Category Archives: История

Николай Лесков — Статьи 1862. Часть I

Лесков Собрание сочинений в 30 томах

В статье «Вопрос о народном здоровье и интересы врачебного сословия в России» Лесков приходил к заключению, насколько различно понимание к осуществлению необходимого лечения, которое желают и могут дать врачи, какое хотят получать крестьяне. Нужно думать, каким образом интересы людей совместить, чтобы одни оказывали эффективную помощь, другие смели к оной прибегать. В статье «О переселённых крестьянах» — разговор про тяжёлое положение бывших крепостных, отвязанных от земельных наделов, более не находившихся под опекой помещиков, практически не способных к самостоятельному существованию. Статья «О литераторах белой кости» — про интриги в мире художественного и нехудожественного слова.

Основательным вышел труд «Страстная суббота в тюрьме», публиковавшийся в трёх выпусках «Северной пчелы». Тут Николая можно уподобить Чарльзу Диккенсу, на которого он сам и ссылался, говоря о том, как тот описывал казнь и неистовство толпы. Да и сам Диккенс не раз описывал тюрьмы, особенно во время визита в североамериканские штаты. Что увидел Лесков в России? Если вспомнить, какие условия имелись для рядовых граждан, живших честной жизнью, то тюремный быт должен быть чем-то ужасающим. Например, кормили арестантов отвратно, причём из разбитой деревянной посуды, которую не мыли. Вполне очевидным будет полагать, что тюрьма в России — рассадник заразы. Чуть лучше условия в части, где содержались женщины. Описал Николай и жалобы татар, чьи религиозные потребности не удовлетворяют даже в самой малости — не предоставляют право читать Коран. Впрочем, в тюрьме есть мечеть и лютеранская церковь, поэтому нельзя говорить, будто арестантам отказывают в их религиозных потребностях. Вполне очевидно, лиц благородного происхождения держат в других условиях: в помещениях отсутствует спёртый воздух, в камере не более трёх кроватей, на стенах развешаны женские портреты.

Как же обеспечить арестантам хорошие условия существования? Где найти на это средства? Николай предлагает взять пример с североамериканских штатов. То есть брать с любого желающего плату за посещение тюрьмы. Будет хорошо, если журналисты начнут писать о том статьи. Это привлечёт внимание к тюрьмам.

К труду «Страстная суббота в тюрьме» примыкают заметки «За воротами тюрьмы» и «От М. Стебницкого», опубликованные чуть позже, ставшие ответом на последовавшие негативные отзывы.

С тридцать первого декабря 1861 года Лесков публиковал передовые статьи в «Северной пчеле». Теперь невозможно точно установить, какой именно объём работы проделал Николай, трудясь в данном периодическом издании. Всё-таки нельзя установить авторство, когда для того не осталось никаких свидетельств, поэтому приходится опираться лишь на косвенные признаки, заставляющие быть уверенным в том, что именно Лесков должен считаться автором. Первой статьёй следует признать «С новым годом!».

Первого января 1862 года Лесков пишет следующее «Обозрение внутренних событий», сообщая о том, как государство начало переводить предприятия в свою собственность, в чём нет ничего хорошего, поскольку надеяться на чиновников всегда бесполезно: они не способны вести дела, им поручаемые, обязательно приводя всё к упадку. Другое известие — людей в кабаках начали спаивать алкоголем с одурманивающим порошком, отчего они теряют сознание, либо вовсе умирают. Делают это с целью последующего ограбления.

Аналогичные статьи последовали второго, двенадцатого и тринадцатого января — в тексте перечисление происходящих событий.

Пятнадцатого января — статья «По вопросу о большей доступности нашему простолюдью врачебной помощи». На сёлах появились фельдшера, чьи знания существенно ограничены. В сложных случаях они приглашают на консультацию врачей.

Семнадцатого января — статья «По вопросу о выкупной операции». Отмена крепостного права случилась не тем образом, каким была должна произойти. В обществе появилось излишнее количество проблем. Например, крестьяне остались зависимы от помещиков, так как не имели земли, а иным способом они трудиться не умели. Что делать? Государство должно выкупать земли у помещиков, передавая во владение крестьянам. Вполне можно рассмотреть вопрос выпуска кредитных билетов. Тема дополнилась статьёй от двадцатого января: «О великом земском деле — русском государственном бюджете».

Двадцать пятого января — статья «Об отношениях современной светской литературы к литературе духовной». И у писателей-священников дела складывались не лучшим образом.

Двадцать шестого января вновь «Обозрение внутренних событий». Двадцать девятого января — статья «По поводу опубликования русского государственного бюджета. Несколько слов об откупщиках». Всем уже стало ясно, как покончили с крепостным правом, похожим образом нужно поступить и с откупной системой.

Отдельно скажем про издание «Экономист», в котором двадцать второго февраля и девятого марта опубликована стенограмма выступлений Лескова на заседаниях Политико-экономического комитета при Императорском Вольном экономическом обществе.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Лесков — Статьи 1861. Часть III

Лесков Собрание сочинений в 30 томах

Заметка «О привилегиях» — рецензия на статью «Новоподнятый вопрос об уничтожении привилегий» из «Вестника промышленности». Насколько оправданно за изобретателем оставлять право на изобретение, учитывая количество порождаемых проблем? Заметка «Нечто вроде комментарий к сказаниям г. Аскоченского о Т.Г. Шевченко» — возмущение нелестной оценкой творчества почившего писателя. Заметка «О русском расселении и о Политико-экономическом комитете» — ответ на статью «Вопрос о колонизации». Вновь Лесков выражал понимание проблемы, делясь собственными мыслями. Всё-таки колонизация не являлась лёгким делом, особенно для простых мужиков, отправлявшихся в неизвестные им земли. Всегда требовался человек, способный провести к нужному месту, либо такой, кто будет идти впереди, узнавая обо всём раньше прочих. Порою случается так, что, допустим, за переход по мосту нужно заплатить. Становится непонятным, почему Николай в дальнейшем так и не создал художественного произведения на подобную тему.

Остаётся отметить за 1861 год ещё одну работу Лескова — перевод с немецкого «Истории прогресса английского законодательства по части общественной гигиены». Этой темой Николай много интересовался, изложив взгляды в «Заметке о зданиях», скорее всего опираясь именно на данный труд. И надо отдельно остановиться на рассмотрении такого исследования, действительно нужного в плане осмысления изменения отношения европейского общества к гигиене в общественной жизни.

Неважно, насколько чистоплотных людей можно найти в Азии, ссылаться на тех же японцев, не терпевших грязного тела, всегда находивших возможность омыться. Как и на истинных мусульман, должных совершать молитву, будучи чистыми телом, что должны совершать не менее пяти раз на дню. Всему найдётся мнение сомневающегося, порою основанное на фактическом знании обратных примеров. В Европе с гигиеной дела не имели со времени падения Рима. Стоило варварам взять контроль над Вечным городом, как термы канули в небытие, уступив место Тёмным векам, на смену которым пришло столь же немытое Средневековье, когда Европа погрязала в сменяющихся эпидемиях, которых могло и не быть — мойся европейцы чаще. Пусть теперь, когда случилось Возрождение, а затем минуло порядком столетий, хоть какой-нибудь европеец задумался о необходимости соблюдения гигиены. Такие люди нашлись в Англии.

В статье говорилось, насколько лорды озаботились, ясно для себя уяснив, каким образом следует бороться с проблемами общества. Они не чурались находиться среди бедняков, только бы тем суметь понять, как устранить проблему постоянных эпидемий. Решение пришло к ним быстро, они выработали правильное мнение, стали действовать. В результате продолжительность жизни у англичан выросла, смертность снизилась. Правда насколько оправданным является мнение о непредвзятости лордов, нисколько не мнительных, ни в чём не чопорных, крайне человеколюбивых, способных забыть о собственных нуждах и выгодах, чтобы получилось согласиться с автором статьи.

Не так важно, кто и каким образом приходил к нужному мнению. Гораздо важнее видеть полученный результат. Всё могло развиваться постепенно, теперь представая в качестве результата, удобного к осмыслению. Дальше будет больше. Появится нужда очищать реки от загрязнений, вплоть до недопущения сливания нечистот в воду. Собственно, тем англичане уже озаботились. И будет хорошо, продолжи они заниматься тем же самым.

Теперь стоит остановиться и задуматься. Продолжай Лесков заниматься сугубо журналистской деятельностью, то суждено ли ему было стать тем, кем он запомнится потомкам? Как бы художественная литература не представляла из себя сомнительного рода способность к обращению со словом, именно по умению излагать истории изысканным слогом, интригуя воображение читателя, создаётся самое основное впечатление. Скоро Лесков это поймёт.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Лесков — Статьи 1861. Часть II

Лесков Собрание сочинений в 30 томах

В статье «О наёмной зависимости» Лесков желал показать, насколько общество должно измениться, отходя от прежних традиций. Если крепостное право уже отменено, то не следует работнику находиться в зависимости от работодателя. Точка зрения кажется правильной. Однако, насколько она осуществима, особенно в мире, стремящемся жить в условиях капитализма и рыночной экономики?

В статье «Лесосбережение, улучшение сельского хозяйства и дворянская денежная ссуда» — отражение реакции на материалы из журнала «Сельское хозяйство». Николай выражал убеждение о неблагоразумном отношении русских к лесу, потому как нет соответствующей культуры, а может и в силу неграмотности, выраженной в невозможности понять, к чему приводят те или иные действия. Лесков показал пример, как крестьяне дерут кору с липы на лапти, отчего высыхают целые леса. Подобное не должно быть допустимым, значит нужно организовывать какие-либо учебные учреждения с уклоном на ведение сельского хозяйства, а в сёлах учредить хотя бы общества сельскохозяйственной грамотности.

Статьёй «Ходебщики по чужим делам и карманам» Николай жаловался на существование в России бесполезной прослойки населения, занимающейся столь же бесполезным трудом. Эти ходебщики брались разрешать споры в суде, сами не имея представления, каким образом это нужно делать. Порою они создавали необходимость обращения в суд на пустом месте, заранее понимая, положительного результата им добиться не получится, зато они получат за свой труд деньги. Немного погодя Николай напишет письмо в редакцию «Северной пчелы», отвечая на критические высказывания, приводя в пример уже такие факты, согласно которым ходебщики даже брали деньги, вроде взяток, не передавая тем, кому они предназначались. В целом, в существовании ходебщиков виноват и сам народ, и правительство, не способное исправить ситуацию.

Статья «Русские женщины и эмансипация» — внесение личного мнения в понимание проблемы. Для Лескова было ясным — женщина имеет право на многое, но насколько ей это необходимо? Безусловно, женщине можно позволить скакать с шашкой на врага… Только хотят ли того русские женщины на самом деле? В России и нет никакой проблемы с правами женщины, так как их труд не принижается, они управляют хозяйствами, салонами и прочим. Единственное, в обществе может существовать мнение, принижающее способности женщин, вроде возникновения спора между женщиной и мужчиной, в котором именно мужчина всегда будет оказываться прав.

Обсуждая грамотность крестьян, Лесков написал статью «Как относятся взгляды некоторых просветителей к народному просвещению», подводя к очевидным примерам: в Германии ввели обязательное принуждение к грамотности, в результате чего все были обучены, в Англии в данном вопросе предпочли вольный выбор каждого — многие так и не стали грамотными.

В сентябре Лесков написал две статьи под заголовком «Внутреннее обозрение», сообщая о крестьянском быте, про здоровье крестьян, величину смертности, врачей на селе, как люди больше доверяют знахарям, так как врач всё равно не может ничего дать, кроме рецепта, не имея по закону права держать при себе лекарственные препараты.

Другие статьи: рецензия на «О влиянии различных видов поземельной собственности на народное богатство» Маслова, «Последнее слово г. д-ру Аскоченскому» (продолжение полемики об оплате труда врачей), «Русские люди, состоящие «не у дел» (про писателей, смеющих сражаться с государством с помощью пера), «О замечательном, но неблаготворном направлении некоторых современных писателей» (продолжение темы: если не хочешь читать гневные высказывания в ответ, быть вываленным в грязи — не пиши, либо смирись, принимая за должное. Писать под псевдонимом бесполезно: кому надо, тот узнает настоящее имя писателя).

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Лесков — Статьи 1861. Часть I

Лесков Собрание сочинений в 30 томах

В 1861 году Лесков написал статью «Вопрос об искоренении пьянства в рабочем классе», выражая сомнение в задуманном правительством способе, согласно которому стоимость алкогольных напитков следовало повысить, а число питейных заведений — снизить. Николай вполне разумно отметил, к каким методам не прибегай, русский человек всё равно потратит средства на выпивку, пусть и отказываяcь от удовлетворения прочих нужд. Вернее, не имея возможности копить, исходя из постоянно растущих цен, человек всё равно потратит деньги, поскольку это лучше сделать сейчас, чем не осуществить вовсе.

В статье «Торговая кабала» показано типичное для купечества явление, когда купцам отдавали мальчиков в ученики, которые после сами становились купцами, но до того проходили тяжёлую школу, вынужденные терпеть чудачества хозяев, перенося тяжёлые условия существования, и сами впоследствии издевавшиеся уже над собственными учениками. Николай посчитал, что с данным явлением нужно бороться, проведя соответствующую реформу.

В марте опубликована заметка «Последняя встреча и последняя разлука с Шевченко».

Обязательно нужно рассказать про шесть «Писем из Петербурга». В первом — Лесков рассуждал о необходимости присутствия женщин в университетах, что встречается в России, но полностью отсутствует в Европе. Скорее всего женщин стремились не допускать по единственной причине, чтобы они не отвлекали мужчин от познания наук. Во втором письме снова рассуждение о женщинах, коим всё-таки полагается получать образование, поскольку они могут заниматься мужскими делами в силу возникающей нужды. В третьем — отражение собственных выступлений о проведении колонизации на заседаниях Политико-экономического комитета. Лесков справедливо полагал, насколько неоправданно отдавать землю переселенцам во владение, ежели они не имеют представления, каким образом с нею обращаться. В четвёртом письме продолжилось обсуждение проблемы колонизации. Николай вновь мудро рассудил, насколько бесполезно предоставлять людям льготы, не дающие ничего, кроме возможности нажиться, после всё бросив и вернувшись назад. Вполне очевидно, для переселенцев нужно сжигать мосты, дабы им не было куда возвращаться. Затрагивалась в письме и необходимость установления единых измерительных мер. В пятом письме — разговор об эмансипации крестьян, случившейся в феврале. После отмены крепостного права пришлось задуматься, насколько крестьяне способны существовать без земли. В шестом письме — отражение рассуждений о важности иметь грамотных крестьян.

Другие статьи: «О найме рабочих людей» (реакция на «Записки Императорского общества сельского хозяйства Южной России»), «Сводные браки в России» (ответ на заметку Муллова «Как заключаются сводные браки?»), «Практическая заметка. Об ищущих коммерческих мест в России», «К издателю «Северной пчелы» (телеграмма о том, что киевское общество даёт прощальный обед Николаю Ивановичу Пирогову), «Н.И. Пирогов» (столь же короткое сообщение, сообщающее о высокой нравственности Пирогова, стремящегося способствовать улучшению общества).

Обширная статья «Очерки винокуренной промышленности (Пензенская губерния)» — отзыв на происходившие в стране питейные бунты, связанные с отказом общества от проводимой государством политики откупной системы, когда определённая деятельность давалась на откуп определённым лицам, самим решавшим, как им действовать. В результате этого сложилась тяжёлая ситуация, когда формировалась коллективная монополия, вынуждавшая людей терпеть любой произвол. Лесков выступил против такой системы, он сетовал, насколько помещики лишены способности понимать, каким образом нужно осуществлять порученный им процесс. Выходило неприятное, из-за чего винокурение само по себе становилось дорогим производством, чему причиной являлось, прежде всего, отсутствие необходимых знаний, в том числе и коммерческой жилки у помещиков. Позволь заниматься винокурением хотя бы тем же крестьянам, толку от того могло быть больше. Но для осуществления этого нужно проводить реформу, отказывая откупной системе в праве на существование.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Лесков — Статьи 1860

Лесков Собрание сочинений в 30 томах

Первой опубликованной статьёй Лескова стала заметка «О продаже в Киеве Евангелия». Николай обращал внимание на несправедливо возвышенную стоимость Евангелия, должного стоит не сорок копеек, а двадцать. Всякий человек обязан иметь такое издание, чего не может себе позволить, учитывая дороговизну. Вскоре было опубликовано письмо Лескова, после перепечатанное под названием «Нечто о продаже Евангелия, киевском книгопродавце Литове и других». Николай укорял киевских книгопродавцев, делающих книги недоступными для людей, чрезмерно завышая стоимость, и это при том, что им книги отпускались издателями по сниженной цене, дабы те чрезмерно не накручивали стоимость. Вполне очевидно, со стремлением к необоснованной наживе нужно начинать бороться. Правда истребить подобное в русском человеке практически невозможно.

Следующая статья — «Несколько слов о врачах рекрутских присутствий». Николай показывал особенности исполнения закона по воинской повинности, определённого ещё при Петре Великом. Имелся врач, ответственный за рекрутский набор, которого консультировал другой врач, в случае особой на то надобности. Врачи были необходимы, так как им приходилось прилагать большие старания, чтобы понять — болен человек или специально придумывает хворь. Например, призываемые могли помещать внутрь свиную кишку, имитируя несостоятельность собственной прямой кишки. Особое внимание отводилось к призыву евреев, годных к службе с двенадцати лет. Из-за них возникала особая трудность, поскольку евреи не вели метрических книг, вследствие чего возраст приходилось определять по косвенным признакам. Интерес врачу был ещё и в том, что за призыв еврея он получал под сто рублей, тогда как помещичий крестьянин оценивался не более трёх рублей.

В заметке «О соискателях коммерческой службы» Николай старался понять, каким образом это дело устроено в России. Суть сводилась к банальному: если не рос при прилавке, за прилавок тебя никогда не поставят.

Под псевдонимом Фрейшиц Лесков написал заметку «Несколько слов о полицейских врачах в России», чем навлёк на себя гнев министерства внутренних дел. Николай сообщал о мизерной зарплате полицейских врачей, недостаточной для существования, вследствие чего врачи вынуждены брать взятки. Из этого следует понимать, как трудно избавиться от взяточничества в их среде.

В статье «Несколько слов о местах распивочной продажи хлебного вина, водок, пива и мёда» — обсуждение антисанитарии таковых мест. А в статье «Несколько слов об ищущих коммерческих мест в России» — сетование на необходимость подготовленных работников заниматься низкоквалифицированным трудом. В статье «Полицейские врачи в России» — ответ на все возражения, последовавшие после публикации заметки «Несколько слов о полицейских врачах в России». Важным было понять, насколько определяющей является не сама проблема взяток, — врачам нужно повышать жалование.

Как видно, Лесков вступал на путь журналиста, пытаясь говорить о важных проблемах общества. При этом практически никогда не скрывал имени. Однако, исследователи творчества склонны отнести к его авторству следующие статьи: «Распространение трезвости» (заметка за 1859 год, возможно в дальнейшем переработанная в «Очерки винокуренной промышленности»), «Несколько слов о Бердичевской Онуфриевской ярмарке 1860 года», «О постройке общественных бань» (Киеву требуется больше бань, а их содержателям следует снизить цену), «Извещение об ищущем места», «Факт из истории водворения откупной системы в России», цикл «Вести из Киева» (публикуемый вплоть по 1861 год).

Отдельного рассмотрения должны быть удостоены статьи «Заметка о зданиях» и «О рабочем классе». Николай продолжит говорить откровенно и в дальнейшем, всегда стремясь показать читателю обыденность без украшательства. В его строках всегда было больше реализма, чем какого-либо другого литературного жанра.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Лесков «Заметка о зданиях», «О рабочем классе» (1860)

Лесков Собрание сочинений в 30 томах

Лесков видел мерзкое не только в человеческих качествах отдельных личностей, но обращал внимание и на ситуацию в общем. И выходило так, что мерзость в России имела место быть во многих аспектах, особенно в плане социальной сферы. Даже перестаёшь удивляться, почему русский человек стремился приобщиться к заграничному быту, когда своё собственное существование ему казалось несносно противным. А всё из-за социальной сферы, продолжавшей оставаться в печальном состоянии. Самое удивительное, практически никто не обращал внимания на подобного рода неурядицы. Может то происходило в силу нежелания смотреть на проблемы простых граждан страны, тогда как для правящей прослойки такое оставалось безразличным. Вот и взялся Лесков рассказать, каким образом происходило на самом деле.

Основное, к чему обращал читателя Николай, — к необходимости задуматься, почему в государственных учреждениях нет уборных. Можно смириться с теснотой в помещениях, с отсутствием отопления, но не с невозможностью справить физиологические потребности. Такая проблема встречалась повсеместно, куда бы человек не обращался. Уборные отсутствовали даже в больницах. Само собой, в тюрьмах оные и не подразумевались, порою поныне отсутствуя. Нельзя было найти уборных в чиновничьих зданиях. Что оставалось делать людям? Вполне очевидное, нужду справляли прямо в коридорах. Такая же ситуация складывалась в учебных учреждениях, где ученикам приходилось ходить в собственные штаны.

Лесков выражал уверенность — высокая смертность в государстве именно вследствие отсутствия внимания к социальной сфере. Отсутствие уборных — проблема важная, но надо ведь отапливать помещения, делать их шире, заботиться о притоке свежего воздуха. Всего этого в России не имелось. Складывалось впечатление, ничего никогда не изменится. А может и грядут перемены, благо царь Александр Николаевич стремился к претворению в жизнь важных для государства реформ, направленных на облегчение существования граждан. Но пока подобное только задумывалось, следовало направить поступь власть имущих в нужную сторону.

Тем более, есть примеры внимания к социальной сфере в Англии. Там смертность резко снизилась, всё благодаря разумному подходу к осмыслению проводимой политики. Требовалось срочно переменить понимание делаемого, чтобы удовлетворять самые простые нужды человека. Пусть хотя бы уборные появятся повсеместно, иначе так и продолжат люди справлять нужду у всех на глазах, так как другого им не остаётся, им не дают иной возможности.

О том же Николай продолжил говорить в статье «О рабочем классе», указывая на аналогичные проблемы. Важным становилось повышать гигиену труда, ведь не должен человек находиться в условиях, подобных скотским. Достаточно начать с малого — позволить свету беспрепятственно проникать в помещения, для чего предусматривать проёмы в стенах под окна. Не помешает озаботиться борьбой с сыростью. Тогда рабочий перестанет часто хворать, вполне способный находиться на работе продолжительное время, не выражая жалоб на самочувствие.

Рассуждая о статьях Лескова, непременно думаешь, насколько Николай выражал правильные мысли. Однако, тогда мало кого заботила социальная сфера. Всё-таки речь о веке, когда мыть руки не считалось обязательным, а гигиена не воспринималась за нечто важное для существования человека. Именно поэтому точка зрения Лескова осталась неуслышанной. Может её восприняли в качестве юмористической заметки частного лица, слишком брезгливого к обыкновенному человеческому естеству, ни в чем не должного быть противным. Разве беда, если человек испражняется в коридоре? Ничего в том нет противоестественного, раз так поступает большинство. Интересными такие статьи останутся только для потомков, кому пожелается увидеть о былом больше, нежели о том известно по художественным произведениям современников тех дней.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Екатерина II Великая «Записки касательно Российской истории. Части III и IV» (1787-94)

Екатерина II Великая Сочинения Том 9

Рассказывая про историю Руси, Екатерина подходила к сложнейшему периоду. Требовалось сообщить о правлении князей, настолько возвеличившихся в собственном мнении, отчего России грозил обязательный крах. Пусть существовала вероятность возрождения государственности под сильной рукой, но такого тогда случиться не могло. Излишне каждый князь боролся за личное право считаться выше прочих, вследствие чего свары не прекращались. Если в 1161 году на великое княжение воссел Ростислав I Мстиславич, его в 1168 году сменил Мстислав I Изяславич, то с 1171 года перестала существовать власть, с первенством которой большинство князей соглашалось. Наоборот, отныне Великий князь мог быть не только владетелем киевского стола, но и столов черниговского, новгород-северского, ростовского и смоленского. Претендовали на право Великих князей и правители Галиции.

Отныне Русь не мыслила себя без связи с соседними образованиями. Важное значение приобретала любая помощь, на которую получалось опереться. При этом вражда не угасала. С одинаковой степенью приходилось принимать не только помощь, но и отбиваться от нападок. Ежели упоминать кочевые народы, с ними князья не раз старались водить дружбу, находя в том возможность заявить о праве на власть. Только любая помощь со стороны омрачалась последующим, когда прежние союзники считали себя правыми, вновь нападая, теперь уже на прежних друзей. Впору подумать, будто Руси могло коснуться событие, подобное испанскому, когда мавры приглашались для борьбы за право на власть готских правителей, в итоге утвердив над полуостровом собственную власть. Да вот Русь того избежать не смогла, пускай и в ином виде, так как всё-таки оказалась покорена монгольскими завоевателями.

Знакомясь с историей от Екатерины, читатель приходит к однозначному суждению — иго сталось благом для Руси. Как бы то печально не звучало, но без радикальных методов воздействия достичь благого не получится. Как монголы сжигали города и вырезали население, чем способствовали снижению напряжения между князьями, поскольку многие роды пресекались. Теперь становилось проще вести борьбу за власть, учитывая необходимость исходить из совсем других предпосылок, где не находилось место сугубо лишь желанию статься Великим князем, оспаривая то с помощью применения силы. С этого времени требовалось проявлять больше хитрости, иным способом не имея возможности добиться влияния. Но к таким суждениям Екатерина пока не подходила, она продолжала рассказывать про неослабевающие княжеские распри.

Безусловно, последующие историки не будут столь категоричными в суждениях. Великое княжение обязательно разделится, хотя и не столь радикальным способом. А может, поступая так, историки облегчали себе способность к сопоставлению фактического. То есть проще считать за Великих князей некоторых правителей, тогда как прочих не брать в расчёт, лишь обвиняя в наведении мелкой смуты. Екатерина так не поступала, она твёрдо стояла на мнении, демонстрируя раздробленность княжеских родов, отказывавшихся соглашаться на признание за кем-то власти большей, нежели каковую желали оставить за собой.

Заканчивая третью часть истории упоминанием сражения на Калке, Екатерина сообщала, насколько усиливалось напряжение, так как до Батыева нашествия в сражениях с монголами погибло до семидесяти тысяч русичей, тогда как численность монгольской армии доходила до значения в сто тысяч. В четвёртой части Екатерина предпочла остановиться, подводя итог всему рассказанному прежде, делая то в виде краткого пересказа. Если читатель посчитает нужным, он волен ознакомиться с записками Екатерины именно по четвёртой части, тем самым находя возможность не тратить силы на знакомство с выдержками из летописей, ежели не имеет цели вникнуть более детально.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Фаддей Булгарин — Публицистика 1831

Северная пчела 1831 2

Во втором выпуске «Северной пчелы» за 1831 год в разделе «Внутренние известия» опубликована заметка «О разрешении императора поднести ему роман Булгарина «Пётр Иванович Выжигин» с приведением письма об этом Бенкендорфа». Булгарин по праву издателя считал необходимым делиться своими успехами на ниве художественной литературы. В седьмом выпуске — рецензия на «Путевые записки» Геракова. В восьмом выпуске — рецензия на «Исторические записки» Маржерета. Несмотря на значимость данного труда, приходилось укорять переводчиков в нерадивости. В девятом выпуске — рецензия на «Сочинения, переводы и подражания в стихах» Масальского. В одиннадцатом выпуске — рецензия на «Краткое извлечение из Истории государства Российского, для юношества». Фаддей посчитал издание слишком маленьким по объёму за просимые за него деньги, отметил неточности в содержании.

В семнадцатом выпуске — повествование «Букинист, или Разносчик книг». Булгарин описал встречу Александра Македонского и Диогена. В тридцать первом и тридцать втором выпусках — отзыв на первую постановку комедии Грибоедова «Горе от ума». Постановка ожидалась с большим трепетом, но оказалась неудачной. В сорок первом и сорок втором выпусках — повествование «Полчаса в передней присутственных мест». В том же сорок втором выпуске в разделе «Новые книги» — «О своём романе «Пётр Иванович Выжигин» и его критиках». В сорок девятом и пятидесятом выпусках — рецензия на «Царствование царя Алексея Михайловича» за авторством Берха. В семьдесят пятом выпуске — рецензия на «Сочинения» Веневитинова. С какими рецензиями Булгарина не знакомься, полезного зерна вынести не сможешь.

С семьдесят восьмого по восьмидесятый, в девяносто четвёртом и сто восьмом выпусках — повествование «Отрывки из тайных записок станционного смотрителя на Петербургском тракте, или Картинная галерея нравственных портретов». Суть сводилась к тому, что о людях высокого ранга нужно судить, начиная с людей ранга наименьшего, поэтому для рассмотрения взят станционный смотритель.

В сто пятьдесят шестом и сто пятьдесят седьмом номерах — письмо к Ушакову «Наше положение и наш долг», где рассматривались заслуги русского народа в победе над великими полководцами и хворями. В сто семьдесят первом выпуске — диалог «Рассудок и холера». В сто восемьдесят третьем, сто восемьдесят четвёртом, сто восемьдесят девятом и сто девяностом — повествование «Похвальное слово безграмотным, читанное студентом безграмотности в Ахинее (Атенее то ж), на острове Мадагаскаре, и посвящённое кандидату безграмотности и бессмыслицы высшего училища в земле кафров и готтентотов, неподалеку от мыса, называемо­го португальцами Мысом Доброй Надежды (которая однако ж не исполнилась, ибо надежда и обманчивость родные сестры), издателю журналов «Микроскопа» и «Сплетней», и проч. и проч». Довольно сумбурное изложение продолжилось в выпусках со сто девяносто шестого по сто девяносто восьмой, в двести двадцать седьмом и двести двадцать восьмом повествованием «Письмо копииста Мирона Бульбулькина к издателям о премудрости и суете мира сего».

В двести двадцать втором и двести двадцать третьем выпусках — поучительная статья «Беседа с крестьянами о нынешних обстоятельствах», сообщаемая как «Письмо к сельскому священнику о холере». В статье говорилось, насколько важно до людей доносить необходимость соблюдения предписаний медиков. Тема получила развитие с двести сорок первого по двести сорок третий выпуск — «Письмо к В.А. Ушакову из Дерпта в Москву от 16 октября 1831».

В двести сорок седьмом выпуске — рецензия на произведение «Пан Подстолич» Массальского. В двести шестьдесят шестом выпуске — рецензия на «Русскую Библиотеку для немцев, издаваемую Карлом фон Кноррингом». В двести восьмидесятом, двести восемьдесят первом и с двести восемьдесят четвёртого по двести восемьдесят восьмой выпуск — «Письма из Петербурга в Москву к Ушакову», содержавшие рассказы о делах театральных и литературных.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Фаддей Булгарин «Письма провинциалки из столицы» (1830)

Северная пчела 1830 69

С шестьдесят девятого по сто второй выпуск «Северной пчелы», общим числом в семь выпусков, были изданы «Письма провинциалки из столицы». Булгарин брался показать обывателю, какой должна восприниматься светская жизнь. Выходила не совсем радужная картина, так как писавшая письма девушка не видела ничего хорошего в столичной жизни, поскольку была лишена возможностей, какими обладала в провинции. Правильно ли было покидать родное гнездо, перебираясь ближе к высшему свету? Вот на этот вопрос Фаддей и пытался ответить, может сразу и не понимая, каким образом придётся дополнять письма.

Провинциалке тяжело пришлось в столице на первых порах. Некогда она блистала, теперь ей никто не уделяет внимания. Более нет ажиотажа вокруг её появления в обществе, она остаётся незаметной, да и имеющая мало способностей сама хоть где-нибудь появиться, чтобы её окружили почитатели. Приходится с этим мириться, оставаясь посредственностью. Попробуй в столице попасть на бал… Не попадёшь!

Радостей в столичной жизни вовсе нет. Казалось бы, есть естественные возможности получать удовольствие, взирая на красоты природы. Да вот нет этого в Санкт-Петербурге. Солнце на небе — редкий гость, скорее всё до горизонта затянуто серостью, постоянно льёт дождь, служащий дополнительной причиной для скверного настроения. Впору подумать, будто столица наводнена рыбами, поскольку люди тут жить не должны из-за повсеместной сырости.

Можно ходить на музыкальные концерты. Но и там скука смертная. Сходишь пару раз, а более не захочешь: всё равно дают одинаковые представления, без какого-либо разнообразия. Появления новых лиц можешь не ждать, оттого и застоялось всё в столице, словно кругом подлинное болото. Можно ещё ходить по театрам. Из всех получается выделить русский и французский, и итальянскую оперу. Что касается немецкого театра — туда лучше не ходить, о нём вовсе предпочитают не вспоминать, потому и про его посещение никому не расскажешь. Ещё можно пройтись по магазинам, вот чего в жизни столичного человека с избытком — хотя бы таким образом сумеешь разбавить скуку великосветского постоянства.

В последних письмах Булгарин всё-таки позволил автору писем добиться внимания, скинуть одолевавшую хандру, оживиться и обрести надежду на исправление к лучшему. Случилось долгожданное — удалось попасть на бал. Перед этим следовало сделать все приготовления. Вот с этим возникли затруднения. Во-первых, не могла найти парикмахера, а кого находила, тех не получалось уговорить уделить внимание именно ей. Во-вторых, с невероятным усилием пришлось добиваться изготовления платья, пошитого аккурат к необходимости уже отбыть на бал.

Что до самого бала, там провинциалка произвела фурор. Всякий желал танцевать именно с нею, она ни минуты не сидела, постоянно приглашаемая. Всем понравился её вид, платье и причёска… как бы сказали тогда в столице — куафура. Что до прочих дам на балу, то было сделано наблюдение, согласно которому получалось, что дамская мода всегда идёт следом за покроем военных мундиров.

Если всё было именно так, как описал это Фаддей Булгарин, то остаётся поблагодарить его за оставленные свидетельства очевидца. Неважно, насколько правдиво изложены письма, одна из точек зрения потомком была услышана, выработано представление о светской жизни, касавшейся интереса молодых людей тех лет. И не так важно, как именно потомок должен реагировать на обстоятельства светской жизни одного из прошлых веков, важно именно видеть и внимать. Вполне вероятно именно из-за таких обстоятельств Булгарин всё чаще предпочитал уезжать из столицы, особенно после той памятной поездки по Ливонии.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Фаддей Булгарин — Публицистика 1830

Северная пчела 1830 3

В третьем выпуске «Северной пчелы» за 1830 год Булгарин изложил мнение «Взгляд на Россию в 1829 году», где сравнивал политическую карту с небесными телами, согласно чему получалось, что ничему не дано стоять на месте, всё должно находиться в постоянном движении. Особенно радовал Фаддея успех России в военных действиях с Турцией. В том же номере от лица издателей было написано послание «Северной пчелы» к «Северному муравью» с надеждой на успешность начинания сей новой литературной газеты.

В четвёртом и пятом выпусках — рецензия на альманах «Северные цветы на 1830 год». В одиннадцатом и двенадцатом выпусках — на альманах «Денница». В тринадцатом выпуске опубликовано обращение к издателю «Русского инвалида», которому сообщалось, что со страниц «Северной пчелы» раздаются не ругательства, а критика по существу. В тридцатом выпуске — анекдот про Пушкина, взятый из английского журнала. В том же выпуске — статья «Светская известность».

В тридцать втором, тридцать четвёртом, тридцать шестом и тридцать седьмом выпусках — хвалебная рецензия с продолжительным пересказом содержания на «Монастырку» Погорельского. В тридцать пятом и тридцать девятом выпусках — отзыв на седьмую главу «Евгения Онегина» за авторством Пушкина. Булгарин выражал разочарование, не видя в действии ничего, кроме одного события, как Татьяну увозят из Москвы в деревню. Для разбавления критики Фаддей добавлял воспоминания о некогда приятном прочтении поэмы «Руслан и Людмила». В сорок четвёртом выпуске — рецензия на «Учебный исторический, хронологический и критический курс французской словесности, изданный для употребления в училищах господином Ферри де Пиньи».

С семьдесят четвёртого по семьдесят шестой выпуск — публикация письма «Дерптская жизнь». В девяносто первом выпуске — «Письмо из Карлова на Каменный остров». В девяносто четвёртом выпуске — «Второе письмо из Карлова на Каменный остров». В сто девятом — «Письмо в Дерпт о девице Зонтаг».

В сто десятом выпуске — рецензия на вторую часть «Истории русского народа» за авторством Полевого. Теперь Булгарин убеждался в прежней правоте, вполне уверенный — будет труд, ничем не уступающий историческим изысканиям Карамзина. В сто шестнадцатом выпуске в разделе «Петербургские новости» — «Письмо в Москву, к В.А. Ушакову». В сто двадцатом выпуске — ещё одно послание Ушакову: «Письмо из Петербурга в Москву». Поднималась тема вспышки холеры. Булгарин поделился мнением, почему в Азии от этого заболевания умирают в большом количестве, а в России всё не так плохо. Причиной назван уровень медицины. Ведь в Азии придерживаются знахарства, отказываясь от советов медиков, тогда как русские скорее прислушаются к словам лекаря. Исключением являются старообрядцы, отказывавшиеся следовать наставлениям медиков, отчего смертность среди них остаётся высокой. В сто двадцать шестом выпуске — ещё одно письмо Ушакову о холере, где отражена позиция царя, требовавшего строгого исполнения карантинных мер.

В сто двадцать девятом выпуске — рецензия на «Состояние Российской державы и Великого княжества Московского» за авторством Жака Маржерета, бывшего на Руси в Смутное время. В России не первый век ожидали публикации данного издания, наконец-то оно состоялось. В сто сорок третьем выпуске в разделе «Внутренние известия» — публикация сведений о варшавском восстании.

В сто пятьдесят пятом выпуске — статья «О русской журналистике», написанная от лица издателей. Читатель уведомлялся, что как бы не было велико количество журналов, появляющихся всё в большем количестве, «Северная пчела» продолжит оставаться такой же, какой является. Никто и не думает обращать внимание на успехи или неудачи других журналов. Поэтому читатель должен понимать, насколько издание «Северной пчелы» останется постоянным, тогда как другим газетам и журналам ещё предстоит побороться за право на существование.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 45