Tag Archives: космос

Станислав Лем “Рассказы о пилоте Пирксе” (1968)

“Рассказы о пилоте Пирксе” – это сборник. Профессия космопилота когда-нибудь обязательно станет востребованной. Требования к кандидатам будут более жёсткими, нежели к подготовке современных лётчиков. Будет существовать специальное учебное учреждение. Полёт по космическому пространству – это романтика. Однако, в этой романтике обязательно будет заключён большой риск. Если при полётах на планете всегда можно разобраться с ситуацией, либо быть уверенным, что тебя обнаружат, то в космосе такое невозможно. Любая неполадка просто приведёт к беззвучной катастрофе и тотальному уничтожению космолёта.

Кажется, Лем немного отошёл от психологизма. Он не концентрируется на переживаниях героя, нет и любовной линии. Вместо этого, читателю предстоит столкнуться с проблемами профессии космопилота, которые касаются различных технических неполадок. Отчасти, “Рассказы о пилоте Пирксе” имеют аналог в мире фантастической литературы в виде сборника Айзека Азимова “Я, робот”. Там, если вы помните, Азимов строил повествование вокруг трёх законов робототехники, возникающих неполадок и попыток героев понять действие искусственного интеллекта. Пилот Пиркс тоже сталкивается с техническими неполадками – об этом все рассказы. В каждом что-то новое. При всём этом, Лем пытается разубедить слепую веру читателя в непогрешимость искусственного интеллекта – ошибаться могут все. Ошибаются не только механизмы, но и люди, пытающиеся интерпретировать полученные данные. Экран не всегда адекватно отражает действительность – он способен искажать информацию.

С самого первого рассказа Лем вводит читателя в профессию пилота. Сперва предстоит долететь до Луны и не разбиться. Конечно, пилот будет пользоваться шпаргалками. Конечно, у него что-то обязательно сломается. Ломаться будет везде и всегда. Во втором рассказе читатель продолжит учёбу, проведя очень много времени с Пирксом в ванне сумасшествия – только тут Лем позволит себе расслабиться, полностью концентрируясь на чувствах Пиркса.

Помимо технических проблем, Лем старается изобразить правдивость космоса. Необычная физика Луны, где пыль может долго не оседать, где невозможно определить расстояния – пятьдесят или триста метров едины, где есть свои особенности для альпинизма. В одном только Лем ошибся – он собирался протянуть кабель от Земли до Луны.

Особняком стоит только рассказ “Альбатрос”, где Пиркс был простым обывателем на борту престижного туристического космолайнера. Читателю предстоит понять и осознать возможную опасность космических перелётов, когда незначительная неполадка может привести к непоправимой катастрофе и гибели людей при невозможности спастись. Из космического корабля не выпрыгнешь – ты полностью зависишь от окружающих тебя стен, и эти стены могут тебя раздавать, изжарить, либо лишить воздуха.

Хорошо жить на Земле, когда мир относительно невелик. Хорошо представлять себе будущее, где человек выйдет за пределы одной планеты. Мы живём в самое лучшее время и лучше уже не будет.

» Read more

Лоис Буджолд “Осколки чести”, “Барраяр” (1986, 1991)

Цикл “Барраяр” | Подцикл “Корделия Нейсмит” – книги №1 и №2

Если есть понятие космической саги или космооперы, то, пожалуй, Барраярский цикл Лоис Буджолд может быть смело к такому понятию отнесён. Далёкое будущее, громадные космические пространства, революция идей и нравов, переплетение человеческих судеб, войны, дипломатия. Мир Буджолд не прост. Судить о нём только по двум книгам одного из подциклов трудно. Ясно только, что подцикл «Корделия Нейсмит» – это вводное повествование к последующим событиям.

Давайте рассмотрим Вселенную. Перед нами будущее. В этом будущем нет инопланетян, миры населены колонизаторами с Земли. О самой Земле сведений крайне мало, все они касаются её существования до XX века, далее всё покрыто мраком. Читателю доведётся познакомиться только с двумя цивилизациями: колонией Бета и Барраяром. Оба мира отличаются друг от друга кардинальным образом. Если Бета – это образец демократии, разрушенной экологии, высоких технологий, гуманности то Барраяр – феодальное общество, отрицание личной свободы, цветущий зелёный мир. Остальные миры неизвестны, однако они существуют – в книге приводится их расположение на карте Вселенной.

Стиль Буджолд – стиль женщины. В описании событий автор сосредоточен на переживаниях героев, во многих действиях присутствует наивность. Разве могут главные герои событий думать о развитии любовной линии у других персонажей, когда вокруг «свистят пули» и разворачивается полноценная картина городского боя – конечно, могут. Буджолд полностью сконцентрирована именно на описании подобных переживаний, слабо уделяя место развитию сюжета. Если «Осколки чести» служат прологом и наполнены сведениями для ознакомления с миром автора, то «Барраяр» – это дворцовые интриги со смертями и предательствами вокруг короны, где важное значение имеет именно человеческий фактор гуманной личности.

Чтобы объединить два мира, нужно соединить их представителей. Колонию Бета представляет Корделия Нейсмит, космический разведчик, изучающий дикие планеты. Барраяр же представлен Эйрелом Форкосиганом, потомственным аристократом, всегда воюющим на передовой, воплощая в себе образец барраяской высшей касты воинов. Череда событий приводит их к знакомству, а последующие события сводят их в одной команде. В книге используется весьма интересное оружие – нейробластер и плазматрон. Первый уничтожает человека как личность, второй – оставляет выжженную поверхность с углублением в пять метров. Буджолд уделяет внимание даже такому моменту, как утилизация трупов из космического пространства после боя.

«Осколки чести» – добротный фантастический экшн. События развиваются на дикой планете и в космическом пространстве. Читатель узнаёт максимально нужную информацию, после которой мироустройство вселенной Буджолд становится понятным. Колония Бета и Барраяр – антагонисты. Мир по космическим масштабам мал. Это не Азимов с миллионами миров – тут всё гораздо скромнее. Скучно, однако, не будет. Буджолд всё-таки старается рассказывать историю кратко, но ёмко. Стоит лишь упрекнуть в излишнем потрошении человеческих пороков. В книге найдут много приятного для себя любители жестоких межполовых отношений, сторонники сильных женщин тоже не будут разочарованы.

«Барраяр» – большая война за трон. Барраяр предстаёт перед читателем во всей красе. Корделия Нейсмит узнает, что бывает бесплатный воздух, зелёная трава, большие водоёмы, отсутствие прессы на торжественных мероприятиях, узнает про обязанность женщин вынашивать детей старым способом (без участия маточного репликатора), что для беременности не нужно сдавать экзамены и получать разрешение, что местных женщин не лишают девственности технически при первых месячных и не ставят им контрацептивные импланты. Также познакомится с боевыми отравляющими веществами, покушениями, условиями войны в городских и партизанских условиях. Многое предстоит вынести ей при её новом статусе обитателя Барраяра.

Главный минус таких книг – они максимально быстро забываются. Фантазия фантастов всегда удивляет, они рисуют удивительные миры. Хочется помнить и не хочется забывать – всё-таки прожил рядом с полюбившимися героями важные моменты их жизни.

» Read more

Станислав Лем “Непобедимый” (1964)

Глубокий психологизм – отличительная черта в творчестве Станислава Лема. Маститый фантаст не ограничивался в книгах развитием сюжета и описанием миров, всегда Лем был сосредоточен на внутренних переживаниях людей, отчасти отражая собственные чувства словами своих героев. Пик эмоций выплеснулся “Солярисом”, заготовленный “Эдемом”. “Непобедимый” отчасти подпал под охлаждение и переосмысление творчества.

В начале многих книг у Лема наблюдается одна закономерность – в начале герои полны воодушевления, думают в положительном ключе и способны принять любой исход дела при неблагоприятном развитии ситуации. Будь то крушение на красивой планете, возвращение домой после длительного космического полёта, тщательно изученный загадочный океан где-то в космосе, поиски потерянного корабля в созвездии Лиры. Герои быстро адаптируются, познают флору и фауну, и, довольно быстро, сталкиваются с таинственными неприятностями, которые им надо срочно решать, во избежании нависшей угрозы полного уничтожения. “Непобедимый” написан по точно такой схеме. Финал книг, впрочем, у Лема тоже практически идентичен. Развитие сюжета затухает само по себе и уже совсем неважно, чем всё закончится, ведь главное – идея! переживания! размышления! Другое значения не имеет.

“Непобедимого” легко можно отнести к скучному чтению. Сюжет развивается вяло. Лем, как никогда, много размышляет, отдаляя читателя от происходящих событий всё дальше. И вдруг, очень неожиданно, ставит острую проблему некроэволюции, то есть развития механизмов самостоятельно. Мягко говоря, “Непобедимого” можно назвать предтечей “Трансформеров” (культового американо-японского явления в телевизионной среде), где сходятся в противостоянии силы роботизированных механизмов, выполняя различные задачи и пребывая в постоянных поисках изменить ситуацию в свою пользу. Кто знает, может именно “Непобедимый” Лема стал той самой отправной точкой, что получила промежуточную роль в виде аниме и последующих экранизаций. Только вот Лем лишь предполагал такое развитие событий на одной отдельно взятой изолированной планете и никак не планировал писать космооперу. Читатель в “Непобедимом” увидит закономерный результат некроэволюции. Однако, эволюция продолжится, она не может стоять на месте, допуская какого-либо регресса. Ведь регресс – всего лишь часть эволюции.

Когда-нибудь именем Лема назовут космический корабль. И будет он бороздить просторы Вселенной. Космолёт “Лем” – мне нравится!

» Read more

Роберт Хайнлайн “Имею скафандр – готов путешествовать” (1958)

Научная фантастика – способ взглянуть на себя со стороны. Можно читать и смеяться, но можно читать и анализировать. Будущее ли описывает автор, а вдруг он рассказывает о наших с вами проблемах таким незамысловатым способом. Писатели начала XX века далеко на фантазировали, их мечты большей частью уже сбылись. Писатели середины XX века кажутся менее точными в прогнозах. Им не даётся поблажки – они пишут о вещах, что ещё не случились, но в их творчестве есть прогнозы, которые сбылись и, даже больше того, уже устарели. Никто не был подготовлен к быстрому развитию технологий. Медленный шаг резко ускорился после английской промышленной революции и уже совсем набрал обороты к шестидесятым годам XX века. С тех пор науку не остановить. Даже в научных журналах заметки устаревают быстрее, нежели успевает выйти следующий номер.

Роберт Хайнлайн из писателей, чьё творчество не заглядывало далеко вперёд. Нет, это сильная неправда. Всё-таки, “Звёздный десант” – довольно далёкое будущее. Только “Дверь в лето” книга о будущем, что стало для нас прошлым. Что представляет из себя “Имею скафадр…” – безусловно, эта книга является научной фантастикой, но там главный герой – юноша. Поэтому книгу можно смело заносить в раздел детской литературы. Главный герой познаёт космос вместе с читателями. У него действительно есть скафандр и он действительно готов путешествовать.

С начала книги трудно предположить развитие сюжета. Юноша, типичный американский юноша, кому не особенно хочется учиться, кто выбирает занятия попроще и кто будет очень рад сокращению уроков до минимума. Ему хорошо, но отец недоволен. Участием в лотерее главный герой доказывает своё упорство. Мечта побывать на Луне – способствует упорству. Вместо поездки на Луну он получает скафандр. На этом бытовая часть книги заканчивается.

Не знаю, насколько Хайнлайн был знаком со строением скафандра, но в описываемый им костюм космонавта можно верить. Всё описано правдоподобно, вплоть до запаха вспотевших ног. Хайнлайн не пренебрегает советами для конструкторов по скафандрам, примеряя на своих героях все возможные ситуации.

Трудно дать оценку сюжету. Герою предстоит много путешествий, через которые Хайнлайн будет стараться донести до человечества свои мысли. Стоит ли вести себя так, чтобы потом не было стыдно перед инопланетным разумом. Вдруг не будет такой поблажки, да Лем со своим “Насморком” будет не совсем прав относительно происхождения жизни на нашей планете. Всё может закончится сюжетом “Автостопом по галактике” Адамса. Пусть хомо сапиенс переборол неандертальцев, а заносчивость римлян сошла на нет – остались многие моменты, за которые человечество могут осудить. Имеют ли право нас судить? Хайнлайн об этом не говорит.

Книга – роудмуви. Нет в ней обилия юмора и излишней философии. Хайнлайн в очередной раз предлагает взглянуть на самих себя по стороны.

» Read more

Станислав Лем “Эдем” (1959)

Лем в представлении не нуждается. Философ не будущего, а настоящих проблем, окутавших человека с глубокой древности. Лем смотрит своим чистым взглядом и ведает читателям свои переживания. Что могло натолкнуть Лема на написание антиутопии, я не знаю. Кто знает – выскажитесь. Творчество Лема притягивает своей глубиной и продуманностью. Никогда ещё Лем не оставлял равнодушным. Всегда с последней страницей восприятие окружающей действительности догорало окончательно. Лем может натолкнуть на нужные мысли, если попытаться осознать его произведения. Всё гораздо глубже. Всё не так-то просто.

Перед нами любимая тема научных фантастов – необъятный космос. Где-то там живут иные существа, они там просто должны жить. Редко когда обходится в тех мирах без землян, чаще всего наши с вами собратья по планете в едином порыве погружаются в пучину событий, всегда стараясь поддержать друг друга. Хоть и не в человеческой природе быть компанейским и добрым другом. Всё-таки не каждый писатель решается описывать социальные конфликты внутри группы, отходя от самого сюжета. Такой конфликт может оттолкнуть читателя в поисках иной более увлекательной литературы, где герои делают правильное дело, забыв про свою гордость, задвинув амбиции как можно глубже. Было бы так… но так не будет никогда. Единая планета не представляется возможным при современном положении дел. Государства укрупняются, потом делятся, снова укрупняются и так постоянно. При создании единого государства на планете оно не сможет просуществовать долго. Никогда. Если, конечно, в один прекрасный день планеты не станет, либо её захватят неведомые нам существа из глубин космоса.

Действие “Эдема” происходит в недалёком будущем. Космос более-менее освоен. Команда людей летит по своим делам. Её внимание привлекает чистая голубая словно сказочная планета. Дальнейшие события напоминают Планету обезьян, где люди долго не увидят ничего хорошего и право на жизнь им придёться заслужить.

Удивительно, но в книге нет имён. Людей называют по роду деятельности: физик, химик, доктор. Имена, да и сами происходящие на Эдеме события так и останутся загадкой для читателя. Группа выживает в неизвестном мире. Что творится вокруг непонятно. Цивилизация Эдема не стремится вступить в контакт. Она скорее враждебна. Не так просто понять мир, где местное население пятьдесят веков варилось в собственном соку по своим правилам. Их нельзя осуждать с человеческой позиции. Ведь человеческие принципы могут показаться невероятной дикостью, противной всем достижениям и устоям инопланетного образа жизни. Вступить в контакт – проблема. Лем не играет с ситуацией. Он не склонен видеть мир через розовые очки. Он не наделяет инопланетян образом мыслей человека. Даже не пытается кого-то оправдать. Он просто ставит перед фактом, что жить трудно. Там где для землян антиутопия, для эдемовцев вполне может быть утопия.

» Read more

Станислав Лем “Солярис” (1961)

Велика планета Земля, необъятна и непонятна суть бытия. Человечество не копается в себе, оно ищет что-то вне себя. Само не знает что, но ищет тщательно и как ему кажется плодотворно. Извлекая мимолётное, навсегда уничтожая хрупкое, всё во имя прогресса и блага для самого себя. Человечество не стало более развитым. Человечество продолжает сидеть в своей колыбели и изредка мечтает выбраться за пределы доступного ему пространства. Иногда это получается. Крайне медленно идёт развитие. Кажется, что прогресс остановился где-то в двадцатых годах XX века. Изредка совершаются скачки, но не чаще чем в пятьдесят лет. Корни патентного права — тормоз эволюции. Давно пора понять и заиметь желание отойти от своих личных интересов, которые не принесут никакой пользы. Одно дело писатель, мнящий себя великим, или музыкант, считающий своё творчество нетленным. Эти творческие люди жадно пытаются наварить много-много денег, запрещая тиражирование своих излияний. Человечество от подобного рода потуг ничего не теряет. Критичнее ситуация обстоит с наукой. Медицина стоит, переваривая саму себя, не давая хода новым препаратам. Физика также не может выйти на нужный уровень. Другим отраслям науки тоже ставятся препоны, определённые промежутками в определённое количество лет или на срок жизни гениев.

Отбросим лирику. Перед нами Лем. Он необычно серьёзен. Обычно юморной, оригинальный, в чём-то по-детски наивный. Лем — парадоксов друг. Неожиданно представляет читателям нетленный Солярис. Человечество всё-таки прорвалось в космос, оставляя все свои амбиции при себе. Они никуда не исчезнут. Человечество ищет разум в космосе. Ищет созданий, подобных себе. Количество конечностей, голов не имеет значения. Неважна химическая среда обитания. Важно наличие мозга, возможность вступить в контакт, обрести взаимовыгодное сотрудничество. Ага! Какое-такое взаимовыгодное сотрудничество с представителями внеземных цивилизаций, если такое сотрудничество отсутствует среди самого человечества. Продать продам, но за сумму, что ты на этом заработаешь за пятьдесят лет плодотворного использования. Никакого альтруизма во благо человечества. Все порывы крамольны. Нужно ли искать подобное сотрудничество с иной цивилизацией? Три варианта событий давно известны:
– Человечество покорят,
– Человечество покорит,
– Выгодно продадим залежавшиеся без дела знания.

В Солярисе Лем не радует читателя внеземной цивилизацией. Её нет или просто ещё не найдена. Космос необъятен. Найдена лишь планета, где человек может существовать, куда он может перебраться. Есть фантастические версии, что планета живая. Тот самый разум – это океан, полностью покрывающий всю поверхность планеты. С ним вступить в контакт нереально. Он живой, он разумный, но он не желает контактировать. Он не понимает, что значит контактировать. Океан Соляриса – создание вне времени и вне понимания. Человечество искало одно, а нашло в корне непонятное явление. Лем гениален. В жизни мы тоже всегда ищем что-то определённое и ничего не находим. Мы просто не видим очевидного, либо очевидное нам непонятно и мы не принимаем его всерьёз. Лем рисует картину исследования планеты, описывает различные версии обоснования существования жизни на ней. Одновременно с этим Лем выдвигает и свою теорию.

Ведь, что по сути такое океан Соляриса? Это субстанция. Она жидкая. И всё. Почему же она способна сканировать людей, почему способна создавать людей, почему так всё происходит? Это безумно интересно и фантастично. Те кто читал, те понимают, а кто не читал, тем лучше не рассказывать. Такое надо внимать самому, без постороннего подталкивания. Лично мне идея Лема симпатична. Симбиоз человечества и Соляриса доводит до безумия, бросает в волны страсти, разбивает о скалы отчаявшихся самоубийц.

Грусть вселенского масштаба в такой небольшой книге. Думать – значит жить. Жить бездумно не имеет смысла.

» Read more

Дэн Симмонс “Гиперион” (1989)

А ведь как всё начиналось. Загадка, таинственность, неведомый мир и семь рассказчиков, решивших открыть все карты перед выполнением важной миссии для всего человечества. От них зависит выживание нашей расы, погрязшей во грехах. После катастрофы, уничтожившей Землю, мы не живём, а существуем без цели. Проживаем день за днём. И кто-то, может быть Бог, решает покарать людей, насылая на них ужасных созданий, обитающих на, опять же странно будет сказано, тем же Богом забытой планете. Эти существа замедляют время и движутся в своей жизни наоборот. Живут не завтрашним днём, а вчерашним. Они создания Гробниц времени, они — Шрайк. Во Вселенной имеется церковь последователей Шрайка. И ничего хорошего от этих оккультистов ждать не следует.

Читателю предстоит полететь на космолёте с группой избранных для последнего искупления. Компания подобралась странная. Их жребий рассказывать оставим на совести Симмонса. Он правильно сделал, когда дал слово церковнику и солдату любви. Первый дал вводную. Второй как минимум заинтриговал порнографическими подробностями и кое-каким описанием мира будущего. Остальные участники откровенно разочаровали. Симмонс пытался писать разными стилями, для придания большей достоверности. Рваный аллегорический стиль поэта, сухое и сжатое повествование детектива, полный загадок язык чиновника, наполненный научными фактами рассказ учёного. Все они летят на Гиперион. Все они связаны с этой планетой. Всё неспроста.

Книга как диссертация, как научный труд. Симмонс подкован, он не стесняется в этом признаться. Пытается связать историю вымышленную с историей реальной. Постоянные отсылки к некоему Китсу и его поэме «Гиперион» сперва наводили на мысль о придуманном человеке, органично вплетённом в книгу. Но, слегка углубившись в интернет, оказалось, что Китс жил на самом деле, он действительно написал «Гиперион», и был даже довольно знаменит, погибнув в молодом возрасте. Ловко и к месту. Муза Симмонса понятна.

Говорят, что читать книгу надо в комплексе. Первая не даёт ничего. Возможно. Пугает гюгоизм Симмонса. Начать издалека, приблизить, дать потрогать… и обрушить на читателя небольшую историю под ширмой чего-то глобального и важного.

» Read more

Айзек Азимов “Прелюдия к Академии” (1988)

Галактическая империя. Двадцать пять миллионов миров под властью одного императора, что живёт на одной из планет и никогда её не покидает. Академия располагается в центре планеты. Она неприкасаемая. Источник могущества. В этом мире многое могут вершить учёные. Но нет. Власть императора имеет верховенство. Но сам факт любопытен. Самое неприкосновенное место в галактике, куда не может спокойно распространяться влияние императора — это планета, где расположена его же резиденция. Где тут сохранять спокойствие. Ежели даже твой могущественный министр держит всю ситуацию в своих руках. И как ему это удаётся. Непонятно. На планете семьсот внутренних территорий. Каждая территория имеет своего правителя. Микровселенная в масштабе одной планеты. Идеальное место для изучения Галактики. Тут есть выходцы их всех миров. Даже с мифической Земли, затерянной где-то двенадцать тысяч лет назад. Были бы сведения более точными, но никто не может держать столько информации, она постоянно перезаписывается. Остаются только сомнения и изрядная доля сарказма о своём прошлом.

На конгрессе математиков выдвигается теория возможности предсказания будущего. Это интересно. Очень интересно.

В очередной раз удивляюсь Азимову. После каждой главы думаешь отложить книгу и отдохнуть от чтения. Да где уж там. Именно в конце главы Азимов вновь подогревает интерес. Приходится читать дальше. «Прелюдия к Академии» как горячий пирожок. Надо есть свежим. Так вкуснее. Пускай книга в цикле написана предпоследней. Я с «Миром будущего» Азимова знаком плохо. Начну с серии про Основание. Кажется я на верном пути. Фантастический детектив — самое верное определение.

» Read more

Алексей Толстой “Аэлита” (1923)

Список прочитанного у Алексея Толстого мал. Гиперболоид, да вот Аэлита. Фантаст советского разлива – может быть один из лучших, наверное. Я так не буду утверждать, но размах его мысли поражает. В то время, когда он писал – поднимать революцию рабочих и крестьян на Марсе уже фантастично. Неважно как там живут… если живут. Но революцию устроить просто необходимо. Как же с пустыми руками обратно возвращаться. Мол, вот на Марсе побывали. Ставим галочку на фотокарточке. А это я у самой высокой горы в нашей солнечной системе. А вот я у искусственных каналов. А вот я на фоне Фобоса и Деймоса. Красивое небо на Марсе, правда? Жаль фотография цвет не передаёт. Но ведь всё понятно. Нет! Такое посещение иной планеты для советского человека не заслуживает даже права быть упомянутым. Уехал, значит устраивай революцию. Присоединяй угнетённый рабочий класс к числу Советских Социалистических республик. Что? У них вроде бы народ не волнуется. Вздор. Революции быть.

Вновь Толстой даёт героям возможность повлиять коренным образом на ситуацию в мире. Если в Гиперболоиде инженер Гарин решается взять в свои руки власть над всей планетой, то в Аэлите задумывается революция. Я, конечно, притягиваю всю ситуацию за уши. «Аэлита» — это книга о любви советского человека к простой марсианке, пускай и дочери жестокого суверена. Зовут её Аэлита. А’Элита. Элита. Этим всё сказано. По сути в книге действует не как дочь, не как любовница, а как историк. Рассказывает пришельцам их же собственную историю, да делится печальным исходом жителей Земли на Марс. За такую версию Толстому можно смело аплодировать. Мне понравилось. Американцам тоже понравится. Сперва правили чёрные люди, потом красные, их дети стали жителями Атлантиды. Внуки — поработителями Марса. Правнуки всё забыли. Праправнуки с чего-то неожиданно решили «вспомнить всё».

» Read more

Станислав Лем “Футурологический конгресс” (1971)

Такой разный Лем. Вот он безумно нравится, вот он в виде фонтана идей, вот он предстаёт перед нами порой уж слишком в фантастических рассказах о далёком будущем, а порой и о глубоком-глубоком прошлом, повествующий о галактиках и вселенных, существовавших задолго до нашего мира. Что-то сердце с радостью принимает, глаза с удовольствием скользят по строчкам, а уши воспринимают благословенное звучание. Со звучанием, кстати, не повезло! Человек читал под музыка, да в некоторых моментах была очень трудно разобраться в словах, проносившихся мимо уха быстрее скорости звука.

Основу сборника, конечно, составляет “Футурологический конгресс”. Учёные собираются на конгресс о будущем, над ними проводят опыт. И вот главный герой погружается в галлюцинации, он не может отделить явь от вымысла. Дай Лем ему какое угодно имя, то сошло бы за чистую монету, но героя он назвал Ийоном Тихим… и он наверное был тёзкой-однофамильцем того создателя Вселенной, о котором Лем рассказывает в его похождениях. О создании Вселенной Лем говорит часто и под разными соусами. Была ли у него концепция для создания мира или он просто писал с юмором и более ничем примечательным для фантастики не остался? Наверное.

Важное место, по крайней мере для меня, в сборник занял рассказ “Существуете ли вы, мистер Джонс”. Очень примечателен в плане роботехники и развития медицины в будущем. Этическая проблема ставится Лемом однозначно – если заметить всё содержимое человека искусственными органами, то останется ли он человеком, будет ли принят обществом, сможет ли отстоять свою честь в суде.

Более ничего не понравилось. Разочарован.

» Read more

1 2 3 4 5