Tag Archives: тургенев

Иван Тургенев «Бирюк», «Лебедянь» (1848)

Рассказы из цикла «Записки охотника»

Всего Тургенев опубликовал шесть рассказов во втором выпуске «Современника» за 1848 год. Следующие — это «Бирюк» и «Лебедянь». Снова читатель знакомился с нравами людей, с которыми Ивану доводилось встречаться. Наконец-то, в череде не совсем доброго отношения, встретился ему лесник, довольно строгого нрава. Спрашивается, как этот человек вообще мог относиться с добром, если о суровости его нрава говорила вся округа? Рассказчику пришлось на себе испытать суровый нрав лесника, только не в отношении себя, а касательно лесоруба, по своей воле решившего срубить дерево в барских угодьях.

Представленный вниманию лесник — один из тех, чей быт Тургенев однотипно описывал в цикле. Вновь им стал человек с личными принципами, живущий так, чтобы всё сохранялось на имеющихся позициях. Но, в отличии от многих действующих лиц в «Записках охотника», лесник не может переступить через совесть. Он воплощал образ надёжного человека, достойного похвалы. Как бы барин к нему не относился, он исправно нёс службу. Никогда и ни с кем не желал вступать в отношения, предпочитая честно исполнять обязанности. Он мог процветать, договорись брать с лесорубов отступные. Только на такой шаг лесник из рассказа Тургенева не способен. Тем и проявлялась его жестокость к окружающим — ни с кем не желал соглашаться. И когда поймал очередного лесоруба, думал представить виновника барину на полагающееся судилище. Однако, Иван развивал повествование, представляя лесоруба нуждающимся человеком, пошедшим на преступление из-за необходимости. Не обязан был лесник соглашаться на уговоры, но и сердце у него не каменное. Омрачает повествование семья лесника, живёт он с детьми один, так как жена не выдержала такой жизни. Потому и назвал Тургенев рассказ словом «Бирюк».

Следующее повествование — «Лебедянь». Иван сообщил о том, как побывал не лебедянской ярмарке, славной конями. Ему на этот раз требовалось прикупить лошадь. Проведя вечер в кругу знакомых, во вполне светской обстановке, никак не на пороге мельницы или в чистом поле. В качестве рассказчика он примечал детали, кто и каким образом разговаривал, чем был приметен, вероятно считая допустимым после развить сюжет касательно встреченных действующих лиц. Но всё-таки его интересовали лошади, поэтому читателю следовало познакомиться с процессом покупки. Вполне очевидно, приобретая, рассказчик должен каким-то образом быть обманут, ведь торговля лошадьми — примечательное событие, всегда описываемое из-за большого риска попасть впросак. Тургенев не стал исключением, он излишне проникся отношением продавца, чрезмерно приятным, оно казалось радушным, словно хозяин соглашался уступить лучшую лошадь по сходной цене, невзирая на убытки, которые может понести. На том и держится торговля, считаемая искусством — нужно уметь продавать товар, каким бы он не оказывался на самом деле.

На следующий день выяснилось — лошадь куплена с изъяном, хромая. Как следовало поступить? Рассказчик попытался решить дело с продавцом миром, но тот не соглашался принимать товар обратно. Обращаться в судебные инстанции или звать на помощь друзей, а то и лихих товарищей? В том не видел Тургенев нужды. Он понял, жизнь преподнесла ему урок, и отделался он малой кровью, так как изначально приобретал лошадь за небольшие деньги. Читателю это в той же мере должно стать наукой и напоминанием — принижаемое в стоимости всегда имеет дефект, о котором продавец обязательно умолчит. Впрочем, «Лебедянь» — рассказ о ярмарке, куда Тургенев ещё наведается. В следующий раз он не совершит подобного промаха… А может и совершит.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Малиновая вода», «Уездный лекарь» (1848)

Рассказы из цикла «Записки охотника»

Раз читателю понравились первые рассказы из цикла с пометкой «Из записок охотника», следовало продолжать. Находясь в заграничном путешествии, Тургенев продолжил припоминать случаи из жизни. В голове у него должно было быть множество вариантов, ни один из которых не формировался в нечто, о чём Иван смог бы написать. Двум наброскам, каждый из которых имел вид заметки, Тургенев придал общий вид, дав название по месту действия — события происходили возле родника Малиновая вода. Иван продолжил повествовать в духе предыдущего рассказа, сообщая детали о новых действующих лицах. Особого интереса у читателя к повествованию не возникло, даже Белинский не счёл нужным находить нейтральные слова, говоря напрямую, выражая недовольство. Оно и понятно, портреты действующих лиц вышли из-под пера Тургенева неудачными, ничем особым непримечательными. Получалось, Иван желал довести наброски до окончательного вида, тогда как от них следовало отказаться. Как итог: невзрачное повествование.

Испив из родника, рассказчик предлагал ознакомиться с людьми, которых он тут встретил. Сперва представил Стёпушку, человека без прошлого и настоящего, живущего сегодняшним днём. Никто о нём ничего не знал, потому как он сам о том предпочитал молчать. Исходя из даваемых Стёпушке характеристик, образ выходил у Тургенева малопримечательным. Именно о нём Иван желал написать один из очерков. Работа не продвигалась, поэтому в другом очерке повествовалось про человека по прозвищу Туман. Данное действующее лицо примечательно рассказываемыми историями, некогда он являлся крепостным, ныне прислуживает дворецким, но его память продолжает хранить барские увеселения. Объединив оба очерка, Иван всё равно не видел завершения, поэтому к действующим лицам был прибавлен Влас, вернувшийся от барина, желавший облегчить оброчное бремя. Завершения у рассказа не было, действующие лица разошлись.

Публикация повествования «Малиновая вода» состоялась во втором номере «Современника» за 1848 год. В том же выпуске вышел, помимо прочих, ещё один рассказ из того же цикла — «Уездный лекарь». Несмотря на ясность содержания, критическое сообщество разделилось. Уяснить суть происходящего не смог даже Белинский, вовсе отказавшись понимать смысл. Сохранились свидетельства, согласно которым Белинский негодовал, особенно сильно, когда вынужден был спорить с женой, наоборот хвалившей Тургенева за содержание «Уездного лекаря». Повествование и вправду полно неоднозначности, так как, если описан реальный случай, увидеть в нём светлое начало не получится.

Иван повествовал, как занедужил, вследствие чего пригласил лекаря, а тот сообщил ему об обстоятельствах своей жизни. Некогда его пригласили к больной девушке, та сгорала на глазах, никакое средство не могло облегчить её мук. О единственном мечтала девушка — познать любовь. Это познание так и осталось для неё тайным. Может потому лекарь и воспользовался возможностью, учитывая и столь важное обстоятельство — девушка была привлекательной внешности. Оставшиеся ночи они проводили наедине. Что происходило между ними, то всегда понятно, никогда не описываемое классиками в подробностях. Но девушка не могла поправиться, вследствие чего всё равно умерла.

Как повествование характеризовало лекаря? Никак. Жизнь его сложилась иначе, далёкой от романтических представлений. Тургенев не должен был вкладывать в происходящее моральную составляющую, так как ничего подобного в тексте читатель не найдёт. Просто Иван описал один из случаев, которому мог быть свидетелем. В такую историю вполне можно поверить, придав содержанию иной смысл, ни в чём не укоряя лекаря, который старался облегчить муки девушки, позволив — может единственное средство спасения — поцеловал, в последующем проводя ночи в успокоительных беседах. Только вот зачем он решил об этом исповедоваться рассказчику?

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Ермолай и мельничиха» (1847)

Рассказ из цикла «Записки охотника»

Во втором рассказе цикла «Записки охотника» — такое же описание нравов отдельно взятых людей, встречающихся повсеместно, которых можно понимать в совокупности. Наиболее характерным действующим лицом повествования становится Ермолай — своеобразного образа мысли крепостной. Этот человек жил по принципам, которые далеки от нравственности, но негативно на его восприятии это не сказывается. Просто Ермолай жил так, чтобы не мешать остальным. Можно сказать, от его присутствия или отсутствия ничего не изменится. Однако, учитывая интерес Ермолая к охоте, пользу он всё-таки приносил, особенно Тургеневу, любившему проводить с ним время. Бывало вдвоём они шли по полям и лесам, делились радостями и горестями, пропитанием, спали в самых отвратительных условиях. Собственно, на этот раз им предстояло остановиться на постой на мельнице, куда их запускать долгое время отказывались.

Так кем был Ермолай? Неужели совсем никаких обязательств не имел? Для него, что собака, что жена, как и всё прочее — должное присутствовать само по себе, не затрагивая его собственных интересов. Собаку Ермолай не кормил, та сама о себе заботилась. Может и жену он не кормил, считая допустимым, если та сама сумеет позаботиться о дне насущном. Да и дома Ермолай не любил появляться, предпочитая находиться на вольных хлебах, либо Тургенев не решился о чём-то рассказывать. Сам дом уподобился развалинам, Ермолай никак не стремился к поддержанию строения в нормальном состоянии. Когда жена смела обращать внимание на свои нужды, удостаивалась брани и побоев. Читатель понимал, к быту Ермолай не приспособлен. Вполне даже можно допустить, всё у него валилось из рук. Он проявлял стремление только к охоте, на прочее не обращая внимания. И только поэтому Тургенев его всячески примечал, находя удовольствие быть с ним в компании.

В рассказе есть ещё одно действующее лицо — мельничиха Арина. Она заботится о гостях, невзирая на запрет мужа. Тот имел неудачный опыт общения: в прошлом году ему чуть не спалили мельницу, причём такие же, с виду нормальные, охотники. И кем была Арина? Как и все крепостные женского пола — несчастное земное существо, принужденное терпеть барскую волю, не проявляя стремления к праву на выражение личных чувств. Она порядка десяти лет прислуживала горничной в столичном графском доме, пока не стала упрашивать барыню дать дозволение на женитьбу. Тут же Тургенев сообщал о правиле графини, считавшей, что её горничным не полагается быть замужними. Когда же Арина забеременела от лакея, её сослали в деревню, где она поныне и живёт.

Как поступить с мельничихой? Тургенев, под видом рассказчика, лишь принимал её заботу, тогда как Ермолай не прочь был перевести ухаживания в более интимную форму, о чём, без какого-либо стеснения, намекал, приглашая домой, откуда спровадит жену. Читатель может увидеть безнравственность в таком моменте содержания, подобно цензору, указавшему на недопустимость такого в сюжете. Но как-либо поступать с мельничихой не требовалось, путникам нужно было лишь провести ночь на мельнице, после чего они продолжат охоту.

Читатель может воспринимать рассказ в разном качестве. Предлагается опустить детали повествования, какими бы они не были. Тургенев описывал действительность, какой она ему предстала. Важно другое, у писателя должно сформироваться умение создавать портреты действующих лиц, похожих на настоящих. Для тренировки такого навыка подойдут настоящие люди, с которыми сводила судьба. Делать это нужно умело не только в отношении хорошо знакомых, вроде Ермолая, но и тех, с кем довелось видеться всего один раз в жизни.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Хорь и Калиныч» (1847)

Рассказ из цикла «Записки охотника»

Опасно жить в государстве, выражая иные мнения, нежели приняты в обществе. Неважно, пусть эти мнения близки многим людям, которым они приходятся по нраву. В России Николая I считалось за опасное рассуждать о правах крестьян. И Тургенев, впитывавший известия о происходящих в мире событиях, вполне должен был понимать, насколько возросло человеческое стремление к справедливому распределению благ. Вместе с тем было очевидно, человек человеку — рознь. Если одному нравится процветать, другой за радость примет прозябание. Возможна и иная ситуация: властелин сочтёт за лучшее обратиться в раба, а раб — во властелина. Но говорить при этом, будто прозябающий заслуживает процветания, а раб — свободы, считалось недопустимым. То понималось при достаточно объективном объяснении — если одновременно большому количеству людей будет позволено поступать по их воле, государство придёт в упадок. Понимая это именно так, читатель может приступать к знакомству с первым рассказом из цикла «Записки охотника».

Ежели кому-то кажется, будто крестьяне по всей России друг от друга не отличались, он ошибётся. Тургенев не стал приводить различия абсолютно всех, дав пример в виде крепостных двух губерний: Калужской и Орловской. Оказывалось, в одной губернии — высокие и статные, в другой — низкие и сгорбленные. В одной предпочитают селиться в окружении леса, в другой — посредине бескрайних полей. Так и к помещикам там относились столь же различным образом, где-то предпочитали помогать вести хозяйство, а где-то отлынивали от работы. Не обязательно, чтобы подобное разделение случалось в приводимых губерниях повсеместно, просто Тургенев получил определённое представление, опираясь на которое и рассказывал.

Всё содержание рассказа — хождение от одного к другому. Читатель становился очевидцем, насколько разнится представление о жизни. Даже в вопросе об освобождении от крепостничества, не было твёрдого мнения. Ведь не секрет, крестьянин вполне мог выкупиться от барина, заплатив изрядную сумму откупных: выкупались актёры, писатели и предприимчивые люди. Иные не видели в этом необходимости, поскольку не испытывали притеснения, жили в полную волю и без того. Впрочем, мог ли Тургенев позволить крепостному выкупиться на страницах рассказа? Отнюдь, крепостной только и мог отмахиваться, замечая, насколько ему вольно жить при барине, вследствие чего он не видит необходимости задумываться над обретением свободы.

С другой стороны, Тургенев словно приглашал читателя к диалогу. Почему бы не порассуждать о возможности предоставления крепостным воли? Или даже задуматься, насколько им важно находиться в зависимости от бар. Или, вполне вероятно, принудить дворянское сословие к необходимости уважать тех, кто по исторической случайности угодил к ним в услужение, чья доля изначально не заключалась в полном ими владении, а всего лишь для облегчения учёта налогов, поступающих в казну от помещиков-сборщиков. Найти предмет для рассуждения не так уж трудно, особенно понимая, какой пласт проблем получится найти в столь небольшом по содержанию рассказе. Однако, Тургенев сам выводил проблему зависимости крепостных, не посчитав допустимым обойти её стороной.

Не стоит даже предполагать, какая идея для романа могла в те годы посетить Тургенева. Пусть Иван пока не пришёл к мысли о борьбе людей за лучшее из им должного быть доступным, он намёками давал понять, о чём мог писать, но был ограничен рамками совести. Как не говори, а выступать против государственных устоев — не лучшая из затей. И показывать ситуацию, где кто-то думает об этом — затея не лучше. А вот мимолётом спросить действующее лицо рассказа: не желал бы он повергнуть устои во прах? Вроде бы интересная мысль, пускай и опасная.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев — Сцены 1842-50

Тургенев Драматургия

У творца всегда много желаний и представлений о том, к осуществлению чего он будет стремиться. Такие планы появляются постоянно, поскольку нельзя заранее предугадать, в каком направлении продолжишь работу. Хватало замыслов и у Тургенева, заброшенные им в силу разных причин. Теперь принимаются попытки увидеть больше в задумках, нежели в их реализации был заинтересован сам творец. В собраниях сочинений можно встретить перечни задуманных и начатых пьес, с раскрытием того или иного смысла, проведения параллелей и увязки в некое полотно, с указанием причин, почему Тургенев не довёл работу до конца. Но особо выделяется ряд пьес, для приличия которые следует именовать сценами, так как далее описания действующих лиц Иван сил не прилагал, либо нечто писал, не оставив о том оригинальных записей, упоминая в письмах, на основании чего тургеневистами и делались выводы.

В 1842 году Иван пытался работать над драмой «Искушение Святого Антония» — действие происходило в заграничном антураже, примешивались библейские сюжеты. С первых строк читатель должен был стать свидетелем чертовщины, так как на сцене полагалось появиться чертям. Работая с азартом, будучи ещё юным литератором, Тургенев мог иметь огромные планы на постановку, для чего старался шире взять перспективу, вмешивая в повествование подобие исторических изысканий. Своеобразием пьесы становился элемент стихотворства. Ведь читатель помнит — Иван Тургенев планировал изначально прославиться в качестве поэта.

В 1844 году работа над драмой «Две сестры», примечательная для тургеневистов возможностью влияния на сюжет «Месяца в деревне». Такого же мнения тургеневисты придерживаются касательно «Вечеринки», обдумываемой Тургеневым в 1848 году.

За 1850 год отметим очень мелкие наброски для комедий «Жених», «17-й №» и «Компаньонка». Тогда же Иван написал сцену «Разговор на большой дороге», изложенную в уже полюбившейся ему манере разговора двух участников повествования, тогда как прочие действующие лица имели малое значение.

Обязательно упомянем сцену «Вечер в Сорренте», относимую тургеневистами к 1852 году. Первая публикация состоялась в Германии на немецком языке уже после смерти Тургенева, затем была опубликована в России и поставлена в театре.

Упомянем ещё статью за 1868 год — «Вместо предисловия». Для немецкого издания Тургенев высказал мысли о своём отношении к созданным им когда-то драматическим работам.

Теперь можно поставить точку в изучении причастности Тургенева к драматургическому искусству. Эта сторона плохо известна читателю, привыкшему знакомиться с крупными прозаическими произведениями или с рассказами, тогда как до пьес ему не случается снизойти, хотя бы по очевидному обстоятельству — имеет о том скудное представление. Что же, отныне, раз возник интерес к творчеству писателя, ежели в руках данный труд, теперь позволительно сформировать собственное мнение, придя к верному заключению в духе: всё-таки Иван Сергеевич имел способность стать важным для страны драматургом, умеющим затрагивать острые для общества проблемы. Впрочем, Тургенев тем же прославился с помощью романов, пропитанных схожим умением открыто говорить, едва ли не опережая события.

Сойдёмся на согласии — Иван выработал умение к повествованию, чему способствовала и драматургия, в числе прочих его работ. Оставалось держать в напряжении читателя, показывая происходящие в России процессы, придавая всему подлинную окраску, пускай и в чрезмерно революционных тонах. Иного быть не могло, учитывая случившиеся в стране перемены, сопровождавшие царствование Александра II. Царь-реформатор, замысливший ряд реформ, сделал всё, чтобы население России обрело свободу от ограничивавших пут, вместе с тем, это способствовало литературным способностям писателей, включая Тургенева, получивших право описывать настоящее. Тут же допускается омрачиться точкой зрения, согласно которой получается, что, давая свободу, в чём бы то не проявлялось, пожинаешь следом за актом творения хаос мироздания.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Провинциалка» (1850)

Тургенев Провинциалка

Окончательный успех драматурга пришёл к Тургеневу с постановкой «Провинциалки». Цензура никак не воспрепятствовала публикации, но возникли проблемы с размещённым текстом на страницах «Отечественных записок» — читателю была представлена не та редакция произведения да ещё с множественным количеством ошибок. Долгие годы исправлений не делали, несмотря на постоянные указания Ивана. Забудем об этом! Важнее — факт успеха. Надо лишь представить, какое внимание заслужил Тургенев — на премьеру собрался высший свет столицы, присутствовала и монаршая семья. Критика отнеслась к пьесе сдержанно, не посмев укорить автора ни в чём, кроме указания на необходимость сократить размер произведения, поскольку пьеса представлена одним эпизодом, растянутым на длительное единственное действие. Говорят, сдержанным стался и Фаддей Булгарин, что связывали с нежеланием театрального критика опосредованно омрачить визит царских особ на представление.

Сюжет «Провинциалки» не будет сложным для восприятия. Тургенев наконец-то нащупал почву, где не станут искать подводных камней. Его герои — хитры и глупы, стары телом и молоды душой, способны сойти за лучших и худших членов общества. Они — обыкновенные представители дворянства, ставшие нужными и не совсем полезными высшему свету. Над кем-то продолжает светить звезда счастья, иных манит её блеск, другие желают отвернуться и не поднимать глаз. Зритель должен был увидеть битву бушующей воды с податливой скалой, проигрывающей из-за водораздела, разбивавшего напор. То есть все удачи и неловкие положения зависели от действующих лиц, в их руках право на должное им стать доступным будущее. И если бы все желали сходного, предстояло завершить действие положительным образом. Только не бывать такому, ибо не всякий человек согласится переступить через принципы.

Перед зрителем диалог двоих: старика и престарелой барышни. Он помнит её очень молодой, и она помнит его относительно молодым. Особых чувств друг к другу они раньше не питали, что становится безразличным для времени, когда, спустя годы, при новой встрече о былых пристрастиях и разногласиях забываешь, предпочитая находить сугубо общее, способное связать. Если одному неведомы обстоятельства былого, он примет их такими, какие угодны для лучшего продолжения беседы. Разве не станет старик беседовать с барышней, отчаянно пытающейся ему понравиться, приводя в доказательство примеры его былой удали? А та барышня не усилит напор, вполне зная, от этого разговора зависит возможность убежать от опостылевшей провинциальной жизни? Обмениваясь любезностями, старик и барышня почти достигнут согласия, если бы не претензия мужа, чья гордость противилась признать факт признательности благодетеля, особенно из-за необходимости оправдываться за поставленные ему рога.

Как становится ясным, развивать события пьесы далее намеченной беседы Тургенев не планировал. Он озаботился описанием проблемы, желая раскрыть только её. Тут вполне уместно сказать, насколько пьеса соответствовала возможности постановки, как и близкого отношения к сцене — не могла иметь. Развивающееся действие — отличный сюжет для рассказа, может даже для повести, либо эпизод романа. Поэтому критика и приняла пьесу под видом части чего-то, по непонятной причине изъятого и представленного в качестве самостоятельного произведения. Зато, должен отметить читатель, Тургенев избежал цензурных ограничений, что привело к успеху.

Однако, вслед за пришедшим умением создавать пьесы, привлекающие зрителя и читателя, Иван переставал тяготиться интересом к драматургии. Мешало ему и постоянное сравнение с Александром Островским, на которого он получал указания, с кем его постоянно пытались сравнивать, скорее укоряя за неумение создавать похожие пьесы. Драматург Тургенев должен был уходить со сцены!

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Месяц в деревне» (1850)

Тургенев Месяц в деревне

Среди произведений Тургенева, помимо прочих, в узких кругах, преимущественно театральных, принято ставить пьесу «Месяц в деревне» в статус особого литературного труда. Причина этого объясняется психологизмом, который прорабатывался в течение трёх лет. Иван приступил к написанию ещё в 1848 году, возможно вдохновлённый парижскими постановками, в числе которых была и пьеса «Мачеха» за авторством Оноре де Бальзака. По сюжету Ивана в деревню приезжал студент для обучения дворянских детей русскому языку, в него влюблялись жена помещика Наталья и воспитательница Верочка. Вновь Тургенев не дал читателю ознакомиться с окончанием предлагаемой истории, не позволив чувствам возобладать над происходящим. По этой ли причине, или по другой, цензура оскорбилась и не допустила пьесу к публикации.

Какими могли быть другие причины недовольства цензуры? Во-первых, пьеса имела название «Студент». Во-вторых, действующее лицо выступало в качестве славянофила. В-третьих, первая и вторая причина служили основой для роста социального напряжения в государстве. Исходя из этого, Тургенев оказался вынужден сглаживать повествование, убирая из сюжета напоминание о студенчестве, изменяя и название. Задумав опубликовать пьесу с заголовком «Две женщины», Иван не добился желаемого. И лишь в качестве «Месяца в деревне» в 1855 году в «Современнике» пьеса была издана. Впрочем, она отличалась от варианта 1869 года, когда Тургенев смог преодолеть цензурные препоны, представив если не первозданный замысел повествования, то близкий к нему.

Пересказывать сюжет в подробностях нет смысла. Это игра на человеческих чувствах. Иван раскрывал сложности взаимоотношений, не имеющих возможности совпадать друг с другом. Ежели в молодого студента влюбляется красивая девушка, не имеющая положения в обществе, или дворянка, причём замужняя, из этого ничего не должно следовать. Проявлять симпатии молодой студент не обязан. Он наслушается разговоров от влюблённых в него женщин, изрядно выговорится сам, приняв самое для него разумное решение — уехать. Подобный итог повествования не укладывается в понимание драматургии, где по окончании должен следовать положительный финал, хотя бы для кого-то. У Тургенева все остаются у разбитого корыта, притом изрядно рассорившиеся.

Почему-то никем, даже тургеневистами, не рассматривается славянофильский аспект повествования. Как известно, славянофильское движение постепенно разгоралось в Империи, беря начало с осуждения галломании ещё в конце XVIII века, достигнув пика в годы вторжения европейской армии под предводительством Наполеона, породив стремление к полному искоренению влияния западных ценностей на дворян, включая возникшую необходимость переосмысления крепостных, понимаемых за неграмотных, то есть за лишённых способности влиять на рост русского самосознания. Подобное сильно ощутимо в пьесе, где дворяне с презрением смотрят на проявление русскости, особенно негодуя на сам факт возможности обучения чему-то русскому, в том числе и языку.

Но разве есть необходимость говорить о происходивших в обществе переменах? Кажется, что такой нужды нет. Достаточно сконцентрироваться на развитии отношений между действующими лицами, ни с чем остальным не соотносясь. Таким образом вполне допускается поступать, особенно спустя прошедшее количество лет. В самом деле, так ли важно потомку, какими заботами существовал человек XIX века? Всё успело множественное количество раз перемениться, включая самосознание людей, в том числе и населяющих Россию, не говоря о количестве сменившихся государств и политических строев. Теперь осталось обсуждать свойственный пьесе психологизм, нисколько не обращая внимания на сопутствующие обстоятельства. Если действительно всё ныне обстоит так, тогда следует разбираться сугубо в психологизме повествования.

Должно быть очевидно, по «Месяцу в деревне» получится написать изрядно много, особенно уделяя внимание сопутствующим обстоятельствам.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Завтрак у предводителя» (1849)

Тургенев Завтрак у предводителя

В поисках нейтральной темы, Тургенев взял самую обыденную ситуацию — раздел наследства. На завтраке у предводителя дворянства должны были собраться спорящие стороны, выработав мнение, обязанное всех устроить. Придти к компромиссу не получится, поскольку, пока одна сторона проявит согласие с важностью примирения, другая — продолжит выяснять отношения, недовольная предлагаемыми вариантами. Кажется, ничего запретного в тексте нет. Тогда почему содержание подверглось значительным цензурным правкам? Объяснить то получится лишь с помощью человеческого фактора — у каждого цензора имелось собственное мнение. Кто-то не увидел моменты, порочащие дворян, иному показалось, что таких моментов изрядно. Как итог, пьеса под запретом, публикация и постановка на сцене не дозволялась.

О чём тогда вообще писать? С каких высот к творческому процессу не подойди — будешь запрещаем. Достаточно отдалённого напоминания об определённом, как получаешь прямой укор. Пиши о современном дне — это разглядят ещё быстрее, нежели описывай день вчерашний. Но и описывая день вчерашний, создашь напоминание, которого следовало бы избегать. Писать про седую древность, доходя до поиска сюжета из античных мифов? Да и тогда тебя уличат в написании аллегорического повествования о нынешней ситуации. Получается обстоятельство, именуемое безвыходным. Нужно договариваться с цензорами сразу, не дожидаясь пока они сами дойдут до мыслей, никак не способных быть применимыми к произведению? Быть бы тому, всегда найдётся человек, способный найти повод для запрещения к публикации.

Цензура времени правления царя Николая создавала проблемы для писателей. Все творения должны сперва получить одобрение цензуры, после чего дозволялось издавать. Поэтому, говоря о раннем творчестве Тургенева, оказываешься вынужден постоянно упоминать деятельность цензурных комитетов. Это будет продолжаться вплоть до 1855 года, после чего политика нового царя — Александра II — позволит пересматривать запрещённое к публикации, теперь скорее одобряя, нежели запрещая. Так и «Завтрак у предводителя» — уже во второй редакции — будет опубликован на страницах «Современника» в 1856 году.

Укор для пьесы исходил и из нежелания видеть на сцене произведение о современных нравах, показываемых в отсутствии благожелательного исхода для действия. Тургенев не позволил участникам повествования придти к согласию, ещё больше их рассорив, не сообщая о результате разговоров действующих лиц, оставляя с пониманием, что общего мнения выработано не будет. Кто тогда должен договариваться за справедливый раздел наследства? Как раз справедливого раздела не последует — каждая сторона на свой лад будет искать выгоду. Из этого могло быть выработано мнение, учитывая современность описываемых в пьесе реалий, — польский вопрос. Пусть это покажется неуместным, но поляки в составе Российской Империи постоянно сетовали на несправедливость раздела Речи Посполитой, вследствие чего регулярно восставали против России. Так почему цензоры не могли видеть подобного? Раз сразу было оговорено — каждый способен увидеть в тексте то, чего очевидцем ему желается быть.

Если говорить про наполнение пьесы, Тургенев допускал прежние длинноты, омрачая знакомство с содержанием. А если текст не становится легко усваиваемым, в него приходится вчитываться, следствием чего и становятся домыслы, мешающие полагающемуся восприятию текста. Нужно понять цензоров, они не имели возможности допускать до публикации или постановки произведения, даже незначительным образом способные породить мнение, касающееся осуждения происходящих в Империи процессов. Поэтому сделаем собственный вывод, создав тяжёлое для восприятия произведение, Тургенев уже тем способствовал его запрету, тогда как прочие рассуждения признаем домыслами.

Несмотря на сказанное, пьеса считалась успешной. Зрителю она импонировала уже тем, что для лицезрения действия хватало полутора часов.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Холостяк» (1849)

Тургенев Холостяк

«Холостяк» — самая первая пьеса Тургенева, поставленная на сцене. Цензурных замечаний почти не было, если не считать вольных слов Ивана по поводу крепостничества, изъятых из опубликованного в «Отечественных записках» варианта. Зритель должен был столкнуться с другой проблемой, скрывать которую не имелось необходимости. Об этом на протяжении первой половины века писали едва ли не все писатели того времени. Если говорить проще, то сколь не будь привлекательной внешности, на тебя всё равно не посмотрят, коли в кармане пусто, нет связей, браком никак не получится поправить положение в обществе. Успех к постановке быстро сменился ослаблением внимания, что принято связывать с нежеланием актёров сыграть хуже, нежели то сделали их предшественники в первых постановках. Критика пьесу встретила довольно благожелательно.

Касательно содержания, оно пропитано всем тем, о чём задумывались современники Тургенева — необходимостью обеспечить будущее за чужой счёт. Тут бы вспомнить пьесу «Нахлебник», созданную несколькими месяцами ранее. Вновь Иван показывал человека, желающего лёгкой судьбы, получая состояние от других, прилагая единственное умение — оказаться способным сойти за родственника, пускай и с помощью заключения брачного обязательства. Быть ли трагическому развитию на сцене? То зависит от умения действующих лиц смириться с действительностью, либо с умением идти до конца, принимая положенное в той мере, какое им окажется суждено.

Как во время премьеры, так и потом, портило пьесу присутствие лишних элементов в повествовании. Обходя острые углы, Иван наполнил содержание лишними действующими лицами, диалогами и поступками. Не продумав увязывание разного в единое, Тургенев добивался раскрытия одной темы — положения людей в обществе, игнорирующих проявление любовных чувств. Но ведь любовь в конце обязательно должна одержать победу над холодным расчётом? Может так оно и окажется, тогда как прочие писатели предпочитали вести действие, настаивая на невозможности переступить через принципы, забывая о необходимости озаботиться куском хлеба, нежели жить впроголодь, когда на фоне ссор обо всякое любовное чувство начинают вытирать ноги.

Как быть? Очень просто. Красивая девушка не может оказаться без внимания, как тому следовало случиться. Тургенев снизойдёт до судьбы сироты, по праву сюжетного творца, разрешив сомнения. И тому можно найти объяснение. Когда положение в обществе устраивает, нет стремления встать на ступень выше, тогда позволительно склониться к нуждам страждущих, протянув руку помощи, став обладателем личного счастья, возникшего на основании любви. Дабы к этому подвести, Тургенев сперва терзал зрителя обратной ситуаций — положение ухажёра не соответствовало возможности поступить красиво, из-за чего рушилась надежда на лучшую долю. Получилось, чтобы поступать по воле требований души — нужно прожить ещё двадцать лет, добившись высокого положения в обществе без удачного брака. Тогда и брак выйдет всем на зависть. Зрителю под занавес обязательно следовало прослезиться, настолько красивым выходило завершение повествования.

Как отнёсся к первым постановкам Тургенев? Он переживал, зная о недостатках. Ему были понятны длинноты, на присутствие которых указывали. Получалось так, что действие не развивалось, заставляя зрителя продолжать наблюдать, вместо того, чтобы смотреть постановку на одном дыхании, не задумываясь о присутствии лишнего в повествовании. Иван в последующих редакциях исправит ситуацию. С точки зрения потомка, пьеса останется наполненной лишними деталями, чрезмерно длинная, даже для театрального представления. Читатель это понимает лучше, так как провести порядка четырёх часов в зрительном зале, ещё и на затянувшейся постановке, много труднее, нежели внимать рассказываемой истории, находясь в удобных для чтения условиях.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Нахлебник» (1848)

Тургенев Нахлебник

Дворяне дворянам — рознь. Некоторые привилегированные слои населения Российской Империи никак не могли быть принимаемыми за достойных иметь право на высокое положение в обществе. С подобным ничего не поделаешь — о таком писали и прежде. Российские драматурги за полвека до Тургенева наблюдали похожую ситуацию, видя в качестве дворян людей, по складу ума сходных с крепостными. И теперь, уже в России Николая, совсем недавно пожавшей славу сильнейшего государства Европы, продолжали присутствовать элементы, заставлявшие современников краснеть. Немудрено, что пьесу «Нахлебник» запретили именно за демонстрацию читателю неблагожелательного восприятия содержания. Опять же, ничего особенного Тургенев не рассказал — подобного склада характера человек может быть везде, в том числе и среди дворян.

Трудно определиться и с датой написания «Нахлебника». Первоначальная редакция создавалась в бурный для планеты 1848 год — славный множественными революциями. Публикации не последовало из-за вмешательства Третьего отделения. Вторая редакция пьесы создана Иваном в 1857 году, название было изменено на «Чужой хлеб» — публикацию на страницах «Современника» одобрили, этому способствовал ветер перемен, чем славилась реформаторская политика Александра II. До сцены допущена оказалась лишь следующая редакция от 1861 года. А восемь лет спустя Тургенев закончил работу над пьесой, придав содержанию окончательный вид.

Что же теперь читатель узнавал? Ему сообщалась история, случившаяся вдали от столицы. В имении помещика жил человек дворянского происхождения, нисколько не стесняясь своего присутствия в кругу лиц, вроде бы для него посторонних. Барская рука справедливого хозяина не обидит страждущего — должно быть думают люди, привыкшие существовать за чужой счёт. Но требовалось придумать более весомое оправдание своего присутствия в чужом доме. Почему бы не рассказать об имевшем место прежде быть, о чём уже никто не помнит? Да насколько оправдывающее, что впору считаться за проживающего в имении на вполне законных основаниях. Однако, следует учесть и такой факт, согласно которому бедного дворянина не следует принимать за нахлебника, всё-таки он на протяжении семи лет следил за имением, пока хозяева находились в Петербурге. Или не следил, а прижился, учитывая присутствие в сюжете управляющего. Теперь же он должен устраниться, либо начинал считаться за нахлебника.

Как быть? Почему бы не рассказать будто бы подлинную историю про истинное положение, благодаря которому молодая помещица появилась на свет? Становилось известно, как плохо жили её родители, отец оскорблял и унижал мать, не брезгуя изменами. И мать, лишённая мужниной ласки, нашла способ утолить горечь. Вносилась ясность, молодая помещица — плод связи матери и того самого бедного дворянина, кого предлагается считать за нахлебника, кто самолично сообщает обстоятельства её рождения. Тургенев ничего не предлагает для подтверждения правоты слов. Однако, сомнения у молодой помещицы сохранялись, раз она допускала вероятность греховной связи матери. Оставалось единственное — найти общий язык с тем, кого отныне придётся считать отцом.

Согласно содержания читатель может понять, насколько Тургенев измыслил для изложения провокационный сюжет. Не говоря в подлинно утверждающих словах, Иван описал трагедию человеческих чувств. И хорошо, что греховная связь матери молодой помещицы имела не слишком усугубляющий действие характер, а случилась, пусть и с бедным, но с дворянином. Как быть с нахлебником? Присутствие такого человека следовало ослабить, желательно полностью устранив, поэтому от него предпочтут откупиться, уже тем избегая гораздо больших трат, способных возникнуть из-за кривотолков.

Поступь Ивана Тургенева не ослабевала, он продолжал создавать произведения, стремясь отражать трагизм человеческой судьбы.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 4 5