Category Archives: Классика

Рафаил Зотов «Замечания на замечания» (1820)

Зотов Замечания на замечания

Чтобы культура расцветала, нужно к тому прилагать старания. А как это делать в стране, где самосознание пришло к людям только после разрушения надежд? Пока не поняли, насколько Европе безразличны дела России, каким варварским государством её воспринимают, продолжали сами превозносить Европу, хотя, как было всегда до и будет ещё довольно долго, Россия останется в восприятии европейцев за дойную корову, к которой и относятся, словно в любой момент могут отправить на мясо. Стоило Наполеону вторгнуться с миллионной армией в пределы страны, и тут же спала пелена с глаз. Вмиг наступило охлаждение к заграничным пристрастиям, стало зазорно кичиться любовью к тому же французскому. Но не всё так просто, поскольку в России принято ругать собственное и превозносить чужое. Такова национальная черта русского народа. И ничего с этим не поделаешь.

Но речь сейчас должна касаться представления ситуации Рафаилом Зотовым — современником тех дней. Он видел, как французское, несмотря на появившееся в обществе презрение, всё равно оставалось востребованным. Разве только появилось стремление к возрождению собственной культуры, хотя бы в рамках перевода. Зотов знал, насколько слабы позиции российской литературы, не способной дать читателю обильного количества произведений. Ежели так, нужно стремиться к адаптации иностранного. Проще даже сказать, временам Петра предстояло вернуться, поскольку вновь появилась необходимость заимствовать чужое, дабы на этой почве создать нечто своё. Может не сейчас, а потом, когда станет понятнее, тогда земля русская прирастёт великими писателями, поэтами и драматургами. Пока же, имея малые ростки будущего величия, остаётся использовать иностранное творчество, прибегая к помощи перевода.

Зотов тем и занимался на первых порах, он переводил для русского театра пьесы иностранных авторов, а в дальнейшем наблюдал, каким образом театр видоизменялся. Пока же, в двадцатом году, Рафаил был достаточно молод, чтобы к его мнению прислушивались. Однако, раз до нас дошло такое его сочинение, при прочем остающимся вне пределов внимания, так как оно сокрыто от глаз по причине отсутствия к тому интереса, Зотов уже смело говорил, подводя современника к принятию неизбежно должному быть понятым — ничего французского более хорошим не является, особенно из того, что ищет место в России. В данном случае речь про актёров-французов, чья заслуга лишь в их происхождении, тогда как они растеряли театральное мастерство, ради которого можно было бы продолжать превозносить.

На фоне французских актёров всё более замечательней кажется игра русских актёров. Зотов этот факт примечает с особым удовольствием, при том продолжая сожалеть, насколько не близок ещё момент полного превосходства. Не настолько уж русские актёры прекрасны в игре, каковой от них желаешь. Проще говоря, французские и русские актёры одинаково плохо играют на сцене. А ежели так, следует надеяться, справедливо ожидая скорую перемену. Коли французы изволили мельчать из прежде им бывшего присущим великолепия, значит русских ожидает обратное: из неумелых актёров — в прекрасных исполнителей театральных ролей.

Вполне допустимо считать слова Зотова одним из элементов борьбы с галломанией, до того всё не желавшей покидать Россию. На протяжении XVIII века периодически возникало осуждение любви к французскому. Теперь же, когда культ Франции разрушен, следовало продолжать искоренять пристрастие к французам. Не следует допускать возвращения прежних увлечений. И даже играй французские актёры в меру сносно, никто не должен говорить об их игре с восхищением. Отныне придавать значение следовало только русскому театру.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Рене-Шарль Гильбер де Пиксерекур «Христоф Колумб» (XIX век)

Зотов Христоф Колумб

Пьеса переведена Рафаилом Зотовым в 1821 году

В русском переводе пьеса французского драматурга была поставлена в театре благодаря старанию Зотова. Насколько сама пьеса примечательна в творчестве Пиксерекура — своего рода загадка. Но как воспринял данное творение зритель русского театра? Хочется думать, с весёлым озорством. Если о главном герое действия должно быть известно, всё-таки Христофор Колумб открыл Новый Свет. То прочие лица, особенно с данными им именами, должны были смущать собравшихся на представлении. Среди отправившихся с Колумбом в плавание был родной сын. Имело ли это место быть в действительности? В рамках драматургии — вполне. Сына должны были звать Диего, а так как он нанялся под видом матроса по имени Педрилло, то отец про него ничего не знал. Есть и другое лицо — Маргарита. Увы, не женщина… боцман.

Обстоятельства плавания Колумба до нас дошли под видом зревшего бунта. Проведя несколько месяцев вдали от берега, лишившиеся надежды, матросы думали отправить Христофора на дно, если он сейчас же не повернёт корабли назад. Известно и то, как вскоре стали поступать признаки приближающейся суши, как показалась земля. Случился триумф. Но никто толком не ведает, каким образом тот бунт происходил. Разве могли зачинщики успокоиться? Каждому было понятно — при возвращении назад следует ожидать наказания по всей строгости. И пусть Колумб имел право лишить бунтовщиков жизни, этого сделано не было. Вследствие чего события продолжали развиваться, так как виновные должны пострадать от последствий своего коварства.

Пиксерекур сообщает, как Колумб уже должен был быть выброшен за борт. Его предварительно связали. Спасением стала земля на горизонте. Бунтовщики оказались вынуждены отступиться от плана. Теперь они стали думать, как найти возможность закончить начатое. Придётся действовать через туземцев. Замысел выходил простым — оговорить Колумба, чтобы туземцы с ним сами разделались. Одного они не учли, население острова не имело стремления к насилию. Наоборот, в момент прибытия европейцев туземцы готовились к свадебному торжеству. Должно быть очевидно, справедливость восторжествует, Колумб с удовольствием провозгласит мир между туземцами и европейцами.

Сама пьеса — повод познакомиться с Колумбом. Несмотря на осведомлённость, есть доля сомнений, насколько этот открыватель был известен в России. Да и стал ли он известнее после постановки на театральной сцене? В любом случае, знакомство с пьесой оказывается полезным, так как основные моменты Пиксерекуром отражены. Это и детство Христофора, его мечтания прослыть первооткрывателем, несогласие европейских монархов помочь снарядить экспедицию, долгожданная помощь от испанской королевы, воодушевление от возможности считаться генерал-губернатором всего им открытого. Затем длительное плавание, течь, признаки суши, бунт, земля на горизонте, знакомство с туземцами. Рассказано всё, и даже больше требуемого, чему зритель и хотел стать очевидцем. А уж про драматическую составляющую и без того уже сказано — конфликт просто обязан был произойти.

Зритель мог отметить сложность понимания пьесы в таком аспекте, как перегруженность монологами. Иногда действующие лица утопали в словах. Для драматического искусства подобное редко допускается. Зритель пришёл не долгим рассуждениям внимать, а следить за диалогами и внимать развитию действия. Может иначе и не могло получиться, поскольку пьеса историческая. Впрочем, не зря говорилось про неопределённость с отношением к данной пьесе. По наполнению она способна удовлетворить взыскательный вкус ценителя истории, по достоверности — не избежит нареканий. Да и насколько это имеет значение, когда повествование касалось самого открытия, представляемого автором именно в таком виде.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Лев Толстой — Разное 1835-52

Толстой Юношеские опыты

Самым первым литературным трудом Толстого, до нас дошедшим, является отрывок из ученической тетради за 1835 год. Насколько он является важным? Просто исследователи творчества посчитали необходимым такому найти место, дав читателю в качестве примера. Правда, самих ученических тетрадей не сохранилось, только единственный фотографический снимок, и тот опубликованный лишь спустя два года после смерти Льва. Настолько же малозначительными воспринимаются ныне стихи, написанные в девятилетнем возрасте, как и стихи, написанные немного позже, исполненные в духе оды, где пафос поздравления напоминал об академических стихах почти вековой давности.

В последующих ученических трудах Толстой писал на французском языке. Это и сочинение «Любовь к Отечеству», где звучал призыв к необходимости оберегать Отечество, приводился в пример подвиг царя спартанцев Леонида. Другое сочинение — «Настоящее, прошедшее и будущее». С тем же наивным подходом ребёнка написано сочинение в виде замечаний на вторую главу из «Характеров» Лабрюйера.

В той же мере сохранились следующие сочинения: философические замечания на речи Ж. Ж. Руссо, отрывок без заглавия, о цели философии. Может сложиться впечатление об увлечённости Толстого соответствующими трудами, либо это связано не с его увлечениями, а сугубо с желанием людей, бравшихся его обучать. Но скорее это нужно объяснять обучением в Казанском университете в середине сороковых годов. Сюда же должен быть отнесён ещё один отрывок без заглавия, где Толстой рассуждал о Канте, затем в манере философов последних веков сам пытался ставить проблему, задавал соответствующий вопрос, требующий разъяснения, чтобы в дальнейшем с помощью рассуждения выработать нужное мнение, будто бы таким образом доказанное.

Не всякий читатель знает, Толстой поступил в Казанском университете на отделение восточной словесности, оного не осиливший по результатам первого года обучения, вследствие чего перевёлся на юридический факультет. Таким образом можно объяснить сохранившийся отрывок об уголовном праве. В последующие годы Лев увлекался музыкой, из того времени сохранилось три отрывка, в которых Толстой делал для себя заметки — по какой методике музыку следует изучать, её субъективное и объективное значение, в том числе брался определить для себя основные начала данного искусства.

Среди прочих отрывков сохранился такой, где Лев рассуждал о том, почему люди пишут. Глубоких выводов не сделал, придя к мысли, что одни пишут из-за денег, другие — ради славы, третьи — для души. Есть отрывок «О молитве», возможно предназначавшийся в качестве главы «Детства». В написанном Толстой вступал в противоречие с самим собой, обвиняя атеистов в незрелости ума. Написанным он остался крайне недоволен, сжегший половину написанного, остальное оставив на память.

Пробовал себя Лев и в качестве переводчика, об этом свидетельствует сохранившийся перевод части произведения Стерна «Сантиментальное путешествие через Францию и Италию». Переводился ли текст с оригинала, то есть с английского языка, — неизвестно. Может с французского или немецкого. Но это не столь важно, как сам факт попытки создания художественного текста через работу над произведением другого писателя. Полученный опыт нашёл воплощение в виде повествования «История вчерашнего дня», где описывался дружеский визит Толстого в гости. Возможно это же было проделано в «Отрывке разговора двух дам», то есть собственная интерпретация, чему Толстой мог быть свидетелем.

Отдельно можно упомянуть про стихотворный опыт Льва — это поэзия вплоть по 1854 год, общим числом в пять работ. Стихи эти не требуют разбора, но желающий может попытаться сделать на основе их изучения собственные глубокие выводы.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Лев Толстой «Четыре эпохи развития» (1851-52)

Толстой Детство

Всего Толстой планировал написать четыре произведения, заранее дав им обобщающее название «Четыре эпохи развития», он думал рассказать про детство, отрочество, юность и молодость главного героя. Как известно, остановится он только на первых трёх, тогда как про молодость писать не станет. Почему это произошло? Для этого нужно продолжить следить за творческим развитием Льва. Пока же он переполнялся планами, как то обычно и происходит в представлениях начинающего писателя. Может у Толстого не имелось определённого плана, да и продолжение он не исключал, стремясь повествовать исключительно по собственным ощущениям. Могло случиться так, что за молодостью последует другой период, вплоть до зрелости и старости, а потом и с подведением читателя к необходимости принятия смерти главного героя.

Что же нужно понимать именно под эпохами развития? Следует говорить про размышления Льва. В той же мере к эпохам развития можно отнести редакции «Детства», публикации которых не последовало. Несмотря на юный писательский возраст, Толстой брался рассуждать на темы, впоследствии ставшие основой его будущей философии. Например, Лев отвергал любые проявления мистики, он отрицал возможность доверять предположениям гаданий. Он же размышлял про религию, допуская крамольные мысли. А раз из его уст звучала крамола, такому никогда не быть опубликованным, особенно в годы царствования Николая. Ведь чем являлась крамола на религию? Это прямой подрыв государственного устройства, так как ещё со времён Петра церковь стала одним из элементов воздействия государя на жителей Империи.

Толстой пока выступал против церкви не в общем, а в частном. Но сразу подвергал сомнению необходимость обращения к Богу, будто Высшее существо является не Творцом, а учителем по литературе, проверяющим, насколько люди способны без ошибок произносить заученные наизусть молитвы. Подобные рассуждения найдут отражение в опубликованном варианте «Детства», где схожим образом будет рассуждать юродивый. Однако, откровенность откровенности рознь, да и юродивому на Руси всегда дозволялось то, из-за чего других подвергали наказанию.

Если говорить о прочих текстах, оставшихся при жизни Льва в качестве рукописей, так и не нашедших места на страницах «Современника», то к ним стоит отнести рассуждения о критиках и критике. Ещё не состоявшись в качестве писателя, Лев говорил, каким образом следует мыслить. Опасался он этого ещё и по той причине, что критики привыкли воспринимать содержание произведений через отождествление описываемого с позицией самого писателя. Разве не станут критики воспринимать главного героя «Детства» в качестве альтер-эго самого Льва? Как раз вокруг этого они и будут создавать предположения, находя в чертах вымышленного персонажа отражение писателя. Впрочем, давая произведению подзаголовок «История моего детства», да ещё и оставаясь неизвестным читателю, иного вывода сделано быть не могло. И всё-таки Толстой хотел призвать критиков к иному способу восприятия текста. Отчасти за его суждениями следует признать правоту, только вот насколько способен писатель увериться в им сообщаемом? Может он и сам не понимает, насколько показывает себя в каком-либо действующем лице произведения, просто сам того не замечая.

Основное наставление критикам Толстой давал следующее: критиковать нужно сугубо произведение, опираясь на информацию, сообщаемую на страницах, не используя никаких данных сверх того. То есть произведение — это отдельный мир, существующий вне происходящего в действительности, по своей сути — выдумка. Говоря так, Толстой обозначал своё отношение к творческому процессу, будто он является приверженцем романтизма, где всё как раз и подносилось с позиции способного происходить только на страницах произведений. Лев словно забыл, насколько русская литература обозначила стремление к реалистическому восприятию действительности, теперь практически не стремящаяся оглядываться назад, более не видит мир через европейское представление о действительности, скрывающего проблемы настоящего историями о невозможном к осуществлению. Но Толстой ещё молод, мысль его цвела, пока ещё не готовая созреть.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Лев Толстой «Детство» (1851-52)

Толстой Детство

Что есть «Детство» Толстого? Своё ли детство им описано? Или всё выдумано от начала и до конца? Пусть первоначально никто не знал имени автора, кроме издателя «Современника», текст был подписан инициалами «Л.Н.», но подзаголовок «История моего детства» говорил будто бы о подлинности сообщаемого. Позже, когда Лев уже не скрывал имени, то становилось непонятным, почему отца главного героя не звали Николаем, ведь отчество Толстого — Николаевич. Да и мать главного героя умирает в конце повествования, что становится границей между детством и юношеством. Однако, мать Льва умерла, когда ему шёл третий год. Следовательно, если описываемое и реально, то к действительности не имело отношения, так как практически никто не способен сохранить в памяти столь ранние события, особенно в таких подробностях. Может речь шла про детство не самого Льва, а его отца? Тогда всё сходится, так как главный герой прозывается Николаем. Читателю легко запутаться, особенно понимая, каким писателем вскоре должен стать Толстой, и сколько раз ему ещё предстоит запутываться, как и читателю.

Из содержания следует, что самым ярким воспоминанием о детстве становится личность гувернёра. Этот человек оказывал настолько сильное влияние, которого не способны были проявлять ни мать, ни отец. Иначе почему читатель знакомиться не с переживаниями главного героя, не с событиями из жизни, а сразу ему представляется именно гувернёр? Или гувернёр — столь яркое воспоминание, за которым тускнеют остальные? Тут нет ничего удивительного. В воспоминаниях из раннего детства сохраняются особо яркие происшествия, навсегда запоминаемые. Таковых моментов у Толстого сложилось порядочное количество, каждое из которых он раскрыл с помощью отдельных глав. Потому содержание «Детства» столь пёстро выглядит, более равномерное повествование построить было невозможно.

Язык Толстого читателю должен казаться примитивным, словно повествует ребёнок. Либо это делалось для правдоподобности рассказа, а может по причине неумения говорить другим способом. Так или иначе, Толстому шёл двадцать четвёртый год, он брался за большое и серьёзное произведение, воспринимая «Детство» первой частью составного произведения, изначально планируя оформить в виде четырёх художественных работ. Как позже он сам определит, частей будет только три.

Как воспринимать «Детство»? И стоит ли делать выводы на основании содержания? Читатель волен сам решать, насколько опыт юного писателя достоин столь пристального внимания. Важно в этом другое, в первом полноценном произведении Толстого смогли разглядеть если не талант, то умение писать так, чтобы текстом смогли заинтересоваться. Может в те годы, а время тогда было не самое простое, читателю желалось вернуться к чему-то романтическому, а то и вовсе всё оказывалось гораздо проще — излагать в том духе, как это сделал Толстой, оказывалось самым безопасным в годы царствования Николая, поскольку у цензуры не найдётся повода найти в произведении неудобные для государства моменты.

Особо интересующийся творчеством Толстого может стремиться вынести суждения из каждой главы. Тут этого сделано не будет. Не для того подобная работа создаётся, чтобы разбираться в мельчайших деталях, тогда как редкие произведения должны удостаиваться подлинно внимательного разбора. Да и то такой подход применим в случае, если затрагиваются разные темы, или писатель создавал произведение в разные годы, или публиковал по частям в качестве самостоятельных работ. Нет, Толстой представил «Детство» для читателя в едином виде. Ну и читатель должен воспринимать эту работу в таком же едином виде, без какого-либо разделения.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Островский «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» (1866)

Островский Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский

Очередная пьеса по историческим мотивам не заставила себя ждать. Вновь Островский взялся за перо, чтобы вернуться в прошлое. Опять предстояло внимать событиям, теперь уже о борьбе между Дмитрием Самозванцем и Василием Шуйским. Сама идея написать об этом драматургическое произведение, всегда заманчивое желание для писателя. Тема столь многогранна, что способна уместить любой сюжет, о чём не берись повествовать. Достаточно самого факта существования Дмитрия, чьё происхождение остаётся предметом споров. Каждый писатель на свой лад интерпретировал былое, ведь Дмитрий мог оказаться подлинным сыном Ивана Грозного, а мог и не быть оным. Был ли Дмитрий монахом-расстригой Гришкой Отрепьевым? И это является предметом неугасающих споров. Доверяться в таком вопросе авторам художественных произведений — последнее дело. Островский поступил проще — он взял за основу повествование Карамзина.

Теперь следовало показать причины падения Дмитрия. Для народа он был воплощением царя, всё за то говорило. Указывали знамения, даже родная мать опознала сына. Значит, не убили Дмитрия в отрочестве, всё то грязные наветы, некогда случившиеся ради очернения Бориса Годунова. Почему же Дмитрий пожаловал из Польши? И зачем привёл за собой польскую армию? Где-то ведь он должен был скрываться от недругов. Почему бы не в Польше, где находили пристанище многие изгнанники прежних веков. Да и сами поляки поверили, будто ведут к трону подлинного царя. Не выдержал предстоящей встречи даже Годунов, внезапно скончавшийся. Судьба благоволила Дмитрию. Но вот разнёсся слух, будто Дмитрий является самозванцем. Прознал о том и Василий Шуйский. С этого момента начинаются события, описываемые в пьесе Александром Островским.

Первое действие — это мысли о должном последовать дальше. Не должен мириться русский народ с самозванцем на престоле. Если Бориса Годунова ещё можно было считать за достойного царских регалий, то Дмитрию в том следует отказать. Интерес в Шуйском проснулся неспроста, он планировал возглавить бунт с последующим правом назваться царём. Ко второму действию Островский перенёс происходящее в царские покои, где предстояло убедиться, почему Дмитрий не сможет удержать власть. Островский заставил Марину Мнишек указать на страсть Дмитрия к переодеванию (по семи раз на дню) и задуматься над невозможностью подобного человека царствовать. В дальнейшем смута разрастётся. Но кому верить, за кого подниматься на борьбу во имя достойного на царствование? Достойного выбрать не смогут, но по воле восставших царём объявят Шуйского. Таков краткий пересказ пьесы.

Посмотрим на пьесу со стороны. Островский должен был понимать, подобного рода действие, растянутое по хронометражу, не укладывается в рамки театральных постановок. Это не имело существенного значения. Более того, в последующем Александр хотел создавать драматургические произведения в схожей манере, предназначенные сугубо для чтения. Он говорил, насколько сильно в нём намерение писать на исторические мотивы, сделав то смыслом следующих лет. Может Островский в том пытался себя обмануть, понимая, насколько зритель не готов внимать таким сюжетам. Зритель уже успел разочароваться в пьесах «Козьма Захарьич Минин, Сухорук» и «Воевода», схожим образом он встретит новую пьесу по историческим мотивам. Однако, Островский планировал продолжать писать на тему былого, вероятно устав от рассказов про бытовые проблемы современников.

Александр не сойдёт с намеченного пути. Он всерьёз возьмётся за работу над произведениями, где продолжит раскрывать для читателя историю России. Посчитаем это за стремление к постижению лучшего, к возможности показать современникам и потомкам события, некогда имевшие место быть.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Островский «Пучина» (1865)

Островский Пучина

Молодость кажется прекрасной за счёт должного вскоре наступить взросления, когда человек встанет в полный рост, обрастёт накоплениями и достойно встретит старость. Так оно только кажется. На самом деле, молодость чаще выводит на тропу, в конце которой человека ожидает смерть. Причём, делать выбор пути нужно будучи юным и бессознательным, для чего следует слушать советы бывалых людей. Но так поступают единицы! В качестве примера Островский привёл наглядное доказательство, описав это в пьесе «Пучина».

Подрастающему поколению было бы правильным давать для чтения за ученической партой не «Грозу» и «Бесприданницу», а «Пучину». И пусть ученики делают вывод о прочитанном, не пользуясь помощью учителя. Они увидят, как молодой человек не ценил предоставленную ему возможность получить образование, всячески отлынивая. Была у него другая мечта: сделать хорошую партию, то есть жениться на дочери состоятельного гражданина. Он никого не слушал, думая, плохого исхода не произойдёт. Его умиляла сама невеста — неземное существо, живущее непонятными суждениями. Не отличались от неё и родители, всерьёз бравшиеся рассуждать о солнце, не всегда и не везде проходящем по небу с востока на запад, ведь где-нибудь должно быть наоборот. Будучи неучем сам, молодой человек решил испытать судьбу.

Что выйдет в итоге? Жизнь начнёт рушиться сразу после брака. Молодой человек доверит имевшиеся накопления тестю, тот не сумеет извлечь из них выгоду, всё потеряв. Жена своим неземным характером начнёт изводить мужа, постоянно предъявляя требования, при том не желая ничего делать. Даже малолетняя дочь окажется без присмотра, поскольку у матери другие интересы. Требования перерастут в совсем абсурдные, вплоть до настойчивого уверения мужа в необходимости переписать на неё дом.

Падение главного героя продолжится. Пройдут годы, жена умрёт, так как на её лечение не будет денег. Снова к нему придёт тесть, в очередной раз оберёт до нитки. А дабы показать падение человека до конца, Островский побудит пойти на подлог, вследствие чего главный герой и вовсе сойдёт с ума. Так будет поставлена точка в повествовании. Благо найдутся добрые люди, готовые прощать за прежние обиды и давать надежду на нахождение сил для продолжения жизни.

Данная пьеса ничем не хуже нравственных наставлений в духе Тургенева, Достоевского и Толстого. Читатель проникается пагубностью мысли о предстоящей ему лёгкой поступи. Увы, придётся столкнуться с неприятностями, преодоление которых возможно при адекватном восприятии и правильных поступках. Не следует надеяться на быстрое обогащение — оно может иметь обратную сторону. Нет смысла видеть наступление счастья в скорой женитьбе и обзаведении детьми — это быстрее потянет на дно, нежели позволит раскрыться. Ну а вопрос совести и вовсе заставит задуматься, насколько следует оставаться совестливым, когда желаешь обретения многого, ничего для того не делая, кроме надежды его обретения за чужой счёт.

Читатель обязательно обратит внимание на тестя главного героя. Тот желал делать деньги, ни о чём другом не думая, оказываясь способным обманывать близких. В конце пути он окажется на том же дне, где будет тогда находиться главный герой. На их фоне изредка появляется другое действующее лицо, жившее собственными силами, не надеясь на чужую помощь. Получив образование, этот человек сделал небольшой задел на будущее, только тогда женившись, обзавёлся детьми и влачил непримечательное существование. Зато именно этот человек сумел сохранить лицо, не упав в грязь, должный восприниматься подрастающим поколением за образец, если и не достойный подражания, то в качестве доказательства, что лучше жить худо-бедно, нежели прозябать.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Островский «Воевода (Сон на Волге)» (1864)

Островский Воевода

Как отнестись к «Воеводе»? И насколько требовалось привязывать описываемое действие к определённому историческому периоду? Островский отнёс происходящее на два века назад, решив описать события, которые могли иметь место через несколько десятилетий после окончания Смутного времени. Почему Александр всё никак не желал брать пример с подлинного классика российской драматургии — с Сумарокова? Сам сюжет «Воеводы» мог хорошо быть продемонстрированным на фоне седой древности, когда всему могло найтись место, невзирая на успевшее устояться мнение о былом. Да хоть обратись к временам Владимира Крестителя, ещё не задумавшегося о необходимости избавления от язычества. О нравах тех времён не сохранилось подлинно верных свидетельств. Но раз Александр взялся именно за середину XVII века — пускай так оно и остаётся, ибо бесполезно толочь воду в ступе.

Однозначного отношения к пьесе до сих пор не устоялось. Не имелось понимания и среди современников. Кому-то пьеса понравилась полностью, иные оказывались способными признать некоторые части, но были и те, кто не стал признавать за Островским писателя, способного раскрывать сюжеты на историческую тематику. Говорить об исторической составляющей действительно не приходится. Да и само упоминание, к какому времени описываемое следует отнести — авторское предположение. Пусть сохранились свидетельства, согласно которым получалось, насколько Островский старался быть точным, изучал источники, проникался мыслями к мудрости прошедших веков, но ничего не могло спасти им описываемого. И сам сюжет, если он знаком читателю или зрителю, не способен вызвать устойчивого интереса. Ежели о чём и шла речь, то о вседозволенности людей, наделённых правом властных полномочий.

Получалось так, что местный властитель, в роли которого выступил воевода, задумал страдать от амурных страстей. Такому человеку не должна отказывать ни одна женщина, всякой следует проявлять к нему симпатию и отвечать взаимным любовным чувством. Неважным становится и общественное положение женщины, в том числе безразлично, является ли она замужней. Если воевода пожелал иметь отношения, оные ему положены по статусу местного властителя. А если это кому-то не нравится, тот отправится в заточение. Туда же отправится всякая, посмевшая отказать в близости. Причём, воевода не обязан любить одну-единственную. Такого чувства он может придерживаться к нескольким сразу, и каждая из них должна относиться к тому с пониманием. В схожем ключе Островский и раскрывал сюжет. Оставалось понять, насколько он может быть интересным читателю. Оказывалось, интерес проходил довольно быстро.

Невозможно понять, куда исчезает драматургия отношений, так ярко раскрываемая в пьесах на современный лад. Или в произведении на исторические мотивы должно присутствовать нечто далёкое от повседневности? Разве некогда люди жили иначе, думая отличным от нашего с вашим образа мыслей? Это так только кажется, причём из-за невозможности представить, как прежде оно могло происходить. Однако, есть ведь замечательные драматурги, умело подстраивавшие настоящее под былое. Собственно, тем же занимается литература любого века, берущаяся оспаривать право древних на присутствие отличия в суждениях. Просто не может человек представить, будто другие порядки возможны. Но всё это разговоры о пустом, более должные интересовать философов, тогда как простой человек неизменно поверит, живи люди в прошлом согласно его личных дум и убеждений. У Островского такого не происходит, вследствие чего наполнение приобретает вид сухого отстранённого повествования, придуманного от начала до конца.

Снова встретив непонимание, Александр должен был оставить попытки, не растрачивая время на отображение нетипичных для него сюжетов. Да не нам судить, к чему должна лежать душа у талантливого писателя.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Островский «Шутники» (1864)

Островский Шутники

Почему бы не довести описываемое до абсурда, должно быть решил Островский, создавая пьесу «Шутники». Следовало сделать так, чтобы ни у кого происходящее не вызвало негативных эмоций, скорее сожаление о существовании недалёких умом людей. Иначе не объяснишь появление среди действующих лиц излишне сконцентрированных на себе персонажей, не способных адекватно воспринимать действительность. Этим персонажам не получится объяснить, насколько комичным выглядит их поведение. Значит, того Александр и добивался, используя крайности в описании действующих лиц. Опять же, Островский повторялся, чтобы вновь всё свести к возможности одного из исходов: печального, либо счастливого. Но для действующих лиц пьесы будет без разницы, каким образом сложится дальнейшая судьба, поскольку живут они вне представления о должном быть, более являясь актёрами комедийного представления, каковую обязанность на них и возложил писатель.

Основное повествование касается планирующегося свадебного торжества. На его проведение требуются деньги. А где оные взять? Попросить у знакомых или одолжить у ростовщика. Возможны иные варианты. Но у действующих лиц вовсе случится неприятность, у должного стать женихом умирает мать, он тратится на её похороны, оставаясь в долгах. Как ему помочь? Островский начал обыгрывать, устраивая над ним всяческие проказы. Собственно, оттого пьеса и получила название «Шутники». Само действие будто бы показывает, насколько следует помнить о жизни, в которой никто никому не обязан помогать. Да и от счастливого стечения обстоятельств лучше сразу отворачиваться, пока это не оказалось чьим-то розыгрышем. Можно найти на дороге конверт, представить, словно он туго набит деньгами. А там, вместо денежных средств, обидная записка с поучительным наставлением, призывающим не гнаться за чужим добром.

Как тогда быть? По натуре своей большинство людей обладают скупостью. И чем большим количеством денег они обладают, тем чаще предпочитают экономить. Безусловно, воля писателя должна считать именно так. Надо ведь каким-то образом надо показывать имеющиеся в мире опасения, когда на расставленные капканы устремляется несведущая жертва, манимая ожиданием приобретения выгоды.

Среди действующих лиц есть девушка, довольно взбалмошная натура. Внимая её поступкам, зритель только умилится, хотя и укорит писателя в использовании подобных действующих лиц. Или не укорит, если во времена Островского такое поведение считалось приемлемым. Впрочем, столь лёгкие умом создания встречались всегда. Их можно отнести к представителям человечества, не представляющим, чего от них могут хотеть другие люди. Собственно, девушка всякий раз поступает вопреки собственному желанию, добиваясь определённой цели, при том сама же её отдаляя, совершая поступки от обратного. Например, ей бы заинтересовать молодого человека, она же его настраивает против себя. Зритель мог бы заметить, как именно такое поведение скорее побудит к необходимости проявить внимание к девушке незадачливому ухажёру. Да на то ли действующее лицо обращается столь капризная линия поведения?

Написав пьесу без притязания, Островский быстро добился публикации и постановки на сцене. Есть мнение, что он не из собственных побуждений гиперболизировал персонажей, более стремясь подстроиться под игру определённых актёров, которым и предстояло исполнять предназначенные для них роли. Ежели так, то на пьесу Александра следовало смотреть под другим углом. Может оттого и не принимается она на должном уровне, предназначенная не для чего-то определённого, а сугубо ради необходимости быть встроенной в театральный процесс, теряя при том индивидуальность.

Кажется, Островскому снова сопутствует успех, он опять примется за произведение по историческим мотивам. Может теперь у него получится написать более интересную пьесу.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Островский «Грех да беда на кого не живет» (1862), «Тяжёлые дни» (1863)

Островский Тяжёлые дни

Пьеса на историческую тему не задалась… Богатый на пьесы 1861 год минул… За 1862 год ни одной новой пьесы на сцене… Островский почувствовал отрешение к самовыражению? Нет, он нашёл силы для одного-единственного произведения. В январе 1863 года последует публикация и постановка на сцене. Речь про произведение «Грех да беда на кого не живет». Понравилась ли пьеса современникам? Может кто-то и пришёл в восторг. Касательно потомков — такого не скажешь. В сравнении с другими произведениями Александра — полный провал. Описываемые события не запоминались, действующие лица не имели характерных особенностей. Тем более, наблюдающие за творчеством Островского стали подмечать, как из пьесы в пьесу кочуют персонажи, меняя лишь имена, оставаясь всё теми же действующими лицами, с тем же самым образом мыслей и поступков. Но когда минул столь тягостный для писателя год, Александр создал новую пьесу, назвав её соответствующе — «Тяжёлые дни». Может то не имело к прошедшему году отношения, но вывод получается сделать только такой.

Пьеса «Тяжёлые дни» издана в год написания, тогда же поставлена на сцене — в 1863. Её содержание строится на неоднозначности. Островский словно желал показать, до каких идей способен доходить человек, пусть и в мире, когда подобное считается за глупость. Так зритель должен был стать свидетелем беседы, в ходе которой выяснялось, что продолжают жить приверженцы мнения, словно земля плоская, стоит на трёх рыбах, и одна из рыб начала двигаться, отчего и происходят беды. А вот показывается деятель, не гнушающийся обманывать родственников, вручая им поддельные векселя. И как-то всё подходит к тому, как одному из действующих лиц нравится девушка, он не умеет к ней найти подход, но нашёл силы преодолеть стеснительность, поцеловав, после чего не попадался на глаза, думая, теперь девушка на него будет сердиться. Что до девушки, она вовсе извелась, скорее обиженная последовавшим за поцелуем невниманием. Так при встрече и скажет, выразив недовольство, теперь чувствуя себя брошенной. Всё описанное происходит в первом действии.

В последующих действиях Островский продолжит делиться дивными взглядами на жизнь. Например окажется, продолжают жить существа, считающие, будто все беды случаются от денег. И ведь не объяснить подрастающему поколению, что беды действительно случаются, только скорее от отсутствия денег. Подрастающее поколение продолжит считать именно деньги повинными в тяготах человеческой жизни, принявшей вид кабалы. На том и построит Островский продолжение описываемого, возродив постоянно случающийся конфликт между жадными до денег дельцами и предельно честными, но бедными людьми. Не сможет богатый отец дать согласие на женитьбу сына на дочери бедняка. Как думает читатель, к чему писатель подведёт его в конце повествования? Совершенно верно, повлиять на желание молодых трудно, пускай сами набивают шишки, ибо иным образом опыт приобрести они не смогут.

Пьеса «Тяжёлые дни» не стала откровением для читателя. Всему описанному обязательно находятся подтверждения. Просто Островский брал примеры, на которых обосновывал личное мнение. Он подошёл с серьёзностью и к такому моменту, как выборочно люди относятся к чтению книг. Ведь есть такие, кто готов каждую книгу проглатывать, не понимания и не анализируя, либо делая ложные умозаключения, так есть и те, кто допускает прочтение избранных книг, но в той же мере сам их не понимает и тем более лишён способности к анализу, воспринимая их содержание на чужих ложных умозаключениях. Как быть? Продолжить знакомиться с творчеством Островского.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 94