Tag Archives: пьеса

Екатерина II Великая “Федул с детьми” (1786-91)

Екатерина II Федул с детьми

О чём не грешно, о том говорить позволительно. А если отчего-то покраснеют уши, то будет простительно. Всякое случается, может народиться пятнадцать детей. И что с ними делать? Разве один отец управится с оравой сей? Хлебнёт он горя, ежели не перестанет грустить, да знает он, как ему дальше жить. Решается затруднение – жена нужна для того, он серьёзно задумается, думая, согласится роль матери семейства принять кто. А как же дети – они согласятся? Им самим пора с родительским гнездом расстаться. Решение не требуется, его не существует, Екатерина на радостях пишет, сюжет её почти не волнует.

Не спешат дети замуж идти, не спешат невест себе найти. Им приятнее гурьбою издеваться над отцом, ночью ли скажут остроту иль днём. На внимание пришлых им безразлично, ибо малы, словно пред ветром приняли они роль скалы. Сдувайте пылинки, и только! Иного не дано. Истины сей оперы сие есть зерно. Чем сильнее ветер задует, сметая преграды, тому, принявшие роль скалы, скорее окажутся рады. Красота потому возникает, что пестует ветер скалу, неподвластную ему одному. Но попробуй сей ветер подступить к скале, возбуждая волн течение, тогда и произойдёт неуступчивого камня крушение. До такого поворота сюжет не дойдёт, Екатерина, смеясь пишет, не допуская забот.

Строгие с собою наедине и строгие по адресу отца, дети Федула не допустят его до венца. Негоже породившему пятнадцать детей, проведшему с ними множество дней, вдруг показать слабость перед природным естеством, семейные ценности забыть, обернувшись котом. Он так и скажет: без жены, что без кошки. Видимо, дома беспорядок – рассыпаны крошки. И сколько бы не было детей рядом с ним, он постоянно за лаской женской гоним. Как бы не кричала и не потрясала кулаками, без усов она бы была или с усами, слонялась без дела или ловила мышей, всяко лучше не одному, когда можно быть с ней.

Проблемы отца выходят вперёд, жизнь детей мимо идёт. Они способные, ребятам сим без затруднений жить, да от отца не желают они уходить. Пленяют взор, полны чудесных помышлений, оставаясь источником всех упомянутых в действии прений. Играют, поют, танцуют, веселятся, не желая с волей родителя просто так соглашаться. Их много, им полагается дружбою крепкою направлять отца размышления, забывшего, что существуют отличные от его мнения. Гораздо лучше пошире улыбнуться и заново решение объявить. Детям останется в танце сопротивление забыть.

И будет свадьба. Как ей не бывать? Выбор отца одобрять или не одобрять? Не абы кого – молодую жену! Уж не почуял ли родитель весну? Едва ли не ровня детям, хоть и вдова. Разве такая семейству нужна? Колесо противоречий снова станет крутиться, позволяя сомнениям в выборе родителя укрепиться. Спрашивается – к чему всё на сцене шло? Остаётся думать, обыграла Екатерина кое-что. Неспроста затеяла она подобный сюжет, обличила кого-то, кого уже нет. Осталась опера, и более не о чем судить, примем сказанное во строках, остальное – забыть.

Придётся действие смягчить, детям без воли родителя вскоре предстоит жить. Старшая дочь, славная красою, испытает, как пленять собою. То ей противно, не готова исполнять новую роль, ей стыдно другим поведать о том душевную боль. С неё Екатерина начнёт и ею закончит сказанное о Федуле и детях его, хватило зрителю перечисленного ею всего. На сцене был фарс – актёры с ума сходили, но никуда не денешься, лишь бы царице угодили.

» Read more

Екатерина II Великая “Храбрый и смелый витязь Ахридеич” (1788)

Екатерина II Храбрый и смелый витязь Ахридеич

Легко и просто – без натуг, ожили на сцене сказки вдруг. Тут смелый сын царя, ушедший на поиски, себя не щадя. Отправился спасать сестриц, осиротев без милых сердцу лиц. Ему даны сапоги-самоходы, откроет шляпа-невидимка закрытые проходы, скатерть-хлебосолка голод утолит, у Яги-бабы он в избушке погостит. Сразится со змеем о двенадцати головах, на чём не завершится список забав. Покорятся лешие, морские чудища подчинятся, останется счастливым браком сочетаться. Опера Екатерины об этом всём, царицы склонности к подобным сказочным сюжетам учтём.

Государство ладно живёт, бед не зная, потому о проблемах возможных забывая. Не сами, значит проблемы создадут другие, показав проказы, обычно от пустоты души злые. Зачем похищены принцессы? Кому понадобилось украсть сих прекрасный дочерей? Чьих рук то дело, кому воздать за авторство таких затей? Отправится царевич отыскать, в честь отца его Ахридеичем предлагается звать. Никому не дано встать на заданном провидением пути, положенному полагается сейчас произойти. О том известно с давних лет, пройдёт царевич по дороге, которой нет. Повстречает преграды, о которых все должны были знать, иначе благоволение судьбы трудно будет понять.

С пустыми руками, ибо не полагалось принцу ничего, найдёт вскоре он требуемое ему всё. Но то не требовалось, ведь не дано поступь Ахридеича остановить, обязан представленный на сцене герой победить. Потому и дружен с ним каждый персонаж, встреченный им, не убить они стремятся, подружиться желают с ним. Обречены злодеи страдать, должные послужить на славу чужую, только никто не знает – на славу какую. Ключ от тайны в окончании оперы хранится, догадливый сможет понять, к чему клонила Екатерина-царица.

Дабы решить затруднения, сестриц освободить, о собственном счастье нужно забыть. Это так, чего не заметно, коли не принимать во внимание, кому обязаны действующие лица за перенесённые ими страдания. Царь-девица всему голова, как бы то не казалось, в её руках личность, чьё значение для истории серым кардинальством раньше называлось. Кому из них отдать приоритет, голова бы о том не болела. Важно видеть, что не обычная девица раскинула сети, а королева. Созданный Екатериной механизм сюжета, прекрасно раскроет зрителю это. Не для того царевич сестёр спасал, он невольной игрушкой в руках интриганов стал.

Впрочем, не будем стараться понять все детали. Не детали важны, если не знали. Красочное действие, поставленный на сцене балет, жить сказке Екатерины множество лет. Да годы прошли, забылось былое, не поймёшь теперь – почему отношение у потомков такое. От чистого сердца сказка рассказана, даже в стихах, но никто о ней не знает: обратилась во прах. Здесь всё то, что детям надо показать, чтобы плоды воспитания потом достойные пожать. Проснётся воображение, даст пищу для размышлений, иначе не проснётся в подрастающем ребёнке гений.

Любила внуков Екатерина, о том позволяет думать о подвигах Ахридеича сия картина. Пусть отошла царица от принципов воспитания, показав ложь и немного страдания, без чего в сказках не обойтись никак: искал сестёр не простак. Столкнуться пришлось с враждою за предметы, спорщикам которые не принадлежали, со стражами, что не понимали, для чего порученное им охраняли. Только змей пострадал, дружить не умея, пришлось рубить и прижигать ему головы, не жалея. И под занавес дано торжество, врагами не остался никто. Задумано так, подстроены события, пусть абсурдные, зато приятные зритель совершил открытия.

» Read more

Екатерина II Великая “Февей” (1782)

Екатерина II Февей

Зрительный образец сказки о царевиче Февее явлен люду, оперой стал, цитируется внуками всюду. Довольны Александр и Константин, для них сюжет теперь един. Испробовала Екатерина силы в стихотворном ремесле, пришлось ей по вкусу, в рифму писала она налегке. Не в том проблема, дабы на строчки переложить, либретто есть сие, осталось музыку добыть. То не великая трудность властелину, найдутся способные, дополнят повествования картину. И оживёт сказание о царевиче из сибирских земель, покажет удаль на сцене Февей.

Как славно жить, когда дружны. Прекрасны дни такой страны. Поют певцы, цветут цветы, над головою небосвод, под синевою радостно живёт народ. Но подрастают дети полными идей, хотят чего-то: не найти решения затей. Им говоришь о благости момента, не стоит так легко его терять, того не могут подростки уразуметь, не дано им понять. Чего желает царевич юный? Невесту захотел. Найти ему потребную в своей стране он не сумел. Потому он полон решимости её найти, не смогут от того желания его спасти. Останется родителям серчать, придётся волю сыну дать.

Остановился зритель в мыслях сразу, подумав, верить или не верить сказу? Какой правитель единственное дитя отпустит пешком в полях бродить, словно не понимает, с ним всякое случится: может быть. Но это сказка, значит нужно так поступить, царевича придётся родителям в странствия отпустить. Разумеется, невесту Февей найдёт, её в отчий дом он приведёт, и будет праздник, будет счастлив каждый, кто на сцене стоит, Екатерина всё показанное сочинила, лично тому благоволит.

Не ушёл царевич далеко, иначе всё сложилось. Кто сказку помнит, понимает, чем всё осложнилось. Калмыцкие послы задействованных лиц среди, татары там же, теперь Февея там найди. Он в мыле, прибежал, дабы преданность отцу показать, даёт повод иноземным пришельцам умение почитания родителей лучше понять. А где же невеста? Не сразу доступно внимаю всё, о том Екатерина досочинить должна действие четвёртое ещё. Появится Данна, красавица заморской земли, с которой окончит в счастье царевич свои дни.

Больше яркости, нежели сюжета. Танцы не указаны, но имелось на сцене всё это. Показаны России далёкие пределы, показаны и люди, на поступки оказывавшиеся смелы. Не о зрителе думала Екатерина тогда, внукам показывала, что хотела видеть сама. Сменилась хитрость на услужливость и прямоту, пропало упорство, не найдёшь и простоту. Сказ оборвётся, не дав ответ на вопрос, ведь зритель спрашивал: к чему, царица, действие ведёшь? Без антуража, ежели оперу пьесой читать, иначе будешь текст её понимать.

Сии строчки, пусть сложены своеобразно они, дополняют понимание, воспроизводят творившего человека дни. Ежели он умел музу ловить, стараясь людей таким талантом удивить, то следует всякому, взявшемуся за о стихотворном творчестве суждение, постараться самому проявить к тому какое-никакое умение. Ладно переливаются строчки, истину помогая лучше раскрыть, потому полагается препятствий не чинить. Эта оговорка полезна для чтения о творчестве Екатерины мнения, не раз царица принималась создавать в стихотворной форме произведения.

Теперь прощаемся с Февеем, он верно послужил во славу воспитания примера. Хоть не поступками своими, так уж показать Екатерина сего царевича смела. Два варианта понимания его поступков есть, разница в них небольшая, ничего не изменится, если понимать, иного сюжета не зная. Урок в том, пожалуй, мы найдём, что роль родителя важна, только это учтём. Куда не рвись ребёнок, где счастье он не старайся искать, вернётся назад, чтобы по воле родителя желаемое наконец-то руками объять.

» Read more

Екатерина II Великая “Горебогатырь Косометович” (1788)

Екатерина II Горебогатырь Косометович

В русских городах горе, лишились покоя города. Узнать о том готовы, дамы-господа? Смотрите, вам придуман тот, кто на хромой лошади отправляется в поход, кто таз на голову водрузил, таким своим видом соседей сразил, предстал рыцарем, готовый быть правым во всём, горебогатырём Косометовичем мы его наречём. Он Дон Кихот, тот самый, под кем тащился Росинант, кому не попона царская полагалась, а на хвост бант. Не столь важный, просто себе на уме, везде нужный, но бесполезный везде. Ничего не умел, зато брался за всё, чужое оно было или на самом деле своё. Должно такого персонажа среди русских подданных иметь, да такого создать попробуй суметь. Екатерина за то взялась, комическую оперу написав, может на кого из своих недругов тем указав.

Косо метал кости представленный в опере герой, потому именем он вышел сложный такой. И всё равно, как бы косо кости не метал, мимо цели, как сам считает, никогда не попадал. Бил в нужное место, чего не дано понять другим, не всем дано быть умным таким. Предугадывает ситуацию, смотрит наперёд, не осознавая, как часто сам себе врёт. Где не прав, там громко всех переубедит, ведь прав тот, кто как раз громко говорит. Истину еле слышно не произносят, не кричат её в надрыв, для правды человек должен быть громогласно тих. В том уверен Косометович, ни уступая другим, живёт он согласно принципам сим.

Ещё есть черта в поступках горебогатыря, бросается обещаниями, высказываемые намерения ценя. Весь мир он покорит, бросит к ногам, стоит захотеть. Нет лжи в словах, ему дано такие желания по силам иметь. Он готов накормить всех голодающих разом, никому не ответив отказом. Как сумеет? Не о том у горебогатыря забота. Всех накормить ему действительно желается, такова его охота. Пообещав, примется исполнять. И не важно, если не сможет обещанного страждущим дать.

И тут задумались люди, заметив в делах горебогатыря заметные черты, подобных ему – хорошо, если не все чиновники страны. Некогда задумала Екатерина Наказ, желая увидеть счастливыми людей не завтра: сейчас. Но почему-то, как бы не хотела она, помешала осуществлению всех планов война. Всегда можно вернуться, ибо не век воевать, только проще порыв громкий тихо унять. Не в том царице укор, не пустыми были её слова, не нашли они отклика, закрылись чиновников для планов сердца. Тут лирика, иначе ведь никак, не правитель – его подчинённый не знает сделать как. Всё понятно, далее о том толку нет говорить, про сию черту остаётся забыть.

Мал Косометович – совсем на богатыря не похож, слова о нём обратно уже не возьмёшь. Ему хамят, слушать не желают, серьёзно его замыслы нигде не принимают. Отправляют дальше, пусть с желаниями мимо идёт, может где отзывчивых он всё же найдёт. Сам он хамит, не слушает людей, ни с кем не думает считаться, потому всем проще с ним поскорее расстаться. Примечательный персонаж, настоящий Дон Кихот – в бумажных доспехах на хромой лошади издалека он идёт. Русским в самый раз, дабы о существовании таких людей знали, смирялись с ними и об опере царицы потому не забывали.

К чему придёт герой Екатерины, если куда-то идёт? Найдёт искомое или ничего его к себе не влечёт? Задался ли тем вопросом кто, посмеявшись над комичностью героя? Может оказаться и так, что кто-то лишился от увиденного в поступках Косометовича покоя.

» Read more

Екатерина II Великая “Новогородский богатырь Боеславич” (1786)

Екатерина II Новогородский богатырь Боеславич

Коль опера, тогда стихами нужно говорить. Стихами о проказах новгородцев слух скорее утомить. Узнает вдруг, кто видел оперу царицы, чем хуже Новгород Москвы-столицы. А в том беда, что лих народ – житель северных земель. Он обладает силой, не придавая толку ей. Готов он биться, побивая всех кругом, не разбирая, чей на этот раз разносит дом. Вполне окажется, когда откроет он глаза, рухнули его собственные за ним врата. Такие люди – это новгородцы, насквозь русские, хотя и в мыслях инородцы. Но покорятся они обязательно царям Москвы, поскольку не хозяева своей судьбы. Пока же не о том, посмотрим на другое, сложила сказ Екатерина о мужицком мордобое.

Вот улицы республики вольной, зовётся Новгородской она. На тех улицах покоя нет, гуляет народ: идёт среди народа борьба. Чешутся руки, ломаются кости, своих ли, господ ли, а может страдают мирные гости. Повсюду удаль, её избыток, не знает покоя никто, позволяет бить себя и других он бьёт в ответ легко. Будет стоять враг у стен городских, вдоволь потешится, отказавшись от планов по захвату любых. Уж лучше пусть новгородцы бьются меж собой, ежели только и ходят друг на друга толпой. Если нет согласия в их среде, покорятся когда-нибудь, не прибегая к войне.

Таково положение, покуда молодость играет, направляя кровь. Одна забота: лазарет к вечеру к приёму избитых готовь. Не дело – видеть подобное, нужно решать, важно пыл граждан стараться унять. Беда же такая, какая у новгородцев всегда – нет князя, когда он нужен, и нужен весьма. Что делать? Достойный княжеского звания сын коли, биться любит, не испытывая от ему нанесённых ранений боли. Рвётся вперёд, собрал дружину подобных себе, с таким встречаться лучше только во сне. Наполнил город страданиями, нет целых в нём людей, каждому отвесил богатырь, проводя в сражениях всякий из дней. Мать его, княгиня во вдовстве, не знает, управу на Василия Боеславича найти где.

Решение известно, понятно быть должно, избавляет от пыла молодецкого лекарство одно. Оно зовёт иначе, нежели думать хотелось молодым, к скорой свадьбе предстоит готовиться им. Задача великая, её надо решать. На то согласны все, готовы все для того помогать. Утихнут улицы, вздохнёт спокойно народ, хотя бы тело от побоев отдохнёт. Ведь сколько можно видеть сечи внутри стен, так в самом деле угодишь к тем же московитам в плен. Начнут решать, задумает вече думу о том, чему Екатерина рада, спокойствие придёт во враждебный прежде дом.

Занятно и смешно, серьёзных тем на этот раз не касаясь, рассказана история, мужицких боевых забав чураясь. Вполне внукам таковая сойдёт на показ, дабы видели, каких избегать нужно зараз. Народ пред ними русский, он схож с новгородским людом, так же станет давиться, забот лишённый грузом. Не допускать подобного, во счастии держать, до вольных забав его нельзя допускать. Что толку, если пойдёт улица с улицей биться? Какой пользой подобное может для государства обратиться? Смейтесь дети, усваивая урок царицы, поймёте, где нельзя переступать в чувствах границы.

Может не о том сказ, но кто теперь поймёт. Творец ничего просто так для внимания читателя не создаёт. Некая мысль гложет его думы, он о них говорит, потому в веках такой творец не будет забыт. Или будет, но не в том он виноват, просто потомок видать новгородцам снова подобен – и тем плоховат.

» Read more

Екатерина II Великая “Начальное управление Олега” (1786)

Екатерина II Начальное управление Олега

Князь урманский Олег, шурин Рюрика, обязался удержать княжение до взросления сына того – Игоря. Екатерина уверена, прежде Олег с Рюриком были неразлучны, вместе держали в страхе Англию с Францией, вместе же пришли на Русь, сев править землями Гардарики. Когда пришла пора Рюрику умирать, Игорь был мал для княжения, потому-то Олег и заменил ему отца, став наставником княжича и управителем земель русских. Заслуга Олега и в том, что не стал он отсиживаться в областях северных, устремив взор всюду, куда дотягивалась рука, вплоть до Киева, где не по праву княжить взялся Оскольд. Важно понимать и то, как Екатерина увидела начало правления Олега, решившего заложить на реке Смородине град чудесный, Москвою ныне именуемый.

Потянулись к Рюрику люди земель русских, хотели они видеть над собою князя справедливого, за искоренение распрей ратующего. Умер, к их сожалению Рюрик, не дав вольным воздухом дышать россам повсеместно. Может тем озаботиться Олег, на управление конунгом заморским поставленный, что внуком князю новгородскому Гостомыслу приходился: решили россы сообща, державшего стол для Игоря они просить вздумали. И вздумали ещё по той причине, что много люду по землям Руси ходило, разрешения на то не спрашивая, как ходили угры в Польшу да из Польши, словно не ведали они, чем за то должны быть обязаны.

Первым делом Киев взять требовалось, изгнав Оскольда из города. Вторым делом – поженить Игоря на Прекрасе, известной нам под Ольги именем. Понять предстоит, какое значение имели дела Олега, не рода Рюрика, но мужа доброго и хвалы достойного. Особо на то обращала внимание Екатерина, ибо она, что Олег, взяла из рук ослабевших мужа своего власть над Империей Российской, обязуясь удержать её в целости до воцарения сына его, Павла Петровича, приумножая земли её и добиваясь великой славы во имя процветания в веках её. И более того, как и Олег, она могла думать о граде Византийском, у стен которого Олег стоял, чьи стены не покорились ему, как не покорились они и Екатерине, с турками за его обладание воевавшей.

Хватало ума правителям, над россами поставленным, лишь самим россам ума не хватало, желающим сменить нужное на бесполезное, разменивая крепкое сукно на шелка и бумагу в парусах, словно не понимая, какой то им грозит гибелью. Уверена потому Екатерина, почему ушёл Олег из-под стен Царьграда, не овладев оным, но поживившись наживою. Не уверена и она в силах своих, готовая оставить то на решение потомков, должных воспользоваться силой русского народа, убедив его в необходимости строгого к себе отношения.

Поучительной получилась пьеса, Екатериной написанная. Не для театра она, как и о Рюрике пьеса написанная. По примеру пьес Шекспира составлена, драматургу английскому в подражание. Не всё так было в действительности, на сцене каким образом оно представлено. Важнее о себе показать необходимость суждения, представ человеком для России необходимым, чьё правление правлению Олега подобно. Ведь правил поставленный Рюриком князь урманский, передав Игорю оставленное на попечение приумноженным. Не имел права Олег становиться во главу земель новгородских и киевских, но обязался удержать до срока положенного. Нет различия в том, сколько для того потребовалось времени, пускай до смерти пришлось о Руси заботиться. Екатерина поступит ему подобно, пока сын её и Петра сын Третьего – Павел, наберётся ума-разума, дабы сесть на престол и продолжить предками начатое.

» Read more

Екатерина II Великая “Историческое представление из жизни Рюрика” (1786)

Екатерина II Из жизни Рюрика

Любопытна история в исполнении Екатерины, показанная под иным пониманием о казавшемся известным. Взять к примеру Рюрика, призванного на Русь княжить. Так и не знает никто, почему к тому склонились населявшие Русь люди. Согласно преданий, устали жители земель северных от разброда в мыслях, склокам способствующим. Всякий за власть хватался, потому лилась кровь славянская. Дабы лихость сию пресечь, конунги с земель варяжских призваны править были. Екатерина иначе на то посмотрела, в виде пьесы представив ситуацию следующим образом: решил князь новгородский Гостомысл передать право на княжение внуку своему Рюрику, сыну дочери, что в землях варяжских мужа имела родом славного.

Пусть пьеса о Рюрике не для театра писалась, но всё же будем считать, смотреть её должен зритель был. И увидел зритель на сцене умирающего Гостомысла, собравшего вокруг себя представителей племён, уверяя их в верности измысленного им суждения. Не Вадиму предстоит княжить, пусть то старшему в роду полагается, коим Рюрик является. Сообщить о том требуется, призвав кровь родную на княжение, не совсем варяга, ежели со стороны матери предки его россами были. Утихнуть страсти должны, кто Вадима думал поставить князем новгородским, иначе снова кровь проливаться начнёт, чего Гостомысл не желал повторения.

Не обычного предка потомками стали Рюриковичи, ибо Рюрик, как утверждает Екатерина, молодость свою провёл в боевых походах, трепет нагоняя на население Англии с Францией. Не стал он противиться воле деда, может к тому сам склонялся, соглашаясь принять княжение над Русью, его призывающей. Но будет крепко думать он, размышляя над необходимостью такого решения. Что Русь Рюрику, когда земель для его власти достаточно. Хоть до Царьграда иди, не вспоминая о восточном крае с городов множеством – известного тогда людям под прозванием Гардарики.

Сию историю Екатерина могла облечь в форму рассказа художественного. Добротной получилась бы повесть, и стала бы она потому первой писательницей, кого приняли бы и почитали в качестве исторического рассказа зачинательницы, предупреждая споры последующего века, на половину столетия оттянутые. Станут тогда мужи от литературы биться за право первых беллетристов, обративших взор на события прежние, далёкие от античности и пониманию более близкие. Пусть знает потомок, царица Екатерина сама руку приложила к тому, ибо как иначе понимать рассказанное ею про Рюрика?

Узнает Рюрик о воле Гостомысла, думу крепкую задумает, в поход соберётся далёкий и придёт на Русь, право на княжение отстаивать. Сойтись бы в битве ему, кровь пролить, без того проливаемую. Воздать сомневающимся в праве его на власть, устранив войной возражения. Тому не стала Екатерина потворствовать, показав, как нужно политикой порывы сдерживать, стремясь язык найти, человеческими жизнями не жертвуя. Станет известно тогда, почему Рюрик всё-таки стал править, избежав затруднений.

Право Рюрика очевидно, если верить всему сказанному. Один Вадим смел то право оспаривать. Ему же укажут, какое место в роду среди внуков Гостомысла его – то место последнее. Рюрик же, откуда не приди он, старший внук Гостомысла, и быть потому ему князем новгородским, чему нельзя противодействовать. Возобладает благоразумие, поймут прежние соперники, насколько слаба их правда перед должным свершиться решением.

Не человек без рода и племени, правитель по праву рождения, от которого ведётся на Руси отсчёт всем её правителям. Таково мнение Екатерины, ежели такового она придерживалась. Если не сама она к тому роду относится, то внуки её к Рюрику восходят без сомнения.

» Read more

Яков Княжнин “Чудаки” (1790)

Княжнин Чудаки

Не по рождению человек всегда смешон, если занимается тем, для чего он не был рождён. Так его воспринимают люди, принявшие положение, наследуя отцам, им ведомо многое, чего не ведает добившийся призвания сам. Он – чудак, привычки его – для веселья причина, о нём обязательно скажут: барин ныне – дурачина. И это так, как бы не казалось странным оно, не понимает человек извне, ему чужие устои – просто ничто. Но ясно каждому, коли взялся положение занимать, должен правила поведения общества знать. Учи французский, усвой этикет, и быть тебе и твоим детям барами остаток отпущенных роду лет.

Такая ситуация исходит от императрицы Екатерины Второй, дворянином может стать низкого происхождения человека сын: порядок простой. И стали плодиться дворяне, нет спасения от них, и стремятся младые бары жить лучше потоков своих. Будут стараться перестроиться, о чём мыслить крайне тяжело, другим образом требуется думать, и думать иначе про всё. Ежели ранее со слугою говорил на ты, надевал колпак шута, теперь сия забава не должна быть повторена. Понятно, хочется, никто не оспорит желание то, барин – чудак, ничего путного не возьмёшь теперь с него.

И ладно два человека обрели положение в обществе выше – пара сапог. Отнюдь, Княжнин легко отделаться зрителя заставить не мог. Барин с низов, барыня – дочь знатных кровей, быть на сцене действию потому веселей. Не понять жене выходки мужа, для неё он – чудак. Поступает муж всяко, но не умный человек как. Вот сидит со слугою в кресле, говорит с ним, словно они друг другу равны: такое поведение – удар для высокого происхождения жены. И как бы мягче сказать, когда разговор о дочери зашёл у них, жених для мужа, оказывается, сойдёт и из самых простых. Тут буря должна вскоре разыграться, барыне есть чего в таком рода продолжении чураться.

Дабы мужа чудачества не слышать, нужно уши закрыть, постаравшись кошмары сии поскорее забыть. В дом вошла французская речь, тому радоваться жена должна, понимал бы муж произносимые им иностранные слова. Издевательство, иначе не назовёшь, с таким благородным супругом долго в спокойствии не проживёшь. Не исправить никак, он – дворянин первой волны, на детей надежда, они во славу отца продолжать род будут должны. Пока же чудачествам быть, придётся принять, раз сама императрица решила политику государства взять и поменять. Требуется сословие третье прославить, вот пусть и славится, лишь бы власти от таких нововведений не представиться.

Чем далее продвигается сюжет, тем больнее язв кровоточение, Княжнин открыто выразил своё и общее дворян мнение. Негоже такое допускать, приходится теперь смеяться результату, ибо не указывать на вред затеянного императрицей солдату. Может в отдалённой перспективе перемены не столь плохи, всё равно тяготит видеть народивших дворян от сохи. Они стремятся походить на бар, похожим действуя манером. Не получается у них, но есть надежда на лучшее в каждом их поступке смелом. Пока смеёмся, как бы не заплакали потом! Как знать, не пройдутся ли потомки таких дворян по заслугам древних родов огнём.

Остаётся следить, не допуская вольности проявлений, если теперь дворянин, не позволяй о себе кривых суждений. Стал выше многих, не опускайся назад, теперь иным стал ты, как переменился положения наряд. Не будь чудаком, измени лица выражение, безвозвратно ушло безродности твоей мгновение. Осталось всё это понять, ибо лучше в жизни тебе больше точно не стать.

» Read more

Яков Княжнин “Траур, или Утешенная вдова” (1787)

Княжнин Траур или Утешенная вдова

О медицине у Княжнина есть веское слово. Рассуждения о ней он решил раскрыть через комедию “Траур, или Утешенная вдова”. Сам медик в пьесе имеет характерное имя Карачун, его методики всегда доводят пациентов до смерти. Пасть от рук сего лекаря довелось и мужу Изабеллы, отчего теперь она и находится в трауре. Не сразу, но Княжнин обязательно раскроет принципы работы данного коновала. Пока же зрителю представлен приехавший из расположения полка военный, желающий обручиться на Милене, сестре вдовы, поскольку того желал покойный.

Все считают, что лекарь истинно уморил человека. Тому есть веские причины. Например, этот представитель рода Асклепиев ни с чем не считался, назначая процедуры, лишь бы ему шли деньги в карман. Он мог назначить по шесть кровопусканий в день, беря за каждое из них полною мерой. При этом совсем необязательно, чтобы кровопускание вообще было полезно пациенту. Карачун не чурался прописывать лекарство стаканами, тогда как полагались меньшие дозы, преследуя тем прозаическую цель: ежели хворь не идёт из тела, значит то тело смерти само захотело. Следовательно, представленный в комедии лекарь буквально убивал пациента, стремясь обезопасить свою репутацию. Он всегда сможет объясниться тем, что коли Богу оказалось угодно к себе призвать, не ему в то вмешиваться.

Не скажешь, будто бы сей медик был действительно сведущ в лекарском ремесле. Скорее наоборот, он в нём ничего не смыслит. Если жалобы пациента не подходят под известные ему заболевания, такого человека следует лечить от определённого диагноза, пусть и измышленного ради необходимости оказания хоть какого-то лечения. Остаётся ужасаться, каким опасным делом было хождение по врачам во времена Княжнина. Воистину, лучше покориться воле небес, нежели тебя угробит посланный из ада в белом халате бес.

Разобравшись с методами Карачуна, зритель снова обратит внимание на военного. Он серьёзно настроен жениться. Причём этот человек показан таким образом, что никто не согласится принять предлагаемые им руку и сердце. Какой толк от бравого вояки, чья мечта – стать участником первой атаки и пасть смертью храбрых, из-за чего оставшаяся вдовой жена будет с гордостью говорить о погибшем в сражении муже. Понятно, Княжнин иронизирует, не видя, как доблесть может восприниматься благом, когда скорее оборачивается горем, поскольку вдова останется без ничего и окажется вынужденой коротать оставшиеся дни в одиночестве.

Представленные на сцене действующие лица склонны к схожим мыслям, какими Княжнин наделил лекаря и военного. Ни о каком благе не может быть и речи. Все живут в согласии со странными принципами, вредными для общества. Достаточно ознакомиться с каждым из них, чтобы убедиться в правдивости сего суждения. Только о прочих Княжнин не писал так ярко, оставив зрителя об остальном домысливать самостоятельно.

При жизни Якова комедия не ставилась и не была известна читательской публике. Причины того очевидны, они объясняются излишней категоричностью автора, подрывающими основы представлений о населяющем Россию обществе. Впрочем, такого склада люди встречаются повсеместно, куда не обрати взор. Всюду получится найти нерадивых медиков, ровно как и стремящихся обогатиться на чужом горе, так много и желающих обретения личной славы, нисколько оной не являющейся. Казалось бы, Княжнин показал противоположные склады ума, однако каждый из них достоин существования, хотя бы из тех соображений, насколько удаётся им друг друга уравновешивать. Других выводов из комедии Якова сделать нельзя, но стараться найти новые трактовки всегда необходимо.

» Read more

Яков Княжнин “Мужья, женихи своих жён” (1784)

Княжнин Мужья женихи своих жён

Разлад по жизни словно трещина в стекле, не можешь видеть нюансы доступные все, иначе воспринимаешь доступное тебе, воспринимаешь происходящее всегда налегке. Задуматься стоит, это важно сейчас, и не отступать, узнав истину без присущих истине прикрас. То дело сложное, ибо об отношениях речь, не каждого дано этой темой увлечь. Остановилось мгновение, посмотреть теперь необходимо, увидев, как зря ходили вокруг данной темы мимо. О чём она? О чувстве страсти и огня, утихших давно, не упомнить того событий дня. Взбудоражить чувства пришла пора, увидеть, какими женихами для жён становятся уставшие от внимания прекрасных половин мужья.

Когда-то двое стали в обществе семьёй, заполнили социума свободную ячейку собой. И им казалось – счастье есть, в том не искали обоюдной возможности лесть. Они наслаждались и жили в ласке и неге, не разбивались в утлом судне о скалы на бреге. То длилось недолго, ибо не длится долго оно, трещина от мелкого удара поразила стекло. Шли годы, забылись лица любимых давно, казалось уже, такому случиться было неизбежно всё равно. Но вот Княжнин взял в руки перо, он иначе мыслил знакомое ему ремесло. Ожили отношения, будто не прошло десятка лет, влюбиться получилось, хотя казалось, что надежды больше нет. Секрет того чувства в безвестности о том, кто выбран оказался. Пожалуй, оперу сию скорее прочтём.

Есть истина – с древности знают о ней: почему-то к любовнику женщина относится нежней. Исчезают шипы, лишь бархат лепестков, нет яда в словах, только аромат благоухающих цветков. Кто желает проверить, проверьте, убедитесь в том сами. Так было прежде, многими быть тому до скончания времени веками. Перед зрителем муж барских кровей и муж – слугою росший с яслей. Они расстались с жёнами, прошли года, и захотелось им ощутить забытых женщин уста. Разыграли ситуацию, ролями поменявшись, слуга стал барином, а барин слугой ставшись.

Дабы создать эффект комедии, пошёл на хитрость Княжнин, дав подобное желание не сим мужьям на сцене одним. О том же задумались жёны, решившиеся на аналогичный эксперимент, и им желалось ощутить сладости запечатления поцелуев забытых момент. Ожидаемы парадоксы и оказий многия раз, ежели задумали люди стать источником проказ. Не одним шипам предстоит сойти с их натуры, об ином говорят перемен их фигуры. Социальный аспект, ибо как это так… барин к служанке пристанет, а барыня решится со слугою на брак. Не простое там дело, ведь женщине позор связи иметь с кругом выше или ниже её, учтёт Княжнин обязательно это в комедии всё.

Оставим проблемы сферы социальной, не про это вопрос, нам важнее видеть, как заново чувством любовным каждый оброс. Истинно ведь, исчезли шипы, бархатными стали и дум об ином в отношениях приятных люди не искали. Таков урок, его надо учесть, поняв, почему охладевают чувства и рождается месть. Разбить отношения просто, только зачем, похожего добьёшься и с этим благоверным и с тем. На порыве гнева, раздавливая стекло отношений в мелкую крошку, не создашь для будущих отношений чистую доску. Останешься прежним, новыми трещинами заполнишь бытие, сделав хуже, поверь, одному лишь себе. Лучше представить, словно отношения в прежней меры свежи, поступки влюблённых той же страсти полны, и нет угасания чувств, всё ярких красок полно, словно наполненное счастьем полотно.

Если где-то не так выражался Княжнин, за умные мысли его мы всё же простим.

» Read more

1 2 3 4 10