Category Archives: Классика

Иван Крылов «Подщипа» (1798), «Сонный порошок» (1800), «Модная лавка» (1806)

Крылов Подщипа

Достаточно точно не установлено, когда Крылов перевёл с итальянского оперу «Сонный порошок, или Похищенная крестьянка», как не установлен написавший её автор, однако именно от этой московской постановки от девятого февраля 1800 года начинается подлинная известность Крылова. Пусть сюжет отдаёт бульварщиной, высмеивается разврат общества, главное — всё происходит вне пределов России. Почему бы не посмеяться над забавами европейцев, настолько искушённых в интимных моментах, что не считают особенным похищение замужних крестьянок господами из высшего света. Конечно, тринадцать лет спустя Василий Нарежный в романе «Российский Жилблаз» осмелится показать, что всё будто бы переведённое Крыловым имело в действительности широкое хождение и среди русских дворян.

Смеясь над заграничным, население Российской Империи активно перенимало заграничные веяния. Сейчас речь не о галломании, раскрытой в «Уроке дочкам», а об европейской моде. Где то событие, послужившее для коренного пересмотра желаний? Ещё в 1798 году Крылов склонял действующих лиц к отказу от иностранного продукта, предпочитая ему какой угодно, лишь бы отечественный. И спустя менее десяти лет в «Модной лавке» пришлось писать об обратном положении.

Не сказать, чтобы сам Крылов стремился к следованию линии порицания зарубежного. Прежде всего, известность к нему пришла с переводной литературой, для ряда произведений театральной направленности им заимствованы сюжеты у европейских авторов, а в баснях Крылов, помимо собственных изысканий, адаптировал под русские реалии басни Лафонтена и Эзопа. Хотелось бы ценить Крылова в качестве оригинального автора, была бы такая возможность. Иван не совсем соответствует ожиданиям, поскольку и ценят его творчество потомки прежде всего за умело выполненный перевод.

Шутовская трагедия «Подщипа» не понравилась современникам Крылова. Вернее, она предназначалась для узкого круга людей и при жизни Крылова не публиковалась. Стоит предположить, что отказ от иностранного жениха в пользу русского персонажа с именем Слюняй — сомнительного качества юмор. Крылов высмеивает присутствие иностранцев в России, издеваясь над их акцентом, но показал это забавным образом, поскольку трагедия написана в стихах. Лучше уж свой картавый, чем чужой косноязычный. Реабилитация трагедии произойдёт под занавес существования Российской Империи, тогда с успехом она будет собирать зрителей, только под названием «Трумф». Кому-то мнилось, что данное произведение Крылова высмеивало режим Павла I, а значит и власть абсолютной монархии вообще.

Публика требовала близкого к собственным реалиям произведения. Снова стоит вспомнить оперу «Сонный порошок». Может Крылов писал о России? Да стал бы крепостной крестьянин требовать с барина свою жену? Восстановлением справедливости дело не могло бы закончиться. При таком сюжете обязательно пролитие крови и бунт недовольных. Поэтому оставим додумывать то другим, а лучше просто ознакомимся с текстом произведения, придя в ужас, насколько гнилая жизнь на Западе, где такое практиковалось. Главное, людям понравилась, и творческие изыскания Крылова встали на верную почву.

Осуждающий тон Крылова никогда не ослабевал. Иван приобрёл умение говорить людям про ими желаемое, стараясь не слишком их обидеть. К примеру, комедия «Модная лавка» недобро отзывается о заведениях, якобы имеющих отношение к продаже европейских ценностей. Отнюдь, ложка дёгтя обязательно присутствует. Если и посещать модную лавку, то при заграничной поездке. В России с русским сервисом нужно ожидать русского же отношения. Хороша модная лавка, коли всё равно лавка.

Немудрено запутаться. Лучше просто не перегибать палку, везде придерживаясь разумного подхода. Осуждению следует подвергать чрезмерное следование, как любви к заграничному, так и к отечественному продукту.

» Read more

Иван Крылов «Филомела», «Бешеная семья», «Американцы» (1786-88)

Крылов Урок дочкам

Желание нащупать точку соприкосновения со вкусами театральной публики привело Крылова к изобилию драматических работ. Остаётся сожалеть, что качество при плодотворности чаще оставляет желать лучшего. Старания Ивана обратились против него. Публикацию произведений отложили. О постановке на сцене приходилось мечтать. Не ранее, чем через семнадцать лет от написания «Кофейницы», в 1800 году будет поставлена переводная пьеса, и только через год найдут спрос личные труды Крылова, в числе которых окажется комическая опера «Американцы», написанная совместно с соратником по журналисткой деятельности Александром Клушиным.

Крылов продолжал тянуться к славе литератора, не имея возможности пробиться. После Иван оставит драматургию, сосредоточившись на выпуске периодических изданий. В 1786 году он всё же имел шанс быть замеченным. Говорят, ему поступало предложение с уже написанной музыкой, для которой требовалось подходящее произведение. Крылов сочинил комическую оперу «Бешеная семья», но поставить её не получилось.

Осталось вспомнить о «Филомеле». Популярные в XVIII веке сюжеты на тему Древних Греции и Рима побудили Крылова попробовать силы в жанре трагедии. Если не проходят комедии, значит нужно поразить воображение серьёзным сюжетом, тем более учитывая, что «Филомелу» Крылов писал в стихах. Ему, продолжающему входить в совершеннолетие, было рано вставать на равных с классиками, вроде Сумарокова. Да и к сюжету о борьбе с тиранами обыденным образом не подступишься, не рискуя задеть чувства государственных властителей. Требовалась жестокая внутренняя цензура, которой у Крылова не имелось.

Слог у Крылова продолжал оставаться тяжёлым для восприятия. Если стихи более схожи с прозаическим текстом, то проза не даёт сконцентрироваться на описываемых событиях, запутывая множественными пустыми диалогами. Если Крылов и ставил в пьесах проблематику, она не прослеживалась. Исключением является опера «Американцы», где ведущее место занимают разногласия между коренным населением и испанскими колонизаторами. Но могла ли такая тема заинтересовать российского зрителя?

Допустимо искать влияние на творчество Крылова иностранных авторов. В Европе имелось порядочное количество драматургов, способных вдохновить. Их произведения допускалось выпустить в переводе или переиначить на собственный лад. Впрочем, изменение деталей всё равно не сделает пьесу близкой пониманию. У Крылова лучше выходили произведения о наболевшем, поэтому «Филомела», «Бешеная семья» и «Американцы» не могли привлечь внимание на протяжении последующих пятнадцати лет.

Слышны возмущения потомков, считающих, что Крылов им интересен сугубо в качестве создателя басен. Может оно и так, когда знакомишься с лишёнными привлекательных моментов трудами. Имелись оные и у Крылова. Но басням необходимо особое понимание, невозможное для осмысления без портрета их написавшего человека. Творческий путь Крылова от откровенного разговора к языку намёков начинается с драматургии, поэтому нельзя выпускать из внимания ранние работы, какими бы сумбурными они не казались. Подумать только, повесь нос Иван от отказов в публикации, так и не знать потомкам Крылова-баснописца. Остаётся подивиться упорству человека, изначально укорявшего государственную систему, чтобы на исходе жизни этой системой быть обласканным.

Не найдя отклика, в 1789 году Крылов полностью ушёл в журналистику. Он будет издавать литературные журналы «Почта духов», «Зритель» и «Меркурий», каждый раз допуская излишние мысли, омрачавшиеся закрытием очередного начинания. Не имея успеха, Крылов продолжал думать, как ему привлечь читателя. После журналистики он снова вернётся в драматургию, и наконец обретёт желаемое. До 1800 года осталось не так много — вполне достаточно для обретения необходимого литератору опыта. И когда Крылов поймёт, как обличать, не вступая ни с кем в противоречие, он прославится.

» Read more

Иван Крылов «Урок дочкам» (1807)

Крылов Урок дочкам

«Урок дочкам» — вторая и последняя комедия Крылова в одно действие после «Пирога». Ивану не требовалось переделывать сцену, так как всё происходило в одном месте. Лишь зритель мог устать от продолжительного взирания происходящему. Теперь Крылов взялся снова вспомнить о петиметрах, излишне далеко заходящих сторонников всего французского. Это увлечение раздражало многих жителей Российской Империи, однако противопоставить ему они ничего не могли, кроме усмешек. Смеялся и Крылов. Ранее Фонвизин отразил, как родители выбирают в наставники детям различного рода аферистов, ничего из себя не представлявших в родной им стране, тем более не представлявших, как нужно обучать подрастающее поколение дворян.

Сюжет комедии следующий. Отец отдал дочерей на воспитание. После они приехали обратно домой. Теперь они хорошо говорили и писали по-французски, но с русским языком, как и со всем русским, предпочитали не связываться. Тут, к их радости, имение отца посетил настоящий француз. Все дела отошли на второй план, женихам дан от ворот поворот, лишь пришлый человек пленил их сердца. Но кто он в действительности никто не знал, то и не требовалось.

Удивительные русские дворяне. Сколько бед случилось от их галломании. Где уж тут понимать нужды крепостных крестьянин, когда для общения используются разные языки. С каждым годом ситуация ухудшалась, однако оставались те, кто знал и любил родную речь, не принимая новомодных веяний. Только очередное поколение более прежнего склоняется к стремлению офранцузиться. Нужен адекватный пример, дабы люди понимали — в своей слепоте они падки на любую ложь, снова попадая на происки шантрапы.

Отец не знал, как переубедить дочек, вернув их в лоно русской цивилизации. В любви французской культуры нет зазорного, но всему необходим взвешенный подход. Оный требовался и к осуждающим петиметров, с излишним пессимизмом воспринимавших их присутствие рядом. Неужели за столько лет никто не понял, насколько опасно запускать в дом проходимцев, гарантией положительности которых являлось пристрастие к французскому? Либо всё действительно было крайне плохо, раз писатели друг за другом повествовали в сходном наставительном тоне.

У Крылова в действие введён француз, далёкий от французского, в том числе и от должного ему быть родным языка. Поистине, надо быть совсем лишённым способности мыслить, чтобы и такого человека причислять к желанным гостям. О чём думали действующие лица, когда внимали слёзной истории гостя? Он рассказал о детстве, юношестве и взрослой жизни. Судьба его не щадила. Теперь он оказался среди прелестниц, коим будет вещать без умолку об этом. Будь он не французом, а кем угодно другим, то оставаться ему на улице. Он же какой-никакой француз, поэтому следует его уважать. Или не француз? Ответ станет неожиданностью для действующих лиц и для самого зрителя.

Сама по себе галломания не вредит человеку, если он продолжает ценить русскую культуру. Представленные же Крыловым дочери забыли о корнях, уподобившись лёгким птицам, чей щебет перекрывает глас отца, а поведение не позволяет кому-то их укорять. Таких дочерей осталось выпустить на волю или закрыть в клетке, где они, подобно попугаям, будут вторить всему чужеземному, не имея возможности причинить тем никакого вреда. Отцу остаётся выбрать вариант с клеткой, откуда он согласен внимать вольностям дочерей.

Дочки обязательно получат необходимый для жизни урок. Но задумаются ли они над ним? Одна ошибка не убедит в необходимости сменить мировоззрение. Нужно большее. Например, научиться размышлять над тем, что ты делаешь.

» Read more

Иван Крылов «Пирог» (1801)

Крылов Пирог

Будучи поставленной в 1802 году после «Сонного порошка» и «Американцев», комедия «Пирог» закрепила за Крыловым обретённый им шумный успех. Иван наконец-то понял, что обличать надо в меру, и лучше без прямых обвинений. Всё должно объясняться естественными человеческими потребностями. Ведь если человек голоден — он постарается насытиться, несмотря на ожидаемое его наказание. Кто в том окажется виноват? Вполне им может стать человек с благими помыслами, принявший свалившиеся на него неприятности за проделки судьбы, тогда как ему сперва стоило задуматься о других, дабы не произошло описанных Крыловым комических ситуаций.

Представьте: хозяин забывает кормить крестьян, на носу у него свадьба, нужно доставить родителям невесты пирог, приложив к нему записку о чувствах, сравнив их с добротностью подносимого кушанья. Ценное угощение могло прийтись по вкусу, не случись одного важного обстоятельства — посланный исполнять хозяйскую волю мучился от требований пустого желудка.

Моральная составляющая крепостного крестьянского подсознания обязана противиться ослушанию. Но это касается более своих господ, тогда как до чужих хозяев им нет дела. Потому пирог следовало избавить от начинки, ибо она манит ароматом и сводит с ума даже сытого человека. На свою беду посланник спросил дорогу у девушки, хваткой до получения удовольствий, к тому же и голодной. Хитрость сыграла определяющее значение, и пирог лишился ценного содержимого, не претерпев изменений внешне.

Дав такую вводную, в дальнейшем Крылову требовалось разыграть комедийную составляющую произведения. Разумно предположить, как вытянутся лица у получивших подобный пирог с приложенной к нему запиской. Тут фантазию Ивана допустимо сравнить с лучшими работами Гольдони, только в отличии от венецианца, в русском исполнении пьеса наполнена жизнью с первых поступков действующих лиц.

Вдоволь насмеявшись, приходит пора задуматься. Отчего случилось печальное, ежели зритель утирал слёзы от радости? Упускается важный аспект исходной ситуации, имя которому — голод. Испытывая из-за него муки, крестьянин готов принять какое угодно наказание, лишь бы удовлетворить самое основное человеческое желание. Он мысленно представляет себя высеченным, но продолжает уплетать начинку от пирога. До ожидающих хозяина бед ему ещё меньше дела. Не его вина в нерадивости господина, забывающего о нуждах крепостных.

Безусловно, опустошить пирог можно и не в голодном состоянии. Мало ли как питается господский крестьянин. Многое зависит от самого человека. Однако, Крылов явно обозначил причину, оправдав таким образом провинившегося человека. И тут уже не до смеха. Не станем говорить о ситуации с крепостничеством в общем, но согласимся винить счастливого и довольного барина, думающего о себе и других людях высшего света, забывая про нужды приписанных к нему в крепостные людей.

Поэтому Крылов поступил правильно, высмеяв сытых. Подспудно пострадали прочие действующие лица, ставшие участниками комических событий. Принять от кого-то пирог без начинки ещё куда ни шло, не принимая во внимание приложенную к нему записку. Именно из-за её текста развивается самая смешная составляющая комедии, выдающая парадоксальность человеческих сравнений, ежели одно не соответствует другому.

Конечно, Крылов и сам хитрит. Не могли быть родственники невесты настолько недальновидными, чтобы не понять глупость сложившегося положения. От этого зрителю становилось ещё смешнее, хотя ему следовало заподозрить прямой укор автора в его невежестве. Никто не разглядит подвоха, как в тексте, так и среди внимающих комедии. Просто крестьяне опустошили господское блюдо, а господа не сильно кручинились от им доставшегося. Невеста же и вовсе ждала первого удобного случая, чтобы отказать.

» Read more

Иван Крылов «Сочинитель в прихожей», «Проказники» (1786)

Крылов Проказники

Если есть конкурент — он должен быть уничтожен сатирой. Таково убеждение входящего в совершеннолетие Ивана Крылова. Он научился обличать людей, побуждая зрителя искать прототипы представленных действующих лиц. Оставим такие ухищрения исследователям творчества и трудам современников писателя, потомкам требуется смотреть на ситуацию в общем. Крылов ещё не раз выскажется против графоманов, которым для реализации творческого потенциала не требуется даже желание. Такие люди создают произведения, не заботясь о их ценности. Ещё хуже, если среди таковых оказываются поэты.

Допустим, есть человек, желающий дамского внимания. Он умеет сочинять стихи. Но такие, которые заметны лишь благодаря чернилам на бумаге, не представляя интереса для их прочтения. И такой человек тоже утверждает, что он может уничтожать конкурентов сатирой. Если есть иной претендент на сердце возлюбленной им дамы, он берётся его обличить всеми правдами и неправдами. Дабы направить разрушительную энергию в позитивное русло, дама обязана предложить столь ретивому поэту воспеть прелести её собачки.

О собаке легко сочинить хоть тысячу строк, коли того желает прелестница. Одно мешает дамскому угоднику, неопределённый статус его возлюбленной. Крылов решил дерзко осмеять некоего знакомого ему сочинителя, показав зрителю возникшее у того затруднение. Стоя в прихожей, практически буквально, поэт надеется получить расположение хозяев дома, а сталкивается с обстоятельствами, от которых ему впоследствии придётся отказываться. Оказывается, графоману трудно творить, если у него нет побуждающих мотивов. Ведь ему всё равно требуется потребитель его труда, причём не из людей с социального дна.

Можно представить ситуацию иначе. Другой сочинитель желает дамского внимания, только он привык воровать сюжеты произведений, немного их изменяя и выставляя за свои. Не о собаке, но о планируемой жениться он готов переиначивать литературные творения днём и ночью, лишь бы добиться благосклонности. Непонятно, чем это так волновало именно Крылова, ещё не настолько успешного, чтобы крали непосредственно у него. Может он и не мог заявить о себе, по причине невозможности пробиться с оригинальным произведением, когда кругом сплошь графоманы, наживающиеся за счёт написанного другими?

Не удостоившись внимания с «Кофейницей», Крылов к 1786 году мыслил себе будущее драматурга. «Сочинитель в прихожей» и «Проказники» в тот плодотворный год выделились схожей повествовательной линией, касающейся окололитературных тем. Их постановка в театре так и не состоялась — Яков Княжнин принял сочинения за насмешки над ним и его семьёй. Не стань это известно, никто бы и не думал как-то укорять Княжнина. Теперь же иначе приходится смотреть на самого Якова, открыто признавшегося в наличии сходных моментов.

Структурно комедии тяжеловесны. Крылов старался подражать драматургам, чем усложнил понимание рассказанных историй. Действующие лица предпочитают обильно разговаривать, тогда как проблематика остаётся единственной, без дополнительных неожиданных включений. Прелесть драматических произведений как раз в том, что автор раскрывает обстоятельства постепенно, позволяя им взаимодействовать друг через друга. Крылов наоборот обозначал проблематику сразу, в дальнейшем стараясь раскрыть её полнее.

Общее понимание творчества Крылова складывается определённым образом. Иван пребывал в желании создавать художественные произведения. Он встречал сопротивление и не мог добиться внимания. Видимо в силу юного возраста, Крылов старался говорить о беспокоящем его, тогда как для обретения успеха требуется задействование особых творческих способностей, принять которые он не мог. Иван высмеивал, тогда как следовало самому пользоваться опытом успешных собратьев по ремеслу.

О личном допустимо писать будучи именитым, а до того момента лучше писать на потребу дня.

» Read more

Иван Крылов «Кофейница» (1783)

Крылов Кофейница

На момент написания комической оперы «Кофейница» Ивану Крылову шёл пятнадцатый год. В столь молодом возрасте он решился отразить сюжет из наполненной пороками взрослой жизни. Зрителю предстояло увидеть конфликт личных интересов, результатом которого должна была явиться несправедливость. Но всё плохое должно хорошо заканчиваться, иначе зритель останется недовольным. Случайное обстоятельство оправдает обвиняемого, благодаря чему он не будет продан в рекруты.

Должность управляющего — ответственное дело. Занимаются им умелые люди, способные найти общий язык с господами и с прислугой. Неудивительно, чтобы столь способным работникам не хотелось иметь лучшую долю. Допустим, обратить на себя внимание симпатичной крестьянки или присвоить серебряные ложки, оставленные без присмотра. Ещё лучше, если оба желания воплотить в один момент, найдя для оправдания другое лицо. К счастью, барыня часто продаёт крестьян в рекруты за любую самую малую провинность.

Имелся среди прислуги парень, жених той самой симпатичной крестьянки. Он честный, сильный и всем на зависть. Такого всякая женщина пожалеет, даже барыня. Как же его обвинить в краже серебряных ложек? Крылов измыслил для того привлечение подобия цыганской братии, введя в сюжет гадалку на кофейной гуще. Откуда ей знать о случившемся в доме барыни? О том ей расскажет напиток. Однако, за верным ответом на интересующий вопрос может скрываться другая тайна, требующая пояснения.

Жадность губит людей. Крылов молод, но понимает, насколько человеку свойственно присваивать чужое и никому в том не признаваться. Именно на данном обстоятельстве Иван разыграл обличение преступления, дав право на возвращение честного имени безвинному. Ежели молодой предпочтёт богатству любовь, то поживший человек прежде обеспечит финансовое благополучие, а потом уже задумается об амурных делах. Будь управляющий одного возраста с им обвиняемым, комедия обязательно бы перешла в разряд произведений с трагическим сюжетом.

Могла ли данная опера понравиться зрителю? Непременно. Одно его могло огорчить — она короткая: состоит из трёх действий. Сперва обозначились желания управляющего и его поступки. После возводились обвинения с помощью гадания. И в заключении устанавливается истинная сторона произошедшего. Лишь в финал зритель не поверит — излишне было наделять счастьем за то, чего не делалось, ибо оно не соразмерно наказанию, наложенному на решивших схитрить.

Почему-то «Кофейница» не пришлась по душе ответственным лицам. Увидели ли они в ней элементы произведений других авторов или их коробило происходящее на страницах, либо автор им показался слишком юным для ответственной роли сочинителя опер для сцены, работа Крылова оказалась лишённой внимания. Стоит учесть огрехи, неоднократно исправлявшиеся исследователями творчества, из-за которых без изначального варианта трудно судить, насколько сей первый литературный труд был плох.

Текст «Кофейницы» впервые опубликован спустя несколько десятилетий после смерти Крылова. На первый взгляд кажется непонятным, почему Иван не стал давать ей ход, обретя популярность баснописца. Впрочем, предположительные причины того ныне воспринимаются оправданными. Надо учитывать стремление раннего Крылова к обличению действительности, что во все времена крайне негативно воспринимается, если не прикрываться эзоповым языком.

Помимо прозы, опера традиционно включает поэтически написанные арии. Слог у Крылова выглядит достаточно уверенным. Не получится укорять Ивана в незрелости и неспособности к стихосложению. Выбранный им жанр не требовал особой одарённости для создания неподражаемых образов. Публике необходимо расслабиться и посмеяться над разыгрываемым для них на сцене. Всё это в «Кофейнице» имелось, но Крылова не смогли оценить.

» Read more

Александр Сумароков «Хорев» (1747)

Сумароков Хорев

На пике драматизма, измыслив трагедию человеческого бытия, Сумароков подошёл к понимания прошлого, так как видели его древние князья. Трагедия предстала перед взором, в пылу страстей обернувшись бедой, читатель должен был проникнуться нелёгким выбором действующих лиц судьбой. Во граде Киеве, когда там князем воссел Кий, брат его Хорев сильно дочь изгнанного прежнего властителя любил. Как быть, какое разрешение найти? Оснельде отдан он, отца её Завлоха ему не под силу спасти. Завлох желал обратно город взять, интригой он мог на происходящее за стенами города влиять. Что говорить, всех не перечислить горестных событий — пусть первая трагедия Сумарокова станет для читателя поводом для удивительный открытий.

Проблема исходила от других, разлад вносивших в русло спокойной реки, они ускоряли течение вод, обращая друзей во враги. Мирное решение могло осуществиться, но где уж там человеку такое понять, Сумарокову самому было из каких источников вдохновение черпать. На него с критикой Тредиаковский гневом пылал, Ломоносов поступал аналогично, как же сим гениям поэтического толка не ответить симметрично? Проследить подобное допустимо вполне, иначе накала страстей не объяснить, но по логике такой Сумарокову полагалось себя в конце концов убить.

Публикация трагедии — равносильно признанию в праве на мнение. Не прозой написана она, «Хорев» читается, как длинное стихотворение. В данной трагедии всё там, где ему полагается быть, читатель точно не сможет узнанного скоро забыть. Кто мог подумать, Кий — князь Российский, владелец державного града, стал участником происшествия, которому даже Императрица Елизавета Петровна не была бы рада. Ей, верховной владычице русских земель, полагалось понять, кто в высшем обществе истинный змей. Не Сумароков, понятно, им является кто-то другой, явно поэт с претензиями, склонный судить о манере чужой.

Итак, забудем о дрязгах, погрузимся в текст трагедии, посмотрим на Александра Сумарокова в плодах и во вдохновении. Оснельда в плену пребывала, покорна она и смела врага полюбить, соглашалась на мирное жительство и не против была отца позабыть. Когда её спросили о Завлоха желании Киев взять по праву прежнего владения им, Оснельда не против оказалась увидеть отца убитым, то есть не по должному проститься с родителем своим. То не странно — это результат любовных терзаний, ослепляющих людей — первый источник тягостных страданий. Пока молодые, отчего не любить? Правда после время пройдёт, будет о чём горько тужить.

Трагедия постепенно продвигается вперёд, стороны ссорятся, мысли их полны забот. Кию мнится предательство брата, он обеспокоен Завлоха желанием — где ему справиться с ложными наветами и подданных понуканием? Брат его — Хорев, честен и желает добра, с Завлохом он готов биться насмерть всегда. Оснельда клянётся в преданности Кию и желает любимой Хоревом быть, но почему никто не смог о борьбе за власть позабыть? Из-за интересов выгоды одного дня, трагедия разыграется пролития крови для.

Смириться с судьбой не дано честным людям, будут бороться они за правду, и будут страдать. Кто со злыми помыслами, тому чашу горя испить и пойти горевать. Трагедия случится, кто умрёт — будет рад. Остальным живущим предстоит пожать содеянное, морально страдая сильнее в сто крат. Стоило миром разрешить заблуждения и в дружбе соседями жить, только такого в человеческого обществе не сможет быть. Полагается к горлу тянуться, интересов собственных ради, и ради получения какой-нибудь награды. Но годы пройдут, что тогда будет потомкам до их деяний? Забудут абсолютно всё, ибо не стоило оно таких стараний.

» Read more

Василий Нарежный «Российский Жилблаз» (1813)

Нарежный Российский Жилблаз

Ослы Апулея никогда не переведутся среди героев литературных произведений. Приняв на себя роль сирых и убогих, действующие лица отправляются на социальное дно, откуда читателю показывается текущая на тот момент обыденность. Василий Нарежный за основу для первого крупного произведения взял плутовской роман Рене Лесанжа «История Жиль Бласа из Сантильяны», пользовавшийся популярностью в Европе. Он также был вдохновлён благодаря удачной адаптации этого романа под реалии других стран, к числу коих решил причислить и Россию. Современный читатель так и не узнал, чем закончились похождения князя Гаврилы Симоновича Чистякова, ставшего рассказчиком и главным героем произведения «Российский Жилблаз», в силу происков масонов, настоявших на изъятии труда Нарежного из продажи с запретом на публикацию продолжения.

А что такого особенного показал читателю Нарежный? Незадолго до него Радищев писал примерно о том же, но без сарказма. Даже больше — Радищев описал наглядное, заметное без напоминаний. Нарежный смотрел глубже, чему не всякий оказывался способен поверить. Например, принять желание дворянина развлечься с крестьянкой понятно, но возможность купить близость с дворянкой, как с дворовой прислугой, совсем не укладывается в голове. Царство разврата поражает воображение — добиться близости человека из высшего света оказывалось проще, нежели из низшего, поскольку крестьяне чурались поддерживать моральную деградацию господ.

Главный герой произведения Нарежного не отличался от людей своего круга. Жил он безбедно, удовлетворял прихоти и не думал, что от него может сбежать жена, а сына украдут. Затем перед читателем князь превращается в оборванца, вынужденного бегать по губерниям от судебным приставов, занимаясь различной деятельностью, лишь бы не умереть с голоду. Он много кем побывает, на него не раз прольют помои, пока он не сумеет восстановиться в правах. Собственно, ослы Апулея обязаны принимать образ достойного общества человека, какие бы их не коснулись напасти.

Что Древний Рим, что Россия Александра I — суть едина: на дорогах правят разбойники, их образы разбойничают в судах, личность человека ничего не значит. Доказать право на что-то — не представляется возможным. Разденут донага путём беззакония и согласно букве закона. Княжеского ты рода или нет — никто не разбирается. Требуется одно — набить собственный карман. И в случае правоты будь добр оплатить оказанные услуги, хоть ты трижды гол, будучи перед этим обкраденным, из-за чего и затевал тяжбу против обидчиков.

Как и исходный Жиль Блас, Гаврила Симонович Чистяков должен долгие годы претерпевать неприятности, дабы обрести долгожданное счастье. Не будем искать сходства между произведениями Лесанжа и Нарежного, так как лучше опираться на «Золотого осла» Апулея, откуда вероятнее всего и черпалось основное вдохновение. Российская вариация мифа об Амуре и Психее тому в подтверждение, только вместо девушки тайну предстоит узнать главному герою, продолжительное время пробывшего в роли утешителя желаний незнакомки, сокрытой мраком ночи от его любопытства.

Запрещать книгу всё-таки не требовалось. Задор Нарежного вскоре пропадает. Обозначив самое интригующее, в дальнейшем Василий уже не был таким же поражающим воображение сочинителем. Может быть и так, что силу своего воображения он раскрыл через эротические эпизоды и сцены унижения человеческого достоинства. После к читателю приходит утомление от внимания бегству главного героя.

Ныне имя Василия Нарежного редко вспоминается. Единственная его положительная характеристика — предшественник Гоголя. «Российский Жилблаз» не приближает к пониманию, почему именно так. Более столь крупных работ Василий не писал, сконцентрировавшись на повестях и рассказах. Именно из них это и предстоит узнать.

» Read more

Александр Пушкин «Капитанская дочка» (1836)

Пушкин Капитанская дочка

С чем бы «Капитанскую дочку» Александра Пушкина не сравнивали, не менее точно можно утверждать и то, что это произведение является продолжением «Выбора гувернёра» Дениса Фонвизина. Перед читателем необразованный юноша, проведший молодость в увеселениях. Такое поведение сына надоело отцу, и он решил его отправить в место, где готовят настоящих мужчин, то есть под Оренбург. Именно там случится восстание Емельяна Пугачёва, невольным участником которого предстоит стать герою повествования.

Нравы в Российской Империи были не то чтобы очень. Высокая культура пития омрачалась низкой потребностью в качестве самого пития. Пили бездарные французские псевдогувернёры, пили в армии и пили иные, лишь бы пить. Поэтому сделать в России человека из пьющего человека — трудноразрешимая задача. Помочь способен только другой пьющий человек. Желательно способный на храбрые дела, чем бы ему его отважное поведение не грозило. Таким образом, отрезвить Россию удалось одному Емельяну Пугачёву, начавшему с главного героя «Капитанской дочки».

Кто придерживался прежних пристрастий, того Пугачёв безжалостно казнил. Чем ему не нравились пьющие люди? Они, если чем и делились, то алкоголем. Пугачёву выпивки не хватало, ему требовалось иное средство для согрева. Потому главному герою повезло в первую очередь — он не пожалел будущему бунтовщику тёплой одежды. За это Пугачёв навсегда останется благодарным, поскольку главный герой окажется единственным — чьё пьянство он соглашался терпеть и далее.

Смех смехом, но смеяться причин не так много. Разгул пьянства в стране довёл до катастрофы. Народ стал серьёзно думать, будто Пугачёв является продолжающим здравствовать Петром III, то есть законным правителем государства. Только трезвые на голову сомневались в такой возможности, памятуя о прежних воскрешениях покойного императора. На их беду, трезвость к ним пришла с восстанием Пугачёва, когда было поздно организовывать действенное сопротивление.

Главному герою произведения Пушкина пришлось выживать в непростой обстановке. Он понимал — его поведение обязательно будет неправильно расценено. Находиться в стане врага, видеть смерть товарищей и выйти целым — равносильно признанию в предательстве. Убедить, что ты был пьяным, не получится. Поэтому, в качестве оправдания, в сюжете появилась дочь коменданта крепости, в которую он честно влюбился и пытался всеми правдами и неправдами спасти.

Отнюдь не вздор. Не следует забывать, предлагаемая история — мемуары непосредственно главного героя. Изначально Пушкин их так и опубликовал, без указания имени автора. Какой же человек будет писать о содеянных злодействах с последующим благополучным избавлением? Мемуары так не пишутся. А если человеку надобно излить душу, он прежде положительно отзовётся о себе, а потом уже об остальных. И лучше приукрасить какой-нибудь малостью, дабы не так сурово судили. Потому в «Капитанской дочке» Россия представлена страной пьющих господ и слуг, пьяными лежащих у их ног.

Допустимо сказать, на страницах не так много пьющих лиц. Но между строчек они присутствуют повсеместно. Допустим, Архип, приставленный в качестве дядьки, подозрительно добродушен: вне присутствия явно закладывает за воротник. Прочие действующие лица где-то успевают принять на грудь. Сам главный герой напивается до галлюцинаций, чем обыкновенно спасался. Лишь капитанская дочка стала образцом чистоты и непорочности, чем наводит на подозрение в нереальности её существования.

Пугачёв так и не смог спасти Империю от пьянства. Его бунт был подавлен, а сторонники сосланы или казнены, лишь один оказался оправданным — автор представленных Пушкиным мемуаров. Что-то ударило Императрице в голову при отмене наказания.

» Read more

Александр Пушкин «Евгений Онегин» (1825-32)

Пушкин Евгений Онегин

Под небом сумрачным России, африканской страсти жаром пылая, о нравах общества писал поэт, их смело осуждая. Он взялся говорить, тому не устыдившись — обвиняющих уняв, заранее оговорившись: не он герой романа, клеветать не смейте, на себя смотрите, должное принять умейте. Сказать поэт решил о молодом повесе, подобных коему не счесть, посему стихи о нём полагается принимать с благосклонностью за лесть. Евгений Онегин — имя франтоватому юнцу, о его деяниях слагал поэт за строкой строку. Но не о нём одном — о себе поболее сказал поэт: о развязных помыслах, присущих ему во цвете данных свыше лет. Потому, читатель, общество во времена Николая гнило, поверь, коли Пушкин светлое чувство обратил в ничто.

Любовь! Какая блажь. Любить — не важное желание. Тридцатые годы — смена эпох, иное у молодых почитание. Девичья краса и девушек круг не пленит, то в былое ушло, время мужчин-краснобаев в двери стучит. Откройте Пушкину, пусть скажет о девицах, расскажет о ножках их, не разбираясь в чужих лицах. Собьётся он, забыв о чём сначала говорил, после вспомнит, продолжив, будто кто его остановил. Что до повествования, оно всплывает кое-где, когда поэт вспоминает — взялся он говорить не о себе. Итак, читатель, Онегин снова во главе сюжета, он переменчив, запомни до конца повествования это.

Сегодня мнится красота одна, на завтра красота другая. Решать положено теперь. Но как решать, не зная? Не красота, всё завтра обращается в другое. Поступок нынешний, спустя годы, обращается в смешное. Нравы общества, как их сейчас не осуждай, смирись и без возражений принимай. Некогда мужчины искали встречи, после дамы пребывали в поисках причин, спустя десятилетие опять иначе — мужчинам снова искать встречу самим. Заложником сего даже Пушкин оказался, зря над прежними порядками смеялся.

Меняются вкусы у людей, так им кажется приятней, кто вчера был на слуху, того сегодня нет отвратней. Онегину не мил его умерший дядя, презренна в девушке краса, он это знает: он молод. Молодым — всё навсегда. Как бы не казалось поведение Онегина зазорным, не стоит быть таким притворным. Вокруг онегиных не счесть — о том ранее упоминание в первом абзаце сего текста есть. Меняется всё в мире, чтобы к прежнему началу вернуться, вот и страдает человек, позволяя в который раз обмануться.

Зачем тогда гадания и вещие сны? В них будущее сокрыто? Пойми, читатель, для человечества предстоящее — дырявое корыто. Понятно всякому, человека краток век. Ему мнится такое — чему тысячи лет. Не он один — все через подобное прошли, и смерть свою в конце жизни обрели. О частностях осталось судить каждому из нас, как Пушкин, описавший эпизод, как говорится, без прикрас. Показан фрагмент былого, нравы тех дней, Онегин в строках — первый злодей. Злодеи меньшего ранга — все прочие. Тут бы пора и поставить пространное многоточие.

Ничего не сказано о романе в стихах. Кто так решил? Встаньте из-за парт, обозначьтесь в рядах! Скажите, стоит за творца судить, прав он или нет? Творцу судить о том, таков должен был прозвучать ответ. Главное озвучено: детали — человека мелкое суждение, решившего с другими обсудить поэта стихотворение. О творчестве возвышенного мнения следует быть, пожалуй, это стоит подрастающему поколению навсегда заучить. Но если творец — человек, и если писал о простом, значит ему хотелось говорить и о том. Прочее — эфемерный поток бытия. И тут как раз место для многоточия.

» Read more

1 2 3 4 5 30