Tag Archives: тургенев

Иван Тургенев «Где тонко, там и рвётся» (1848)

Тургенев Где тонко там и рвётся

Когда вспоминают пьесу «Где тонко, там и рвётся», обязательно ссылаются на французскую драматургию, особенно в лице Мюссе. Тому есть объяснение. Во время написания Тургенев находился в Париже. Определением для данного литературного труда становится слово «проверб», должное пониматься в качестве прямого перевода — «поговорка». То есть имеется в виду, что содержание произведения раскрывается через название. Соответственно, Иван должен был так составить действие, чтобы читатель сделал вывод: где тонко, там и рвётся.

Насколько вообще проверб оказывал влияние на русскую драматургию? Можно вспомнить пьесы императрицы Екатерины II, особенно её переводы из Шекспира. Но читателю лучше знакомы работы другого драматурга, поныне считаемого за лучшего мастера по составлению драматургических произведений, — это Александр Островский. При этом нужно учесть важный момент — творческая деятельность Островского толком началась лишь с 1849 года, тогда как Тургенев составил пьесу-проверб годом ранее.

Основное, к чему следует проявить внимание, — не к наполнению произведения. Достаточно исходить из названия, тогда как более глубокое изучение пьесы пусть остаётся уделом тургеневистов. Важен другой факт — неприятие пьесы публикой. Дело было не в цензурных правках. Пьеса изначально написана не тем образом, способствующим её восприятию. Можно сослаться на тех же тургеневистов, приводящих в пример французскую литературу, Мюссе, вплоть до ссылок на Стриндберга. Проще говоря, уходя от разговора касательно непосредственно пьесы. Этим же занят автор сих строк, не сумевший найти в провербе Тургенева примечательных черт.

Так к чему всё-таки нужно проявить внимание? Вероятно, к росту интереса у Ивана к отражению аспекта взаимоотношений между мужчинами и женщинами. Почему бы не проявить внимание к совсем обыденному явлению — сватовству. Тема кажется не самой трудной в воспроизведении, если есть малейшее умение наблюдать за жизнью. И зритель в театре не будет скучать, наблюдая за развитием отношений.

Не стоит исключать и пересмотр Тургеневым позиций. Разве не является лучшим средством сладить с цензурой — сбавить накал откровенности? Тем самым получится найти общий язык со всяким противником, убедив в отсутствии стремления к обличению нравов. При этом требуется научиться угождать, направляя разговоры в том ключе, который окажется угоден тому или иному литературному критику. И вот с этим у Ивана не задалось. Он писал, ни на чём не расставляя акценты. Результатом стал полной провал. Дважды поставленная, пьеса перестала быть востребованной.

Читатель должен возразить, усомнившись в необходимости угождать литературным критикам. Отчасти придётся согласиться, тут же возразив! Любое литературное произведение должно иметь потенциальную аудиторию, от заинтересованности которой зависит успех или забвение. В годы Тургенева важное значение имели периодические журналы, вроде «Северной пчелы», имевшей право первой публиковать рецензии на театральные постановки. Часто так получалось, что воля Фаддея Булгарина, Николая Греча или Рафаила Зотова имела определяющее значение. Вырази они отрицательное впечатление, как зритель не пожелает посещать театральное действие по раскритикованной пьесе.

Сам Тургенев прохладно относился к провербу. Он не пытался сгладить цензурные правки, не внося изменения и в последующих изданиях, разве только добавляя полностью изъятое. Пьеса оставалась такой, какой она отвергалась зрителем, читателем и её автором. Для пущей убедительности скажем, данная поговорка вошла в одно из изданий Некрасова в серии «Лёгкое чтение». Про прочие особенности пьесы умолчим — они связаны как с изменением личных предпочтений Тургенева, так и с другим подходом к творческому процессу, случившимся за восемь последующих лет.

Остановимся на мнении: не стоит искать золото, придавая ценность каждому камушку, пускай и золотому.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Безденежье» (1845)

Тургенев Безденежье

Что плохого в правде? Может быть то, что для кого-то такая правда походит на оскорбление? Причём оскорбляются не обвиняемые, а люди, боящиеся распространения подобного восприятия действительности. Тургенев лишь отразил проблему, имеющую место быть всегда и везде, практически в любом обществе, за исключением некоторых, оставленных человечеством в глубоком прошлом. Иван рассказал про стремление жить хорошо, невзирая на невозможность осуществления этого. Имея за плечами солидное состояние, богатую усадьбу и крепкое хозяйство, молодой человек предпочёл оставить всё это на попечение маменьки, покинув отчий дом, перебравшись в столицу Империи. Теперь ему предстояло жить без гроша за душой, поскольку Тургенев именно в таком виде решил показать развитие событий.

Перед читателем, ибо давайте называть читателя пьес — читателем, так как зритель при жизни Ивана не узнал, каким на самом деле было подлинное действие в пьесе. Цензура не допускала, чтобы имело место быть кощунственное мнение о дворянах. Невзирая на допущения, прежде имевшие место быть, хотя бы у того же Фонвизина в «Недоросле» или в публицистических работах Николая Полевого, версия Тургенева о происходящем нисколько не способствовала изменению мнения о дворянстве. Всем должно было быть и без того понятно, пусть Иван о том умолчал, молодой человек всё-таки не из простых побуждений поехал в столицу, он имел намерение сделать партию. Но как об этом расскажешь? Это скучно и довольно банально. Пусть молодой человек стремится только жить в Петербурге, тогда как прочее должно остаться за рамками повествования.

По непонятной причине маменька не присылает сыну денег, может быть его тем наказывая за ослушание — она запретила покидать отчий дом. Не имея финансов, не зная, как зарабатывать, молодой человек прозябает, нисколько не соответствуя положению дворянина. Он стался должен в столице едва ли не каждому, так ослабив к себе доверие, что ему отказывали давать хотя бы самую малость в долг. Все знали — денег за оказанные услуги не увидят. Поэтому в доме молодого человека холодно, ведь топить нечем. Чай он пьёт без сахара. Одно хорошо — слуга на своё содержание ничего не просит, ибо крепостные на то права не имели. Но молодой человек как-то мирился с неустроенностью, а вот прислугу досыта накормить не имел возможности. Прочего в пьесе не происходит — Тургеневым показана жалкость положения, способная разрешиться единственным способом — уехать к маменьке, принять на себя обязанности столбового дворянина, перестав влачить жалкое существование, живя на широкую ногу.

Сюжет воспринимается остросоциальным, далёк от романтизации, обладает реалистичностью. Иван отразил стремление понимать происходящие в России процессы без дополнительных беллетристических изысканий. Ставилась определённая проблема, затем максимально ярко раскрывалась. Вопросов к содержанию не должно было возникать. Затруднение проявлялось в другом — в ожидаемом общественном осуждении, которого Тургенев и добивался, раз говорил открыто, не прикрываясь сатирой.

Уместно вспомнить творческие порывы Ивана Крылова, в аналогичной манере начинавшего путь литератора с прямых текстов, укоряя общество в неразумности. Со временем, когда способность восприятия должного быть адекватно понимаемым пришла к Крылову, он стал в аллегорической манере повествовать о том же, но к чему не получалось подойти с подлинным знанием, о чём рассказано в его баснях. Пойти бы по такому же пути Тургеневу! Однако, читатель знает, реалистичной манере Иван не уступит, продолжая говорить, порою предвосхищая события.

Конечно, «Безденежье» будут ставить на сцене, Тургенев получит отрицательные отзывы. Но ничего не поделаешь, если замыслил одно, а цензура вносила исправления, извращая произведение до нелепости.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Неосторожность» (1843)

Тургенев Неосторожность

Поэт, критик и сразу драматург — Тургенев брался пробовать силы в разных жанрах. И он не мог иначе поступать, получая хвалебные отзывы от Белинского. Такое решение примет всякий автор, когда до него нисходят в обходительных речах. Не получая прямого укора, ласково встречающий замечания, Иван продолжал стараться, находя точку для опоры. И без того понятно, что неосторожная критика губит начинания. И не быть Тургеневу писателем, не получай он одобрительных слов. Когда Белинский говорил, насколько хорошо написано, а чтобы ещё лучше воспринималось — следует кое-что подправить, то Иван ни в чём не перечил. Его уверенность кажется понятной — пусть другие находят попытки начинающего литератора невразумительными, зато Белинский отмечает в им написанном некоторую прелесть. Коли так, следует продолжать совершенствовать слог. Становилось маловажным, насколько Тургенева желали принижать. Впрочем, опыты Ивана могли и не стать достоянием общественности. Например, пьеса «Неосторожность», написанная по следам совсем недавно популярной испанской темы, — в 1839 году по либретто «Тоска по родине» (за авторством Загоскина) имела место быть с шумным успехом постановка о быте русского дворянина под небом Испании.

Кто пожелает понять содержание, окажется разочарован. Но раз решено — не ругать, тогда нужно обойти острые углы стороной. Любая попытка в писательском ремесле — очень трудный шаг, который на самом деле тяжело даётся человеку, толком ещё не представляющему, каким образом нужно строить повествование. А драматургия — особого значения литература, требующая умения, к чему не каждый драматург способен проявить старание. Тургенев и не пытался прослыть за талантливого сочинителя пьес — для чего изначально использовал самую разумную отговорку, будто бы писал не для театральной постановки.

Разве и правда можно писать драматургию так, не желая её видеть поставленной на сцене? Сомнительно, дабы это практиковалось уже во времена Тургенева, тогда как в последующие века такому явлению место находилось всё чаще. Причина этому должна быть очевидной. С одной стороны, зритель не желал лицезреть классическое трактование классического же произведения. С другой — сам писатель не соглашался ограничиваться рамками повествования, имея намерение раскрыть содержание не в части диалоговой составляющей, а довести до читателя определённую информацию, убрав из текста постороннее описание, оставив сугубо важные для развития действия слова персонажей.

Под пьесой «Неосторожность» Тургенев своей фамилии не поставил, он указал, что автором выступил поэт, составивший текст «Параши». Примечание о месте действия Иван позже убрал. Но являлось ли для кого секретом — действие происходит в Испании, при этом век роли не играл. Русскоязычному читателю вообще было безразлично, насколько представленная на страницах национальная составляющая имеет сходство с действительностью — Испания оставалась для читателя чем-то далёким. Если кто и мог внести ясность, разве только Фаддей Булгарин, имевший прямое отношение, поскольку в составе армии Наполеона ходил походом на Пиренейский полуостров. Но интерес Булгарина к Тургеневу пока не мог проявиться.

Поэтому остаётся вновь ссылаться на Белинского, сумевшего разглядеть в Иване задатки будущего классика русской литературы. Да насколько он действительно умел это делать? Отделять малосущественное от существенного у него получалось. Ему удалось сформировать определённые требования, вследствие чего ряд писателей оказался практически лишённым востребованности. Так Белинский вывел в ноль мастерство Сумарокова, знатока драматургии. Не станем скрывать от читателя — в ноль он вывел и Тургенева в качестве драматурга.

Упомянем судьбу «Неосторожности» в качестве пьесы. При жизни Ивана на сцене она не ставилась.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев — Неопубликованное 1835-49

Тургенев Неопубликованное

Ещё в 1835 году Тургенев составил короткий набросок автобиографии, заранее понимая, на склоне лет не вспомнит эпизодов юношества. Текст планировал отложить в ящик стола до пятидесятилетнего возраста. Однако, дальше замыслов дело не продвинулось. Набросок не нёс существенно важной информации. Годом позже Иван брался писать подобие анкеты «№ 32. Михайла Фиглев», пытаясь раскрыть благородство души лучшего друга. К слову, друг его умрёт в 1836 году в возрасте восемнадцати лет.

В 1842 году Тургенев собирался поступать на службу в министерство. Для этого требовалось написать работу по теме. Иван создал очерк «Несколько замечаний о русском хозяйстве и о русском крестьянине», рассказывая о собственном представлении устройства России, для сравнения предлагая Англию. Суждения Тургенева, тогда ещё молодого умом человека, должны более подвергнуться критике. Не сходилось у Ивана объяснение с фактическими обстоятельствами. Например, видел Иван беду российского дворянства в невозможности государства расширяться, отчего возникает издержанность. Тут бы сказать молодому уму про крайнее нежелание дворян отдаляться от метрополии. Прочие суждения аналогичным образом опровергаются.

В том же году Иван начал работу над «Похождениями подпоручика Бубнова», пометив произведение в качестве романа. Вдохновение быстро иссякло. Согласно датировке, это случилось в течение дня. Влияние на идею написания мог дать «Фауст» Гёте. У Ивана главный герой повествования встретился с чёртом, тот предложил заманчивые условия договора. Дальнейший рассказ — фантасмагорический сумбур. Бубнов откусывал у черта хвост, имеющий желаемый подпоручику вкус. Даже чёртова дочь признается главному герою в любви. Всё это приведёт к душевной смерти Бубнова, съеденного чертями. Но Бубнов продолжал жить, постоянно ощущая нахождение в трёх желудках сразу. Почему бы Тургеневу не веселиться? Если возникает к тому желание — надо и подобные сюжеты разрабатывать.

В 1844 году написана поэма «Поп», примечательная эротической составляющей содержания. Логично предположить, наполнение воспринималось в антиклерикальном ключе. Хождение в качестве рукописи поэма имела, до публикации её допускать не стали.

В 1845 году Тургенев ехал во Францию. Иван задумал поделиться впечатлениями, набросав немного текста на лист. Теперь мы его знаем под названием «Несколько дней в Пиренеях», хотя про сами Пиренеи Тургенев ничего не рассказал.

1847 год — две небольшие поэмы на тему Италии: «Филиппо Стродзи» и «Графиня Донато». Иван уходил мыслями в прошлое итальянского народа. Он проявил интерес к провокационной для современности фигуре — к Филиппо Стродзи, борцу против власти семейства Медичи. Использовать такого персонажа, особенно накануне 1848 года, — намёк на необходимость свержения действующей монархии. Тургеневу следовало прежде умереть, чем цензура решится одобрить поэму к публикации. О «Графине Донато» подробно не скажешь, Тургенев оборвал повествование, едва начав.

Из прочих произведений, написанных на протяжении сороковых годов: это «Сюжеты» — перечень набросков, «Ванька» — вероятная сцена, должна была войти в одно из произведений, над которыми Иван работал в 1849 году или ранее.

Неопубликованное не является существенно важным к пониманию творчества Тургенева. Причины того не всегда очевидны. Допустим, часть трудов, в том числе и опубликованных, с Тургеневым не ассоциировались, будучи без подписи, они не приковывали внимание читателя. Изыскания исследователей, находивших подтверждение авторства, — другого рода понимание творческого наследия. Нужно напомнить про право автора на понимание его работ в том качестве, как того желает непосредственно он. Ежели о чём-то забыл, либо не придаёт значения, так должен поступать и читатель. Почему же стало необходимо уделять время знакомству с неважным? Порою трудно понять, заранее не ознакомившись, насколько такое мнение оправданно касательного того или иного писателя.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Стено» (1834)

Тургенев Стено

Художник и в словах найдёт изъян, не пожелает после вспомнить о минутах сотворенья, сошлётся: от желания творить был пьян, под влиянием музы родились ужасные стихотворенья. Потому забудем и простим, не станет поднимать на верх со дна, ведь не за юношеское творчество Тургенев нами ценим, разве… была в его юности поэма одна. Не эпиграммы… Какой толк в шутовстве? Не стишки — цена им грош. Другое могло достаться молве, но при жизни Ивана публикаций того не найдёшь. Поэма «Стено» с драматическим сюжетом: о трагедии среди Италии сынов. Писал её Тургенев в жажде стать поэтом, думал: обрести признание отныне готов.

Талант не рождается из пустоты, его требуется ковать, пройдя путь от внутренней борьбы, борясь за право тебя знать. Тургенев ждал наступления мига, ведь для него сойтись звёзды должны, то будет… когда вот — интрига, продолжающая толкать на тропу борьбы. Написано творение — адресатам письмом вручено. Какое впечатление? Мягко говорили: довольно уныло оно. Зато польза нашлась. На примере поэмы стали о недопустимом в поэзии говорить. Значит, звезда поэта не зажглась… молотом по наковальне нужно усерднее бить.

Да и как оценить творение юного поэта? Рифма есть… Чего, пожалуй, мало. Не хватит даже дельного сюжета, если сложение слогов хромало. Ритма нужно придерживаться! Подстрели музу на взлёте! Старайся в словах сдерживаться, тогда и будешь в почёте. В чём сложность поэтического ремесла? Нужно соблюдение твёрдых установлений. Пока поэтов прослойка лентяйства допустить не могла, оттого в поэты пробивался прирождённый гений. Не допускался стих свободный, от безалаберности такое всегда, даже стань он модным, дельного поэта сложной пребудет стезя.

Тургенев скажет после, юности порывы вспоминая, писал не по личному представлению о должном быть. Сочинял творение, толком его не представляя. Понимал, похожей на Байрона балладу желает сочинить. Изменит имена, детали переменит, немного подправит сюжет. Главное, старание поэта кто-то оценит. Неважно, сколько творцу настало лет. Верный путь Иван выбирал, стремясь руку набить на умении сочинять стихотворенья, он силы прилагал, а прочее забудется под грузом от драмы впечатленья.

Ещё бы, сразу мнится Колизей. Не где-то в подворотне происходит действо. Не взирает на Рим император-злодей, замысливший поджога лицедейство. Отнюдь, сердце юноши любви желало, о том чувстве и писать ему, раз душу это волновало, разбередит расставаньем героев рану свою. Для пущей страсти пусть умрёт герой, но рано умирать во первой сцене, лучше пусть смирится с судьбой, потеряв любимую при действий смене. Да не умрёт, продолжит жить, приняв положенное чуть погодя, ожиданием следовало читателя томить, сразу автора в убийстве не виня. Будет дуэль, смешаются во мраке лица, забудется начало и конец, сталось не дано жениться: так это представлял Тургенев-юнец.

Так почему не взяться за сюжет спустя года? Поступали так писатели порядком. Исправляли былое, редакцией новой заменив навсегда, представляя путь в литературу самым гладким. Но не вернулся Иван мыслью к виршам былым. Не желал и не хотел! Менялся образ мысли, не оставался Тургенев в той же мере таким, к поэзии довольно быстро охладел. Редкий читатель поэтический дар Ивана вспоминает, удовлетворённый знакомством с произведением одним. О том Иван должен был знать, осознание того его спасает. Получается, забывая сам о былом — позволяешь забыть былое другим.

Пробовать силы нужно без испуга, не опасаясь получить насмешливый гнев, то от общества услуга, то даёт надежду на успех.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев — Критика 1846, «Письма из Берлина» (1847)

Тургенев Письма из Берлина

В 1846 году Тургенев обратил внимание на произведения Степана Гедеонова, Нестора Кукольника и Владимира Даля. Излишний акцент на том не требуется. Нужно в общем сказать, к чему Иван старался подвести мысль. Если брать для примера драму в пяти действиях «Смерть Ляпунова» за авторством Гедеонова — Тургенев негодовал. Не видел он достойных качеств, позволяя лишь порассуждать о силе русских традиций, обретших новое дыхание при участии Николая Гоголя. А что есть «Смерть Ляпунова»? Никак не драматическое произведение. Существовало мнение о влиянии отца Гедеонова, способствовавшего постановке на сцене. Когда театральное представление показывается в исполнении ведущих актёров, зритель пойдёт из-за имён, но стоит понять бессмысленность показываемого действия, как за первой волной интереса зрительский поток иссякнет.

С негодованием Тургенев отнёсся и к трагедии в пяти действиях «Генерал-поручик Паткуль» за авторством Кукольника. Укора удостоилось противоречие историческим фактам. Иван привёл выдержки из документов, доказывая надуманность сцен. Для читателя то должно стать яркой характеристикой русской литературы, не имевшей стремления романтизировать прошлое. Пока французская литература испытывала давление от писателей-романтиков, русская мысль продолжала опираться на реалистическое восприятие действительности. Впрочем, позже Салтыков-Щедрин подметит, насколько житель Запада привык воспитывать в себе лицемерие, делая то смыслом урегулирования конфликтов в обществе. А так как лицемерие не должно быть присуще русским людям, то и любое искажение действительности будет осуждаться.

Про «Повести, сказки и рассказы» казака Луганского Иван писал с воодушевлением. Хвалил без меры, возвышая талант Владимира Даля, как раз и писавшего под псевдонимом — казак Луганский. Тут правда без лишнего украшательства. Такая литература должна создаваться, быть объектом чтения и оставаться в памяти потомка. Тургенев в то верил. В свою очередь скажем, о том, что Владимир Даль писал художественные тексты, мало кто из последующих поколений знает.

Упомянем и про «Современные заметки», написанные в том же 1846 году. В кратких набросках Тургенев раскрывал портреты современников: в одном очерке — художника Джованни Витали, в другом — одного из составителей карикатур по «Мёртвым душам», в последующем — ваятеля фигурок Степанова. Принадлежат ли Тургеневу эти заметки? Вопрос продолжает оставаться без ответа. По косвенным доказательствам ныне принято считать Ивана автором.

В 1847 году должен был быть написан цикл «Письма из Берлина». Тургенев отправился в Германию, где думал посетить представление с участием Полины Виардо. В дальнейшем письма могли приходить и из Парижа. Тургенев не мог знать, какие события развернутся годом позже — в год революций, случившихся в разных местах Европы. Написанным оказалось только первое письмо.

Что мог Тургенев рассказать о Берлине? Он не знал. Столицей Берлин не являлся, но всё-таки воспринимался центром германской нации. В университетах местных жителей не найдёшь, студентами являются исключительно приезжие. Особой наблюдательности Иван не продемонстрировал. Читатель желал увидеть прозрение, свежий глоток информации, но Тургенев делился поверхностными впечатлениями. Да и зачем ему стараться проникать в умы немецкой интеллигенции, разбираться в проблемах социального толка, если слыл за человека возвышенного, увлекающегося культурой. Если бы Германия напоминала улей, обитатели которого повально сходили с ума от литературы, музыки и театральных представлений — тогда бы предстоял другой разговор. Но всё для Тургенева сделалось скучным. А раз так — из-за того он и оказался вынужден прекратить писать письма. Не следует настаивать на истинности подобного мнения. Кому интересен быт Германии тех дней, тот ничего необходимого для познания в письме Тургенева не найдёт.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Вильгельм Телль» (1843), «Фауст» (1844)

Тургенев Фауст

Положение русской и немецкой литературы к началу XVIII века следует признать печальным. Толком развитие началось за век до того, ничего ещё по сути не представляя. Если среди немцев появились умелые писатели, вроде Шиллера и Гёте, то русская словесность тем похвастаться не могла. Требовались творения, к которым проявят интерес в просвещённом мире. Тургенев больше обращал внимание на данный факт, нежели брался критиковать творения немецкой мысли.

Вот Иван взялся высказать мнение о драме в пяти действиях «Вильгельм Телль» за авторством Фридриха Шиллера. Он пришёл к двум выводам: во-первых, данное произведение является самым обдуманным у автора; во-вторых, тяга немецкого народа к разъединению видна невооружённым глазом. Тут бы вновь пожурить Тургенева за лёгкость суждений. Может и стремились немцы жить обособленно, чему свидетельством существование Священной Римской империи, толком не способной сплотить разрозненные земли, её составляющие. Сам Шиллер скорее ратовал за сплочение немцев в подлинно единое государство. Но Тургенев посчитал иначе.

Дополнительно Иван рассуждал о неточностях перевода Фёдора Миллера. Тургенев это не посчитал кощунственным, скорее признал терпимым. Спасибо уже за то, что хоть кто-то взялся донести до русского читателя произведение Шиллера, пусть и извратив местами изначальный смысл. Главное, добавлял Тургенев, лишь бы русский язык переводчик не коверкал, тогда самый точный перевод не мог быть в радость.

Про перевод «Фауста» Михаилом Вронченко Иван отозвался в более одобрительных тонах. Сперва была составлена очень короткая заметка для «Отечественных записок», рассказывающая читателю о вышедшей из печати книге. Затем написан обстоятельный разбор. Обе литературных работы опубликованы в 1845 году. О Вронченко уже не говорилось в возвышенных тонах. Не было и осуждения. Тургенев справедливо замечал — талантом Жуковского не всякому дано обладать.

Следовало сообщить и о даровании Гёте. Иван писал так, будто немецкой литературы прежде вовсе не существовало. Где те немцы, писавшие до него? Они были. А где литература, ими созданная? Была и она. Так в чём суть претензии Тургенева? Кто же признает ту литературу немецкой, ежели написана она языком любым, кроме немецкого… Иван выражает твёрдую уверенность — все, вплоть до немецких мыслителей, составляли научные и художественные труды исключительно на латинском и французском, нисколько не пользуясь немецким. Что же, укор частично оправданный. Может это было связано с преобладанием данных языков в просвещённых уголках Европы, так и среди русских были литераторы, предпочитавшие писать для Запада средствами соответствующей речи, тем облегчая способность понять сообщаемую ими мысль.

И вот начнёт творить Гёте, предпочитая обратить взор немцев не на мир внешний, концентрируясь на внутренних проблемах. Ежели Шиллер задумает дать народу мысль о соединении на уровне государства, то Гёте попытается объединить немцев духовно. А разве есть иное средство для сближения, нежели единый язык? Правда, зная об особенностях развития немецкого языка, не будешь вполне уверен, что возможно правильное понимание, когда каждая земля имеет отличия в произношении и написании. Требовалось сломать немало копий, чтобы придти к определённому мнению, должному стать общим для всех.

Тургенев не долго расползался мыслью по древу, уделив значительную часть внимания переводу Вронченко, сделав из критического разбора въедливую заметку. В таком случае обычно сетуют на усердие, направленное в ложную сторону. С таким азартом Тургеневу следовало самому взяться за перевод «Фауста», нежели выискивать расхождения. Поэзию всегда трудно переводить с точным соответствием, стараясь при том сохранить певучесть оригинала.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Путешествие по святым местам русским» (1836)

Тургенев Путешествие по святым местам русским

Тургенев вступил в литературу не в качестве прозаика и поэта, первой пробой стал критический разбор труда Андрея Муравьёва, названный автором «Путешествием по святым местам русским». Но Иван о том не знал. Четыре десятилетия спустя Тургенева уведомили о некогда состоявшейся публикации. Пришлось удивляться. Теперь оказывалось необходимым отказаться от «Параши», считаемой за подлинно первую опубликованную литературную работу. Тургенев негодовал. Он и говорил, что виделся с редактором «Журнала министерства народного просвещения» единожды, получив на разбор книгу. К критике Иван отнёсся без серьёзного подхода, как он смел говорить окружающим. На деле текст рецензии выглядел обстоятельным размышлением, написанным по мотивам труда Муравьёва, разбавленный личными впечатлениями от мест, пропитанных святостью.

В одном Иван оставался благодарен церкви — за сохранение культурного достояния. Стены религиозных учреждений служили защитой для письменных документов, благодаря монахам рукописи постоянно переписывались, сами деятели от христианства вели летописи, чем способствовали сохранению традиций русского народа. Дабы это мнение закрепить, требовалось сообщить историческую справку.

Тургенев выразил уверенность — византийская религия помогла государству обрести единство. Отчего-то мнилось Ивану, будто пришли на Русь норманны, разделили власть на уделы — стал каждый варяг править над своим городом. И не было единения среди древних русских, пока не случилось крещения. Тогда и произошло объединение народа. Мнение сие — сугубо точка зрения Ивана. Причём нужно понимать, не было ему тогда восемнадцати лет, из-за чего правильных убеждений не могло сформироваться. Может оттого Тургенев впоследствии негодовал на сей труд, по очевидной причине чураясь ранней пробы пера.

Выразил уверенность юный критик и в благонадёжности светильников, чья вера помогла уберечь Русь от Смутного времени. Тут бы не помещало сказать о различии между светильниками, наподобие того же отца Антония, почитаемого за основателя обители, ныне именуемой Киево-Печерской лаврой, и светильниками, скорее ведшими души церковных служителей к воротам сатаны, поддавшись влечению стяжательства. К Смутному времени на Руси осталось мало подлинных служителей церкви, глядя на которых, миряне могли согласиться заступиться за родной край перед интервентами.

Осталось поведать про Троице-Сергиеву лавру. Чем славна сия обитель? Величием и великолепием, связанными с её существованием историями. Одно из преданий гласит о годах чумы, когда люди умирали, но то не коснулось лавры. Чума не проникла за стены обители. Заслуга в том божьей воли или мер разумных, того исторические документы для внимания Тургенева не зафиксировали. Штурмом пытались взять лавру поляки. Вполне очевидно, обитель устояла.

Другой прославленной обителью является монастырь на Валааме. И про это место можно говорить, не успокаивая волнительных речей, беспокоящих душу прошлым, поскольку монастырь выстоял, продолжая радовать глаза и поныне. Тургенев далее рассказывал об этом месте, после чего повествование обрывалось.

Теперь остановимся. Иван Тургенев — критик, поэт, драматург и прозаик. Первые его труды ни о чём не говорили, куда он направит усилия в последующем. Брался он едва ли не за всё сразу, стараясь найти призвание. Оценить достойно опыты юного писателя трудно — скорее следует воспринимать в негативном ключе. Сам Тургенев так и предлагал делать, ничего хорошего в пробах пера не находя. Иван относился к тем литераторам, которые страстно желают находить и уничтожать всё, ломающее о них представление, сложенное за период создания наиважнейших для творчества трудов.

Что до непосредственно рецензируемого труда — он написан дипломатом и паломником. До описания святых русских мест Андрей Муравьёв успел сообщить о святых местах Палестины.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев: критика творчества

Так как на сайте trounin.ru имеется значительное количество критических статей о творчестве Ивана Тургенева, то данную страницу временно следует считать связующим звеном между ними.

Стено
Путешествие по святым местам русским
Стихотворения 1837-48
Параша. Разговор
Вильгельм Телль. Фауст
Неосторожность
Андрей. Помещик
Безденежье
Критика 1846. Письма из Берлина
Хорь и Калиныч
Пётр Петрович Каратаев. Реформатор и русский немец
Ермолай и мельничиха
Мой сосед Радилов. Однодворец Овсянников. Льгов
Бурмистр. Контора
Малиновая вода. Уездный лекарь
Бирюк. Лебедянь
Татьяна Борисовна и её племянник. Смерть
Где тонко, там и рвётся
Нахлебник
Гамлет Щигровского уезда
Чертопханов и Недопюскин. Лес и степь
Холостяк
Завтрак у предводителя
Неопубликованное 1835-49
Месяц в деревне
Провинциалка
Сцены 1842-50
Певцы. Свидание
Бежин луг. Касьян с Красивой Мечи. Два помещика
Записки охотника
Рудин
Ася. Первая любовь. Вешние воды
Дворянское гнездо
Накануне
Отцы и дети
Дым
Конец Чертопханова
Живые мощи. Стучит!
Новь

О жизни и творчестве писателя:
— Константин Трунин: «Письмо Тургеневу»

Иван Тургенев «Андрей», «Помещик» (1845)

Тургенев Помещик

И муки творчества пришли… О чём писать, куда идти? В какую степь податься… В романтизм? А может вспомнить сентиментализм? Путей так много — головная боль творца: желаний тысяча, душа — увы — пуста. Любовь всё в прежней мере мнится важной. Разве не является она в жизни целью главной? Может про любовь сложить творение очередное? Слегка надсадное, легонько злое… Не пафосно ли будет так назвать творение — «Любовь»? Как в рифму хлынет из ушей — банально — кровь. «Андрей» — название по имени героя определено, писал Тургенев про обыденное. Снова каждый в действии увидит своё.

О чём же всё-таки Тургенев написал? Отчего Белинский без радости поэму принимал? Сказ сложности не нёс, два сердца покоя не находили, перепиской души они до беспокойства изводили. Угроза расставания верх брала, к печальному исходу судьба отношения несла, и будь один из любящих способен от дум забыться, мнением чуждым ему насладиться, как страсти беспредельной быть, без чего пришлось отношения навеки прекратить.

Оставалось о несчастье случившемся поведать, горесть расставания любящих отведать, всплакнуть о разладе близких по чувствам людей, досадно осознать, почему не тянется любимый к ней, из каких побуждений трепещет гневом она, ради чего возникает средь милых борьба… Нет! Не тот путь повествования Тургенев избирал, того читатель от него уже не ожидал. Лучше бы продолжал в «Разговоре» упомянутую мысль, тогда в верную бы сторону слова полились. Впрочем, подписался теперь фамилией, не пытаясь сокрыться. Напомним, после от написанной поэзии Иван постарается откреститься.

В те годы написал Тургенев поэму «Помещик» — на злобу дня, нисколько чувства радетелей славянского быта не ценя. Выступал против русскости, казавшейся странной для него. Писал с прежним азартом, довольно легко. Начались пересуды, не рифма вызывала интерес. Содержание придавало поэме вес. Если не вдаваться в подробности, увидишь сказочный налёт, словно, как у Пушкина, орешки персонаж грызёт. Там и до скуки читателю недалеко, не видится, будто в поэзии от стараний Ивана стало светло. Скажи о том Аксакову Константину — он и загрызёт, прожуёт, проглотит, обратно изрыгнёт.

Кто глубже в текст проникнуть пытался — острые выпады Ивана замечал. То и сам Тургенев видел, думал постоянно, строки на точки заменял. На десятилетия вперёд поэма покоя лишала, налаженные связи разрушить угрожала. С тем же Аксаковым мнился раздор, от Третьего Отделения мог получить схожий укор. В целом, поэма с шуткой отражала помещичий быт, в верном свете показывала — на чём Россия стоит. Потому и не находил места поэт, понимая, накликал невольно вольными строками бед. Да так ли это было? Или всё мнение потомка извратило?

Писал Тургенев не их простых побуждений, не отражал душивших думы сомнений. Длинных стихов просто так не пишет поэт, ибо музы быстро угасает свет. Для чего-то брался поэму сочинять, не собираясь слова обратно брать. Так отчего думать, будто Иван не желал творению давать ход? Для того и пишут литераторы, дабы читал это народ. Если им стыдно или они времени настоящего боятся, тогда и на бумаге они не станут мыслью расползаться. Скорее нужно думать: Тургенева кураж одолевал. Потому провокационно он о помещиках писал. Истинно, Пушкин сквозит между строк, понимал то даже незрелый отрок.

Таков Тургенев первых лет творенья, меривший мир силой стихотворенья. Оставалось понять, куда дальше направить взор. Тот же Пушкин не одной поэзией славу обрёл.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 4 5