Tag Archives: уэллс

Герберт Уэллс “Человек-невидимка” (1897)

Если смотреть на допустимость невидимости человеческими глазами, то книга Уэллса “Человек-невидимка” имеет полное право на отображение реальности в том виде, в каком её предлагает читателю писатель. Совершенно неважно, что ныне можно использовать специальные приборы, позволяющие видеть мир множеством других способов, далёких от человеческого восприятия. Не самый удобный способ понимать мир с позиции нужды определять температуру окружающих объектов или двигаться, посылая во все стороны сигналы определённой частоты. Человеку стало доступно многое из того, что делает возможность невидимости мифом. Если же не думать о высоких материях, а просто рассматривать приведённый текст в виде наглядной демонстрации возможности стать чем-то большим, нежели человек себе может позволить, то книга Уэллса представляется весьма занятным повествованием о чувстве собственного достоинства и возможности получения уникальных способностей.

Главный герой – химик. Он нашёл нужный состав, позволивший его телу добиться полной прозрачности, но сама форма тела осталась неизменной, отчего герой и испытывает проблемы: он не может ходить голым в холодную погоду, спокойно разгуливать босым по городу, есть в присутствии других людей; на бытовом уровне возникает острое чувство стыда, не давая полностью насладиться невидимостью, ставшей для героя скорее проклятием, нежели желанным эффектом целенаправленных исследований. Важно, впрочем, совсем не это, а то, что во время написания книги, вокруг автора только и ходили разговоры о сверхлюдях, способным своими возможностями превзойти всех остальных. Со временем поиск суперлюдей вырастет в востребованную индустрию, от чего детские мечты становятся реальностью, но и читатель тоже радуется, что всё это возможно лишь на экране, да в литературе, но никак не в жизни. Хотя, не помешало бы меньше заниматься идеализацией, предлагая более важные сюжеты.

Очень разумно поведение главного героя, столкнувшегося с непониманием людей, отрицающих саму возможность невидимости. Это не только пугает людей, но и заставляет предпринимать решительные действия. Любая угроза должна быть задушена в начале, не считаясь со всеми возможными выгодами. Если пустить всё на самотёк, то в итоге будешь потом долго разбираться с последствиями. Мудрено ли после актов агрессии, видеть обозлившегося на мир главного героя, возомнившего себя террористом номер один с важной для себя целью устранения всех обидчиков. Кажется, герой впал в маразм, оставляя за собой лужи крови, пустые карманы и осознание чьего-то присутствия рядом с тобой, будто читатель заранее знает о колебаниях воздуха за спиной, изредка оборачиваясь, стремясь успокоить своё подсознание. Уйти от животного ужаса не получится, покуда невидимка не перестанет существовать. Так устроен человек – всё непонятное подлежит уничтожению, пока люди поумнее не постарались взять ситуацию под свой контроль.

И пусть главный герой родил создание Франкенштейна внутри себя, сохраняя контроль над невидимостью, не позволяя выйти наружу затаённому злу в виде допельгангера. Уэллс не стал слишком глубоко прорабатывать тему, стремясь разрешить повествование скорейшим образом. Отчасти – это хорошо. Начни автор развивать тему дальше, то получилось бы нечто похожее на “Гиперболоид инженера Гарина” за авторством Алексея Толстого, там также злой гений изобрёл оружие, способное дать ему право на владение всем миром. Да, получить контроль над планетой нужно, но зачем для этого топить миллионы людей, раздавливая все преграды на пути. Любая возможность потешить самого себя обречена на провал в виду неотвратимой последующей смерти. Империи создавались и рушились, человек из года в год живёт одним моментом – что-то изменить не представляется возможным.

Кажется, нет в мире необычных вещей – просто человек любит придумывать для себя развлечения. Через триста лет над этими словами будут смеяться – каждый обретёт возможность менять себя.

» Read more

Герберт Уэллс “Машина времени” (1895)

Если в спонтанных путешествиях во времени, связанных с развитием жанра альтернативной истории, отличился Марк Твен, то в плане темпоральной фантастики первенство осталось за Гербертом Уэллсом. Разработанный им уникальный жанр хронофантастики сейчас является одним из разделов научной фантастики. Уэллс пошёл немного дальше, оставив в стороне устройство “машины времени”, сосредоточившись на социальных аспектах развития общества, дав обзорную картину будущего, где общество падёт под железной пятой, а потом окончательно выродится, утратив стимул для дальнейшего совершенствования. В этом плане Уэллс сожалеет о потугах множества учёных, чьи труды не только не позволят развиваться людям, а даже наоборот похоронят разумную цивилизацию, обречённую на поглощение в случае любых попыток сделать условия существования наиболее благоприятными. Общество желает обезопасить себя – и это зря!

Каждая книга Уэллса – это громадный пласт философии, хотя объём произведений поражает своими малыми объёмами. Достаточно вспомнить “Войну миров”, где Уэлсс не ограничился противостоянием человека с инопланетными захватчиками, позволив вмешаться в процесс третьей стороне, которой ни одна из сторон не придала никакого значения. Иные фантасты обвиняют такую третью силу во всех проблемах человека, но Уэллс однозначно выразил позицию жёстких взглядов, делая логичный вывод, что человек не является и не будет являться высшим существом на планете. Наличие разума не даёт людям никаких преимуществ, покуда их тела состоят из частиц природы, а само функционирование организма полностью построено на взаимодействии со всеми окружающими процессами. Чтобы человек стал кем-то другим – надо совершить революцию.

В “Машине времени” Уэллс старается наглядно продемонстрировать отрицательные стороны человеческой натуры. Автор делит общество на части, стараясь быть более объективным. Только этот объективизм слишком смешан с социалистическими воззрениями, а общая ситуация угнетения рабочего класса в конце XIX века не зря казалась Уэллсу чрезмерно угрожающей благополучию. Весь XIX век – это борьба угнетённых за право на достойное существование, которое им стало недоступно вследствие технических революций и быстрого роста промышленности, уничтожившей добрую часть кустарного производства. Всё больше людей оставалось без работы – на этом делал себе капитал небольшой процент населения: именно в этом видит Уэллс проблему завтрашнего дня. Эту тему позже разовьёт Джек Лондон, написавший “Железную пяту”, сделав название книги словом нарицательным, означающим победную поступь капиталистов. Очень трудно в такой ситуации делать прогноз на будущее. Если Лондон ограничился ходом на семь веков вперёд, то Уэллс пошёл за пределы восьмисотого века, где любая фантастическая идея может оказаться правдой.

Как бы не хотелось заглянуть в прошлое, но всё меркнет перед возможностями знания будущего, куда гораздо больше тянет человека. Случившееся никак не влияет на нашу жизнь – это было. Но что будет… как себя вести для большего благополучия? Такая информация гораздо важнее. Человек может считать, что машина времени будет когда-нибудь изобретена, или можно думать о постоянстве времени, не подверженного искажениям, а существующего только здесь и сейчас. Нет прошлого и нет будущего – есть только настоящее. Такой вариант на данный момент считается наиболее близким к правде.

Разумно заметить о таком явлении как дежавю, свойственного людям, когда перед глазами разворачивается картина, виденная ранее в другом месте, возможно во сне. Этот мистический фрагмент портит стройный ряд предположения логичности постоянства времени. А значит, машина времени может существовать… но не на уровне предполагаемого механизма, заключаясь, скорее всего, в более мелких элементах окружающего мира, которые не могут быть заметны глазу.

» Read more

Герберт Уэллс “Война миров” (1898)

Классика. Прообраз всех будущих войн. Уэллс как в Темзу глядел с Тауэрского моста. Допустить саму возможность вторжения на Землю в XIX веке ещё возможно, но продумать физиологию марсиан до таких тонкостей! Это надо было иметь очень большую долю фантазии. Герой книги – простой парень, волей судьбы попавший в эпицентр первого отряда вторжения. На его глазах развивается будущая внеземная цивилизация на нашей планете, выползает из зоны падения и приступает к тотальному геноциду землян. Впрочем был ли геноцид? Скорее не было даже желания кого-то захватить и поработить. Нет, не исключаю возможность постройки на Земле гигантских донорских плантаций для питания инопланетян отборной кровью. Но может на Марсе еда закончилась, либо марсиане просто поохотиться прилетели? Или просто так на разведку. Земляне же не стали оказывать гостеприимства, а сразу жахнули из всех орудий. Увидев же тщетность своих попыток, приуныли. Как при монголах, вся Европа погрузилась в страх, но в такой ситуации прижухли и сами монголы, и весь остальной мир, ожидая расширения экспансии неведомых существ в другие уголки планеты. Наверное так исторически сложилось, что с IX века все экспансии на честной мир проводят с острова Великобритания. Датчанами ли, британцами ли, подданными короны Объединённых королевств ли, инопланетянами ли, избравшими своей базой ведущее государство Земли того времени.

Сюжет книги известен многим, если уж кто не читал, то фильм Стивена Спилберга смотрел точно. Действие там происходит в наши дни, приукрашено несколько другим соусом во имя смотрибельности, но общая концепция фильма сохранена, правда без объяснений тех или иных особенностей действий марсиан. В книге это всё объясняется. Уэллс вообще не склонен что-то скрывать от читателя, коли даже физиологию марсиан описывает, а не представляет нам лишь тот обрубок щупальца, выпавший из их треножника в конце фильма.

Не зря книга названа Войной миров. Воюют не только люди с марсианами, воюют растения и даже микробы между собой. Остаётся радоваться отсутствию тараканов на кораблях марсиан, а то нам мало бы не показалось. Может у них были бы более зверские чем наши рыжие усатые товарищи, покорившие до марсиан весь мир. Уэллс ловко намекает на необходимость присутствия какого-либо зла на Земле. Свято место пусто не бывает – гласит известная поговорка. Устраняя одну проблему, мы сталкиваемся с новой, ловко втиснувшейся в это самое пустое место. Не кляните судьбу когда болеете простудным заболеванием, это ведь вам не просто так даётся сверху, это зарядка для вашего иммунитета, обязанного хотя бы раз в год сталкиваться с респираторикой для проверки своих способностей. Антибиотики, конечно, разрушают наш организм, и зря многие пичкают ими себя при любом удобном случае, даже при простом вирусном заболевании, особенно с детства, это капитально губит способности иммунитета к самостоятельности, да и привыкание никто не отменял. Может зря мы боремся с Гриппом? Аки придёт на его место болезнь пострашнее… и пока наши коррумпированные и до жути жадные фармацевтические концерны что-либо изобретут, то лечить уже станет некого. А там ещё и авторское право вмешается… и выживут только богатые.

Книга мне понравилась. Только вот также ли она бедна на литературный слог в оригинале как в доставшемся мне переводе? Словно ребёнок писал, знающий от силы тысячу слов на родном языке.

» Read more