылал постоянно деньги юноше, на которые он и обеспечивал досуг. Заработанное Копытьев не держал в руках, тратил на всё, причём не прикладывая ума к тому. Но не на ветер заработок он пускал, а оказывал помощь всякому, ибо дядиных денег ему хватало. Был он скромен, отчего и можно говорить о нём без осуждения. И вот дядя занемог. Уважать себя он Копытьева не заставлял, лишь упросив вернуться, дабы принять дела и стать владетелем над его имением. Не было в том никакой скуки, и лекарство если ему и подносили, то из чистых побуждений. Что же, отчего Копытьев не Евгений?

“Копытьева” Аксаков писал в необычном для себя литературном изыскании. Эта история является вымыслом. Правдив только момент отправной точки, сообщающий о наводнении в Петербурге. Прочее – некий опыт о чём-то, скорее понимаемый высказываемым в противовес пушкинского Онегина. Читателю предлагался честный и открытый человек, существующий без поиска особого смысла бытия, ни к кому и ни к чему не испытывающий пренебрежения. Он кристально чист – и этим прекрасен. Касательно его лёгкого отношения к действительности – он ещё молод, не нашёл себя и потому предающийся собственным тихим страстям. Просто читателю не сообщается дополнительной информации.

Аксаков планировал написать повесть, но далее короткого вступления к повествованию не продвинулся. Данный отрывок даже не публиковался при жизни, то сделал спустя шесть лет его сын – Иван. По данному обстоятельству отрывок и не воспринимается полноценным произведением, оставляющим читателя с ощущением незаконченности. Будучи показан прекрасным человеком, Копытьев действительно устремляется по первому зову к дяде, тем более делая то с мучениями, ибо стояло лето, следовательно и дороги до Москвы представляли из себя страшное зрелище, по которым если и стоило ездить, то только зимой.

Кем был Копытьев в столице? Служил он коллежским секретарём, жалованье действительно тратил на нужды других – например, бедных служителей того же ведомства. Больше всего любил театр. И уже при этом в образе Копытьева так и желает предстать сам молодой Аксаков, что в той же мере провёл детство в деревне, приезжал в Петербург и предавался театральной страсти. По уму из Копытьева мог выйти чиновник. Да хоть в цензурный комитет он мог перейти. Не обходил Копытьев вниманием и карты, хотя был воздержан в игре. Жил в столице он долгие годы безвылазно, пока не пришло то самое письмо от дяди – с призывом поскорее возвращаться. Тогда же Копытьев вышел в отставку, летя по зову в пыли на почтовых.

Дальнейшее повествование обязательно бы представило читателю непосредственно Аксакова. Впрочем, описывать увлечения Копытьева – значит повторять прежде рассказанное в воспоминаниях. Может потому Копытьев вышел дельным человеком, что думал о красе ногтей? То есть создавался в противовес собственного мироощущения Сергея, однако с сохранением в нём порядочности. Это тот же Аксаков, только живших несколько иначе. Как знать, и за Копытьевым могла на страницах закрепиться слава писателя. Однако, в виду старости и слабости здоровья, работать над продолжением повествования Сергей не стал. Последнее известие о Копытьеве – стал он дельным человеком, и лучше выдумать не мог.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Сергей Аксаков – О разных охотах (1855-58)

Аксаков О разных охотах

Дополним портрет Аксакова-охотника иными его работами, ранее оставшимися без упоминания. Конечно, это интерес Сергея к истинно первому охотнику на Руси, взявшемуся прежде его сообщить об особенностях ремесла охоты. Речь про труд царя Алексея Михайловича – отца Петра Великого. Назывался тот труд так: “Урядник сокольничья пути”. Аксаков в 1855 году приложил к нему пояснительную записку, чтобы читатель помнил и ценил сей полезный исторический документ, редко для кого хотя бы известный.

Сергей и сам знает о соколах. Любит и ценит охоту с ними. Он уведомляет читателя, какие соколы существуют, как они охотятся. Ведь не всякий сокол стремительно набирает высоту, складывает крылья и тут же пикирует. Чаще сокол поднимается ввысь кругами, и, уже достигнув определённого момента, обрушивается на жертву. Скорость его пикирования так высока, что у добычи отсекается голова, либо наносятся иные значительные повреждения.

За 1856 год Аксаковым написана заметка “Замечания и наблюдения охотника брать грибы”. Ведь и это охота, причём не менее увлекательная, нежели выслеживание птиц или ужение рыбы. Но о грибах надо достаточно знать. Не все они съедобны, есть и ядовитые, но есть и условно съедобные, способные причинить вред здоровью, если не будут заранее специальным образом подготовлены к употреблению. Впрочем, Аксаков не делит на ядовитые и условно съедобные – их он называет несъедобными. Называются грибы чаще по месту их нахождения, обычно по деревьям, под которыми встречаются, причём в большей части случаев растут с северной стороны. Разбил Сергей и заблуждение, будто если гриб сразу не срезать, потом его там же никогда не найдёшь. Отнюдь, Аксаков специально наблюдал, дожидаясь лучшего момента для снятия, мог и шляпку обломить – гриб всё равно продолжал расти.

В 1857 году написано стихотворение “Послание к А. Н. Майкову”. Без особых поэтических изысков, описывая им излюбленное, Сергей сообщал об отношении к природе, как ему хорошо удить рыбу, как окунь жадно хватает насадку и тянет её на дно, как вступает он – Аксаков – в дело, без спешки томит наглеца, предвкушая удачный улов. Даже нашлись строчки для описания ужения ерша.

Помимо этого, в 1858 году Сергей составил отзыв о “Журнале Охоты”. Замечательно знать – в России выходит периодическое издание по столь важному для него увлечению. Только вот об охоте на просторах России сообщается на его страницах редко. Обычно читатель узнаёт про особенности добывания кугуара и льва в Африке, либо иных зверей в Шотландии. А то и сообщается о ловле грача, с приложением блюд из него. Да вот в России как-то не едят грачей, не по вкусу эта птица. И всё же есть за какие заслуги ценить сей журнал.

Именно на страницах “Журнала Охоты” был опубликован охотничий дневник царя Алексея Михайловича. Встречается и подобие записок охотника Костромской губернии. И всё же гораздо меньше описания русских охот, чем того хотелось бы. Пусть и печалился Аксаков, удручался низким тиражам, что не мешало ему с интересом знакомиться с каждой статьёй. Остаётся предполагать, Сергей знал – вскоре об охоте станут писать больше, на самые разные темы, в том числе и об охотах на российских просторах.

Вот теперь можно подводить итог увлечениям Сергея Аксакова. Его принято называть дедушкой всех российских охотников, и тем, кто привил любовь к природе, призывая ценить саму охоту за удовольствие, которое она приносит, но никак не за достигаемый результат.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Сергей Аксаков “Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах” (1855)

Аксаков Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах

После публикации “Записок об уженье рыбы” и “Записок ружейного охотника”, Аксаков стал внимательнее относиться к своим увлечениям. Ему хотелось сообщить более, нежели он успел поведать читателю. Альманах опубликовать у него не получилось, зато сборник со схожим содержанием нашёл спрос. Сергей сразу брался рассудить, как вообще появляется пристрастие к охоте. В самом деле: как? Толком на вопрос не ответишь, но приметить среди мальчишек будущего охотника сможешь точно. Ежели ребёнок не ходит спокойно мимо домашних животных, шпыняет их или чем-то в них запускает, то это и есть – будущий охотник. Сам Аксаков говорит – страсть к охоте у него проявилась с начала забавы по ловле воробьёв. После он дорос до ружья. Ну а к старости предпочёл оказаться рыбаком.

Как научить ястреба ловить птицу? Об этом Сергей взялся рассказать в очерке “Охота с ястребом за перепёлками”. Не так просто выучить этого хищника охотиться. Нужно знать приёмы, иначе будущий ловец перепёлок не доставит удовольствия. Ведь чем примечательна таковая охота? Прелесть в ястребе, что молнией падает на жертву. Вот за это охота с ним и ценится. А ежели ястреб не набирает полагающуюся высоту, пикирует не в должной мере, то и хвалиться будет нечем. Кому интересны изыскания в данной области, тот точно заинтересуется точкой зрения Аксакова.

Есть статья “Прилёт дичи и некоторых других птиц в Оренбургской губернии”. Сергей просто фиксировал соответствующие моменты. Наблюдения он вёл многие годы, потому материала для анализа накопил порядочно. Для охотника на птицу предлагалась и другая статья – “Ловля шатром тетеревов и куропаток”. Сии птицы – излюбленное блюдо россиян. Много проще их ловит шатром.

Для ценителей лисьего меха предлагается заметка “Выниманье лисят”. Со времён Руси сохранилось такое умение, согласно которому следует извлечь лисят из норы, затем вырастить во взрослую особь, таким образом получая требуемую для выделки лисью шкуру. Благо нора у лисы неглубокая и широкая, чаще всего прежде вырытая барсуком. Найти саму нору – не проблема. Достаточно приметить вокруг шерсть лисы. Достать лисят не вызовет затруднений – всего лишь требуется раскопать.

Вообще, охота идеализируется в художественной литературе, тогда как в повседневности это обыденный процесс. Считается, подстрелить бекаса может очень меткий стрелок, ибо птица мелка и быстра. Однако, стреляют в бекасов на близком расстоянии и дробью, отчего сразу можно подстрелить до трёх и более. Без каких-либо затруднений ловят прочую живность. Если не шатром, так обустройством ловушек, как рассказано в статье “Ловля мелких зверьков”, либо капканом – в статье “Капканный промысел”. Охотиться можно без всякого ружья – так следует из статьи “Гоньба лис и волков”. Достаточно лошади и стремления, отчего загнать получится буквально до смерти. Лучше выходить на такую охоту не одному, а группой.

Дополняет содержание статья “Несколько слов о суевериях и приметах охотников”. Каких только суеверий не существует, как общепринятых, так и основанных на личных наблюдениях. Помимо этого в сборник вошли очерки “Счастливый случай”, “Странные случаи на охоте”, “Необыкновенный случай” и “Новые охотничьи заметки”. В них Аксаков оказался пространным рассказчиком, желавшим с жаром поведать о с ним имевшем место. Но, как должно быть понятно, такие истории занимательнее услышать от него самого, так как бумага не может полностью передать спектр отражаемых эмоций.

На этом с охотой пока не закончено. Сергей ещё напишет несколько заметок.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Екатерина II Великая – Отрывки из разных пьес (XVIII век)

Екатерина Великая Отрывки из разных пьес

Всякий творец, имеющий желание создать нечто поучительное, бесконечное количество раз приступает к написанию и тут же отступает, ежели не может удовлетвориться должным результатом. К числу таковых допустимо отнести и Екатерину. Зачем ей – государыне – писать несусветное? Что толку от произведения, способного увлечь на час, а после оставить без чувства опустошения? Нет, такого делать не следует. Если произведение не получается – лучше с ним расстаться. Может по той причине и остались отрывки её творчества в архивах, брошенные; и более работа над ними не возобновлялась.

В 1787 году сочинено одно действие для пьесы “Врун”, названной по имени слуги барина. Его хозяин наведывался в Москву на поиски приключений, он же желал видеть каждого жителя России в достатке, чтобы страна процветала. За разговорами речь подойдёт к истории о двух господах, покинувших страну из желания стреляться. Почему не осуществить задуманное дома? В России дуэли воспрещались. Частично с этим произведением перекликается другая недописанная пьеса – “Баба бредит, чёрт ли ей верит”: на её страницах упоминались те два выехавшие за границу господина. А сама пьеса создавалась на основе распространяемых слухов, которым муж рассказчицы отказывался верить.

За 1787 год имеется ещё один отрывок, именуемый “Вольным переложением с английского”, основанный на комедии Ричарда Шеридана, позднее в русском переводе получившей название “Школы злословия”. Из доступного вниманию текста трудно установить, какие должны последовать события. За главного персонажа выступает вдова Пустобаева, упоминается и сваха – мастерица сводить людей.

Есть ещё отрывок по мотивам без установленной даты. Это вольное переложение из Кальдерона. Екатерина дала комедии название “Чулан”, тогда как в оригинале “El escondido y la tapada”. Становилось известно, как молодой барин ехал прочь от дяди, направляясь скорее всего в Москву. Ему не хотелось принимать волю патрона. Не станет пылкий юноша закрывать сердце от любви. Уж лучше податься на просторы, как он и поступил. Теперь же пришлось остановиться прямо в лесу, привязать лошадь к дереву и готовиться к отдыху. Рядом оказалась увязшая в грязи карета. Как становится понятным – от чего бежал молодой барин, то ему предстоит решать сейчас и сегодня. Для юмористической составляющей сообщалось, что барыня вылетела из кареты и вынуждено купалась в луже, словно непослушный поросёнок. Надо срочно её спасать от опасности! К сожалению, с началом второго действия повествование обрывается.

Остальное – короткие отрывки, ничего существенного не сообщающие, лишь доказывающие склонность Екатерины браться и оставлять без внимания, если она не намеревалась продолжать. Все они без указания даты работы над ними.

Более цельным представлено произведение “Навплия”. В рукописи нет перечня действующих лиц. Пьеса названа по имени главной героини, с первых строк причитающей о несчастной любви. Её ласково успокаивает мать, упрашивая не совершать необдуманных поступков, объясняя их неблагоразумием и глупостью.

Прочее, до нас дошедшее, сугубо изыскания Пыпина, как собирателя творчества Екатерины. Есть абзац текста с названием “Глупому сыну не в помощь богатство”. Есть заготовки без названия. Одна из них – перечень действующих лиц с их характеристиками. Вторая – содержит краткий пересказ: скончался дядя, был он скуп и ценил науки, советовал сестре выйти замуж. Также нечто вперемешку из французских и русских слов. Отдельно выводится список драматических произведений, самостоятельно составленный Екатериной.

Должны существовать и другие творческие изыскания Екатерины. Если они есть, со временем о них станет известно.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Екатерина II Великая “Игорь” (1786)

Екатерина Великая Игорь

Третье произведение Екатерины о первых князьях Руси закончено не было. Для театра оно не предназначалось, скорее имело вид либретто для оперного исполнения. Широко использовались стихотворные зарисовки Михаила Ломоносова, коими постоянно прерывается повествование. Должна была быть поведана история, продолжающая сообщать о жизни Олега. Как раз в день наступления описываемого исторического эпизода случилось два события, одновременно радостных. Непосредственно вернулся Олег из похода на греков, также у Игоря родился сын – Святослав. Но уже к концу первого действия сбывается пророчество – Олега жалит змея на месте захоронения коня.

Дальнейшее развитие событий не противоречит общепринятой истории, передающейся в неизменном виде со времён Нестора Летописца. Снижена лишь роль Ольги для происходящих событий, тогда как к ней следовало перейти в пятом действии, или отложить до отдельного воплощения в произведении, в котором полагалось представить на сцене месть. Самого убийства Игоря не происходит, до того момента Екатерина повествование не довела. Пока зрело недовольство древлян, но не излишними поборами княжеской дружины, а самим фактом необходимости платить дань.

Екатерина вносит новшество. Не одни древляне желали отказаться от покровительства Руси. О том мыслили многие племена, подчинённые власти Игоря. И это невзирая на мощь, с которой Русь обрушивалась на непокорных, диктуя волю и требуя принесения даров за усмирение нрава. Игорь мог собрать громадную силу, но именно этого в то время сделать не мог. Не только Русь ходила на греков, тем же занимались все, с кем Русь предпочитала объединяться для завоевательных походов. Как раз нечто похожее происходило, что ослабило княжескую власть: россы с булгарами вновь выдвинулись на Царьград.

Почему Екатерина остановилась? Создание версии былого от монаршего лица – особого значения для подданных информация. Может чего-то она начала опасаться? Уже сам факт смерти Олега должен был наводить на соответствующие мысли. Погибнуть от почившего друга – не самая радужная перспектива. А ежели Екатерина несла на себе бремя как раз Олега, то судьба, должного встать у власти после, обязана быть тогда столь же печальной – его убьют древляне-современники. Потом и вовсе случится кровавая расправа между внуками, которых мир не возьмёт. Нет, продолжать сказывать о княжеском роде казалось решительно невозможным. Впрочем, это только рассуждения вслух, не имеющие отношения к содержанию произведения.

Фактически про Игоря сохранилось мало информации. О нём известно, что он сын Рюрика, за ним присматривал Олег, продолжая управлять Русью. Екатерина для чего-то посмотрела на это иначе. Олег уже не правитель – он подданный Игоря. А может Екатерина и вовсе не считала Олега правителем, прежде и теперь неизменно прозывая князем Уманским. Он лишь нёс возложенное на него Рюриком обязательство по охранению власти от смеющих на оную посягать. Потому и нет в тексте противоречия – Игорь является правителем с того момента, как умер Рюрик. Что до прочего – он оставался в пределах владений, вполне довольствующийся участием Олега в походах.

Тогда можно сказать о некоторой неопытности, усваиваемой из произведения Екатерины. Игорь возжелал наказать непокорных древлян, вследствие чего случилось хорошо известное. Может Екатерина не могла описывать гибель монаршей особы? Как бы не зародились схожие замыслы у придворных, ведь и без того хватало бунтовщиков, вроде самозванцев Пугачёва и княжны Таракановой. Кажется, сказано сверх меры. Основные моменты произведения затронуты. Рукопись “Игоря” продолжала пылиться в архивах, пока не была извлечена Пыпиным.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Екатерина II Великая “Расточитель” (1786)

Екатерина Великая Расточитель

Словами Екатерины заговорил Шекспир, его “Тимон Афинский” должен был предстать для зрителя в образе расточителя Тратова. Но не предстал – пятое действие оборвалось перед необходимостью совершить решительный шаг. Кем же выступил Тратов? Это с виду богатый человек, готовый безудержно тратить деньги на добрые дела. Он никогда не думал считать собственных накоплений, полностью в том полагаясь на слуг. За щедрую душу слыл Тратов, покуда не возникла нужда отдавать долги. Как же так могло произойти, чтобы богач остался на бобах? Очень просто. Основательно истратившись, он вынужден был жить за чужой счёт. И когда нужно будет воззвать о помощи, то помогут ли ему? Как оказалось, щедрым быть позволительно, но не следует думать, будто к тебе за то проявят симпатии. Отнюдь, скорее предпочтут забыть, даже не испытывая мук совести.

Екатерина не сообщила о необычном. Наоборот, ею показана типичная черта человечества. Покуда у кого-то есть деньги, из него будут высасывать соки, а стоит лишиться всего – про него тут же забудут и никогда более не вспомнят. Вот и шли к Тратову, прося избавить от угрозы заключения в тюрьму, либо помочь денежными средствами, а то и просто сытно поесть, ибо никому тот не отказывал, всякий раз протягивая руку помощи просящему. Ежели кто думал вернуть истраченное, от тех денежных средств Тратов всегда отказывался.

В тексте приводится такой случай. К Тратову пришёл старик, не желающий выдавать дочь за бедняка. Он утверждал, что не может отдать дочь, ежели бедняк ничего не способен возместить. Как поступил Тратов? Он дал для бедняга денег столько, сколько за всю жизнь накопил сам старик. Есть и другой случай. Всякий деятель искусства шёл к Тратову, заранее зная, тот не поскупится отплатить за творение звонкой монетой. Потому уж лучше сбыть ему, нежели искать покупателя, с которым ещё и торговаться придётся.

Буря грянет вскоре! Предстоит узнать о тяжком финансовом положении. Тратов помогает другим, продолжая жить в долг сам. Всё его имущество не раз перезаложено, а ростовщики только и ждут момента, чтобы пустить его по миру. Осталось последнее – забыть о щедрости и обратиться к тем, кому ранее помогал. Вполне очевидно, ни один из им облагодетельствованных ныне лишним не располагает, претерпевать нужду из-за Тратова сейчас не намерен. Да и ежели богач сил не рассчитал, пусть принимает полагающееся за неосмотрительность. Трезвость проснулась и в головах тех, кто некогда желал вернуть сумму в полном объёме, бывшую на него истраченной. И у них ничего за душой для Тратова не осталось.

Кто же мог помочь? Кто угодно! Почему не помог? Сталось так: их Тратов о том не просил. А так бы они помогли, обратись к ним он с просьбой. Правда говорили о том они не настолько громко, отчего расслышать их суждения было нельзя. Проще говоря, сообщая другим о готовности помочь, сами при том помогать нисколько не собирались. Крах Тратова казался неизбежным!

Одно могло спасти обнищавшего богача – женитьба. Как тогда говорили, предстояло делать куры, то есть проявлять симпатию к некой особе. Иного выбора у Тратова не оставалось. Только не дано узнать, пойдёт ли он на такой шаг, либо предпочтёт дожидаться помощи от продолжающих оказывать ему чёрную благодарность за сделанное для них всё хорошее. Обязательно кто-нибудь должен помочь, иначе совсем обидно за людей становится. Зачем тогда творить добро, когда всё так гнусно?

Автор: Константин Трунин

» Read more

Екатерина II Великая “Дранов и соседи” (XVIII век)

Екатерина Великая Дранов и соседи

Всё в мире – мутная вода. Нет той чистоты, так желаемой людям. Кому-то обязательно требуется портить жизнь другим. Почему и зачем? Ответить на то не получится. Таков есть человек по свойственной ему природе, что не позволяет общественным ценностям застаиваться. Всегда должна быть буря страстей, иначе суждено завязнуть будто в болоте, следовательно и погибнуть. Где-то на просторах России, в представлении Екатерины, жил боярин Дранов, портивший существование соседям. Хотелось ему чего, он то брал без спросу. Разоритель он и прохиндей! И на него обязательно нашлась бы управа, не будь столь изворотливым хитрецом.

Захочет тот Дранов коня осёдланного, позаимствует у соседей. Девушки ему понадобятся на пляски – уведёт. Один он такой разве? Нет! Кругом полно подобных ему, за единственным исключением – вдовы Воротниковой. Как раз у неё крадут лошадей и забирают крестьянок, после веселятся от души, пользуясь чужим добром. Ещё несчастье случилось – воз с мукой был отнят. Теперь грозит быть новой беде – на её дочь засматривается сын боярина Роптикова, что ничуть не лучше Дранова. Как же быть? Дочь ведь любит соседского сына.

Нужно быть твёрже: решила вдова, намереваясь подать на соседей в суд, дабы отправить их в тюрьму. Для этого требуется малое – найти свидетелей. Да гнилая душа у людей в её окружении. Кто может помочь, тот требует оплаты хорошей, к тому же не против на дочери младшей жениться, невзирая на её двенадцать лет (тогда в России возраст как раз соответствовал разрешённому для вступления в брак). Придётся свидетелю дать для оплаты больше денежных средств, на что тот явно изначально и рассчитывал. Где же тогда выгода? Выступая против обокравших, вдова дополнительно лишалась накоплений, по своей же воле. Иного выбора у неё не было, если не желала мириться с бесчинствами соседей.

Может Екатерина обнажала проблемы государства? Иначе как объяснить дальнейшее развитие событий? Соседи не хотели оказаться в заключении, для чего тратили денежных средств больше вдовы, готовые уже на неё саму возвести обвинения, либо свести к нулю, просто перекупив свидетелей. Как результат – выгадать получается у всякого, кто до того оставался безучастным. В итоге должно восторжествовать благоразумие, коли оно вообще может быть применимо к данному обстоятельству. Нужно вспомнить о дочери, влюблённой в сына боярина Роптикова.

Как не серчай на соседей – с ними всё равно продолжать жить. Нужно находить компромиссы, пускай чаще неприятные. Истратишься на борьбу с прежними, придут другие, хорошо, ежели такие же, тогда как могут оказаться и того хлеще. Лучше искать личную выгоду, при том полностью не подпадая под влияние. И тут уже речь словно не об обкрадываемой вдове пошла, а про политику государства. Екатерина словно смотрела в корень, иносказательно сообщая о насущных проблемах. Надо ли гадать, какой “дочерью” Екатерина жертвовала для краткого умиротворения воинственно настроенных соседей, так и думавших урвать кусок от России? Впрочем, скорее всего дело касалось Польши, при Екатерине претерпевшей три раздела и исчезнувшей с политической карты.

В окончании свадьбе быть. Вдова согласится отдать дочь за сына боярина Роптикова, тем умиротворив его жадный до чужого имущества взор. Как окажется, к тому Дранов и пытался склонить соседей, показывая вроде бы строптивый нрав, в действительности имея далеко идущие планы. Так всегда и оказывается, что больше выгоды обретает тот, для кого необходимость извлечения оной продолжает оставаться под сомнением.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Екатерина II Великая “Думается так, а делается инако” (1785)

Екатерина Великая Думается так а делается инако

Данная пьеса обречена была пылиться в архивах. И дело, конечно, в сюжете. Сочиняя её, Екатерина как бы одобряла любовную связь для вдовы, которой не дело постоянно предаваться трауру. Ситуация понятна: она сама – вдова. Если при этом открыто допускать возможность иного – так недолго до сотворения очередного дворцового переворота. Собственно, Екатерина и так пребывала у власти на не совсем законных основаниях, ибо ей давно пора уступить власть сыну – Павлу. Потому и оставалось писать себе на потеху, перед собою же оправдываясь. Отчего вдове продолжать грустить? – могла думать она. Ежели есть любимый человек, к нему и стоит тянуться, забыв обо всём на свете. И не будь она государыней, то так бы оно и сталось.

Суть пьесы такова. Есть молодая вдова, в течение года бесконечно печальная, постоянно льёт слёзы и едва ли не смотрит в одну точку. Апатия съедает её, заставляя других испытывать схожую печаль. Ей говорили: утраченного не вернёшь, нужно жить дальше. А для неё жизнь окрасилась в чёрный цвет, не позволяя проявиться радужным оттенкам. Как тогда быть? Рука руку моет: говорили предки. Не сама, так другие ей помогут. Так родился замысел свести вдову с молодым человеком. Тем более тому вдова была мила ещё до замужества. Но всё равно требуется воспользоваться услугами обаятельного мужчины, к которому вдова и прежде была расположена. Ему-то и предстоит вывести её из печали, словно случайно внушив необходимость пересмотреть жизнь и обратить внимание на одного примечательного парня.

Хорошее предложение редко не пользуется спросом. До вдовы весь год снисходят ухажёры, пытающиеся привлечь внимание к своим персонам. Но всем им не хватает главного – умения любить уже за то, что им могло повезти иметь отношения именно с нею. Один из женихов корыстный чрез меры, другой завистлив, от третьего слова не дождёшься. Нужен кто-то другой. Но вдова скорее причитает о злой доле, готовности принять неизбежную смерть, ибо не может избавиться от ощущения присутствия оной рядом. Тогда и проявит себя обаятельный мужчина. Он будет стараться не для себя, а для племянника, ничего о том не говоря самой вдове.

Как же вывести человека из печали? Не надо действовать скоропалительно. Пусть сам открывается. Можно показаться ему на глаза, будто бы случайно обменяться любезностями. А там, глядишь, и станет тот человек желать разбавить черноту мыслей, проявляя тягу к тому, кто позволил с ним быть столь обходительным. До чего же добрым покажется дядька, то под окном с шуткой возникающий, то зовущий посетить общую трапезу. Вдова и сама не заметит, как улыбка появится на лице. Останется малое – внушить необходимость снять траур. Лишь бы племянник не сказал лишнего или, наоборот, произнёс достаточно, создав тем положительное впечатление.

Как известно, жизнь не стоит на месте. Жизнь для того и даётся, чтобы всегда идти только вперёд. Не скажешь, что при этом не следует оборачиваться. Однако, про мрачные эпизоды собственного былого порою можно и забыть, если они мешают благостному восприятию настоящего. Вернее, помнить нужно, но не настолько акцентировать внимание, чтобы забыть обо всём остальном. Потеря любимого человека ломает мировосприятие, становясь серьёзным испытанием на пути каждого. Изливать слёзы и безудержно горевать – следует. Но через определённый срок нужно сделать решительный шаг, открыв себя для продолжения существования, созидая ежели не на благо себе, то хотя бы другим. Было бы это применимо непосредственно к Екатерине. Может слёзы её и высохли, но положение не позволяло поступать столь простым образом, как то она решительно дозволила вдове из пьесы.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Екатерина II Великая “Что за штуки?” (XVIII век)

Екатерина Великая Что за штуки

Великосветский быт со всё подавляющей скукой. Чем заняться? В ещё одной пьесе от Екатерины есть барыня – предпочитающая лениться. Она возлегла и всем велит поступать сходным образом. Нет нужды отрывать телеса от постели, покуда сохраняется для того возможность. Лежать нужно в полной отрешённости, либо забавляться разговорами. При этом запрещено читать, дабы глаза не портить. Барыня должна быть добра не только нравом, но и телом. И как же ей не могло оказаться по нраву посещение худосочной женщины с острым подбородком. Той некогда лежать, нужно действовать. Чем же девушкам – по её мнению – нужно заниматься? Точно не пребывать рядом с постелью барыни. Девушки должны думать о замужестве и жизни в браке. Вот о том и следует вести думы, так как к тому обязательно придётся обратить мысли.

Зачем девушке вступать в брак? Кто ратует за него, счастлив ли сам? Сам-то он счастлив, зато супруг тем же похвастаться не может. Потому вечно одна из сторон не видит несчастий другой или предпочитает на них не обращать внимания. Однако, лежать в отрешённости никому позволено не будет. Нужно вставать, убирать постель и приступать к каждодневной суете разговоров о более насущном, нежели о бесплотных рассуждениях на маловажные темы. Только вот и вне ленивого потягивания на кровати, скука продолжает одолевать. Нужно найти предмет поинтереснее.

Кого бы в своём окружении женить? Кандидатура будет выявлена быстро. Труднее станет с определением жениха. Невеста как бы всем хороша, а вот о мужчинах такого не скажешь. Сплошь минусы в сильной половине человечества. Может оттого она так и называется? Мол, сильно минусов в ней много. Почему тогда женщин относят к слабому полу? Излишне много у них слабостей. Одна из которых – страсть к поиску у мужчин минусов.

Жених будет выбран обязательно. Осталось сообщить о том невесте. И что? Невесте он не понравится. Да как он мог ей понравиться? Из каких побуждений она должна соглашаться с мнением других, кому лишь бы забаву найти, о чём судачить после, и на неделю точно забыть о мыслях о чьей-то женитьбе. Последует отказ. Получается, добрая часть дня прошла зазря! Барыня будет этим очень недовольна. Придётся отсылать невесту с глаз и вновь приступить к выбору другой кандидатуры на право называться женихом.

Определились, стали сперва испрашивать его – согласится он или нет. Сразу получили положительный ответ. И невеста, завидев его, тут же дала согласие. Почему? Екатерина того не скрывает, не давая права догадкам заявить о себе. Любили они друг друга до того, потому сразу согласись, как появилась для того первая возможность. Что за штуки? – оставалось спросить зрителю, так и не ставшему свидетелем представления. К чему изначально затеваясь чехарда? Ничего в итоге показано не было, кроме великосветского быта. А может ему сообщался намёк на скуку, с которой сама Екатерина справлялась хотя бы так, взявшись за сочинительство пьес.

Перед окончанием последнего действия требовалось показать свадьбу. Этого не случилось. Достаточно сообщённого намёка, чтобы не затягивать происходящее далее. Свадьба – особого рода событие, служащее завершением предварявшего его бурного процесса. А может у Екатерины не было к тому стремления. Написанного и так было достаточно. Огорчительно только, что кроме скуки ничего описать не получилось. Пусть случится свадьба, вскоре барыне снова лежать на постели и серчать на лень оторвать голову от подушки.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Екатерина II Великая “Невеста-невидимка” (XVIII век)

Екатерина Великая Невеста-невидимка

У “Невесты-невидимки” не сколько интересное содержание, сколько обстоятельства знакомства с нею читателя. Данное произведение долгое время оставалось неизвестным, хотя под ним понималась совершенно другая работа Екатерины. Теперь справедливость следует окончательно восстановить. Впрочем, оригинальная “Невеста-невидимка” продолжила пылиться вдали от читательского внимания, так в прежней мере и не признаваемая. Что же, нужно разобраться, какое же это произведение, по сути продолжающее пылиться в архивах.

Даётся ситуация – парень желает жениться, а родня высказывает противное мнение. Всё проще – для парня выбрана отличная партия, с одной оказией – невесту никто не видел. И не увидит до самого дня свадьбы, даже до непосредственного торжественного момента. Читатель понимает, на сцене должна была происходить буря эмоций. Какой жених согласится на подобное? Невеста может оказаться довольно некрасивой, иначе какой смысл её скрывать? Да и не важно – его беспокоит вполне логичное обстоятельство: он влюблён, стремится к любимой, потому не собирается уступать родственникам.

Приоткрывая завесу тайны, скажем. Лучший способ переубедить противящихся твоему мнение – ввести их в заблуждение. Уж кто именно снизошёл до этой идеи, из содержания пьесы установить не получится. Есть у парня любовница, к ней он стремится душой и телом, её не принимают ни отец, ни родня: что делать? Пойти с другой стороны. Пусть на горизонте появится пленительная незнакомка, описываемая другими так, что к оной будет проявлен интерес. Так и начнёт развиваться действие. Таинственной невестой окажется любовница парня. В окончании станется лучшее из возможного. Только вот думается – родственники не слишком обрадуются. Да против обещаний пойти уже не смогут. На то и был расчёт.

Читатель, знакомый с творчеством Гоголя, обязательно увидит сюжет, напоминающий “Мёртвые души”, поданный с другой стороны – со стороны невесты. Для чего Чичиков поехал по городам и весям, выискивая возможность создать возвышенное впечатление о себе? Он желал жениться. И для должного образа ему хватило бы крепостных, показанных сугубо на бумаге. Примерная ситуация складывалась и с представленной читателю невестой, к тому же и она сама являлась бесплотной фигурой, за которую действовал её представитель. Кто же будет проверять информацию? На радостях и испугавшись упустить момент – легко наделать ошибок. Благо, в случае драматургии – это чаще ведёт к счастью молодых.

Можно даже подумать – всё измышлено потехи ради. Нет и невесты – к последнему акту окажется не совсем удачной шуткой. Однако, невеста существует во плоти. Станет известно – она уже в доме. Где же? Никому то неведомо. Тогда-то читатель и начинает догадываться о причинах присутствия в действии любовницы, занимающей довольно уверенную позицию. И нет важно, чем заняты думы отца или родни жениха, как приходится внимать страданиям будущего мужа, продолжающего вопрошать: как его могут женить, толком ничего не зная о невесте.

Комедию портит одно – она затянута. Екатерина описывала события в пяти актах, тогда как хватило бы и трёх, либо меньше, развивайся события стремительнее. Слишком долго раскрывается обстоятельство таинственности, к тому же нисколько не способствуя в дальнейшем происходившему. Над такой пьесой следовало продолжать работать, избавляясь от ненужных сцен и добавляя больше связывающих повествование нитей. Вместо этого – остаётся думать только так – “Невеста-невидимка” отправилась в ящик стола, а позднее и вовсе забылась, воспринимаемая иным произведением. Кажется, теперь справедливость наконец-то восстановлена.

Ещё одно не раскрыто для читателя. Получается, как Крылов черпал вдохновение у Сумарокова (о чём поныне никто не задумывается), так и Гоголь мог проникнуться драматургией Екатерины (но это довольно сомнительной достоверности информация).

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 67