Tag Archives: литература ссср

Василий Шукшин «В воскресенье мать-старушка», «Даёшь сердце!», «Думы» (1967)

Шукшин Думы

Нельзя понять человека в присущей ему радости и грусти. Отчего? Почему человек радуется или грустит в определённый момент? Обязательно надо испортить ему настроение! Не должен никто веселиться без причины или говорить скорбные речи, особенно в неуместные для того моменты. Так принято — должен соответствовать. Ежели иначе — молчи. Давайте узнаем, какую мысль Шукшин пожелал выразить через часть рассказов.

Жил на свете слепой старик Ганя, любивший исполнять песни о печали, тоске и злой доле. Делал он то для слушателя, считая, к нему тянутся именно из-за тяжёлых к восприятию мелодий. Но всё чаще люди желали иных впечатлений, прося певца не тревожить. Да и местное начальство предпочло назначить старику пенсию, лишь бы сидел дома и не беспокоил. Это вынудило Ганю уходить в далёкие деревни, где сперва слушали с удовольствием, позже став чёрствыми. Не смог найти слепой певец общего языка и с собирателями песен, не пожелавшими слушать варианты исполнения, ставшие им знакомыми. Об этом повествовал Василий в рассказе «В воскресенье мать-старушка». Получалось так, что старик желал донести до людей общее горе, от которого всякий предпочитал открещиваться.

Рассказ «Даёшь сердце!» (он же «Даёшь жизнь!») — про радость человека, в которой он одинок. Свершилось знаменательное событие — в ЮАР впервые пересадили сердце от умершего к живому. Как тут не произойти выплеску эмоций? Вот и выстрелил человек в воздух. Это возмутило соседей — вызвали милицию. Теперь человеку предстояло объясняться, на каком основании он посчитал допустимым беспокоить сон людей. Объяснение про пересадку сердца за разумное принять не могли. А учитывая некоторые странности стрелявшего, сочли эпизод исчерпанным, сославшись на явную контуженность, вследствие чего человек и совершил сумасбродный поступок.

Иначе Василий повествовал в рассказе «Думы». За главного героя выступил председатель колхоза. Очень ему мешал гармонист, каждую ночь игравший под окнами. Сколько ему не грози, доводам внимать отказывался. Продолжал играть, полный уверенности, якобы имеет право. Председателю осталось смириться. Однажды, себе на радость, ночная игра гармони заставляла находить отдохновение в мыслях. Вспомнил председатель, как стал заведовать колхозом помимо воли — его выдвинули на должность сразу после войны. Женился он без любви — просто следовало жениться. Так всю жизнь и прожил, ни о чём, кроме колхоза, не думая. Впору опечалиться, сожалея об упущенном времени. Можно и от жены добиться ответа на вопрос: любила ли она его когда-нибудь…

Стала музыка важна для председателя. Он не беспокоил гармониста — пусть играет в удовольствие. Однако, одной ночью гармонь не играла. Не слышно её и во вторую ночь. И в третью — тишина. Председатель обеспокоился, места не находил. Вскоре станет известным — гармонист женился, потому никогда ему не играть по ночам. Можно подумать, долгожданное свершилось, но председателю колхоза то скорее в горе.

К чему бы такое повествование? Для очень простого рассуждения: от чего сегодня хочешь отказаться — завтра станет остро необходимым. Шукшин наглядно показал действительность этого. А если кому-то сталось неубедительным, значит недостаточно пожил на свете, раз не сумел ощутить утрату необходимого, владельцем чего он был ещё вчера.

Если разобраться, герои Шукшина могли сойтись на страницах одного произведения. Интересная бы тогда получилась смесь. Но им не суждено заметить друг друга, поскольку подлинно близкие по духу — редко сходятся ради важного для них дела. Почему? Всё равно найдут причину для неприятия.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Точка зрения» (1967)

Шукшин Точка зрения

Как сделать так, чтобы всем было лучше? Никак! Слишком разными являются люди, никогда они не смогут найти точек соприкосновения. Обязательно появятся недовольные. Ведь в чём суть человеческого общества? Создавать условия для существования. Отчего тогда возникает конфликт поколений? Как раз на том основании, что дети не желают жить представлениями родителей о мире. Но разве не для собственного потомства старались отцы и матери? Отнюдь, только для себя любимых, поскольку детям то чуждо. А теперь представим — случилось сойтись в споре оптимисту и пессимисту, желавшим выяснить, как нужно действовать в определённой ситуации. Можно наперёд сказать — крайности до добра не доводят.

Случилось между оптимистом и пессимистом появиться волшебнику. Тот дал магический предмет, позволяющий происходить в мире событиям тем образом, какой угоден кому-то определённому. В случае повествования, будет задана единственная ситуация, показанная с разных сторон восприятия. Выйдет так, как о том рассказал Шукшин.

Стоит за дело взяться пессимисту — начнётся ругань, все будут говорить правду в лицо. Не всегда кажется, будто произносится именно правда. Чаще — поступок из желания противоречить. Ежели магическим предметом завладеет оптимист — начинается бесконечный елей, каждый старается лить в уши благоуханный мёд. Думается, за ложью сокрыт секрет благоприятного условия для существования. И тут возникает ощущение недоговорённости. Становится ясным — нужно найти средство, способное всех удовлетворить. Может позволить оптимисту действовать за одних, а пессимисту — за других? В этом случае лада достигнуто не будет в той же мере.

Если не с другими, то может мир можно подстроить под себя? Как пример, попадают оптимист и пессимист на допрос в милицию, поскольку они были зачинщиками драки. Оба они продолжали владеть магическим предметом, хорошо выручавшим, заставляя следователя быть расположенным к допрашиваемым, соглашаясь с предлагаемыми доводами. В том-то и трудность — убедить одного человека с глазу на глаз сможешь, чего не скажешь, стоит коснуться многих одновременно.

Кто же окажется прав? Ясно, пессимист не прав, так как желает видеть голую действительность, но он всё-таки прав, желая знать подлинные детали происходящего. Не прав и оптимист, отказывающийся признавать суровые реалии, взирая через розовые очки, при этом оказывается прав, стремясь сглаживать острые углы. Раз так, каким образом возможен между ними конфликт? Об этом Шукшин не забывает рассказать. Нужно иное средство разрешения конфликта.

Казалось бы, волшебник знает правильный ответ. Иначе для какой цели он решил разрешить спор между пессимистом и оптимистом? К сожалению, ответ не был ему известен. Он сам желал его узнать, предложив использовать магический предмет. Приходилось осознать удручающий факт — разобраться никак не получится. Тогда и задействовал Шукшин постороннего человека, с позиции силы заставившего спорящих умолкнуть, чем дал понимание — живи по угодным тебе правилам, не мешая жить другим, иначе получишь по шапке. Тем более, бить будут реалисты — склонные видеть в чёрном белое, а в белом — чёрное.

Пусть и стало тайное явным. Поняли ли то участники повествования? Приходится сомневаться. Пессимист сбавил гонор, бурча под нос о необходимости говорить правду. Оптимист не позволял более о людях думать сугубо в радужных чертах. Притих и волшебник — совершенно лишний в мире людей без магических способностей.

Не надо ничего усложнять, следует проще относиться. Ежели где-то разгорается очаг несогласия, не стоит подливать масло в огонь своим мнением, дабы конфликт скорее разрешился. Даже больше можно сказать, надо бить по рукам всякого, кто подзуживает… неважно, из благих или каверзных помыслов.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Вопросы самому себе» (1966)

Шукшин Вопросы самому себе

Шукшин и город — вечное противостояние. Для Василия деревня была важнее, оттого он стремился защищать село, уберечь от вымирания. Стоило снять фильм «Ваш сын и брат», как обрушилась критика со стороны зрителя. Шукшина прямо обвиняли в предвзятом отношении к городскому образу жизни. Что оставалось Василию? Он написал две статьи: «Не дело режиссёру толмачить свой фильм» и «Вопросы самому себе». Суть первой статьи понятна из названия, а вот во второй — Василий брался серьёзно рассуждать: отчего город плох, почему деревня ничего не сможет ему противопоставить.

Деревня теряет людей из-за скудного досуга. Не может человек сходить в кино, с толком посетить магазин. Для него единственное развлечение — чтение газет и книг. Поэтому деревенский житель предпочитает перебираться в город. В таком случае, чаще всего, в городе появляется на одного хамоватого человека больше, тогда как деревня потеряла хранителя традиций. Как тогда быть?

Отток неизбежен. Нужно позаботиться о сохранении имеющегося. Например, крестьянское ремесло с древних времён — семейное дело. Если предки были землепашцами, таковыми становились и потомки. Этим нужно озаботиться! Иначе, не останется среди деревенских жителей подлинных крестьян. Ежели уже поздно — нужно стараться создавать соответствующее представление о сельском быте, дабы горожанин потянулся к истокам. Что делать?

Шукшин выражал уверенность: представление всегда формируется через газеты, литературу и кино. Именно то, о чём будет сообщаться, тому и станет внимать человек. Стоит вести речь про упадок деревни, тогда никто не поедет. А если расписывать, насколько на селе хорош, какие там замечательные люди, то и эффект не заставит себя ждать. Получается, Шукшин предлагал ввести цензуру. Каким образом?

Не нужны для литературы и кино произведения, оказывающие губительное влияние на людей. Нельзя описывать упадок деревни. Наоборот, следует показывать успехи на селе, изображать счастье землепашцев, довольных бытом, нисколько не страдающих от отсутствия удобств. Но ведь в таком духе советские средства массовой информации и прежде вещали. Однако, к шестидесятым годам того, видимо, не стало.

Да, общество Советского Союза формировалось из успешных в труде людей. Было бы то кому-то действительно интересно. С газет постоянно взирали передовицы о перевыполненных планах и нормах, отмечались заслуги отличившихся людей. Василий дополнил понимание этого обратной стороной. Выходило так, что среди передовиков не имелось новых лиц, они все — прежде не раз упомянутые на страницах газет. Получалось, будто никто и близко к ним по профессионализму подойти не мог. Следовательно, у людей вырабатывался комплекс, мешающий им раскрываться через труд.

Самое главное, что требуется усвоить из точки зрения Шукшина — не общество должно формировать мнение, такая обязанность возлагается непосредственно на государство. Ежели никто не желает регулировать процесс становления мировоззрения, оно станет чрезмерно самостоятельным. Как известно, излишняя самостоятельность всегда приводит к вырождению. Выходит, без тотального контроля не получишь идеальных условий для общества. В этом находится парадокс: общее счастье строится на индивидуальном несчастье.

Менее важное — озаботиться досугом на селе. Не захочет человек находиться там, где у него ничего нет, кроме долга перед государством. Безусловно, индивидуальное несчастье допускается для достижения общего счастья, только не за счёт доведения ситуации до абсурда, а именно — до требования выполнять нечто, к чему человек не склонен стремиться. Как же так?

Имея требования к одним, будь готов иметь схожие требования и к себе. Желая определённый результат от человека, постарайся создать все условия. Не можешь соответствовать требованиям — не имей требований к другим.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин — Рассказы 1966

Шукшин Рассказы

О каждом рассказе Шукшина можно писать отдельно. Следует ли так поступать? Не имеет смысла раскрывать более, нежели хотел сообщить Василий, особенно при отсутствии обилия слов у него самого. Раз так, значит допустимо ограничиться столь же кратким упоминанием.

Вот есть рассказ «Нечаянный выстрел» (иначе назывался «Колька» и «Нога»). Парень с детства хромал — из-за перенесённого заболевания часть ноги иссохла. Повзрослев, он осознал горечь положения: на него не смотрят девушки. Даже та, особо им любимая, в глаза говорила приятное, тогда как предпочитала встречаться с другими. Что делать? Отрезать ногу и поставить протез. К сожалению, научиться ходить на протезе парень не сможет и решит стреляться. Теперь всё зависит от его воли жить… Захочет — пойдёт на поправку, иначе — умрёт.

Рассказ «Кукушкины слёзки» — про художника и деревенскую. Беседуя с попутчицей, художник решит писать не сельский пейзаж, а портрет девушки.

Рассказ «Волки» — наполненное драматизмом повествование. Читателю сразу сообщалось, зять не любил тестя, потому как тесть был человеком ненадёжным. Случилось им вместе поехать нарубить леса. А там волки… Вместо того, чтобы сообща дать отпор, тесть предпочёл спешно уехать, громко крича и погоняя лошадей. Зятю же пришлось наблюдать, как волки поедали коня. Разве стоит подобного тестя терпеть? Зять и задумает поколотить… чего сделать не сумеет, поскольку каким гадом человек не являйся, он имеет право рассчитывать на неприкосновенность личности, привлекая силы милиции.

В рассказе «Вянет, пропадает» Шукшин показал, каким образом воспитывают детей, вкладывая скорее личные чаяния, нежели думая о судьбе ребёнка.

Рассказ «Заревой дождь» (он же «Дождь на заре») — повествование о существовании нескольких точек зрения. Один собеседник желает видеть поменьше дураков, другой — предпочитает мечтать о богатстве. При этом не станет понятно, у кого в жизни меньше проблем.

А вот рассказом «Ваня, ты как здесь?» (другое название «Как Пронька Лагутин чуть не сделался артистом») Шукшин продемонстрировал трудности режиссёрской профессии, показав от лица деревенского паренька, довольно непосредственного и, вероятно, глупого. Приехал тот паренёк в город к родне, а там им заинтересовалась девушка, искавшая человека на роль как раз сельского жителя, впервые попавшего в городскую среду. Затем последуют пробы, в результате которых режиссёр невольно усомнится в разумности рассудительного подхода к пониманию жизненных неурядиц, тогда как деревенский парень придёт к выводу, что быть жителем деревни и играть жителя деревни — не связанные друг с другом понятия.

Рассказ «Начальник» примечателен песней «Калина красная, калина вызрела». Само действие касалось строительного мероприятия, причём во время игры в домино. Решалось, когда взяться за установку сорванной крыши. Непосредственный начальник ругал рабочих в их стремлении напиваться, правда не замечая бревна в собственном глазу. Будет сказано и про солагерника начальника, напивающегося и начинающего шантажировать знанием прошлого, о чём будто всем обязательно сообщит.

Канва рассказа «Внутреннее содержание» частично знакома читателю по фильму «Живёт такой парень». Предстояло наблюдать за показом мод. Но продолжение было совершенно другим. Моделей размещали по деревенским домам. Как раз в одном из домов повествование получило продолжение. Два парня не знали, с чего начать разговор, пока не сообразили показать фокус с платком и спичкой. Конечно, девицы заинтересовались, пусть и на краткий момент.

Есть ещё рассказ «Операция Ефима Пьяных». Председатель колхоза почувствовал, как у него из интересного места сзади начал выходить осколок (последствие войны). Кажется, Василий решил внести порцию юмора. Основное затруднение — председатель не может повернуться интересным местом к врачам. Был бы кто из-них мужчиной… но в больнице сплошь молодые женщины, в том числе хирург. Долго будет мучиться председатель от нравственных и физических страданий, пока не наступит пора смириться с неизбежным.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Космос, нервная система и шмат сала», «Случай в ресторане» (1966)

Шукшин Рассказы

Секрет хорошей жизни — он такой же, как принцип правильного питания свиньи, то есть неделю есть от пуза, затем семь дней голодать, постоянно чередуя. Нет необходимости акцентировать внимание именно на еде. С тем же успехом можно неделю злоупотреблять спиртными напитками, после семь дней вести сугубо трезвый образ жизни. Или, кто балуется неким увлечением, не имея сил от него оторваться, тот использует аналогичный принцип недели позволения с последующим семидневным воздержанием. Это и есть секрет хорошей жизни. По крайней мере, если поверить мнению Василия Шукшина, согласно текста рассказа «Космос, нервная система и шмат сала».

Почему именно неделю свинью кормят на убой, затем заставляют голодать? Всё ради вкуснейшего сала, имеющего прослойки мяса. Это не то сало, в виде сплошного куска белой массы, в которое редкий человек сможет вгрызаться, чаще отвращаясь от подобного деликатеса.

А зачем человек пьёт, допустим, три дня в месяц? Не может он отказаться от принятой им с давних пор традиции. Стоит получить деньги, сразу уходит в загул, обязательно долго болея от похмелья. Зато после — достойный общества человек, ничем другим не уступающий. Остаётся поверить в необходимость дозволения некоторых слабостей, при условии их безопасности для окружающих.

Итак, в рассказе «Космос, нервная система и шмат сала» два главных героя. Первый — старик, выходящий из загула. Второй — юноша, всячески порицающий деда за употребление алкоголя в чрезмерных количествах. Между ними происходит беседа. Юноша раз за разом придумывает для деда отговорки, только бы он не прикасался в следующий раз к бутылке. Приводит разные аргументы: купи уж опохмелиться в последний раз… пособие для исследования рефлексов Павловым…. поди Богу за тебя стыдно… допьёшься до зелёных человечков. На возражения старик неизменно отвечал: не дорос ещё меня осуждать… денег на опохмел жалко… давай лучше про правильное кормление свиньи расскажу.

Сходный мотив Шукшин использовал в рассказе «Случай в ресторане» (другие названия «Крупный поэт» и «Крупный интеллигент»). Предлагалось обратить внимание на старика, сидевшего в ресторане, приходя посмотреть на выступление юной певицы. К нему подсел бугай, желавший крепко выпить, обильно закусить и получить удовольствие от отдыха после трудовых будней. Официант ему в том откажет. Тогда с помощью выступит старик: не обязательно водку заказывать, попроси принести коньяк… он дороже, зато крепость такая же… прими данную уловку ресторана без возражений. Сам старик пить отказывался, но стоило ему согласиться, как он оказался готов дебоширить, развязно себя вести… даже в Сибирь согласился ехать, куда его зазывал бугай. Да не поедет… на утро придёт в себя, поймёт допущенную слабость, более того совершать не станет, либо через месяц найдёт предлог снова напиться до потери контроля над мыслями.

Не от горькой жизни пьют герои Шукшина. О чём им горевать? Они вполне довольны складывающейся жизнь. Кто-то живёт ожиданием уйти в загул, стоит получить деньги на руки. Иному достаточно посещать ресторан, просто наблюдая за выступлением девушки на сцене. И никто из них не мешает жить другим, не имеют они и склонности к порицанию происходящего вокруг. Но, отчего-то, окружающие недовольны, когда люди ведут не совсем правильный образ жизни. На чём тогда остановиться? Неужели и правда — нужно жить однообразной жизнью, не внося мельчайшей вольности в наскучившую повседневность?

Потому и нужно вспомнить про принцип правильного питания свиньи! Лишь бы сало нарастало повкуснее… Его люди после и оценят!

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Капроновая ёлочка» (1966)

Шукшин Капроновая ёлочка

Не лезь к другому в душу, если о том тебя не просят. Но как отказаться от права выразить личное мнение? Напиши его на бумаге! Зачем вступать в конфликт с человеком, прямо в глаза ему высказывая о наболевшем? О том не просил ни сам человек, ни тот, ради кого ты стараешься. А дело было в том, что захотели два деревенских отвадить горожанина от односельчанки. Негоже ведь женатому человеку крутить любовь с деревенской. Не хорошо это! Вот был бы деревенским — ещё куда ни шло. А тут — этакий ферзь, богато одетый. Следовало поставить человека на место. Тому способствовала обстановка: скоро новый год, темнело, по дороге в село брели трое.

Рассказ у Шукшина рождался постепенно. Сперва прояснялось, как два товарища задержались и теперь не могут вовремя попасть домой. Они долго не решались идти пешком, боясь заблудиться из-за непогоды. Понадеявшись переждать в буфете и поймать попутку, им встретился мужчина, которого узнали сразу. Сей ферзь постоянно навещает женщину на их селе, хотя в городе у него жена и дети. Не имея желания с ним общаться, два товарища всё-таки проявляли любопытство, окольным путём пытаясь выяснить: кто он такой, куда держит путь. Конфликт не заставит себя ждать. Однако, будет решено идти пешком вместе.

На протяжении рассказа действующие лица постоянно вступают в перепалку. Они и в дороге не успокоятся, находя причину для ссоры. Им бы разойтись, только некуда. Легко обессилеть и замёрзнуть насмерть. Горожанин оказывался в худшем положении — пусть и солидно одет, зато тяжела шуба. Он быстрее начнёт уставать и чаще просить передышку. Деревенские сильнее на него обозлятся. Будет решено поменяться верхней одеждой. Да в тяжёлой шубе и сельский житель долго не проходит, выдохнувшись.

Путники ошибутся селом — двигались в совсем ином направлении. Придётся встречать новый год в постели у чужих. Благо, мир не без добрых людей, хозяева впустят, наказав не шуметь. Где там… Троих спорщиков не уговоришь успокоиться, полночи они будут выяснять отношения, пока не заснут. Поутру ухажёр успеет уйти, так и не попросив шубу обратно. А в кармане той шубы лежала капроновая ёлочка — подарок для любимой женщины.

Мораль повествования прояснится, стоит товарищам навестить односельчанку. Она задаст двум невеждам головомойку. Не их резон — нос совать в чужие дела. Лучше бы мешками ворочали, если совсем не разумеют, какого счастья требуется женщине. Да, горожанин женат, у него дети… Разве женщине это мешает чувствовать себя счастливой? Ей хоть такое желание потребно, тогда как на селе её окружают мужчины, но не испытывающие к ней подлинно тёплых чувств нежности. И, вообще, достаточно интереса, за который женщина согласится принять любого, только бы оставался постоянным в предпочтениях. Один из товарищей то уразумеет и угомонится, чего не скажешь о втором — который и был зачинщиком случившейся накануне с ухажёром перепалки.

Нужно отметить и примечательность образа ухажёра, хоть и состоятельного, но всегда доказывающего, что не так трудно зарабатывать деньги честным путём, если голова на плечах имеется. К сожалению, голосу разума не способен внять человек, ограниченный в мировоззрении, не согласный допустить одновременное существование многовариантности. Потому его деревенские не захотят понимать.

Рассказ имеет два названия, использовавшиеся в разное время: «В ночь под новый год» и «Капроновая ёлочка». Менялись и названия деревни, куда шли путники. Изначально и почти до последних дней Шукшин использовал наименование настоящего алтайского села — Завьялово, позже заменённое на не совсем определённое — Буланово.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Охота жить» (1966)

Шукшин Охота жить

Какие разговоры не веди: о городе, про деревню, об иных местах обитания людей — всё непременно сведётся к единому желанию человека жить угодным ему образом, невзирая на мнение других. Так ли важно: город или деревня? Очевидно, перед городским жителем данный вопрос не ставится — он редко соглашается променять удобство квартиры на частный дом, ежели к тому и склоняясь, то всё равно оставаясь в пределах городской черты. А вот для выходца из деревни — каким был и сам Шукшин — решение стояло крайне остро, поскольку всё равно приходило понимание необходимости вырваться из замкнутого круга сельского быта, не настолько богатого, чтобы позволить раскрыться заложенному в каждого потенциалу. Но вот, нужно только представить, горожанин оказывается в тайге. Как он туда попал? Почему передвигается налегке?

Шукшин даёт описание тяжёлого северного климата. В округе ни живой души, разве только за единственным исключением — старика… Он проводит вечер в домике, используя его в качестве временного места пребывания. Закрывать дверь требуется от диких зверей — более никого ждать не приходится. Однако, в дверь постучится молодой человек, довольно красивый внешне, выглядящий загнанным. Кто он и откуда? Старик такими вопросами практически не задаётся, ведь обязан знать — перед ним арестант, сбежавший из тюрьмы. Может Василий решил потомить читателя в ожидании, не сразу ему сообщая подобную информацию. Но на кого ещё думать? О геологах прежде он не писал. А вот о беглецах создавал произведения.

Отчего-то старик добр к гостю: даёт приют, выгораживает перед чинами, столь же внезапно заглянувшими на огонёк, желая поохотиться. Будет прощать и после, по своей воле предлагая способы разрешения ситуации. Надо парня с добром снарядить в дорогу, вплоть до помощи в вооружении. Старик уверен — всё беглец вернёт, ничего себе не присвоив. Но Шукшин не даст старику продолжать жить со столь отеческим отношением к миру. Не потому ли он засиделся в тайге, раз потерял способность воспринимать человека за одного из представителей животного мира? Всем известно о чём гласит основной закон природы — выживает сильнейший. Кто желает оказаться сильнее — тот не проявляет жалости. Старик излишне склонялся выгораживать неизвестных людей, из-за чего когда-нибудь обязан был поплатиться.

Василию нравился старик. Стоит даже порадоваться существованию таковых людей. Разве не должно быть такого, чтобы человек всегда мог рассчитывать на помощь, в каких бы условиях ему не пришлось оказаться? Каждый должен помогать другому, не смотря на собственные затруднения. Это — идеальное представление о должном быть. На деле — всё иначе. Конечно, окажись беглец подлинно деревенским, Шукшин обязан был показать другой портрет. Но, в том-то и дело, бежал из тюрьмы горожанин, кому важнее личный интерес, тогда как на других ему глубоко плевать. Он спокойно пустит в расход всякого, кто вольно или случайно окажется у него на пути. И помощь он примет, нисколько не испытывая благодарности.

Так стоит ли оправдывать поступок беглеца? Опасаясь преследования, хладнокровно убьёт старика, пусть тот и обещал хранить молчание. Забыв про оказанную помощь, совершил постыдное дело. Тут уместно кажется сказать: людям, живущим ради собственных интересов, самое место — тюрьма. Если задуматься, то жить своими нуждами — и есть тюрьма, не имеющая стен и надзирателей. Человек сам решает затвориться от мира, закрываясь иллюзорностью. Очень жаль, когда из-за некоторых индивидуумов большинство начинает бояться оказывать помощь нуждающимся, предпочитая безучастно проходить мимо.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Там, вдали…» (1966)

Шукшин Там вдали

У деревенского парня могла быть и такая мечта: приехать в город, найти девушку, жениться, зажить иной жизнью. Таким Шукшин представил главного героя повести. Но какой она является — городская девушка? Вероятно, это возвышенное существо, не занимающееся тяжёлым физическим трудом. Или, наоборот, ударник труда, привыкший перевыполнять план. Действительность распорядится иначе. Городская девушка должна отличаться от деревенской. И на селе найдёшь возвышенных созданий, либо выносливых работниц. Нет, требовалось нечто другое. Потому Василий заставил главного героя полюбить дерзкую девушку, будто бы знавшую себе цену, а на самом деле — ветреное создание.

Кто она? Главный герой того не знал. Её охраняли. Его били. Он с упорством продолжал добиваться внимания. Вроде бы сообразительный парень, но каким же он оказался мечтателем. Если его бьют, значит она того стоит. И надо поставить бьющих перед принятием неизбежного — им с ней не по пути. Быть бы тому так, сжалься Шукшин над главным героем. Этого не случится: можно изменить дельного человека, готового взяться за ум, а к ветреному созданию лучше не подходи, так как или тебя сдует, либо девушка исчезнет в неизвестном направлении.

И девушка исчезала, но вновь появлялась. Она ветрена настолько, что согласится выйти замуж. Вновь исчезнет. Потребует выполнения прихотей. Чего она хочет? Сама не знает. Ей нужен не деревенский парень… лучше такой же городской ветреник, не способный наладить быт, предпочитающий парить, отказываясь примириться с настоящим. Оттого и попадёт жена главного героя в капкан, став жертвой как раз мужа. Он — деревенский парень, излишне мечтающий о лучшем. А тот, кто стремится к лучшему, обычно совершает глупости, приводящие к заметно худшему результату. В итоге: жена распрощается за свободой на некоторое время, отправившись в тюрьму за нелегальную деятельность.

Что он… главный герой? Простит! Будет прощать все прегрешения, смирится со стремлением жены находиться в дурной компании, не обратит внимания на измены. Всё проглотит, чем бы не начудила жена. Будет прощать, соглашаясь терпеть. Она же поведёт его в далёкие края, куда он никогда не хотел ехать. Именно жена решит исправиться, начав новую жизнь. И всё ради единственной цели, дабы найти способ отдалиться от мужа. Не способна она находиться в окружению одних и тех же людей. Поэтому, однажды осознав, главный герой останется без жены и надежд на семейную жизнь, ведь мечты его рухнут — его просто разменяют, предпочтя другого. Как знать, повествуй Шукшин дальше, обрести главному герою счастье вновь… всё-таки излишне ветреную девушку он выбрал.

Главный герой найдёт возможность побеседовать с тестем. Тот откроет парню глаза — дочка не раз выходила замуж, постоянно искала лучшей жизни, толком ничего к тому не прилагая. Она текла, подобно реке, берущей начало там, где исток навечно сокрыт от понимания, не разбирающей и устья, кажущегося несуществующим. Повлияет ли это на мысли главного героя? Нисколько.

О чём можно подумать? Про стремление Шукшина определиться, кем является деревенский человек, оказавшийся в городе, но остающийся неспособным искоренить деревенское естество. Зачем деревенский человек предпринимает шаги, противные его представлениям о должном быть… Смысл идти по дороге в никуда? Будем считать, образ ветреной девушки стал лучшей возможностью показать ход размышлений Василия. Оттого и останется главный герой с пустыми руками — не удалось ему удерживать в кулаке ветер. Не по той ли причине, что ветер — есть город, переполняющийся шансами на иную жизнь, при этом — ничего никому не обещая…

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Ваш сын и брат» (1965)

Шукшин Ваш сын и брат

Читать рассказы Шукшина — одно дело, смотреть фильмы, снятые по ним — дело другое. Как бы не хотелось Василию показать определённое видение, во время съёмок приходится многое пересматривать. Читатель всегда определит, где Шукшин отошёл от изначального варианта. Ладно, если сам автор немного иначе представляет сюжет в виде фильма, ведь иные режиссёры ничего авторского не оставляют, полностью извращая замысел. Может поэтому Шукшин избегал писать сценарии, предлагая совсем иной вид художественного творчества — киноповесть. Если быть точнее, ничего от кино в повести нет — обыкновенное литературное произведение, принявшее вид компиляции прежде созданных работ.

Повесть «Ваш сын и брат» вместила три рассказа, позволив главным действующим лицам оказаться братьями. Первая история повествовала про парня, пожелавшего приехать домой на побывку. Никто не понимал, почему он рано освободился из места заключения, да и он сам рассказывал — насколько хорошо в тюрьме, как он культурно просвещался и жил жизнью, которой смело можно завидовать. Что же тогда сбежал? Оставалось всего два месяца. С такой ноты Шукшин давал зачин повествованию, переключая внимание с деревенской пасторали на суматоху большого города.

Вторая история — как мать попросила сына купить змеиный яд. Сын оказывается братом парня из первой истории. Герой данного повествования холост, живёт и не испытывает нужды в новых впечатлениях. По сути, на его примере Шукшин показал, насколько город лишает духовности. Если прежде человек обладал определёнными качествами, оные он утрачивал, становясь обезличенным в многолюдном пространстве. Человек ничего не сможет добиться, так как является членом огромного коллектива, при этом — никто его нужд не замечает. Поэтому Шукшин разворачивал полотно в сторону третьего брата — успевшего обжиться в городе и завести связи, вследствие чего найти змеиный яд для него не составит затруднений.

С третьей историей читатель возвращается в деревню, где нет уже прежней радости, всего лишь обыденная жизнь. Можно даже удивиться. Если приезд человека из тюрьмы вызвал всеобщее ликование и гулянку, то визит другого сына, не приезжавшего ещё дольше, почти не нашёл отклика в сердцах сельчан. Выводы допустимо делать разные, но, думается, Шукшин ничего не подразумевал. Наоборот, Василий стремился показать поведение горожанина, что навсегда утратил желание возвращаться назад. Скорее, он теперь готов перетянуть в город всю деревню, только бы забыть о прошлом. С другой стороны, пока живы родители, третий сын будет стараться поддерживать связь с корнями.

Повесть повестью, всё-таки писалась она для воплощения на экране… Как брался Шукшин донести содержание до зрителя? Он действительно приступит к тому, о чём сперва рассказал словами. Речь о природе Алтая, особенно предгорной области, где ещё не успела начаться Обь — на берегах Катуни в её относительно спокойном течении. Далее ледоход, показывающий весеннее время года. Далее… далее деревенская романтика, дружеские беседы, песни и прощение оступившимся. Вывод вполне очевиден — держи себя в руках и не позволяй лишнего, иначе тебе несдобровать.

Нужно отметить ещё две работы Шукшина. Киносценарий «Одни» (1965). Он является библиографической редкостью, нельзя установить и факт снятого по нему фильма. Найти информацию крайне затруднительно. Точно таким образом можно сообщить про пьесу «Бум бум» (1966). Найти её не получится. Ежели кто-то вообще собирается доподлинно изучать абсолютно всё наследие Шукшина, частью ставшее для потомков труднодоступным.

Как Шукшин будет поступать в последующие годы? Он решит продолжать писать рассказы, пока ещё не сомневаясь в возможности их адаптации под кино.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Вячеслав Шишков «Емельян Пугачёв. Книга II» (1939-44)

Шишков Емельян Пугачёв

Для читателя так и останется непонятным, почему Шишков никак не отразил в повествовании русско-турецкую войну, начавшуюся за пять лет до пугачёвского бунта и законченную во время этого крестьянского восстания. Давая, как принято думать, широкую картину жизни Империи, описывая будни императрицы Екатерины, казацкого стана и боевые действия в пределах Оренбурга, Шишков словно забыл о важном, вследствие чего нельзя было воспротивиться помыслам Пугачёва. Основные силы Империи защищали границы по западным рубежам от севера до юга, причём на юге, в сопредельных с Османской империей землях и водах, разворачивались масштабные боевые действия. Вместо этого, читатель видит слегка обеспокоенную императрицу, волнующуюся за яицкий казацкий стан, где повадился куражиться Емелька. Видит читатель и Емельяна Ивановича, продолжавшего щедрой рукой раздавать чины да обещать благости, стоит ему взять Оренбург, после чего все города покорятся, включая Москву.

Но нельзя отказываться от главной повествовательной линии — объяснять скудоумие бар. Не столько императрица повинна в бедах народа, сколько дворяне. Вот их и нужно уничтожать, причём поголовно. Толку от бар нет на Руси, совсем они землю под ногами ощущать перестали. Птичек заморских приобретают, изысканным словам обучают, хотя лучше бы дали право птицам матом выражаться. Помимо пернатых, повадились дворяне негров приобретать, больше на потеху. Разве своих крепостных для данной цели им не хватало? Снова забыв про Пугачёва, Шишков расскажет про приключения графа Калиостро в России, дополнительно сообщит, как презрительно к данному авантюристу относилась Екатерина.

Кто ещё был связан с пугачёвским бунтом? Любопытствующий знает, ежели знаком с биографией Ивана Крылова, что детство баснописца как раз пришлось на разгар бунта, коснувшегося его семьи: Иван видел погромы лично, застал и убийство отца. Об этом Шишков посчитал нужным подробно написать. Вместо описания ярких сцен из той же русско-турецкой войны, где так и не становилось ясно, когда будет достигнуто мирное соглашение.

Показывает Шишков артельщиков — простых мужиков. Шли они пожаловаться на зверства помещиков, не дававших им жить спокойно, трудиться на совесть. Двигались прямиком к дворцу императрицы, стояли на коленях перед окнами и ждали её появления. Может Екатерина и проявила бы к ним внимание, но артельщиков старались отвадить, чтобы они не беспокоили императрицу. Шишков давал ясно понять, почему всё сильнее закреплялось мнение о бесчеловечности именно бар. Свои преступления они покрывали всеми средствами, никак не позволяя донести про их деяния. Впрочем, артельщики должны были знать об указе Екатерины, согласно которому: строго запрещалось жаловаться на помещиков — за это полагалось суровое наказание.

Значительная часть второй половины книги — описание подготовки к боевым действиям и они сами. Объяснялось, почему, всего тридцать лет назад, было выстроено столько крепостей в пределах Оренбурга. И давалось представление — не будь их, Пугачёв мог действовать вольготнее. Ему-то и требовалось всего лишь дойти до Оренбурга, взять его в осаду, после чего он окончательно будет признан за настоящего императора Петра III, нисколько не почившего. И быть восстанию успешным, не отправь императрица войска, способные оказать действенное сопротивление.

Оставалось Шишкову написать третью книгу, в которой он покажет подавление пугачёвского бунта. Это уже и без того казалось явным. Не сможет Пугачёв противостоять регулярной армии, какую бы поддержку он себе не находил в лице казаков. Всё-таки, поддерживали его люди не из-за личного пристрастия, а сугубо из желания расправиться с опостылевшими им барами.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 4 47