Tag Archives: религия

Нестор «Житие Антония и похвала ему» (XI-XII вв.)

Житие Антония

Самостоятельно житие Антония не выделяется — его включают в Киево-Печерский патерик. Оно служит основой для последующих вложенных на страницы историй преподобным отцов. На общем фоне, жизнеописание первого светильника выглядит основополагающим, задающим образец, которого следует придерживаться. Исключением станет только «Житие Феодосия Печерского». Все прочие святые отцы в патерике упоминаются с перечислением одной из их ярких характеристик, почти никак более не влияя на содержание текста.

Прошлое Антония известно плохо. Это необычно для сказаний о деяниях святых отцов. Нет сведений о его взрослении, никаких данных о борении с дьяволом и взаимоотношениях с родителями. Точно не установить, кто написал его «Житие» и «Похвалу» ему, поэтому посмеем приписать сей труд перу Нестора. В тексте сказано, что Антоний не раз возвращался на Русь, прежде покидая её пределы, не имея сил выносить княжеских междоусобиц. Будни он проводил просто — угождал Богу, копая пещеру: сперва у Берестово, потом углубляя иларионово начинание.

Составитель жития называет Антония богоносным, вторым Моисеем, взошедшим на Афон, принявшим благодатный закон, принёсшим святое знание на Русскую землю, тем её осветив. Сам Антоний сиял ярко, он был вынужден искать обитель не в монастырях, а в пещерах. Именно его ныне принято считать одним из основателей Киево-Печерского монастыря, тогда как Антоний провёл под землёй более сорока лет, впоследствии затворившись от мира, передав права игумена Варлааму.

Требовалось дополнительно описать чудеса. Слепящее свечение, исходившее от Антония, не несло людям пользы. Поэтому составитель жития рассказал о мощах, исцеляющих находящихся рядом, но наносящих вред при желании их увидеть.

Понятнее житие Антония становится при знакомстве с «Похвалой» ему. Читателю показывается желание святого отца отринуть земные радости, предпочтя им служение Господу. Составитель сравнивает Антония с пчелой и птицей — за трудолюбие и лёгкость. Для весомости сравнений вспоминаются истории про царя Кира и о споре между афинянами и лакедемонянами. Более того, Антоний в тексте приравнен к серафимам, стоящим в небесной иерархии выше ангелов.

Чем же занимался преподобный и богоносный Антоний, чем он оправдывал существование и каким образом искал спасение? Ответ был дан ранее. Он копал, находя смысл бытия в столь обыденном для человека занятии, делая это с особым старанием. Его пример должен быть другим в назидание. Необязательно заниматься определённым трудом, допустимо проводить время за любой работой, осуществляя её со всей присущей благому человеку ответственностью. К оной можно отнести даже чтение и анализ древнерусской литературы. Скажем спасибо составителю «Похвалы Антонию», сумевшему открыть до того скрытое понимание нахождения смысла существования, когда труд человека ценит ограниченный круг близких ему по духу людей.

Было ли плохое в жизни Антония? Об этом в житии нет ни слова. Допустимо высказать единственный укор — будучи молодым, Антоний не терпел общения соотечественников, неизменно отправляясь на Афон. Будучи на Руси, ему бы так и копать пещеру, не приди к нему последователи, в том числе и Феодосий Печерский, и не посети пещеру Великий князь, после чего слава об Антонии распространилась по всей Руси.

Важно понять, Антоний знал всему меру, не делая более должного. Он действительно проводил дни и ночи в копании, ел мало, предпочитал одиночество, но не истязал тело и не шёл на конфликт с мирянами, чем славились последующие игумены Киево-Печерского монастыря.

Теперь личность преподобного богоносного Антония должна стать ещё понятнее.

» Read more

Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского (конец XIII века)

Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского

Полностью доверять историческим источникам нельзя. Если поверить «Сказанию об убиении в Орде князя Михаила Черниговского», то завоевавшие Русь монголы окажутся ревностными огнепоклонниками. Потому непонятно, каким образом при столь требовательном навязывании религии Михаилу Черниговскому, не было подобного в отношении всей Руси. Приходится заключить единственное — была создана красивая легенда о гибели человека, к реальности не имевшая отношения.

Сказание начинается с описания последствий Батыева нашествия. Упоминаются князья, укрывшиеся в соседних странах, как поступил и Михаил Черниговский, избежавший участи быть убитым, бежав в Венгрию. Вскоре, после отхода монголов, князья вернулись в прежние владения, вынужденные отправляться в Орду, испросить ярлык на княжение. В числе оных поехал в ставку хана и Михаил Черниговский.

Согласно оригинальному летописному названию сказания, оно составлено отцом Андреем — «Слово о новосвятых мучениках, Михаиле, князе Русском, и Феодоре, первом воеводе в княжестве его. Сложено вкратце на похвалу этим святым отцом Андреем». Поэтому немудрено обличение ереси кочевников, вторгшихся на земли веры христовой с дальнейшим порабощение слуг божиих.

Суть гибели князя и находившихся с ним людей — их якобы упорное следование нормам христианской морали, что, однако, за десяток лет до того не смутило их отдать родную землю на разорение нехристям. Ещё вопрос, насколько монголы и им помогавшие народы чурались христианства? Есть версии, согласно которым в стане завоевателя имелось достаточное количество христиан, но не православного и католического толка.

Князь Михаил Черниговский, согласно ритуала допущения к хану, должен был высказать уважение огню и прочим идолам. Проявив неуважение к чужим традициям, князь вызвал гнев хана, повелевшего его за то убить. Составитель сказания считает, что Михаил Черниговский принял смерть мученика, за что достоин уважения. Сам князь до последнего сомневался, стоит ли нарушать волю завоевателя, но был убеждён боярином Феодором в необходимости отстаивать христианские ценности. За ослушание сперва отрезали голову Михаилу, а после Феодору.

Получается, все прочие князья, получившие ярлык, поступали аморально и правили Русью, аки нехристи. К числу оных тогда придётся отнести и Александра Невского, не раз бывавшего в ставке хана, а значит и кланявшегося идолам. Нужно следовать какой-то определённой позиции, поскольку сочувствовать смерти одного за нужное дело, и восхвалять других, не настолько упёртых, чтобы ставить население Руси перед угрозой полного уничтожения.

Не согласившись поклониться идолам, князь Михаил Черниговский тем действительно принял мученическую смерть. Либо погиб иным образом, чего теперь нельзя установить. Поехавший следом за ним прошёл все положенные ритуалы и стал управлять землями, коими должен был владеть убитый в Орде князь.

Всё-таки, как относиться к поступку князя? Прежде нужно понять, откуда столько святости возникло в правящих кругах, до того активно друг друга резавших? Летописцы лишь успевали проливать слёзы, описывая очередное братоубийственное действие. Князья вели Русь к тому, чего не ожидали, утеряв тем самым всё, к чему с такой силой стремились. Есть вопросы и к Михаилу Черниговскому, в числе прочих участвовавшего в битве на Калке, а после ходившего на братьев войной, в том числе и на особо родственных ему Ольговичей. В 1237 году он не стал объединяться с другими для отпора Батыю.

Создавать легенды нужно — это способствует прививанию требуемых качеств у подрастающих поколений. Но годы проходят, старые обстоятельства утрачивают актуальность, приходит переосмысление. Потомки начинают задумываться и анализировать. И приходят не к тем выводам, к которым приходили до них.

» Read more

Житие Авраамия Смоленского (начало XIII века)

Житие Авраамия Смоленского

О стремлении к калечению стоит говорить прежде, как о язве застаревшей нынешнего дня. Приняв смерть мученическую, подал Христос пример подвига. За других страдая, он побудил других к страданию за него. Правильно ли, страдать за страдания, выстраданные тебя ради? У христиан считалось делом богоугодным. Умирали они, ища в повторении подвига Христа личное спасение. Лютой смерти желали, дабы сильнее страдать. А кто жил, тот истязал себя, во всём ограничивая и боль телу причиняя. Истязал себя и угодник божий Авраамий, тринадцатое дитя богобоязненных родителей.

Желали сына благочестивые муж и жена. Двенадцать дочерей родилось, а сына не было. И родился сын, им на радость. И стал он, как подрос, нищенствовать, вести себя подобно юродивому, отошёл на пять поприщ от Смоленска и постригся в монахи. С той поры читал и переписывал он книги божии, постился в пример братии, телесным мукам радуясь. Боролся Авраамий и с дьявола наваждениями, червя-сердцеточца изгоняя.

По памяти Авраамий книги божьи людям читал. Понимали его люди и благодарными были. Не дремали силы адовы, в души слабых верой проникая. Возводилась хула на блаженного, видно из зависти. То принимал Авраамий должным образом — посланным свыше ему испытанием. Радость владела им, возможность имеющим страдать, как Христос страдал, хулимый завистниками. Чем более оговаривали, тем сильнее радовался он.

Не боялся Авраамий мук дарованных, одолев сатану ночью, утром был победителем. Да не имелось в Смоленске разумного, всяк глумился над юродивым. Один Ефрем, его видевший, о нём Житие после сложивший, принимал Авраамия за светильника, путь к сердцам людей через тьму пробивающим. Отворилась душа Ефрема, как отворяются окна в час просветления. Принял Ефрем старания блаженного, им потворствуя.

Что было плохо, то вело к хорошему. Заставляли умолкнуть Авраамия, он замолкал, ибо испытание. Говорили икону писать, он писал, ибо испытание. Собирались от веры отлучить, он радовался, ибо и это испытание. Всё выдерживал Авраамий, от жизни желавший трудностей.

И нам, потомкам Авраамия из града Смоленского, урок то, как думать полагается. Не искать спасение в миру, не иметь спокойствия в быту и не перекладывать на чужие плечи заботу за свою судьбу. Человеку страдать полагается, ибо живёт он испытания тела и духа ради, а не прочего, ему мнимо потребного. Но не стоит буквально принимать образ Авраамия, надо понимать — был он юродивым. И искал он спасение в крайностях. Не надо вредить себе, как Авраамий вредил, лишь принимать должное требуется под видом испытания, кое выдержать надобно.

Плохо каждому, и каждый о том думает, и каждый желает хорошего, не понимая, что хорошее на чужом горе зиждется. Так не лучше ли самому принять горе чужое, позволяя кому-то иметь то хорошее? Иначе не получается. Когда ищешь хорошего, плохое делаешь, а стараясь с плохим свыкнуться, создаёшь тем хорошее. Не для себя, но другие хорошим пользуются. И они, от хорошей жизни своей, на тебя хулу возводят и напраслину. Так зачем же среди них быть, если не самому хулу и напраслину на страдающих возводить? Тогда возопиют прочие, к хорошему стремящиеся, пожелав скинуть хулу с себя, напраслину возведя в ответ. И не будет тогда спасения, и будут страдающие, и будет Судный день, и воздастся всем, ибо все будут повинны в прегрешениях, и не обрести никому тогда рая посмертного.

» Read more

Платон «Евтифрон» (399 до н.э.)

Платон Евтифрон

Сократ не станет защищать себя на суде. Вместо него это сделает Платон. Он скажет громко, без утайки осознанного понимания происходящего в человеческом воображении. Слова Платона и поныне являются укором любой религии, какую бы не исповедовали люди, если центром сущего становится фигура одного бога или многих божеств.

Накануне суда Сократ встретил Евтифрона, шедшего подать жалобу. Его отец убил человека, поэтому сын посчитал должным увидеть родителя наказанным. Насколько оправданной может быть подобная неблагодарность? И неблагодарность ли это? Пример греческих богов служит отрицанию значения роли отца, как достойного уважения: сперва Крон оскопил Урана, после Зевс сверг Крона. Люди в той же мере способствуют падению нравов прежних поколений.

Схожую проблему испытывал сам Сократ. Он обвинялся Мелетом в непочтительном отношении к богам. Имел ли сей молодой человек право на такое мнение? Сможет ли Сократ быть убедительным, порицая задор тех, кто не успел получить достаточное количество жизненного опыта? Как известно, Сократ пройдёт путь свержения прежнего, насадив новое, чтобы увидеть, как свергают сделанное уже им. Ему следовало признать: человеческое общество остаётся неизменным, стремясь к постоянным переменам имеющегося.

Люди наделяют богов ими желаемым. Сократ отказывался верить в сочинённые кем-то истории. Разве поэты прошлого и настоящего могут являться создателями отражения случившегося? Или живописцы, останавливающие время, запечатлевают некогда происходившее? Откуда ведает горшечник о делах богов, как не беря сюжеты из собственной головы?

Что есть благо для человека и для богов? Отчего воля слабого определяет волю сильного? Слабый всегда повергал сильных, поскольку слабых больше. А когда слабый перенимал роль сильного, он начинал испытывать влияние других слабых. Не вечно властвовать богам над человеком — наступит новое время: и падут боги, и падут наместники их, и люди сами выберут, кому быть посредником между ними и богами. Об этом на суде Сократ предупредит его судивших. Пока же он беседовал с Евтифроном, не думая оправдывать своё мнение.

Если выбирать бога, то кому отдать предпочтение? Все боги разные и желают они разного, аналогично тому, что хотят видеть верящие в них люди. Не люди ли формируют фигуру бога, наделяя его желаемыми им качествами? Получается, предпочтение исходит не сверху, а снизу. Тогда нет нужды возносить молитвы к небесам, достаточно обратиться к окружающему обществу — именно оно определит, как с тобой поступить.

Понимая это, Сократ не желал идти против общества. Он обязательно расскажет Критону, почему считает именно так. Находясь в меньшинстве, растеряв силу, нужно подчиниться общему мнению, либо не мешать миру присутствием. Если люди верят богам и желают приносить им жертвы, не стоит им мешать. Убеждать в обратном, значит навлечь их гнев.

Поэтому и Евтифрон не мог смириться с поступком отца, осуждая его за содеянное, как обязан был поступить каждый член общества, ставший свидетелем убийства. Не подай он жалобу, мог быть неправильно понятым и осуждён на равных с убийцей. Ежели общество определило подобный порядок вещей, следует ему подчиняться, прежде боясь пожизненного осуждения и сопутствующего временного наказания.

Демонстрация силы наказуема, а смирение с должным — похвально. Из-за этого Сократ обвиняется и будет наказан смертью, так как решился повергать устои, потом получит одобрение, ибо примет неизбежное с уважением, хотя бы в чём-то одном придя к согласию с мнением большинства.

Ученики не забудут учителя, прославив имя Сократа на века.

» Read more

Платон «Алкивиад II» (IV век до н.э.)

Платон Алкивиад II

Стоит ли просить богов о помощи, воздавая им молитвы? Если человек желает обрести благо, осознаёт ли он, что после будет жалеть о наступивших последствиях? Он снова станет просить богов о помощи, тем обретая новые затруднения. Такая позиция Сократа не могла удовлетворять окружавшее его общество. Люди считали такое отношение к богам проявлением неуважения.

Кто и когда определил, что богам требуются молитвы? Тем, у кого есть всё им нужное, нет необходимости принимать нечто от тех, у кого нужное отсутствует. Допустим, у Алкивиада имелся венок, который он намеревался возложить на алтарь во время молитвы. У Сократа венка не было, но имелось желание обсудить с политическим деятелем вопрос пользы взывания к помощи небожителей. Почему боги должны быть снисходительными к просьбам одних, принижая значение прочих просителей?

В привычной манере диалог переходит от одного обсуждения к следующему, пока изначальная тема диалога не растворяется среди иных человеческих затруднений. В лучших традициях софистов, Сократ опустошил Алкивиада, сравнивая несравниваемое. Его речь коснулась не только проблематики необходимости молиться богам, но и затронула аспект бессмысленности человеческих ожиданий. Выяснилось, что люди не смеют желать всего и сразу, так как у них нет в том действительной необходимости. Лучше приобрести малое, чтобы лишний раз не разочаровываться от несбыточности завышенных ожиданий.

Ещё опаснее для человека знать, что с ним произойдёт. В качестве примера древние греки всегда вспоминали царя Эдипа, чья жизнь оказалась разрушенной вследствие предсказания. Зная наперёд, пытаясь внести изменения в ожидаемое, человек всё равно приходит к неизбежному. Требовалось ли тогда стремиться узнать будущее, чтобы пытаться избежать его наступления? Сей мифический мотив имеет важность для понимания желания человека обещания ему наступления блага. Правильно ли боги поймут обращённые к ним просьбы, или они истолкуют их на свой лад, чем обратят и без того худое положение в более худшее?

Почему желая власти над чем-то, человек всё-таки не желает власти надо всем? Сократ прямо спросил о том Алкивиада, представив ему ситуацию, будто к нему спустился бог с предложением стать тираном надо всей Европой. Мало кто способен принять такой дар, поскольку справиться с ним будет не в состоянии, если снова и снова не станет обращаться к богу за помощью в решении всё возникающих и возникающих затруднений.

Нужно уметь правильно сформулировать просимое. Недостаточно просто хотеть осуществления желаемого. Надо обосновать для себя, на каком основании молитва будет обращена к богам, и как сделать так, чтобы боги обратили на неё внимание, а также правильно поняли её содержание. Алкивиад нёс в качестве дара богам венок. Достаточное ли это вознаграждение? Может его просьба была столь же мелкой, как его подношение? Но зачем тогда богам замечать такую просьбу с таким подношением?

Богов нужно просить о значительном. Алкивиаду же значительное не требуется. Он желает быть сдержанным и не собирается оскорблять богов неуместными просьбами. Ход беседы заканчивается вручением венка Сократу. Слово философа нашло воздействие на политика, тем отвратив ещё одного человека от прежнего понимания необходимости почитать богов. И это тоже сыграет решающее значение на суде афинского общества против Сократа.

Необходимо добавить, что диалог «Алкивиад II» не всеми приписывается Платону. Ряд исследователей относит его к трудам Ксенофонта. Неизвестна и дата составления диалога, но всё-таки отнесем к ранним трудам Платона.

» Read more

Аввакум Петров — Сочинения (конец XVII века)

Житие протопопа Аввакума

Опровергать слова предшественников — любимое занятие протопопа Аввакума. Он смел считать прежние поколения безграмотными, едва ли не переполняемыми от ереси. Для него не существовало святого, вместо чего он ставил превыше всех мнений одного себя. Текст его сочинений, вроде «Книги бесед», «Книги толкований», «Книги обличения, или Евангелия Вечного» и некоторых других, служит тому в качестве доказательства. Обвинял бы Аввакум в непотребстве бывших сподвижников по кружку ревнителей благочестия, он же брался подвергать сомнению абсолютно всё, настаивая на правоте собственных слов.

С хамством Аввакума приходится свыкнуться, если есть желание знакомиться с его литературным наследием. Необходимо обуздать ярость, закрыть руками рот и держаться, уберегая слух других от ответных обидных слов. Настолько Аввакум одиозен в суждениях, что для него не являлось затруднением осуждать других, не выдвигая конкретных предложений. Им руководило чувство обиды за пережитые испытания, чем он и мотивировал хулу в адрес обрёкших его на страдания. Основной гнев Аввакума пал на Никона, названного им предтечей антихриста, ибо тот ссылал людей, причинял физические страдания, вплоть до убийства.

Что непонятно в трудах Аввакума, так это его низкий уровень знаний. Нигде он не блещет сведениями о библейских преданиях, не опирается на них в своих суждениях. Он даже не обращается к Богу с просьбой простить его за грехи. Аввакум представлен сам по себе, вне религиозных представлений о человеке, отдавшем жизнь служению делу веры.

Корень всех зол — произошедший на Руси церковный раскол. Лишь об этом думает Аввакум, не помышляя об ином. О чём бы он не писал, начинает с одного и того же. Аввакум оказался зацикленным на единственном событии, не желая найти ему оправдание, либо изыскать опровержение. Ему казалось проще выразиться бранными словами — облаять допустивших оное.

Не потомкам о том судить, но откуда в Аввакуме было столько негативных эмоций? Кто участвовал в его воспитании? Смутное время сказалось на делах церкви, что в религию пришли случайные люди, лишённые принципов первых наследников дела Владимира Крестителя? Грубо будет говорить, однако Калязинская челобитная кажется вполне реальной, ежели на Руси перевелись деятели наподобие Феодосия Печерского, пав до уровня Аввакума. Более не били себя в грудь, молча перенося испытания, а громко заявляли о причиняемых обидах, требуя ласкового обращения.

Таково частное мнение о жизни и взглядах протопопа Аввакума Петрова. Нельзя адекватно воспринимать речи, в которых нет ничего кроме обличений. Оно могло быть понятно, пиши в аналогичном духе кто-то другой, но никак не религиозный деятель. Кому желается видеть в Аввакуме достойного внимания человека, тот пусть стремится к познанию его взглядов. Был бы Аввакум блаженным, им же он не являлся. Он был одним из многих, кто противился реформам, и одним из тех, чей глас пережил те времена.

Могло быть иначе, встреть Аввакум реформы с покорностью или противодействуй расколу другим образом. Не хватило ему выдержки, не смог он найти подтверждение правоты в древности, откуда всегда извлекали правду для текущего дня. Не те он занял позиции, огульно обливая грязью всех и вся. Он не мог найти опору для выражения мыслей, предлагая себя в качестве источника авторитетного мнения. Будь Аввакум хотя бы немного философом, то обязательно сумел убедить общество в правоте убеждений. Он же стенал, сокрушался от бессилия и в злобе пытался найти облегчение душевным мукам.

» Read more

Аввакум Петров — Прочие послания (конец XVII века)

Житие протопопа Аввакума

Благодаря посланиям, можно проследить путь протопопа Аввакума от жаждущего деятельности до угнетённого человека. Изначально положительно настроенный, он не признавал собственной греховности. Для Аввакума всё приравнивалось к повергаемому. Он не просил прощения, предпочитая чем-то себя озадачить. На его примере в свете истины отражаются переписывавшиеся с ним люди. Аввакуму было далеко в плане религиозности до той же боярыни Морозовой. Где требовалось сознаться в грехах и принять испытания, там Аввакум стремился умилостивить судьбу.

В посланиях единомышленникам, верным, всем ищущим живота вечного, чадам церковным, отцам поморским, Феоктисту, Авраамию, Афанасию, Каптелине, Маремьяне Феодоровне, Сергию, Симеону, Ионе и Моисею, а также прочим, Аввакум сохранял надежду на лучшую долю. Он осознавал, как нехорошо с ним обращаются. Жаловался на это и делился мнением на сей счёт. Данная переписка не отличается разнообразием, в каждом письме Аввакум частично повторяется. Не устаёт он браниться, грубо отзываясь об обидчиках.

Мог ли Аввакум простить людям прегрешения? Нет, он считал всех обязанными угождать себе. Говоря о Христе, Аввакум не задумывается о схожей необходимости терпеть людские заблуждения. Он не был готов принять посланные испытания, наоборот их чураясь. Ярче то видится по общению протопопа со старообрядцами, вроде Морозовой и Урусовой. Вот с кого Аввакуму требовалось брать пример. С тех, кто не причитал, что его бьют по лицу и морят голодом, а кто принимал испытания с высоко поднятой головой и умирал, не найдя примирения с изменившимися условиями существования.

Аввакум продолжал держаться за жизнь. В предсмертных посланиях семье он предстаёт уставшим от всего человеком. Надо ли приводить в пример одного древнегреческого мужа, что не считал ошибочным своё осуждение и с достоинством принявший уготованную ему смерть? Аввакум не был ему подобным, но в историю он всё-таки вошёл в качестве до конца верного своим убеждениям, хотя его послания говорят потомкам об обратном. Просто никого уже не интересовало, о чём мыслил сосланный протопоп, ибо острая стадия религиозного конфликта прошла, и все боролись с последствиями никоновских реформ. Сам Аввакум устал от прежних убеждений, продолжая лишь сожалеть об упущенном.

С жизненной сцены нужно уходить на пике, когда о тебе ещё помнят. Стоит оказаться повергнутым в забвение, как твоя судьба перестаёт быть интересной. Можно ли такое утверждение применить к Аввакуму? Свою литературную деятельность он начал именно после осуждения на первую ссылку. Может до того он не имел возможности общаться посланиями? И что представляет литературная деятельность Аввакума, если её брать в сравнении с трудами иных авторов Древней Руси? Нет в словах протопопа мудрости религиозного человека, посему его не поставишь в один ряд с Кириллом Туровским. Нет и какой-либо религиозности вообще, отчего Аввакум не воспринимается деятелем во имя веры. Он был амбициозным человеком, и это единственная характеристика, которую ему можно дать.

Но именно за счёт литературной деятельности про Аввакума поныне вспоминают. Что в его трудах нашли особенного? В качестве мыслителя он в той же мере должным образом не воспринимается. Ревнители благочестия скорее разрушали устойчивую систему, внося надуманные в неё правки, нежели способствуя благому делу христианства. Аввакум лишь отразил жестокость мира к человеку, но разве когда-нибудь мир иначе относился к людям? Сам Аввакум испил чашу горя до дна, не решаясь сделать это сразу, растягивая на продолжительное время.

» Read more

Аввакум Петров — Послания царям (1663-76)

Житие протопопа Аввакума

Протопоп Аввакум был одиозной личностью. Даже обращаясь к царям в посланиях, он не отдавал значения их величию. Для Аввакума они приравнивались к обыкновенным адресатам. Уже в последнем письме царю Фёдору Алексеевичу, он без стеснений высказал убеждение касательно почившего царя Алексея Михайловича, считая, что тот пребывает в аду. Коли нечего терять, то и бояться власти не следует, потому ничего не сдерживало Аввакума в посланиях. Но зачем и о чём он писал царям?

Всего Аввакум написал пять челобитных царю Алексею Михайловичу и по одному письму его сестре царице Ирине Михайловне и его сыну Фёдору Алексеевичу. Возможно были другие письма, но они не сохранились. Ныне начало переписки относится к 1663 году, когда Аввакум вернулся из первой ссылки в Москву. Увидев быт людей вне столицы, он спешил о том уведомить главу государства. Хотел ли о том знать Алексей Михайлович? А может он знал, и, как все правители, не желал никаких перемен, поскольку его всё устраивало?

В первой челобитной Аввакум рассказал царю о перенесённых испытаниях, как его постоянно били, начиная с ареста, и плохо кормили: два сына умерли от голода. В приложении имеется другое послание, раскрывающее перед царём зверства воеводы Пашкова. Для пышности челобитной Аввакум снова напомнил про реформы Никона. Тон послания кажется снисходительным, словно царь, узнав о происходящих в стране жестокостях, попытается успокоить своих представителей в отдалённых областях. Думается, Аввакум в это действительно продолжал верить.

Но Аввакум был снова сослан. Последовали новые челобитные на имя царя. Сперва просьба оставить его на поселение в Холмогорах. Потом, находясь уже в Пустозёрске, Аввакум просил отпустить из ссылки детей. В последней челобитной последовали прежние просьбы. Отвечал ли на сии послания царь Алексей Михайлович? И если да, то чем он мог удружить Аввакуму? Написанные с неизменным отчаянием, послания хранили надежду на избавление от мук. Как известно, Аввакум так и не был выпущен из Пустозёрска.

По иному Аввакум обращался к царице Ирине Михайловне в 1672 году. Тон протопопа стал наставительным. Он понимал, освобождение из ссылки возможно, но маловероятно. Необходимо было убедить хоть кого-то в опасности проведённых религиозных реформ. Для примера Аввакум привёл падение Византии, чья измена православию в пользу католичества привела к краху. Оное может произойти и с Русью, если правитель государства не одумается. Крик отчаяния Аввакума понятен потомкам, вместе с тем и показывает, как нежелание принять перемены выражено в отличной от Никона точке зрения на религию. В перспективе реформы из царства возвеличили Русь до империи.

Царь Фёдор Алексеевич удостоился личных нападок. Только взойдя на трон, он получил послание от Аввакума. Более нет снисходительности в тоне, как нет и наставительности. Аввакум пропитался желчью, обидными словами принижая значение нового царя и оскорбляя память его почившего предшественника. Ничего не добившись за свою жизнь, Аввакум желал дать молодому властителю мудрые указания, дабы он не следовал заблуждениям предков. Оборачивать вспять реформы Никона царь Федор Алексеевич не стал, либо не успел над этим задуматься, умерев спустя шесть лет от начала правления.

Зло зрело в душе Аввакума. Не знал он покоя. Не мог простить другим собственного заточения. Не ведал смирения, солью пересыпая слова и бранью неприятной. Любил он о лжи говорить, используя для того старорусское выражение. Кто мог такого собеседника стерпеть?

» Read more

Аввакум Петров «Житие протопопа Аввакума» (конец XVII века)

Житие протопопа Аввакума

Раскол православия — трагедия конца XVII века. Выходцы из кружка ревнителей благочестия изменили миропонимание русских христиан. Желая добиться истинного следования религии, ревнители уничтожали сделанное до них. Если человек желает перемен, он их делает не задумываясь, не осознавая, к чему это приведёт. Как ратовал Никон за ему потребное, так и Аввакум шёл по пути собственных представлений о действительности. Никто из них не исповедовал настоящего пристрастия к делу их жизни, поскольку они не понимали, зачем осуществляют требуемые им перемены.

Не так легко Аввакума назвать истинным христианином. Кто знаком с его литературным наследием, тот не сможет смотреть на этого религиозного деятеля иначе. Аввакум не брезговал солёными и матерными выражениями, используя их к месту и не к месту. На одной строчке у него могло присутствовать имя Христа и брань в чей-то адрес. Из-за этого Аввакум каждый раз предстаёт перед потомками в виде мужика, имевшего устойчивый взгляд на его окружающее, но не сумевшего добиться его воплощения.

Аввакуму осталось единственное, чем он себя утешал: он писал. Его послания направлялись к царю, представителям противников реформ Никона, семье. Среди трудов сохранилось и его Житие, им самим написанное. Содержание Жития далеко от идеального представления о данном направлении художественного слова. Дошедший до нас текст отражает страдания ссыльного человека, проходящего через муки испытаний, наблюдающего за зверствами людей и страданиями будто бы безвинных. У Жития Аввакума нет начала и конца, образ главного героя не превозносится, отсутствует борьба с бесами, даже дьявол не думал червём точить чьё-то сердце. На страницах ничего, кроме жестокости одной группы людей к другой.

Путь Аввакума лежал в Пустозёрск. До того предстояло пройти по этапу ряд пунктов. Везде происходило однотипное действие: калечение ссыльных. Обязательным Аввакум считал описание чудес. Получалось так, что люди с отрезанным языком начинали говорить. Отсутствие конечностей в той же мере негативно не сказывалось. Словно люди, пострадавшие от несправедливости, охранялись божественным провидением. Только при упоминании таких обстоятельств Аввакум мог сохранять веру. Хотя, беря любое иное Житие, видишь, как христиане стремились принимать страдание, тем доказывая преданность Богу.

Иначе смотрел Аввакум на с ним происходящее. Он не принял пришедшиеся на его долю испытания с радостью. Он раз за разом молил царя о снисхождении, вместо того, чтобы представить доставшееся ему в качестве ниспосланной свыше милости. От знакомства с прочими посланиями, известными по переписке Аввакума, такое впечатление усилится. Ежели взялся человек отстаивать идеалы, то почему вместо богоугодника он предстаёт в образе обиженного судьбой страдальца?

Бытует мнение, что литературное творчество Аввакума бесценно. Обнаруженное достаточно поздно, оно стало открытием для просвещённых умов XIX века. В Аввакуме увидели предвестника русской индивидуальной литературы. Чуть ли не впервые появилось имя, которое выступало открыто и стало известно потомкам. Может это и так. Русская литература крайне бедна: до XVIII века не существовало авторов, чья деятельность посвящалось непосредственно работе со словом. Это слишком громкие определения, тем более по отношению к Аввакуму. Ныне, когда наследие предков известно на уровне текущих свидетельств, образ противившегося Никону ревнителя благочестия сам собой меркнет.

Не таким представляется христианин прошлого, каким был Аввакум. Слишком много в нём отталкивающего. Поэтому не приходится удивляться, что о временах Раскола некоторые писатели сочиняют едва ли не галиматью. Почему бы и нет, когда сам Аввакум на страницах Жития без стеснения ругается и принижает чужое достоинство.

» Read more

Сказание о чудесах Владимирской иконы Богородицы (1164)

Сказание о чудесах Владимирской иконы Богородицы

Есть десять чудес, которые приписывают Владимирской иконе Богородицы, случившиеся в годы княжения Андрея Боголюбского. Все они прозаические и чудесами по своей сути не воспринимаются. Но ежели до наших дней дошёл сказ от 1164 года, значит следует уделить внимание данному литературному памятнику. Сказание представляет из себя перечень, сообщающий об удивительных случаях, имевших место в действительности.

Как в любом религиозном произведении Древней Руси, повествование начинается с упоминания Бога. Сказитель благодарен божественному промыслу за сотворение Солнца, освещающего Вселенную. После сказитель упоминает Андрея Боголюбского, прослышавшего об иконе Богородицы, пожелав видеть её защитницей Ростовской земли. Перевезти к себе ту икону было нельзя, ибо кто её брал, тот оставался с пустыми руками, так как икона оказывалась в угодном ей месте. Это ли не чудо? И не чудо ли то, что икона согласилась быть перевезённой в пределы Руси?

Таковы предания. На Руси икона проявила свои свойства, указывая людям путь, подсказывая удобные для переправы места. Может быть люди забывчивыми были или поиск брода всегда являлся проблемой при пересечении рек? Люди забывали, где они переходили до этого. Придётся согласиться с первым чудом иконы, зафиксированным для Сказания о ней.

Главные чудеса, о которых говорят более прочего, отражают удивительное исцеление от недугов. Благополучно проходил ячмень, отпускал приступ сердечной болезни, наступало пробуждение от обморока, снимались приходящие неврологические нарушения, роженицы наконец-то рожали. Для действия сил требовалось прикоснуться к иконе, либо её омыть и выпить ту воду.

Самым явным свидетельством чудотворности Владимирской иконы Богородицы является избавление от смерти людей, заваленных воротами, что произошло в день их торжественного открытия в присутствии Андрея Боголюбского. Тогда взмолился князь, упросив защиты для пострадавших. Когда подняли ворота, то увидели, что никто из оказавшихся под ними не пострадал.

Описанному читатель обязательно верит, ведь люди действительно находили спасение от бед после обращения к иконе. Их состояние могло улучшиться и без обращения, но это будет касаться споров вокруг религии, тогда как требуется оценить непосредственно само Сказание.

Основная ценность произведения — оно само. Редкое историческое свидетельство от непосредственных очевидцев событий должно цениться превыше всего. Ценность могла быть значительнее, дойди оно до нас не через религиозные источники, а из сообщений мирян. К сожалению, становление письменности на Руси известно по работам церковных деятелей, бережно переписывавших труды предыдущих поколений. Поэтому приходится прежде прочего внимать именно делам христианских мыслителей, тогда как иное почти не сохранилось.

Вторая ценность — описание веры людей в чудотворность иконы. Это важно для понимания людской психологии вообще. Человек с первых дней существования искал опору для существования, найдя оную, в случае данного Сказания, в виде рукотворного предмета, созданного предположительно евангелистом Лукой.

Третья ценность — понимание важности преодоления страданий для мирян. То, чего желали священнослужители, истязая тело и душу, того стремились избежать обыкновенные люди. Не все христиане Руси желали быть подобными Феодосию Печерскому и тем, кто в той же мере искал пути служения Богу с помощью смирения, изыскивая способы, которые воспринимались мирянами за наказание.

Каждый читатель сможет найти близкое ему отражение ценностей в «Сказании о чудесах Владимирской иконы Богородицы». Малая крупица информации способствует широкому понимаю происходящего на самом деле. Не этому ли учил Кирилл Туровский? Только нужно понимать — не всё есть то, что есть в нашем представлении.

» Read more

1 2 3 4 12