Category Archives: История

Иван Тургенев — Критика 1846, «Письма из Берлина» (1847)

Тургенев Письма из Берлина

В 1846 году Тургенев обратил внимание на произведения Степана Гедеонова, Нестора Кукольника и Владимира Даля. Излишний акцент на том не требуется. Нужно в общем сказать, к чему Иван старался подвести мысль. Если брать для примера драму в пяти действиях «Смерть Ляпунова» за авторством Гедеонова — Тургенев негодовал. Не видел он достойных качеств, позволяя лишь порассуждать о силе русских традиций, обретших новое дыхание при участии Николая Гоголя. А что есть «Смерть Ляпунова»? Никак не драматическое произведение. Существовало мнение о влиянии отца Гедеонова, способствовавшего постановке на сцене. Когда театральное представление показывается в исполнении ведущих актёров, зритель пойдёт из-за имён, но стоит понять бессмысленность показываемого действия, как за первой волной интереса зрительский поток иссякнет.

С негодованием Тургенев отнёсся и к трагедии в пяти действиях «Генерал-поручик Паткуль» за авторством Кукольника. Укора удостоилось противоречие историческим фактам. Иван привёл выдержки из документов, доказывая надуманность сцен. Для читателя то должно стать яркой характеристикой русской литературы, не имевшей стремления романтизировать прошлое. Пока французская литература испытывала давление от писателей-романтиков, русская мысль продолжала опираться на реалистическое восприятие действительности. Впрочем, позже Салтыков-Щедрин подметит, насколько житель Запада привык воспитывать в себе лицемерие, делая то смыслом урегулирования конфликтов в обществе. А так как лицемерие не должно быть присуще русским людям, то и любое искажение действительности будет осуждаться.

Про «Повести, сказки и рассказы» казака Луганского Иван писал с воодушевлением. Хвалил без меры, возвышая талант Владимира Даля, как раз и писавшего под псевдонимом — казак Луганский. Тут правда без лишнего украшательства. Такая литература должна создаваться, быть объектом чтения и оставаться в памяти потомка. Тургенев в то верил. В свою очередь скажем, о том, что Владимир Даль писал художественные тексты, мало кто из последующих поколений знает.

Упомянем и про «Современные заметки», написанные в том же 1846 году. В кратких набросках Тургенев раскрывал портреты современников: в одном очерке — художника Джованни Витали, в другом — одного из составителей карикатур по «Мёртвым душам», в последующем — ваятеля фигурок Степанова. Принадлежат ли Тургеневу эти заметки? Вопрос продолжает оставаться без ответа. По косвенным доказательствам ныне принято считать Ивана автором.

В 1847 году должен был быть написан цикл «Письма из Берлина». Тургенев отправился в Германию, где думал посетить представление с участием Полины Виардо. В дальнейшем письма могли приходить и из Парижа. Тургенев не мог знать, какие события развернутся годом позже — в год революций, случившихся в разных местах Европы. Написанным оказалось только первое письмо.

Что мог Тургенев рассказать о Берлине? Он не знал. Столицей Берлин не являлся, но всё-таки воспринимался центром германской нации. В университетах местных жителей не найдёшь, студентами являются исключительно приезжие. Особой наблюдательности Иван не продемонстрировал. Читатель желал увидеть прозрение, свежий глоток информации, но Тургенев делился поверхностными впечатлениями. Да и зачем ему стараться проникать в умы немецкой интеллигенции, разбираться в проблемах социального толка, если слыл за человека возвышенного, увлекающегося культурой. Если бы Германия напоминала улей, обитатели которого повально сходили с ума от литературы, музыки и театральных представлений — тогда бы предстоял другой разговор. Но всё для Тургенева сделалось скучным. А раз так — из-за того он и оказался вынужден прекратить писать письма. Не следует настаивать на истинности подобного мнения. Кому интересен быт Германии тех дней, тот ничего необходимого для познания в письме Тургенева не найдёт.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Вильгельм Телль» (1843), «Фауст» (1844)

Тургенев Фауст

Положение русской и немецкой литературы к началу XVIII века следует признать печальным. Толком развитие началось за век до того, ничего ещё по сути не представляя. Если среди немцев появились умелые писатели, вроде Шиллера и Гёте, то русская словесность тем похвастаться не могла. Требовались творения, к которым проявят интерес в просвещённом мире. Тургенев больше обращал внимание на данный факт, нежели брался критиковать творения немецкой мысли.

Вот Иван взялся высказать мнение о драме в пяти действиях «Вильгельм Телль» за авторством Фридриха Шиллера. Он пришёл к двум выводам: во-первых, данное произведение является самым обдуманным у автора; во-вторых, тяга немецкого народа к разъединению видна невооружённым глазом. Тут бы вновь пожурить Тургенева за лёгкость суждений. Может и стремились немцы жить обособленно, чему свидетельством существование Священной Римской империи, толком не способной сплотить разрозненные земли, её составляющие. Сам Шиллер скорее ратовал за сплочение немцев в подлинно единое государство. Но Тургенев посчитал иначе.

Дополнительно Иван рассуждал о неточностях перевода Фёдора Миллера. Тургенев это не посчитал кощунственным, скорее признал терпимым. Спасибо уже за то, что хоть кто-то взялся донести до русского читателя произведение Шиллера, пусть и извратив местами изначальный смысл. Главное, добавлял Тургенев, лишь бы русский язык переводчик не коверкал, тогда самый точный перевод не мог быть в радость.

Про перевод «Фауста» Михаилом Вронченко Иван отозвался в более одобрительных тонах. Сперва была составлена очень короткая заметка для «Отечественных записок», рассказывающая читателю о вышедшей из печати книге. Затем написан обстоятельный разбор. Обе литературных работы опубликованы в 1845 году. О Вронченко уже не говорилось в возвышенных тонах. Не было и осуждения. Тургенев справедливо замечал — талантом Жуковского не всякому дано обладать.

Следовало сообщить и о даровании Гёте. Иван писал так, будто немецкой литературы прежде вовсе не существовало. Где те немцы, писавшие до него? Они были. А где литература, ими созданная? Была и она. Так в чём суть претензии Тургенева? Кто же признает ту литературу немецкой, ежели написана она языком любым, кроме немецкого… Иван выражает твёрдую уверенность — все, вплоть до немецких мыслителей, составляли научные и художественные труды исключительно на латинском и французском, нисколько не пользуясь немецким. Что же, укор частично оправданный. Может это было связано с преобладанием данных языков в просвещённых уголках Европы, так и среди русских были литераторы, предпочитавшие писать для Запада средствами соответствующей речи, тем облегчая способность понять сообщаемую ими мысль.

И вот начнёт творить Гёте, предпочитая обратить взор немцев не на мир внешний, концентрируясь на внутренних проблемах. Ежели Шиллер задумает дать народу мысль о соединении на уровне государства, то Гёте попытается объединить немцев духовно. А разве есть иное средство для сближения, нежели единый язык? Правда, зная об особенностях развития немецкого языка, не будешь вполне уверен, что возможно правильное понимание, когда каждая земля имеет отличия в произношении и написании. Требовалось сломать немало копий, чтобы придти к определённому мнению, должному стать общим для всех.

Тургенев не долго расползался мыслью по древу, уделив значительную часть внимания переводу Вронченко, сделав из критического разбора въедливую заметку. В таком случае обычно сетуют на усердие, направленное в ложную сторону. С таким азартом Тургеневу следовало самому взяться за перевод «Фауста», нежели выискивать расхождения. Поэзию всегда трудно переводить с точным соответствием, стараясь при том сохранить певучесть оригинала.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Иван Тургенев «Путешествие по святым местам русским» (1836)

Тургенев Путешествие по святым местам русским

Тургенев вступил в литературу не в качестве прозаика и поэта, первой пробой стал критический разбор труда Андрея Муравьёва, названный автором «Путешествием по святым местам русским». Но Иван о том не знал. Четыре десятилетия спустя Тургенева уведомили о некогда состоявшейся публикации. Пришлось удивляться. Теперь оказывалось необходимым отказаться от «Параши», считаемой за подлинно первую опубликованную литературную работу. Тургенев негодовал. Он и говорил, что виделся с редактором «Журнала министерства народного просвещения» единожды, получив на разбор книгу. К критике Иван отнёсся без серьёзного подхода, как он смел говорить окружающим. На деле текст рецензии выглядел обстоятельным размышлением, написанным по мотивам труда Муравьёва, разбавленный личными впечатлениями от мест, пропитанных святостью.

В одном Иван оставался благодарен церкви — за сохранение культурного достояния. Стены религиозных учреждений служили защитой для письменных документов, благодаря монахам рукописи постоянно переписывались, сами деятели от христианства вели летописи, чем способствовали сохранению традиций русского народа. Дабы это мнение закрепить, требовалось сообщить историческую справку.

Тургенев выразил уверенность — византийская религия помогла государству обрести единство. Отчего-то мнилось Ивану, будто пришли на Русь норманны, разделили власть на уделы — стал каждый варяг править над своим городом. И не было единения среди древних русских, пока не случилось крещения. Тогда и произошло объединение народа. Мнение сие — сугубо точка зрения Ивана. Причём нужно понимать, не было ему тогда восемнадцати лет, из-за чего правильных убеждений не могло сформироваться. Может оттого Тургенев впоследствии негодовал на сей труд, по очевидной причине чураясь ранней пробы пера.

Выразил уверенность юный критик и в благонадёжности светильников, чья вера помогла уберечь Русь от Смутного времени. Тут бы не помещало сказать о различии между светильниками, наподобие того же отца Антония, почитаемого за основателя обители, ныне именуемой Киево-Печерской лаврой, и светильниками, скорее ведшими души церковных служителей к воротам сатаны, поддавшись влечению стяжательства. К Смутному времени на Руси осталось мало подлинных служителей церкви, глядя на которых, миряне могли согласиться заступиться за родной край перед интервентами.

Осталось поведать про Троице-Сергиеву лавру. Чем славна сия обитель? Величием и великолепием, связанными с её существованием историями. Одно из преданий гласит о годах чумы, когда люди умирали, но то не коснулось лавры. Чума не проникла за стены обители. Заслуга в том божьей воли или мер разумных, того исторические документы для внимания Тургенева не зафиксировали. Штурмом пытались взять лавру поляки. Вполне очевидно, обитель устояла.

Другой прославленной обителью является монастырь на Валааме. И про это место можно говорить, не успокаивая волнительных речей, беспокоящих душу прошлым, поскольку монастырь выстоял, продолжая радовать глаза и поныне. Тургенев далее рассказывал об этом месте, после чего повествование обрывалось.

Теперь остановимся. Иван Тургенев — критик, поэт, драматург и прозаик. Первые его труды ни о чём не говорили, куда он направит усилия в последующем. Брался он едва ли не за всё сразу, стараясь найти призвание. Оценить достойно опыты юного писателя трудно — скорее следует воспринимать в негативном ключе. Сам Тургенев так и предлагал делать, ничего хорошего в пробах пера не находя. Иван относился к тем литераторам, которые страстно желают находить и уничтожать всё, ломающее о них представление, сложенное за период создания наиважнейших для творчества трудов.

Что до непосредственно рецензируемого труда — он написан дипломатом и паломником. До описания святых русских мест Андрей Муравьёв успел сообщить о святых местах Палестины.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Константин Аксаков «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка» (1846)

Аксаков Ломоносов в истории русской литературы и русского языка

Ломоносов — не ключевая фигура в повествовании Константина Аксакова. Следовало пересмотреть историю русской литературы и русского языка, придя к заключению, что важное значение для установления норм ввёл как раз Ломоносов. Именно от этого следует отталкиваться, знакомясь с данным трудом. Аксаков писал его в виде диссертации для получения степени магистра русской словесности. Учительской должности Константин не занял, продолжив зарабатывать писательской деятельностью. Читателю нужно сразу понять, в диссертации представлен срез, взятый Константином на долгом протяжении русской истории. Но Аксакова не интересовало культурное или смысловое наполнение древних памятников письменности, он брался рассматривать сам текст.

Прежде основной темы Константин вводит в курс дела, предлагая к вниманию экскурс в историю. Слишком далеко заглядывать не стоило — следовало показать становление российской государственности. Может показаться, будто всё началось с Ивана Грозного, продолжилось через Годунова и первого Лжедмитрия, подойдя вплотную к царствованию Петра Великого. Потом Аксаков снова отступал в глубокое прошлое, взявшись за былинные сюжеты.

Важный аспект — язык. Современный Аксакову язык имеет отдалённые сходства с церковным. Почему? Если изучать русскую литературу с начала, придёшь к выводу — сильных изменений церковный язык не претерпел, чего не скажешь про язык мирян. Да и вся сокровищница древней русской литературы написана как раз церковным языком, поскольку именно благодаря монастырским переписчикам наследие русского народа сумело пережить века. Поэтому трудно найти в истории русской литературы эпизоды развития языка мирян. Однако, Аксаков постарался это сделать.

Особенность изысканий Константина — он ловит авторов на неграмотности или описках. За какой бы труд Аксаков не брался, обязательно приглядывался к буквам. Как написано «Слово о полку Игореве»? Что стоит особенно рассмотреть при чтении «Моления» Даниила Заточника? Постепенно формировалось представление о не слишком идеальном построении церковного языка, временами уступавшего позиции разговорной речи. Как бы не обстояло дело, до Ломоносова твёрдых правил не существовало, всё равно встречались разночтения.

На Ломоносове развитие русского языка не остановилось. Ломоносов продолжал использовать включения церковного языка, не готовый полностью от них отказаться. Стороной Аксаков обошёл его современников, позволив в кратких чертах похвалить Кантемира за красоту слога и осудить за безграмотность Тредиаковского. Очень быстро Константин пробежался по последующим поколениям писателей, дойдя до Карамзина, после которого русский язык словно застыл, достигший пика развития.

Что до творчества Ломоносова, Константин посчитал важным напомнить про принципы работы сего учёного мужа. Ничего Ломоносов не писал по вдохновению, в том числе поэзию. Наоборот, он ставил перед собой задачу создать определённое произведение, тут же приступая к написанию. Читатель может укорить Ломоносова за презрение к влиянию муз на деятелей от литературы. И читатель обязательно укорит, сразу придя к осознанию, что нет ничего в искусстве такого, требующего творить по наитию. Совсем нет, ждать у моря погоды не станет даже рыбак. Всякий труд — результат приложенных усилий. Оттого и брался Ломоносов за выполнение поставленных задач, с одинаковым усердием создавая научный трактат, либо прославляя монарха в стихах.

Диссертация у Аксакова вышла основательной. Осталось придти к мнению, зачем им создан столь большой труд, чьё начало не подразумевало окончания. Читатель порою сомневался, не взяты ли страницы для наполнения из другого произведения. Или может обложка не соответствует содержанию. Приходилось успокаиваться, Константин писал как раз так, о чём сообщал и в других трудах касательно русского языка, литературы и исторических процессов.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Райдер Хаггард «Regeneration» (1910)

Haggard Regeneration

Хаггард всерьёз проникся деятельностью Армии Спасения — эта религиозная община проводила работу, которой следует восхищаться: твёрдая уверенность Райдера. Если взять за основу труд Джека Лондона «Люди бездны», написанный за семь лет до «Возрождения», то получится разительное отличие между тем, что было и стало. Лондон писал про удручающее положение бедных слоёв общества, не имеющих поддержки, вынужденных влачить жалкое существование, если им в чём и помогали, ту помощь скорее следовало принимать от безысходности, так как условия всё равно создавались нисколько не похожими на человеческие. И вот в Англии начала действовать Армия Спасения, желающая помогать всем обездоленным. Будучи знакомым с деятельностью данной организации в США и Канаде, Хаггард решил понять, каким образом она функционирует на Туманном Альбионе.

Райдер не из простых побуждений взялся рассматривать деятельность Армии Спасения. Его вновь выбрали для выполнения поручения правительства с обязательным предоставлением подробного доклада. Он увидел действительное возрождение, мало кому казавшееся возможным. Люди, лишённые средств к существованию или испытывающие нужду, обретали требуемую помощь: их сносно кормили, давали ночлег и заботились о прочих нуждах. Не так трудно понять, насколько население Англии и сопредельных государств в том испытывало необходимость, особенно при упоминании роста социалистических воззрений, не говоря уже о беспорядках, в недавнем прошлом устраиваемых луддитами.

Армия Спасения вела работу и с отбывшими наказание в местах заключения, не забывая работать с продолжающими находиться в заключении. Члены организации без охраны находились рядом с заключёнными, ведя с ними беседы. В этом следовало видеть благое начинание, должное снизить риск преступности.

Имела Армия Спасения и больницы, в том числе родильные дома, где рожали одинокие женщины. Надо напомнить, в прежнее время в Англии рождённый вне брака считался неполноценным членом общества.

С какой организацией можно сравнивать Армию Спасения? Сразу вспоминается орден Госпитальеров, позднее преобразовавшийся в Мальтийский. Изначально суть организации сводилась к обеспечению помощи паломникам, совершавшим посещение Святой земли. Вполне допустимо видеть подобное и в деятельности Армии Спасения. По крайней мере, если говорить о первых порах существования сего религиозного объединения.

Оговаривает Райдер и трудности организации, связанные с ожиданиями людей, не всегда адекватно воспринимающими деятельность. Доходит до прямого шантажа, будто Армия Спасения должна содержать каждого, обеспечивая условия существования, соглашаясь терпеть оскорбления. Хаггард показывает, что это далеко не так: в организации состоят члены, умеющие разбираться в психологии, готовые идти на риск, особенно в случаях, когда угрожают самоубийством, оного не собираясь совершать.

В завершении повествования Райдер сообщает, кого берут в организацию. Армия Спасения основана на принципах христианской религии. Её члены не должны иметь вредных привычек, не имеют права употреблять наркотические вещества, если это не связано с необходимостью по медицинским показаниям. Главное требование — стремиться исправить общество к лучшему, являя возможность того на личном примере. Важной задачей считается большое желание искоренить всё зло в мире.

Подводя итог, Хаггард выразил твёрдую уверенность в необходимости существования Армии Спасения, в оказании всяческой помощи данной религиозной организации. Армия Спасения занимается тем, чего не получается делать правительству. Ежели так, нет ничего отрицательного, ежели Армия Спасения добровольно будет и дальше проявлять заботу о бедных и обездоленных. Кому-то полагается этим заниматься, что поможет сбавить недовольство в обществе. Впрочем, всякому понятно, отчего правительство любой страны предпочитает держать людей впроголодь — благодаря такому отношению удаётся сдерживать недовольство, чаще всего высказываемое людьми, особых проблем в действительности не имеющих. Но всегда приятно видеть, если забота всё же проявляется.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин — Переводы 1802. Часть VII

Карамзин Переводы

«О напрасных ожиданиях» — статья за авторством Х. Гарве. Читателю сообщалось, почему человек ожидает, заранее понимая бесполезность. Устанавливалось: кто-то привык надеяться, живя надеждами; кто-то верит в чудо, отчего считает, будто другие обязаны исполнить его ожидание; чаще ожидания оказываются напрасными из-за лени — человек сам не желает ничего предпринимать для достижения требуемого.

И. Г. Гердер в 1773 году написал статью «Разговор о невидимо-видимом обществе». Автор пытался понять роль и значение государства для социума. Устанавливал, каким образом оно объединяет людей. Задумывался о счастье для всех одновременно, приходя к выводу — такого состояния достигнуть никогда не получится.

«Последние политические мысли, предложенные Неккером французскому народу» — это не столько перевод, сколько разбор произведения Жака Неккера. Будучи некогда министром финансов при Людовике XVI, теперь Неккер стремился понять, какой политический режим требуется для Франции. Он пришёл к мнению, что монархия не нужна, а нужно иметь множество консулов одновременно. Но как быть с Наполеоном? Нет такого деятеля в Европе, способного быть равным ему. Тогда кому он передаст властные полномочия? Скорее всего, Наполеон устроит наследственную монархию. Данный вариант Неккера категорически не устраивал.

Перевёл Карамзин и краткую биографию «Историческое известие о голландском профессоре Нейвланде, необыкновенном человеке» за авторством Я. Г. Свиндена. Нейвланд с детских лет быстро развивался. К пяти годам он смог прочитать Библию, за время юношества усвоил ряд европейских языков, переводил поэзию с древнегреческого и латинского. И всё бы было у него хорошо, не стань он вдовцом, потеряв совсем молодую жену, с именем которой, в дальнейшем, связывал всю предпринимаемую им деятельность. Всего он написал семь или восемь томов сочинений. Умер в 1794 году, будучи тридцатиоднолетним

Из Стерна — «История Лафлера, Стернова слуги». Основная часть содержания — анализ произведения «»Йориково путешествие».

1802 год — это ещё и активный перевод Карамзиным трудов мадам Жанлис. Большая часть написана в нравственно-наставительном тоне. Достаточно простого перечислений этих трудов: «Вольнодумство и набожность», «Линдана и Вальмир», «Женщина-Автор», «Истинное происшествие», «О самоубийстве», «Предубеждения женщины».

Заодно перечислим прочие переводы, не требующие пристального внимания: О. Кератри «Необходимость знать первые арифметические правила до женитьбы» (анекдот), К. Крамер «Письмо из Парижа»(о Наполеоне и Талейране), Жозеф Фьеве «Ревность». Переведены и «Речь Фокса на смерть герцога Бедфорда, произнесённая им в парламенте», «Новое сочинение Шатобриана». Из Керарти ещё в 1800 году Карамзин перевёл аллегорическую сказку «Удовольствие».

Пожалуй, тут найдём место для ранних переводов Карамзина. В 1791 году переведён отрывок из драмы в трёх актах «Юлиана» за авторством Людвига Фердинанда Грубера. Карамзин ограничился лишь первым действием. В 1792 — «Калидаса. Сцены из Саконталы, индийской драмы» (перевод выполнен с немецкого перевода Г. Форстера, выполненного с английского, сделанного В. Джонсом с языка санскритского). По наполнению — это пьеса. Карамзин и тут ограничился первым действием.

Из переводов за 1803 год вскользь упомянем перевод «Римская роскошь в четвёртом веке» (из немецкого журнала).

Подробнее можно сообщить про воспоминания мадам Жанлис «Знакомство Госпожи Жанлис с Жан-Жаком Руссо». Читателю сообщалось, как Руссо на протяжении шести месяцев приходил на чаепитие к семейству Жанлис. Самой, тогда ещё не мадам, Мадлен было лишь восемнадцать лет, она толком не понимала, кем являлся этот гость. Говорит, посещала с ним театр, где он старался не выдать себя, всячески стремясь, чтобы его не узнали, но он был узнан, в чём Руссо обвинил Жанлис. Более между ними не было добрых отношений.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин — Переводы 1802. Часть VI

Карамзин Переводы

«Письмо о Испании, писанное одной молодой англичанкой» — перевод путевых заметок взыскательной женщины. Ей почти ничего не понравилось. Но, если она нечто и пыталась сравнивать, то только с английским. Если речь заходила о трактирах, то искался соответствующий эквивалент. Да вот ни один трактир, по мнению англичанки, хорошим в Испании не был, даже самый лучший — был бы в Англии самым худшим.

«Письмо одного из французских учёных, бывших в Египте» — сообщение о предпринятой учёным сообществом экспедиции в земли фараонов, куда они отправились на два года, находясь под защитой армии, успев сделать множество чудесных открытий.

Нравоучительная сказка «Превращения, или История мошки» — повествование о системе перерождений. Давалось понять, насколько лучше быть живым зайцем, нежели мёртвым человеком. Герой повествования постоянно перерождался, минуя этап взросления, будучи сразу взрослой особью. Побывать успел разными животными, каждый раз испытывая к себе агрессивное настроение. Его постоянно калечили и убивали. После окажется, всё ему приснилось. Но не совсем. После того, как герой повествования раздавил мошку, та обратилась в девушку и прочитала ему ряд нотаций.

В сообщении «Путешествие аббата Бартелеми в Италии» самую малость затронут Коперник. Да и то с тем смыслом, что о нём пора забыть. Столь же скоротечным покажется текст по С. Бакстрому «Путешествие в Шпицберген».

Карамзина интересовала судьба малых государств Европы. Вот читателю «Вестника Европы» сообщалось «Известие о нынешнем состоянии республики Рагузы, писанное гражданином её». Такое государство продолжало существовать — оно мелкое и старое. Пока неизвестно, сумеет ли оно пережить нынешнее время. Другая статья «Сан-Маринская республика» про ещё одну древнейшую и славнейшую республику. В переводе сообщались различные сведения, в том числе про её управление, остающееся неизменным вот уже какой век.

Перевод путевого очерка гражданина Денона «Нынешние арабские сказочники, поэты и мудрецы» — свидетельство для европейца невероятного. Становилось ясным, что всё, принимаемое за восточные сказки, имеет отношение к действительности в представлении жителей арабских стран. Тогда как для них сравни сказкам, считаемое европейцами за обыденность.

Должна представлять интерес статья «Торжественное восстановление католической религии во Франции». Революция революцией, замена Бога другими определениями — лишь смутная подмена понятий. Да вот без религии человек существовать не может.

Для пущего любопытства Карамзин перевёл статью «Воздушное путешествие» — впечатления очевидца от полёта на аэростате. Отмечалось: на высоте холодно, но не очень; с земли всё слышно, но находящегося рядом не слышишь.

Кому-то может показаться важным сочинение поляка Малешевского, который служил во французском легионе и теперь живёт в Париже. Он написал статью «О выгодах торговли по Чёрному морю для Франции и России». Естественно, рассуждал он преимущественно про польскую торговлю.

Скажем и про следующие переводы Карамзиным трудов Архенгольца. «Альцибиад к Периклу», как оказался герой повествования в месте, где полно разных народов. Там он увидел Сократа, объяснившего, что тут находящееся — есть образ мира. Следует разобраться, наблюдая, каким образом разными народами воспринимается глупость. Ежели для одного из них совершаемое кажется как раз глупостью, то для иного — ничего глупого в том нет, скорее наоборот. Другая статья «О республике итальянской и политическом равновесии Европы» — тут больше про французов, обладающих излишним чувством властолюбия.

Из прочих переводов отметим следующие: «Взятие Серингапатама и смерть славного Типпо-Саиба, писанное очевидцем, английским майором Алланом», «Собрание государственных чинов в Сицилии», «Жизнь Туссеня Лувертюра», «Свидание Туссеня Лувертюра с детьми его», «Волшебный фонарь, или Картина Парижа» (рецензия на постановку пьесы), «Выбор парламентских членов в Лондоне».

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин — Переводы 1802. Часть V

Карамзин Переводы

Что интересует читателя «Вестника Европы»? Происходящие события. Для этого подойдёт письмо из Оффенбаха, озаглавленное «Всегдашним маскарадом». Или вполне уместной окажется статья «Нечто о Венеции при её падении». Как не рассказать про европейское государство, до последнего остававшееся вне принятия участия в охватившем Европу пожаре? Венеция продолжала противиться воле Наполеона, но долго бороться не смогла.

Вот заметка на тему Французской революции — «Некоторые любопытные черты характера Людовика XVI и королевы Марии-Антуанетты» (выдержка из книги «Maximes de Louis XVI etc»). Основная сообщаемая информация: Людовик XVI рос в тени старшего брата, на престол он не думал претендовать, поэтому не испытывал давления со стороны, ему никто не старался чрезмерно угождать. На тему Франции и заметка «Некоторые примечания гражданина Мишо для историков Французской революции». Есть ещё перевод статьи из немецкого журнала «Несколько слов о новой французской конституции». Оказывалось, конституция не новая, а дополненная старая. Её отличие в твёрдом уверении граждан — в тюрьму без суда теперь садить человека запрещалось. Ещё статьи о Франции: «Новый план народного учения во Франции, предложенный консулами Законодательному Совету», «Первое торжественное молебствие французского народа в присутствии консулов и всех властей».

Можно упомянуть «Письмо из Парижа», постоянно встречаемые в «Вестнике Европы». На этот раз автор говорил о проживании рядом с Тюильри, поэтому часто наблюдает за сменой караула, видит едва ли не всё, чем занят Наполеон.

Есть статья «Нового рода самоубийство в Англии» (письмо к издателям парижского журнала «Journal de Paris»). Собственно, мужчина написал письмо брату про несчастную любовь, вследствие чего он предпочёл застрелиться.

«Описание Вены» — сокращённый перевод статьи из журнала «Decade». Город показывался без радужности, улицы в нём беспорядочные и кривые, разделён на две части рекой. Столь же краткий перевод статьи из журнала «Philosophical Magazine» — «О долголетней жизни». Секрет долгой жизни — маленький рост. Прочие факторы так или иначе влияют на продолжительность жизнь. Не должно быть наследственных заболеваний. Продлевают жизнь просмотренные и прочитанные смешные пьесы и произведения. Сказывается профессия. Чаще долгожители мужского пола состоят в браке. Женщины, при прочих равных условиях, живут дольше мужчин.

Письмо из Берлина «О новых путешественниках» — сообщение, прежде всего, о Гумбольдте. Немецкий исследователь задумал объехать весь земной шар. Как-то его чуть не съели крокодилы. Было дело — чуть от яда кураре не умер. В письме есть упоминание прочих путешественников.

Статьёй «О воображении» ясно давалось понять, что без воображения никуда. Всё случается благодаря ему. Даже изыскания в науках и философии.

Примечательным кажется «Письмо Христофора Колумба к испанскому королю, недавно найденное». Якобы оно написано в 1503 году. В старинном манускрипте сообщалось, живёт он — Колумб — на Ямайке, чувствует приближение смерти, бедствует, страдает от подагры, остался без друзей, не может исповедоваться, так как нет в его краях духовника. Письмо вызывает определённые сомнения, поскольку Колумб прямым текстом сообщает об открытии им Нового Света для Испании. Впрочем, вероятно так вполне могло быть, но об этом нужно знать о Колумбе больше, чем имеешь представление в общем.

Вполне можно упомянуть «Письмо молодого француза из Неаполя». Увидел путешественник множество людей, одинаково нищих и безграмотных. Ничего толком они не умеют, разве только рисовать, ваять и сочинять музыку. Обучить их побеждать нельзя — они всегда будут проигрывать.

Из прочих переводов отметим следующее: «Обращённый скупец» (восточная притча), «Общества в Америке» (о нравах и обычаях американцев), «Описание примечания достойной картины французского живописца Жироде», «О нежности», «О ревности», «О посредстве России и Франции в делах Германии».

Автор: Константин Трунин

» Read more

Николай Карамзин — Переводы 1802. Часть IV

Карамзин Переводы

Анекдот начала XIX века — не совсем привычен для читателя из веков последующих. Скорее следует говорить о сатире, но никак не о некоем забавном случае. Как пример, перевод Карамзиным «Анекдота из нового собрания материалов для описания Французской революции». Упоминался случай избрания короля, которому ничего за это не платилось, но и работать он не имел права. Одной способностью он владел — мог вешать крестьян на своё усмотрение. Из других переведённых анекдотов: «Египетские вечера» (история о мнимом призраке), «Бедный Жак».

В очерке «Чудесное зрение» рассказывалось про жителя Иль-де-Франса, обладавшего умением видеть корабли, скрытые за горизонтом. Ему не верили, но он с точностью говорил приметы приближающегося корабля. Ему бы стать богатым с подобным умением, наживаясь на невеждах, желающих с ним спорить, но умер он в бедности.

К тайнам девичьего общества Карамзин приобщил переводом «Дневных записок молодой женщины». Некто обнаружил дневник, решив не только с ним ознакомиться, но и опубликовать. Из оного документа становилось известно, как проводят время парижанки. Они ведут светскую жизнь: ходят в театры и на балы, посещают заведения, где пьют кофе.

Иного рода информация в «Политических отрывках гражданина Эшассерио». В тексте сообщалось о различии представлений о мире у жителей островных и материковых государств. Оказывалось, те, кто живёт на острове, из-за ограниченности собственного пространства, стремятся обладать совершенно всем, вплоть до предъявления права на владычество над миром. У жителей с материка таких стремлений нет — слишком много возникает сложностей с передвижением за пределы государства.

Таинственная история за авторством Э. Арто «Гроб Нарциссы», как отец похоронил дочь, потом найдя в книге точное изображение могилы. Ещё загадочной историей является «Колодезь Истины» (невымышленная повесть, переведенная с немецкого), согласно текста которой друид пообещал дать богатство, славу и бессмертие, но обещания не выполнил.

«История английского министерства в 1788 году» — показательный пример, насколько тяжело разбираться в политических аспектах Англии. Оказывается, с английской политикой очень трудно иметь дело во все времена. А уж помнить, чем были озадачены англичане в конкретный год XVIII века — непосильное знание. С тем же смыслом следует читать перевод статьи «Любопытные заседания английского парламента». Проще понимать французскую политику, где всё худо-бедно концентрировалось вокруг Наполеона. Даже в «Извлечении из переписки тайных агентов Людовика XVIII, недавно обнародованных французским правительством» — Наполеон приходится к месту.

Из политики азиатских стран статьи: «Новейшая история и статистические достопамятности Китая» (про недавно почившего китайского императора, подчинившего Поднебесной Тибет, предпринимавшего экспедиции в Монголию и Бухару, благодетеля, отличавшегося человеколюбием, пускай и всё, что можно, при нём продавалось, включая должности с властными полномочиями), «Китайская мудрость» (про древность китайского народа, может быть родственного всем ныне живущим, дополнительно пересказываются разные афоризмы).

Есть перевод из французского журнала перевода из уже американского журнала «Критическая история бедности» (ироническая заметка о понятии бедности в Библии и в древности). Оказывалось, во времена Дракона ленивых казнили, а у китайцев нищих не было, поскольку каждый обязывался работать.

Очерк «Ловля жемчужных раковин на острове Цейлоне» — повествование о тяжёлых условиях труда ловцов жемчуга. Существуют они при полной антисанитарии, трудятся до кровавой рвоты, всё равно оставаясь довольными. Об одном печалится автор — негодные к использованию раковины не возвращаются в среду обитания, вследствие чего место ловли вскоре обязано запустеть.

Помимо вышеозначенного, перевёл Карамзин следующее: «Благоразумный человек» и «Феномен английской литературы» (о поэме Р. Блумфилда).

Автор: Константин Трунин

» Read more

Даниил Туровский «Вторжение. Краткая история русских хакеров» (2019)

Туровский Вторжение

Воровать, портить, ломать, подменять одну правду другой — присущие человеку качества с древнейших времён. Ничего не меняется и в наши дни. Изменяются методы, тогда как суть остаётся неизменной. В век цифровых технологий, когда информация способна разноситься по миру со скоростью света, кто-то обязан регулировать её поток, но будут и те, кто обладает способностью останавливать её распространение, усиливать скорость, либо изменять содержание. Собственно, к тому хакерство и стремится, тогда как прочее — забавы, уже сегодня ставшие историей.

Даниил Туровский взялся за малую составляющую хакерства — русскоговорящую. Для того он начнёт не из самого далека, с увлечения подростков в конце восьмидесятых и в начале девяностых играми на приставках. Казалось бы, невинное занятие. Стремление к будущему увлечению формировалось со школьной скамьи. Туровский и говорит, когда человек становился не просто программистом, а хакером, тогда его жизнь уподоблялась американскому боевику. О самых громких случаях Даниил постарался рассказать. Остаётся гадать, сколько случаев хакерских атак потонуло в безвестности, поскольку их организаторов так и не смогли вычислить.

Хакерство потому и расцветало, что не имелось никаких законов, способных ограничить их деятельность. Даже публиковался журнал «Хакер», на страницах которого прямым текстом с примерами сообщалось, каким образом взламывать сайты, воровать деньги с кредитных карт и многое прочее. Популярность журнала возросла до таких вершин, вследствие чего в самой отдалённой части России могло не быть никаких периодических изданий, зато журнал «Хакер» неизменно находился. На это издание Даниил чаще всего и предпочитал опираться на страницах «Вторжения».

История за историей: от удовлетворения собственных амбиций по обогащению до политической борьбы. До становления Шойгу министром обороны, никто всерьёз талантливыми программистами не интересовался. Те вели борьбу на собственное усмотрение, чаще направленную на внешние источники. То есть будто существовал негласный кодекс: российское не трогать. И хакеры не трогали, если не желали быть привлечёнными к уголовной ответственности. Поэтому они могли взламывать сайты иностранных организаций и органов власти, либо устраивать атаки, парализующие их работу, чем чаще всего и удовлетворялись.

Туровский неизменно будет вести речь к иному осмыслению хакерства. Хакеры уподобятся бойцам невидимого фронта. К тому всё в итоге и приведёт. На самом деле, нужно только задуматься, Мировая война давно началась, причём называться она должна Информационной, а то и просто Кибервойной, можно дать ей именование и Второй Холодной войны. Сражение происходит вне внимания, подчас никто не знает о её ведении. Однако, хакерство уже сейчас реализует принцип власти — кто управляет информацией, тот правит миром.

Не зря Туровский сообщает про Фабрику троллей. Это не хакерство в чистом виде, но умелое вбрасывание сведений, заставляющих неокрепшие умы думать, будто так оно и есть. Вполне следует предполагать, умение получать доступ к сайтам и подменять информацию, есть первый шаг к кибернетике будущего — умении программировать человеческое сознание. А так как это взаимосвязанные явления, значит и результат будет всегда получаться таким, какой требуется задумавшим его получить.

Итак, в России создаются кибервойска, страна готовится перейти к новой фазе существования, нужно научиться не столько атаковать, сколько защищаться. Однако, возникает другая проблема, хакеры вступают в такую же новую фазу, нисколько не согласные удовлетворять чужим представлениям о требуемом. Как быть? Учиться существовать в изменяющемся мире. Отныне, хакер-индивидуалист не будет из себя ничего представлять. Более того, хакеры станут безвестными, воплощая не себя, а специально созданные объединения. Но это уже другая история, до чего Туровский дойти в повествовании не успел.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 38