Category Archives: История

Екатерина II Великая “Начертание о приведении к окончанию Комиссии о составлении проекта Нового Уложения” (1768)

Екатерина II Наказ Комиссии

Всякого честного человека в обществе следует видеть на самой высшей степени благополучия, славы, блаженства и спокойствия. Дворянин он, из среднего рода или нижнего: Екатерина не уточняла. Всякого согражданина охранять законами, которые не утесняют его благополучия, но защищают ото всех, сему правилу противных предприятий. И тут Екатерина не уточнила, кто именно относится к гражданам государства. Остаётся предположить, что она поручила разобраться в этом Комиссии. Более предстояло разобраться с представителями дворянства, выясняя, кто они есть. Про средний и нижний род подобная конкретика значения не имела. Важнее обуздать нравы населения Российской Империи, построив благополучие для всех через раболепие к одному.

Верховную власть в государстве Екатерина предложила разделить на законодательную, защитительную и совершительную. В конечном итоге население страны должно понять, как им следует воспринимать Россию и на какое место ставить самих себя. Оптимальный вариант – каждый должен ощущать единство с Россией, быть её частью, словно государство является для него родным отцом, а граждане – члены его семьи. Получается, ответственность за происходящее должна беспокоить всех одновременно. Неважно, речь о государстве в целом или отдельно взятом человеке. Непосредственно государство Екатерина предложила делить на губернии и наместничества, те на области и провинции, далее на уезды, которые – на города. Уподобив государство семье, Екатерина задумалась над понятием “семья”. Потребовалось определиться с правами супругов, их взаимоотношениями, вплоть до проработки понимания опеки.

Основное, чего хотела Екатерина, организовать крупный бюрократический аппарат. Наказ Комиссии подразумевал не только выработку стандартов, обязанных к соблюдению всеми, сколько создание дополнительных пятнадцати комиссий, занимающихся определёнными обязанностями и не затрагивающих в проводимой ими деятельности прочего. Такое распределение обязанностей выглядело удобным на первых порах, чего не скажешь про их дальнейшее существование.

Россия остро нуждалась в преобразованиях, будто забытых со времён Петра. Требовалось определиться с основами государственности. До сих пор оставалось неясным, кого следует считать дворянами, какие у них обязанности, за какие преступления их допускается судить, могут ли они навсегда покидать страну. Казавшееся понятным, оказалось лишённым понимания. Почти не удаётся точно установить, кого Екатерина подразумевала под относящимися к среднему роду. Думается, всех тех, кто не являлся дворянами и стоял выше крестьян. Нижний род, по сей логике, представлял из себя закрепощённых рабов. Касательно них следовало прояснить, у кого неволя существенная, у кого – личная. Для проведения разграничения между всеми родами требуется специальная комиссия, способная следить за находящимися в рамках определённого социального статуса или изменяющих один на другой.

Почему Екатерине понадобилось создавать Наказ для Комиссии? Привнесение изменений не могло сделать Россию лучше. Она всё равно оставалась прежней, живущей собственным укладом. Мнимое улучшение благополучия не могло быть достигнуто, пока население оставалось разделённым на высший, средний и нижний род, пусть не строго, но отношение человека чётко определялось и редко изменялось. Исключение было сделано для среднего рода, получившего возможность получать дворянство, до оного дослуживаясь. Крепостничество наоборот укрепилось, тогда как Екатерина не хотела ничего менять, либо не представляла, каким образом разрушить сложившийся до неё уклад, не вызвав бунтовских настроений.

Находясь в переписке с ведущими философами Европы, Екатерина склонялась к их представлениям о должном быть, показав собственное к ним положительное отношение, использовав для Наказа труды мыслителей, признававших за человеком исключительное право на независимость от связывавших его рамок. Но Екатерина при этом настаивала на абсолютизме – оставляя за государем полную власть над подданными.

» Read more

Екатерина II Великая “Наказ Комиссии о составлении проекта Нового Уложения” (1768)

Екатерина II Наказ Комиссии

Жить во благе и быть вознаграждённым за бытие – есть мысль царицы Екатерины, сообщённая ею составителям законов для Российской Империи. Полагалось забыть об обычаях и обрядах, должных быть заменёнными определёнными постановлениями. Будучи человеком эпохи Просвещения, Екатерина стремилась переосмыслить понимание настоящего, отказавшись от пережитков прошлого. Составленное послание показало её человеколюбие и стремление к справедливости. Но придать конкретное направление законам она не могла, лишённая желания внесения изменений для иного понимания общества. Екатерине требовался рабски покорный народ, согласный жить в мире и покое, пока им управляют государи. Ей казалось, что будет лучше, если населяющие Россию люди научатся бояться наказаний за проступки.

Екатерина уверена: Россия есть европейская держава. Достигнуто то благодаря деяниям Петра. Особенность страны – её огромные размеры. Такой территорией должен управлять один государь и законы на всём протяжении государства не должны иметь различий. Это нисколько не умаляет вольности людей, скорее давая возможность добиться всеобщей пользы. Потому законы полагается научиться собирать в едином месте, заботиться об их соблюдении и задумываться над созданием новых, которые должны приветствоваться и не оспариваться.

России нужны такие законы, дабы все равны перед ними были. Не должно быть такого человека, способного стать выше законов. Следует изгнать обычаи (пусть они остаются в Китае) и отказаться от мучительных установлений (по духу сходных с японскими). Стоит вспомнить нравы, установленные лакедемонянами.

Всякий закон должен уберечь людей от его нарушения. Лучше предупреждать преступления, используя наказания для острастки. Если против спокойствия кто-то поступит, того можно определить в ссылку, а ежели окажется нарушена чья-то безопасность – за такое деяние полагается казнь. Когда можно обойтись денежным штрафом, тогда обязательно добавить телесное наказание. Само наказание должно быть соразмерно проступку: за грабёж без убийства и грабёж с убийством требуется выносить разные приговоры, так вероятнее, что грабитель ограничится малым проступком. Особенно Екатерина оговаривается касательно рабов, считая, не следует им чинить ущерб и излишне сурово с ними обращаться, так как они начнут обороняться, защищая дарованное им государыней право на жизнь во благе.

Судить человека полагается согласно правил. Для доказательства или оправдания необходимо два свидетеля. Пыток не применять, ибо это бесполезный инструмент, способствующий самооговору. Присяга и клятва желательна. Наказания возлагают не судьи, а законы. Обвиняемого человека можно взять под стражу, либо сразу заключить. Сам обвиняемый может дать отвод судье. Судья же должен по общественному статусу соответствовать обвиняемому. Пока вина не доказана, человек считается безвинным, потому и пытать его нельзя.

Преступление подразумевает наказание. Нет смысла от законов, если совершивший преступление не будет наказан. Необходимо избавить людей от соблазнов идти против установленных порядков. Коли купцы тайно провозят товары, следует понять, почему у них такое преступное желание возникает. Возможно, им полагается назначить соразмерное наказание, вроде конфискации товара и штрафа на сумму, превышающую в некое число раз его стоимость. Так и смертная казнь не должна назначаться всякому, а только особо провинившимся, способным совершить подобное деяние ещё раз. Но не должно быть обилия смертных приговоров, главное создать понимание, что такое наказание возможно и может быть применимо.

Основной замысел Екатерины, поставленный ею в качестве цели для Наказа Комиссии – это осознание, что закон позволяет добиваться от населения требуемого. В качестве примера она приводит следующее: Цезарь освобождал от налогов многодетных граждан, а Август облагал штрафом холостяков и запрещал занимать высокие должности тем, кто имел менее пяти детей. Осознав это, каждый гражданин страны начнёт жить во благо государства, и будет за то вознаграждён.

» Read more

Повесть о посаднике Добрыне (конец XV века)

Повесть о посаднике Добрыне

Не сочетается свет и тьма, православие к ереси не склоняется, о том в Новгороде знали, немецкую церковь видеть в граде своём не желая. Город торговый население разное имел, потому настаивали немцы на церкви возведении, дабы обоюдный интерес был. Не соглашался народ, духовенство о том же вторило. Что делать немцам? К посаднику пошли, веруя в силу Соломонова слова, ибо золоту всё покоряется, все драгоценного металла слушаются, всему даётся за его блеск дозволение. И согласился посадник, дав совет, подсказав, как уговорить новгородцев. Но не бывать помыслам дьявола на земле православной, тонуть исчадиям ада, захлёбываться хитрым в прямоте помыслов человека русского.

Случилось то давно, когда посадником Добрыня был. Неизвестно о тех днях ничего, кроме сего случая поучительного. Добрыня принял золото от лиц к его вере отношения не имевших. Но не ему церковь строить немецкую, он лишь согласие дать на то может. И только тогда тому быть, когда люди одобрение дадут, ибо таковы требования Новгородской республики. Согласно указанию Добрыни, испугали немцы новгородцев, пригрозив извести церкви православные в городах им родных. Пришли в ужас от вести сей жители Новгорода и с опасением согласились принять неугодное каждому из них решение.

Наглостью наполнились души немецкие, задумали хуже дело совершить они, покусившись на храм православный, на его месте желая церковь свою возвести. Уж на это не могли согласиться новгородцы, но согласились всё-таки. Мало ли, ещё введут против них эмбарго торговое, отчего не бывать Новгороду независимым городом, покорится он роду Рюриков и примет над собою власть рода наследную.

Возвели немцы церковь свою, радуясь. Нанесли образы божьи на стены, восхищаясь их видами. И молились Богу они, убеждая новгородцев в тлетворности веры, сим торговцам присущей. От такого почитания обязана быть пагуба. Разразятся хляби небесные, поднимутся хляби морские или нутро земли вспучится, неся гибель посмевшим опорочить православное верование.

И подул вскоре ветер, с ног сшибая всякого, кто из дому выходил на улицу. Шёл по мосту через реку посадник Добрыня тогда, подхвачен он оказался и в воду опрокинутым: еле выловили, только уже мёртвого. И сгустились тучи, пал град на город, не причиняя вреда, кроме места, где церковь стояла немецкая. Обрушился камню подобный лёд на стены с ликами, уничтожая изображения, что нельзя узнать после было. Не стерпели небесные защитники поношения, воздав посмевшим тревожить покой исповедников веры праведной.

Не бывать в Новгороде людям противного. Коли не хотят горожане чего, не стоит о том строить замыслы. Когда же новгородцы отринут божественное, быть им тогда погибшими. Но покуда крепка вера в защиту Троицы, стоять Новгороду, врагам отпор давая. Потому и стоял град сей долго, традициям оставаясь быть преданным. Принял смерть посадник, властью не так распорядившийся, не во благо города мысливший, допустивший опаганивание. Стал он последующим управителям примером зоркости провидения, воздать по заслугам готового.

Нет справедливости, коли православным позволено церкви иметь, а немцам в том праве отказано. Ну так и немцы пусть отказывают православным, не давая никакого согласия. Да не строится на подобном человеческое взаимоотношение, теряется смысл сотрудничества всякого. Пусть силы высшие рассудят, чему стоит быть, чему предстоит оказаться уничтоженным. Тогда и сделают вывод люди, сообразно случившемуся. Не петуха же держать, дабы клевал неразумных. Не рассудить петуху человеческое. Сообразно знанию действительности поступать нужно, не допуская перегибов в отношениях. Ежели кто перегибает, то знать должен, что хляби пред ним всегда разверзаются.

» Read more

Повесть об ослеплении Василия II (середина XV века)

Повесть об ослеплении Василия II

Во времена спокойствия лишённые не было покоя в землях русских. Боролась за власть Москва, ту власть уступая Новгороду. И было тяжело Москве в борьбе той, ибо Орда данью обложила её непомерною за выкуп Василия Васильевича, требуя выкуп размера громадного. Убрать такого князя требовалось, не мешал дабы и позволил вдохнуть князьям воздуха грудью полною. И сговорились князья против Великого князя выступить, сговорившись промеж собою, москвичей склоняя к тому же мнению. И довелось им свершить задуманное. Поймали они Василия Васильевича, аки зверя на ловитве, лишив его дорогого человеку каждому – зрения. И стал Великий князь в руках их игрушкою, не смея на избавление от заключения надеяться. Благо заволновался народ, требуя убрать Шемяку Дмитрия с престола, им занимаемого, ибо имел Великий князь сыновей, правления достойных по праву рождения.

Так сказывается в повести об ослеплении Василия II, составленной наподобие летописи. Сказывается сухо и без лишних подробностей. Не об ослеплении она, а об узурпации. Как ослепляли, почему – не сообщается. Ослепили ли полностью – гадать о том приходится. Не противился Великий князь, приняв положенное ему провидением, должно быть возрадовался он такому посланному Богом для него испытанию. И уверовал он, как уверовал каждый Русь населявший, злого умысла Шемяка по дьявола наущению придерживался, к тому прочих побуждая, алча княжения над Москвою, о чём издревле новгородцы мыслить задумали.

Как же попался в руки заговорщиков Василий Васильевич? Не думал он о худом, покидая город своего Великого княжения. Пошёл в места святые, воздать уважение защитникам Отчества. И как вышел за стены Москвы он, вошли в неё Шемяка и прочие, ограбили казну княжескую и княгинь пленили. Не знал о том Василий Васильевич, не ведая и когда пошли следом за ним. Не слушал он и тогда, когда сказали ему о случившемся. Не могло такого произойти, ибо противно Богу свершённое Шемякой действие. Вскоре осознал Великий князь заблуждения, узником став и лишённый вскоре их руками зрения.

Что же за распрю задумал Шемяка? Отчего не озаботился народа волнением? Сел на престол и возрадовался, стал стол княжеский его и на том лавры пожаты им, взяв регалии себе, будто власть получил над Москвы горожанами. Ведь из Новгорода пришёл, должен был знать, к чему люди способны, ежели князь их не устраивает. Не станут терпеть москвичи поношения, восстанут в едином порыве, словно граждане Новгородской республики. Пойдут на Шемяку и скинут с престола, ни с кем не советуясь. Тогда понял то Шемяка, пошёл на попятную. Не стал чинить препятствий он Великого князя освобождению, не тронул и сыновей его, уйдя из Москвы так, якобы его там и не было.

Не понимал Шемяка и дружность Василия Васильевича, друзей повсеместно имевшего. Не мог он всем угодить, но проявлял к тому он старание. Как прознали татары о бедах его, на помощь тут же бросились. И встретил их Василий Васильевич словом ласковым, татарским языком сказанным, ибо ведал речь их, общаясь на равных с ними. И обратил он силу к нему пришедшую на князей, одного требуя, дабы освободили от заточения они и мать его, продолжавшую претерпевать в полону их мучения.

Эпизод истории России, тут сказанный, для поучения показан внимающим. Не берите власть над страною, коли не знаете, над чем власть берёте, ибо если берёте власть над страной, беды ждите, ибо воспрянет народ, ибо придёт помощь от того, кто врагом его будто считается. И как не пытайтесь закрыть глаза людям на правду сию, даже слепой способен видеть в темноте, видя в темноте лучше зрячего.

» Read more

Рассказ о восстании в Новгороде в 1418 году (середина XV века)

Рассказ о восстании в Новгороде в 1418 году

Не всё новгородским боярам кровь черни пить, коли дерзишь без боязни отчаянным, готовься пожать неистовство человеческого естества в порыве бунта. Было дело подобное, начавшееся с пустяка, как то по летописям кажется. Не стал ещё Новгород частью Московского княжества, оставаясь вольной республикой. И творилось в общественной жизни всякое, в том числе и недоразумения. Кому урезонить порывы желания восстановления справедливости пред лицом жаждущей расправы толпы? Встань пред такой, будешь сразу растерзан, дом твой ограбят и предадут позору всё для тебя дорогое. Прольётся кровь, останется уповать на милость Богородицы и Троицы, лишь их лики остужают пыл зверства, пробуждая в людях утраченный человеческий облик.

Всё началось с кровоточия иконы. Красной росой обагрилось сухое дерево. Никто не принял то за предзнаменование непоправимого. После скажут: плакали кровью иконы, предвещая недоброе. Чудо явленное всегда поздно понимается, тогда как не думается наперёд о плохом. И плакала икона в Новгороде и плакала икона о Новгороде, чувствуя пробуждение зарождения проникновения помыслов дьявола в сердца горожан, червём тела пронзающего и в мякоть тел впивающегося, душу трепетать заставляя и в закоулки далёкие прятаться. Помутился разум человеческий, к страстям расположенный, угнетённый и жаждущий мщения. Пошла чернь на бояр, к реке заставляя отступать хозяев ими прежде владевших. По наущению дьявола на мост завела бояр чернь, сбросив в воду и лютой смерти от утопления предвкушая лицезрение.

Не всякого ум подвергся гниению от смрада мыслей, исходящих от дьявола. Были люди разумные, не давшие бояр в обиду, тем способствуя продолжению бунта. Не собирались бояре принимать ярость, соглашаясь оказаться униженными. Восстали они против черни, не понимания, как слабы в противлении, что не им давать отпор, когда следовало смириться и выждать, покуда не сдохнет червь дьявола, устав от с душою в теле сражения. Взъярилась чернь более прежнего, доведя гнев до разграбления и позора, прежде упомянутого.

Обратила Богородица внимание на Новгорода страсти, обратив лики Троицы в их сторону, услышав взывание архиепископа Симеона. Шёл бой между чернью и боярами на мосту и близ него в окрестностях. Изгнан дьявол был из сердец человеческих, обрели рассудок люди и раскаялись. Каждый житель города упал в ноги архиепископу, глубоко сожалея об одолевшем его чувстве зверином. Просветлели лица горожан Новгорода, осветился и сам Новгород, испытав облегчение от избавления от дьявольского наваждения.

О том сказывает летопись, видя в минувшем последствия борьбы между промыслом Бога и завистью сатаны павшего. Исчезло смирение и пропало взаимопонимание не из-за проводимой в республике экономической политики, а вследствие материй высших, к понимаю доступных малость самую. Коли так желается думать людям, остаётся им в том желании потворствовать. Главное, пришло благоразумие, не стало хуже, чем было до бунта положение. А если и стало, о том в летописном отрезке не сообщается. И сам бунт черни в хрониках почти не упоминается, словно незначительным явлением стал на фоне истории города. Пусть будет тогда он дьявола замыслом, разбитым Бога волеизъявлением.

Пожар быстро разгорается, позволь питаться ему желаемым. Не питай пожар, так потухнет он. Преодолей чувства свои, закрой сердце своё от мыслей, очисти душу свою от бесовщины, держи тело крепким, дабы червь не вторгался в него. И быть тогда здоровым обществу, свободным от бунтов по наущению дьявола. А покуда кто-то даёт слабину, от того пожары и разгораются, разжигаемые сомневающимися.

» Read more

Николай Карамзин “История государства Российского. Том IX” (1821)

Карамзин История государства Российского Том IX

Продолжая рассказывать о царствовании Ивана Грозного, Карамзин безустанно повторялся, видимо забыв, о чём сообщал читателю прежде. Вместо последовательного рассказа о правлении, вышла разбивка по годам с постоянным возвращением назад, дабы восстановить ранее сказанное в собственной памяти. Взявшись за трудную задачу понять политику царя, Николай пришёл к иным выводам, никак не соответствующим сообщённой информации. Для Карамзина Иван Грозный – необходимый истории государь, чьи безумства принесли горе населению, но способствовали процветанию России. Этим Николай утвердил мнение, будто правителю позволено всё, лишь бы это было во благо. Касательно Ивана Грозного подобное суждение кажется надуманным. Не стремился царь сберечь славу государства, уничтожая всё ему подвластное. Стоило наступить 1560 году, как единственный человек положил начало конца существования Руси.

Меры Грозного заставили волноваться население. Люди бежали за пределы государства, боясь расправы. Пока этого опасались знатные люди, видя неистовство царя по отношению представителей высшего сословия. Карамзин не называет их предателями, зачем-то стараясь оправдать. Разве необходимо объяснять бегство, целью которого являлось сохранение жизни? Бежали многие, в том числе и Курбский. Но не знали они, каким Иван Грозный вскоре станет. Будь то известно, имеющие разум навсегда бы покинули страну.

Царь не слушал противоречащих ему. Таких он убивал или отправлял в монастырь. Не было для него авторитетов, не стремился признавать и духовных лиц, расправляясь с ними по своему усмотрению. Прежде потравы служителей церкви, он устранил с пути митрополита Филиппа, заменив покладистым человеком. Сам Иван Грозный учредил Опричнину, отделив для себя личные владения из того, чем он итак один лично владел. В качестве правителя царь стал называться игуменом. О дальнейшем тяжело говорить, ибо полились реки крови, о чём Карамзин сообщает без стеснения.

Иван Грозный шёл по городам, едва ли не полностью их вырезая. Один Псков он пощадил, встретивший накрытыми столами пришедшего собрать кровавую жатву царя. Лишь на этот момент Иван Грозный обрёл рассудок, дабы после снова пойти по городам, уничтожая не столько мирян, сколько православную братию. Когда же царь пришёл в Москву, затрепетал город, боясь грядущей расправы. Не Тохтамыш подошёл к стенам для разорения, чтобы вырезать население! Собственный правитель вздумал растерзать тело каждого жителя, без какой-либо на то причины.

В это непростое для Руси время складывалась тяжёлая обстановка на границах. Оттоманская Порта решилась приступить к подготовке места для боевых действий. Турки вздумали рыть канал от Дона до Волги. С другой стороны обострились отношения с Речью Посполитой. Выбранный для выполнения королевской должности, Стефан Баторий ратовал за нанесение сокрушительного поражения Руси. У него были все возможности, чтобы поставить Ивана Грозного на колени, не мешай продвижению на восток управлявший его действиями сейм. Желавшие руководить королём, шляхтичи требовали возвращения Батория и получения от него исчерпывающих сведений, дабы дать согласие на продолжение войны. Стефан вытребовал обратно Ливонию у Руси, рассчитывая и на Псков.

Безумства Ивана Грозного не мешали населению искать лучшую долю в других краях. Кто не ушёл в сторону западных рубежей, тот направился покорять Сибирь, причём не спрашивая мнения царя. Если сперва разрешение было получено, дав первым Строгоновым позволение действовать, то в дальнейшем всё приняло стихийный характер. Младший из братьев Строгоновых, их уже переживший, организовал поход Ермака воевать Сибирь. Тут Карамзин позволил себе сравнить сие мероприятие с завоевательной экспансией конкистадоров, имевших преимущество над туземцами за счёт огнестрельных орудий. В таком же положении оказался Ермак, поскольку противостоявший ему Кучум, владетель Сибирского ханства, по военным технологиям остался на уровне первых завоевательных монголо-татарских нашествий.

Окажись Ермак удачливее, обладай большей силой, не будь он вынужден страдать от суровых зим, терять людей от болезней и в итоге принять смерть в водах Иртыша, став жертвой возмездия Кучума, тогда не владеть Руси Сибирью. И как бы не стремился Карамзин воздать по заслугам Ивану Грозному, благодаря чьему правлению Россия приросла обширными восточными владениями, заслугу царя в том искать не следует. Всё складывалось вне воли русских владык, тогда как именно народ желал найти спасение от происходивших на Руси кровавых расправ. Если благодарить Ивана Грозного за такое, то тогда он действительно способствовал будущему процветанию страны.

Следует ли обсуждать любвеобильность царя? В последние годы жизни он пожелал обручиться с племянницей английской королевы Елизаветы. Но эти планы не сбылись. Действовал Иван Грозный и в качестве благодетеля моральных качеств подвластного народа, составив судебник, определив в нём такие важные моменты, вроде необходимости жены подчиняться решениям мужа, иконы писать лишь непорочным людям по образам греческим или подобно Рублёву, строго соблюдать данные клятвы. На счёт последнего требуется дискутировать, поскольку запрещалось бежать из плена, ведь так совершается клятвопреступление, из-за чего уже на Руси предстояло продолжить отбывать такое же, если не более строгое наказание.

О самом важном Карамзин не рассказал в IX томе Истории – о детях Ивана Грозного. Читателю стало известно только о смерти Дмитрия, убитого царём в присутствии Бориса Годунова, и о душевных болезнях Фёдора.

» Read more

Александр Сумароков “Краткая история Петра Великого” (XVIII век)

Сумароков Краткая история Петра Великого

Узнать краткую историю самого Петра Великого у читателя не получится. Этот труд из недописанных. Доступна вниманию предыстория, имеющая некоторое сходство с “Повестью временных лет”, но содержащая ряд существенных отличий. Сперва Сумароков дал вводное слово, представив Россию страной необъятных размеров и населённой множеством народов. До сих пор является тайной, откуда пошли непосредственно русские. Стоит предположить, будто они некогда были частью Сармации. И только с IX века появились сведения, принимаемые за первые свидетельства.

Началась Русь с Новгорода, когда из северных земель призвали скандинавов, дабы они положили конец раздорам между желающими власти. Никому не доверяли русские, потому решили обратить взор на представителей иных племён. Сумароков не объясняет, каким образом новгородцы договорились, согласившись принять над собой управление в лице Рюрика, Синава и Трувора, чьё происхождение вызывает споры. Должно быть ясно, Гостомысл не устраивал жителей Новгорода, может он заключил некое соглашение, обязав искать правителя где угодно, только не в пределах Руси.

Говоря о нраве и политических воззрениях новгородцев, всегда помнишь их вольный нрав, пока им не пришлось смирить гордыню перед Московским княжеством. Поэтому не приходится удивляться поиску правителя, способного обеспечить городу процветание. Он мог быть откуда угодно, это не интересовало новгородцев. Удивительно другое, как Рюрику удалось расположить этих людей к себе? Вероятно, он его и не добился. Ему пришлось удерживать власть силой, либо завоёвывать соседние территории, откуда управлять доступными ему землями.

Игорь, сын Рюрика, распространил власть до Киева. Его жена уничтожила города древлян Искорест и Коростень. В дальнейшем история Новгорода не представляла интереса. Объяснить это легко. Варяги продолжили отстаивать права на власть, а Новгород в них уже не нуждался, продолжая свободное плавание с выборными правителями. Потому нельзя говорить о Новгородской или Киевской Руси, находя в этом корни современной России. Следует видеть именно распространение власти наследников Рюрика, изначально пришлых и к подлинной Руси отношения не имевших. Их дети оказались связаны существованием с русскими, удерживая над ними власть.

После Великое княжение распадётся, Русь раздробится на несколько Великих княжеств, покуда не обозначится первенство Московского. Новгород продолжит сохранять независимость взглядов, благодаря своему удалённому от юга расположению. Сумароков не распространяется о нашествии монголо-татар, упоминания о них изредка, словно подчинение им Руси носило сугубо организационный характер. Новгород стоял выше, продолжая политику, не считаясь с судьбой большей части русских княжеств. Потому, если и говорить прямо, изучение истории следует сосредотачивать лишь на первой вотчине Рюрика, прочее лишь довесок, уведший внимание в сторону, полезный только в качестве понимания, как поднялась Москва, Новгородом как раз и завладевшая.

Сказ Сумарокова наводит на такие мысли, заставляя иначе воспринимать прошлое России. Когда Московское княжество взяло критически важный контроль над Русью, его правители получили возможность считать собственную историю крепко связанной с прочими княжествами. Они подвели людей к осознанию первенства Рюрика, тем допустив увязывание настоящего с версией из “Повести временных лет”. Хождение варягов по пределам Руси начали воспринимать в качестве истины, отказавшись от сохранения любых иных преданий о былом. Требовалось иметь единственную версию случившегося, которой потомки и внимают, не имея другой.

Основное понятно, продолжения не требовалось. Высказав главное, Сумароков не сумел довести начатое до конца. Хотел он того или нет, а может не имел желания вступать в противоречие с наследной властью, связанной тонкой нитью с утратившими правление над страной Рюриками.

» Read more

Александр Сумароков “Первый и главный Стрелецкий бунт” (XVIII век)

Сумароков Первый и главный Стрелецкий бунт

Начало правления Петра I омрачилось бунтом стрельцов в мае 1682 года. Было тогда царю десять лет, происходил он из рода Нарышкиных. Был он младшим братом почившего царя Фёдора, болезного царевича Ивана и царевны Софьи, происходивших из рода Милославских. Зрело недовольство в боярской среде, желавшей лучшего. Забыли бояре, как при Иване Васильевиче тем же занимались предки их, в крови после утонув, проливавшейся руками грозного правителя. Восстали бояре, подстрекаемые Милославскими, требуя дать регалии царевичу Ивану, ибо ему полагалось царём стать, пусть и болезный он. Почему всё так произошло? Излишне ласков царь Фёдор к народу был, заботился о его благосостоянии, тем и разбаловал людей, воспитав не радетелей за Отечество, а кровопийц, в пьянстве и веселье дни проводящих. Тем и стрельцы занимались, забыв о важности своего значения. И когда начался бунт, не смог остановиться народ, ибо не останавливается толпа, начав движение.

Потомки тех событий думали, что до Петра I на Руси жили варвары. Чем Стрелецкий бунт тому не подтверждение? Не смотрели далее париков они своих, не желали искать под своею посыпанной пудрой истину прошлого. Не из звериного чувства произошло непоправимое, а из-за чванливости и скудоумия, человеку во все времена присущего. Дали повод черни власть над ними поставленными почувствовать, усадили за один стол с собой и замечаний им не делали. Не лучше ли жить под рукою иноземного правителя, нежели дозволить править из низов выходцам? Пошла чернь порядки наводить, лишь кровь умея проливать и продолжать пьянствовать. Где тут о благе говорить, коли померкло небо над самодержавием. Хорошо, не желали стрельцы ничего определённого, требуя регалии вручить царевичу Ивану. И бунт свершился, ибо сказали стрельцам: “Убит Иван!”.

Но не был убит Иван. Не знал он горя в жизни своей. И власти он не требовал. Остановиться бы бунту, да началось уже движение. Полетели на колья сторонники Нарышкиных, изрублены в куски тела их были. Полетели на колья и сторонники Милославских. Никто в упоении от кровопролития думать никогда не старается. И кололи, и резали стрельцы бояр до вечера, не находя успокоения. А после отправились пьянствовать, нисколько о произошедшем за день не сожалея.

Глупый народ, думать не умеющий. Обманули его, заставив совершить преступление. Одуматься бы ему, прознав о заблуждении, да не одумался. Испугался народ гнева царского, не мог принять должное ему за грехи наказание. Может и успокоился бы народ, не гневи его речи бояр, происходящего будто не понимавших. Скажи слово ласковое и прости души заблудшие, один из пастырей. Стоило ли тебе в чванливости тебе присущей в свинстве народ обвинять? Не простит таких обвинений человек, пожелав расправиться с обидчиком. Потому бунт не утих, становясь страшнее с каждой минутой последующей.

Подробно о том рассказал Сумароков, всякого боярина упомянув по имени. Перечислил, кому какая доля досталась, если был он чернью растерзанным. Сказал и о пристрастии каждого к Милославским или к Нарышкиным. И сказал о четвёртом дне бунта стрельцов, когда провозглашён был Иван соправителем Петра, а Софья над ними наставницей. Тем закончился первый Стрелецкий бунт, не было иных последствий после него, и не было понесших наказания за произошедшее. Наоборот, чернь возвысилась и жила лучше прежнего, опять проводя дни в пьянстве и веселье.

Желал Сумароков написать и о втором Стрелецком бунте в 1698 году. Что подвигло чернь на новое восстание? Получали они повышенное жалование, вкушали за одним столом с боярами, истинно Россия уподобилась Риму времён солдатских императоров, дозволяя черни диктовать условия существования государства. Хотел об этом рассказать Александр подробно, но не успел, ибо сохранившиеся его рукописи о втором Стрелецком бунте обрываются едва ли не сразу.

» Read more

Хождение на Флорентийский собор (1437-40)

Хождение на Флорентийский собор

О хождении на Флорентийский собор осталось в летописях сообщение. Случилось то в годы папы Евгения IV, задумавшего позиции понтификата своего поставить превыше всех прочих христианских церквей. Собрал он для того патриархов земель многих, в числе прочих пригласил митрополита Киевского и всея Руси Исидора. О том сказание сложилось, поведанное человеком, до того заграничной жизни не знавшего. Шёл он рядом с Исидором и делился всем увиденным, особенно уделяя внимание пройденному расстоянию между населёнными пунктами.

В 1437 году Исидор вышел из Москвы и направился в Тверь, далее в Новгород, после в Псков. В дороге к нему присоединился Авраамий Суздальский. Предстояло продолжить путь по немецким землям. Первым иноземным городом стал Коспир, затем Юрьев. Нигде не отказывали Исидору в гостеприимстве, всюду встречали с радостью, надолго упрашивая остаться. На первых порах подмечали путники, сколько встречается православных обителей. Чем далее пролегал их путь, тем менее они видели исповедующих христианство греческое. Уже в Юрьеве оказалось заметно различие во взглядах на религию, но там же стало очевидным отличие уровня жизни. Не зря путники дивились множеству каменных строений в пределах иностранных государств.

Перед путешествием через море Исидор посетил Ригу, задержавшись в сем городе на восемь недель. Передвигаясь по морю, пришлось молиться Богу, упрашивая о попутном ветре, ясной погоде и уберечь от готландских пиратов, ибо противилась морская стихия, не давая кораблю спокойного плавания. Но стоило путникам вновь сойти на берег, как они словно в далёких от понимания областях оказались: дороги вымощены камнем, повсюду вода и фонтаны, статуи дивной искусной работы. Куда бы не шли, везде видели это: и в Любеке, и в Люнебурге, и в Нюрнберге. Ещё одно подметили путники, чем ближе к Полониным (Альпийским) горам они подходили, тем сильнее отличался язык, от слышанного ими ранее. Прошли путники даже город Понт, откуда Пилат родом.

Дойдя до Фряжской земли, остановились в Ферраре, где их встретили папа Евгений IV, греческий император Иоанн и Вселенский патриарх Иосиф. Там же в октябре случилось первое заседание собора. О чём шла речь в хождении не сообщается, не для того оно сложено. Перечисляются даты всех заседаний, продолженные вплоть до июля, но уже во Флоренции. Дивились путники в городах фряжских часам, состоявшим из фигур удивительных, совершавших занимательное представление. Поделился составитель хождения и ценами на снедь, давая наиболее полное представление о заграничной жизни. Стоит сразу упомянуть “Заметку о Риме”, возможно писанную в это же время, кратко повествующую о некоторых достопримечательностях сего города.

До сентября задержался Исидор, может быть пытаясь узнать секрет разведения шелковичных червей. Тронувшись затем в сторону Венеции, далее проследовав через земли хорватов, сербов, словенов, угров и поляков. К сентябрю добрались путники до Москвы, откуда Исидор поехал в Суздаль. Так закончилось хождение на Флорентийский собор, дав информацию населению Руси о нравах чужеземных.

Коли нет упоминания распрей, значит стоит считать, что их не было. Ведь могли дружить народы, не зная вражды на уровне национальных и религиозных объединений. Ничего не случилось, что могло омрачить хождение. Придя к согласию со всеми, Исидор отбыл на Русь. Не его беда, как это воспринималось по завершению собора. Вспомнили правители и патриархи о собственных интересах, всё-таки пострадавших перед лицом католический церкви. Но об этом судить по другим историческим свидетельствам.

» Read more

Александр Сумароков “Краткая московская летопись” (XVIII век)

Сумароков Краткая московская летопись

История Москвы, согласно Сумарокова, началась с посещения киевским Великим князем Георгием Долгоруким земель Степана Кучки. Одно огорчило его – не получил он ему положенных почестей. За это велел Кучку утопить в пруду. Где ныне Кремль, повелел Юрий град заложить, дав название по реке. А на месте, где после стоял Знаменский монастырь, другой град заложил, названный Китаем (по первому имени сына своего Андрея Боголюбивого). Вскоре обвенчал он сына с дочерью казнённого им Степана – с Улитой. Отбыл с ними в Киев, где через год скончался. Сколько не рожала детей Улита мужу, все они умирали, тогда решил Андрей не прикасаться к жене, за что предан ею был, убитый устроенным её руками заговором, припомнив тем ещё и горькую смерть отца своего. Уличил всех виновных в свершившемся брат Боголюбивого князь Всеволод, велел зачинщицу на воротах повесить и из луков расстрелять. С этого история Москвы пошла, этим же почти на сто лет закончившись.

Пришёл в ветхость град, основанный Георгием Долгоруким, пока не появился в сих местах князь Даниил, сын Александра Невского, пленённый красотою природы по берегам Смородины (так ранее Москва-река прозывалась). Жили тут лишь монахи-пустынники, нашедшие прибежище вдали от соблазнов рода человеческого. Сын его, Иван, родился в Москве, первым положив путь к единоначалию града сего, настаивая на праве на Великое княжение. К тому времени митрополит Максим перенёс митрополию из Киева во Владимир, а его преемник митрополит Пётр – в Москву. Так воссоединились в Москве власть светская и духовная.

Осталось Сумарокову кратко сказать о прочих правителях города. Симон Иванович скончался во время великого мора. Иван Иванович рано в монахи постригся, передав престол сыну, но Димитрий Константинович выпросил в Орде себе ярлык на княжение, за что москвичи озлобились на него и изгнали. Димитрий Иванович Мамая одолел, потревожен Тактамышем был, построил каменный Кремль. Василий Димитриевич наложил на новгородцев дань, воевал с отцом супруги своей Анны Витольдовны, лишился Смоленска, претерпел нашествие Едигея, изгнал Тамерлана. Василий Васильевич всходил на престол и дважды свергаем был, усмирил новгородцев, но претерпел насильственное лишение зрения, потому прозванный Тёмным, но всё равно продолжал видеть, хоть и худо.

Иван Васильевич – первый самодержец всея Руси, усмирил Марфу-посадницу и взволнованный ею Новгород, обеспечил Москве блеск и величие, ослабил Крым, покорил Казань, женился на греческой царевне Софье, взял гербом византийского двуглавого орла, но не стал отказываться от всадника, пронзающего дракона. Василий Иванович снова Казань усмирил, смирил псковитян, воевал с Крымом и Польшей, вернул Смоленск, построил множество церквей, в последние годы правления стал царём именоваться, постригся как Варлаам. Царь Иван Васильевич получил во владение Казань, Астрахань и Сибирь, при нём путь на Русь проведали англичане, при нём же зачалось книгопечатание, усмирял ливонцев, построил Свияжск и обвёл стенами Китай-город, прозывался Грозным.

Фёдор Иванович был тихим, Русью управлял Борис Годунов, приходившийся ему шурином. Дабы стать царём, Годунов умертвил брата Фёдора Димитрия, запалив Москву для отвода глаз. Воссев на престол, Борис Фёдорович отравил жениха дочери – датского королевича, поскольку боялся потерять власть, но когда под стенами Москвы встал ложный Димитрий, то из страха перед ним сам отравился. Фёдор Борисович пробыл шесть недель на престоле, вместе с матерью был отравлен по приказу ложного Димитрия. Димитрий Самозванец изначально искал помощь у поляков, имея при себе царскую печать и крест с подписью, подтверждавшей его происхождение, получил от папы Климента VIII благословение на царство над Русью, обвенчался с Марьяной, где бы он после не шёл, всюду русский люд признавал в нём царевича Димитрия, ибо родная мать признала в нём сына и по всем приметам он ему соответствовал, по восшествии на престол изнасиловал дочь Годунова – царевну Ксению, вместо среды постился в субботу, видя всё это русский народ выступил против него, продолжая считать подлинным Димитрием, Шуйский сам застрелил его из пистолета, когда палач занёс топор над плахой. Василий Иванович Шуйский, сродник Фёдора Ивановича, выбран на власть ради избавления от власти Димитрия Самозванца и засилья поляков, был свергнут, после на Руси Междуцарствие, кого не звал народ во власть, все занимались поборами.

Михаил Фёдорович, сделал отца патриархом, привёл страну к спокойствию. Алексей Михайлович сразу отогнал турок и татар от Украйны, усмирил новгородцев и псковитян, ввёл прибавку на соль и клеймил аршины, после чего начался бунт, в том числе и Стеньки Разина, положил основание правильного войска, старался завести мореплавание, взял Смоленск и устрашил всю Польшу, сверг с патриаршего престола Никона. Фёдор Алексеевич слыл ценителем словесных наук, театра и художеств, разрушил местничество, отставил богатое одеяние, завёл конские заводы, на нём “Краткая московская летопись” завершается. К тексту прилагается таблица о супругах государей.

Согласно приведённой Сумароковым версии нельзя понять причины возвышения Москвы, как и увидеть взаимоотношение с Ордой и соседними государствами. Полезно в качестве избранной информации, доступной для усвоения. В том и польза.

» Read more

1 2 3 4 19