Author Archives: trounin

Джером К. Джером «Трое в одной лодке, не считая собаки» (1889)

А вы знали, что у бравого солдата Швейка было 3 отца? Они тихо-мирно сидели себе в пражском дурдоме, воображали собаку (о чём Джером признавался лично) и пускали уточек в ванной, когда им разрешали искупаться. Бултых! И брызги по палате… По какой причине они там находились неизвестно, один из них мнил себя лондонским гондольером, как-то раз в жизни совершившем плавание на лодке по Темзе в составе ещё двух человек. Его история нам известна. Двое других всегда молча поддакивали, иногда изрекали что-то сумбурное, картинно закатывали глаза, кричали что-нибудь вроде «йеп!» и впадали в ступороподобное состояние. Сплошная радость психиатру, беды с этими пациентами у него не было… вот только лай одного из них по ночам мешал спать дежурной медсестре, да кто-то санитаров иногда жестоко кусал (обо всём этом Джером не рассказывал, т.к. не знал Швейка, что немудрено, он тогда ещё не родился).

Джером оставил нам свои сказания, их можно охарактеризовать как песни британского акына о плавании по Темзе с любимой девушкой, рассказанные им самим и записанные позже. Английский юмор лично мне решительно непонятен, если это вообще английский юмор. Странная страна Англия. Еда невкусная. Погода ужасная. Юмор специфический. Одна мука там жить. Видимо и юмор у них такой мрачный из-за мрачности жизни. Пытаются англичане хоть как-то компенсировать скудность всего остального. Даже не юмор, а циничные едкие замечания. В чём-то Джером был прав. Он точно описал синдром студента-медика 3 курса, когда по изучении болезней учащиеся на полном серьёзе пытаются у себя найти симптомы заболеваний. Джером, правда, за уши всё притягивает. Впрочем, это стиль Джерома. Берёт ситуацию и начинает дурака валять, доводя всё до полного абсурда. Ведь не зря я про Швейка вспомнил. У того хоть справка была о умалишённости, тут же вовсе непонятна излишняя категоричность, скатывающаяся к лёгкой форме идиотии. Понравился момент о женщине с веслом. Проблема водителей женского пола давно вошла в анекдоты. А ведь подумайте, тогда машин-то не было, а проблема была. И ничем она от сегодняшних дней не отличается, будто и не прошло 150 лет. И про отношение к работе классный момент, кстати. Эх, не был бы Джером так категоричен, книга могла мне и понравиться. А так в дурку таких персонажей, как ещё живыми на сушу выбрались, а не утопли.

Трое в лодке, не считая собаки — это Улисс в комедийной обработке.

» Read more

Роберт Шекли «Идеальная женщина» сборник (середина-конец XX века)

Рассказы, вошедшие в сборник: Радикальный способ; Пушка,которая не бабахает; Извините,что я врываюсь в ваш сон; Раздвоение личности; Верный вопрос; Идеальная женщина; Мат; Где не ступала нога человека.

Шекли — он такой автор, что получаешь неописуемое удовольствие от каждого рассказа. Прочитаешь и сидишь радуешься как ребёнок. Это же очевидно, почему же мне такие мысли в голову раньше не приходили. Просто я не Шекли, поэтому они и обходили меня стороной. Что путного лезть в голову человеку, который не найдёт им применения, через мгновение забудет, потом будет силиться вспомнить и в итоге махнёт рукой. Поэтому не сожалею. Зато эти мысли устраивали массированные атаки на Роберта Шекли. И совершенно правильно делали.

Чем же Шекли на этот раз порадовал. Рассказал о роботах-собеседниках, эволюционной форме домашних животных. Кошки и собаки не удовлетворяют людей уже в полном объёме. Человеку ведь надо высказываться, чтобы ему поддакивали, ставили плюсы (особенно на ЛайвЛибе), не перечили. И вот перед нами робот-собеседник. Он верит всему кроме одного. Он не верит, что человек способен его любить безответно. Шекли ловко находит разрешение этой ситуации. Слишком радикальным способом выглядит на этот раз решение.

Представьте, что вы на далёкой планете испытываете самое опасное оружие из когда-либо созданных. Оно бесшумно уничтожает всё рядом с собой, куда бы не было направлено. Сможете ли овладеть, найти правильное применение. Или всё-таки против лома нет приёма?

Набившая оскомину идея мира внутри мира. Когда тебе кажется, что ты винтик планеты, планета винтик вселенной, а вселенная винтик ещё чего-то другого неизвестного. Такие же винтики есть меньше человека. Страшно вообще себе такое представить. Куда там фантастам с их далёкими мирами и надуманными проблемами. Мир внутри мира — это реально страшная вещь.

Ещё у фантастов есть любимая тема — путешествия во времени. Шекли тоже решает попробовать себя в роли рассказчика, но останавливается почему-то на аферистах. Где один человек пытается обмануть себя же, да своих предков. Поучительная история о глупости.

Всем нам хочется знать ответы на сокровенные вопросы. Например, как возникла жизнь на планете, что за порогом смерти, есть ли ад. Кучу вопросов хочется задать и получить ответ на конкретный вопрос. Только вот если это и станет известно в будущем, то никто из будущих людей не сможет объяснить нам, обезьянам, смысл бытия. Не тот уровень.

Особенно ласково Шекли говорит про идеальных женщин. Про них читайте сами, да берегите своих красавиц. Какие бы капризные не были, а лучше всё-равно не будет.

Рассказ «Мат» практически уже стал реальностью. Мы свою жизнь доверяем искусственному интеллекту. Будь то автонавигатор или определитель проигрываемой музыки. Мы полностью полагаемся на технику. Пока ещё иногда берём карту в руки или мучаем знакомых. В будущем же мозг человека совсем атрофируется. И если будет грозить поражение от инопланетян, то останется искать талантливого программиста, способного вернуть былые времена.

В фантастике повсеместно используется клише, что есть планеты как две капли похожие на нашу. Может другого размера или с другими географическими особенностями. Но люди могут дышать там без скафандра, спокойно поглощать продукты, прыгать как на Земле. Легко и просто создать такой мир. Вроде фантастика, но наша родная. Шекли никогда так просто не подходил к решению данного вопроса. Вот и на этот раз земляне сталкиваются с явной проблемой на чужой планете — еда аборигенов для них яд или нет.

Восторг! Восторг!

» Read more

Карл Густав Юнг «Психологические типы» (начало XX века)

Карл Густав Юнг, сжимаю я кулак, произнося это имя. Карл Густав Юнг, это имя не простого человека, а человека великого. Знаете ли вы о Юнге то самое основное, что знаю теперь я? Вы хотите узнать простую истину всей его жизни? Не сомневаюсь в этом. Все хотят узнать и многие знают. На что же положил все свои годы Юнг. Он собирал, анализировал и переваривал у себя в голове всех историков, философов и религиоведов. Оставил после себя множество анализов действий поэтический героев. Не так-то просто сравнивать Прометея Гёте и Прометея Шпиттелера. Юнг это делает мастерски. Да так хорошо, что в дебрях его мыслей не так-то просто разобраться. Все косточки перетрёт, всё мясо перекрутит. И хлебайте читатели этот бульон в своё удовольствие. Он же вкусный, полезный, наполнит ваши головы нужными знаниями, заставит вас думать. Целебная похлёбка для тугодумов.

Чем больше читаешь философов, тем больше понимаешь о христианстве. Не так-то просто возникла эта религия, не на пустом месте. Долгие годы политеизма, иудейская вера, всё это готовило мир к приходу спасителя, как нас пытаются уверять сейчас. Главная работа была сделана древними греками. Их изыскания в философии плавно перетекли к монотеизму. И вот перед нами единый Бог, создавший общество, разделённое на разнопочитающих его суть. Кризис Вавилонской башни дорого может обойтись человечеству, всё более погрязающего в своих противоречиях. Юнг в очередной раз открывает глаза на эти прописные истины.

Без меры увлечён Юнг философией Шиллера, считая его предвестником психологии. Часто упоминает Ницше. Разбирает психологические типы Джордана, без меры капая на них ядом, но всё же признавая первенство Джордана в попытке поделить людей на типы. Не менее его удручают и типы по Дженсу. Обе работы можно найти только в трудах Юнга. Я поверхностно пытался найти о них упоминания в других источниках, но не нашёл. Не менее удивляет Юнг своим знанием восточной философии. Он берёт на себя труд доходчиво объяснить читателю суть индийских эпосов и даосизма. Но делает это в своей юнговской манере. Бульон так и остался бульоном, проще самому прочитать оригинал и сделать личный вывод.

Возвращаясь к началу, чем же ценен для нас Юнг? Всё банально просто. Люди делятся на экстравертов и интровертов. Это результат работы Юнга. Казалось бы так было всегда, но только Юнг смог поделить всех людей на эти два психологических типа. Он был прав. Так и есть. Помимо прочего каждый из нас экстраверт и каждый из нас интроверт. В разных обстановках психологический тип способен видоизменяться. Так трудно уловить эту связь. У Юнга получилось. Спасибо тебе Карл за это, лежи спокойно, не переворачивайся.

» Read more

Курт Воннегут «Колыбель для кошки» (1963)

Кто-то в 3 часа ночи спит, кто-то ест, кто-то работает, а Воннегут пишет книги. Наверное страдает бессонницей, вспоминает бомбёжку Дрездена, участником которой ему довелось стать. Сильная эмоциональная травма сломала голову великого классика религиозной фантастики, придумавшего как собственную веру, собственных инопланетян, собственный мир и собственный стиль изложения. Конечно ходить вокруг да около — самое достойное занятие для писателя, только вот Воннегут не просто ходит вокруг да около, он роет окопы, укрепляет блиндаж, устанавливает пулемёт в дзоте, ждёт прилёта мощной бомбы, натянув для безопасности противогаз. Сделав всё вышеописанное вокруг да около своего стола, превратив дом в руины и уподобившись Диогену стал наконец-то вещать из бочки. При этом Воннегут обо всём этом обязательно напишет в начале книги. Должен же читатель знать о побудивших его мотивах. Может и не поймёт ничего. Всё мы прекрасно поняли и в этот раз. Мало вам было Дрездена, вы решили мир окончательно угробить своими предсказаниями конца света.

Всё бы ничего. Есть у Воннегута действительно умные мысли. Правда их надо откапывать. И не сапёрной лопаткой. Надо выходить в поле с землеройной машиной и уподобиться золотоискателю. Найдёте — почувствуете удовлетворение. Не найдёте — хоть прикоснулись к нетленному творению. Обязательно свяжите для знакомой вам кошки колыбель. Плести такие колыбели любили все создателя малых и больших бомб. Это их отвлекало и настраивало на нерабочий лад. Бомба подождёт, надо же колыбель для кошки делать. Очень полезное для общества занятие. Ещё и зарплату платят.

Ничего не буду говорить о сюжете. Для этого его наверное для начала надо было найти. Я не нашёл. Я читал и перечитывал. Все глаза проглядел. Где же та крупица смысла. Не знаю. Ласково вспоминаю «Чёрный дождь» Ибусэ Масудзи. Человек пережил не абы какую бомбардировку, а первую атомную. И не поехала ведь у него крыша.

» Read more

Борис Акунин «Азазель» (1998)

— Здравствуйте Алексей Толстой, здравствуйте Ян Флеминг. Присоединяйтесь к нашей конференции. Вот напротив вас сидит Борис Акунин. Ему есть за что вам сказать спасибо. Говорите, Борис.
— Здравствуйте, мне действительно есть за что сказать спасибо, но я смущаюсь присутствию здесь людей давно умерших.
Видя скромность Акунина, ведущая смотрит на Алексея и Яна. Алексею похоже нет дела до всего происходящего. Ян наоборот перебирает в руках колоду карт, потягивает мартини, думает… По крайней мере так показалось ведущей. Никто не хочет начинать беседу. Всем непонятно как они тут оказались. Акунин прерывает молчание:
— Спасибо вам, Алексей Толстой, за ваш вклад в нашу литературу. Очень мне нравятся ваши произведения. Герои вселенского масштаба, широкая перспектива сюжета, смелые предположения о космогонии. Персонажи ваших книг безусловно имели на меня большое влияние.
Алексей оживился. Похвала похоже пришлась ему по душе. Щёки колыхнулись от сладкого бальзама и треснули. Картинка с Толстым стала напоминать мозаику, пока окончательно не развалилась. Флеминг решительно отодвинулся подальше, случайно встряхнув мартини, отчего поморщился.
— Что за мистический поворот? — возмутился англичанин.
— Вышла небольшая накладка, — пытаясь вернуть беседу в нужное русло, ответила ведущая. — Предлагаю продолжить. Скажите, Ян, вы знаете о популярности ваших книг после смерти?
— А они действительно популярны? При моей жизни больше гремели киноленты. Людям нравилось смотреть на Шона Коннери. Мои же книги похоже и не читали совсем.
Флеминг начал скисать. Студию друг за другом покинули сотрудники, зажав нос. Акунин с ведущей держались. Никто не хотел выглядеть плохо перед камерами. У Акунина поплыл грим. Решено сделать перерыв. Совсем скисшего Флеминга убрали, осколки Толстого подмели. Ведущая сняла бейджик с именем Мэри Шелли. Акунин вышел на улицу подышать свежим воздухом.
— Всё это интересно, — вслух проронил Акунин и проснулся.

Проснулся Акунин знаменитым. После такого сна к нему пришла идея о Фандорине. Может и не после этого сна. Однако позвольте мне пофантазировать. Надо же хоть что-то полезное извлечь из прочитанной книги. Не зря ведь читал, не зря ведь собираюсь читать серию дальше. Персонаж Акунина — супергерой. Иначе и не скажешь. Джеймс Бонд при императоре. Интересы страны выше личных. Или мне показалось? Пользуется техническими новинками, увлекается азартными играми, хорошо стреляет. И зовут его не абы как, а Эраст Петрович. Именно Эраст Петрович. Почему же не Петрович… Эраст Петрович? Здорово было бы тогда называть цикл о его похождения Фандорианой.

Мне не очень понравился стиль изложения. Сюжет возникает сам по себе. Выливается в события мирового масштаба. Фандорин ездит по всему миру. Так и напрашиваются аналогии с героем Флеминга. Да и Толстой не зря вспомнился. Что-то всех их объединяет. Все персонажи сильные, везучие, независимые, стремящиеся сделать мир лучше, смело принимая твёрдые решения и не боятся брать всю ответственность на себя. Пускай им грозит гибель. Где уж там… умереть им автор не позволит. Они ему ещё нужны.

Три вещи не могу простить Акунину:
1. Бесполезное расписывание вещей никому не интересных. Например, игра в карты.
2. Предрекание будущего. Будто читатель сам не знает, что будет. Глаза, можно сказать, открыл.
3. Создание Франкенштейна.

Умолкаю.

» Read more

Джеймс Барри «Питер Пэн и Венди» (1911)

Эту историю знают все дети. Она о мальчике, который никогда не хотел стать взрослым. Популярен ли этот персонаж среди нынешнего подрастающего поколения и был ли он когда-нибудь популярен? Лично меня берут большие сомнения. Дети всегда хотят стать взрослыми как можно скорее, либо просто растут молча и не задаются такой целью. Всё-равно вырастут. Никуда не денутся. Всё дурное на этом пути лезет вперёд них самих. Ох уж и мучаются родители, принимая своих детей. Подростковый бунт подобен бунту на корабле пиратов. Так и хочется пустить их по доске на корм акулам. Правда, ведь? Эпизодическая эмоция утихает, и дети вновь самые любимые существа на свете. Нет милее ребёнка. Дети — это цветы жизни. И они растут-растут-растут. Неся с каждым годом проблемы всё большего масштаба.

Отвлечёмся от проблем педагоги. Давным-давно, ещё в начале XX века драматург из Шотландии, которого звали Джеймс Барри решил написать книгу о мальчике, вечно юном. Основываясь на собственных переживаниях и воспоминаниях о погибшем в 13-летнем возрасте брате. Грустный момент жизни дал ему шанс написать славную сказку для детей. В ней дети, такие же дети, как и все остальные. У них бунт в крови. Воля родителей не авторитет. Уйти с незнакомым мальчиком на геройские дела — самое любимое занятие. Вот они и сбегают, даже улетают. В окно. Дара речи можно лишиться от таких поступков. Надо осторожнее выводить на взлёт ребят. Всё-таки не все как орлы начинают летать, падая с отвесного утёса. Есть в книге любовь. Любовь совсем маленькой девочки и девочки постарше. Есть предательство. Есть индейцы и пираты. Всё в наличии. Остаётся только грамотно расположить и правильно расписать. Не скажу, что у Барри это вышло удачно. Где-то он перетягивал канат на себя, делясь своими переживаниями, кои для детей совсем не нужны, где-то слишком нудлив и серьёзен. В целом книга почти притча. Ричард Бах наверное отсюда черпал вдохновение при написании своей знаменитой Чайки Ливингстон.

В книге сталкиваются интересы мечтателя и прагматика. Причём прагматик — это Венди. Без таких прагматиков как она не было бы и Питера Пена. Не зря ведь он и его банда безуспешно пытаются найти маму. Находят мам среди девочек, но девочки в их коллективе не задерживаются. Может все девочки в мире прагматики, а может просто все мальчики мечтатели. И нет иного исхода. Такая точка зрения у Джейма Барри. Даже гордая индеанка прагматик. Сурово смотрит на всё. Прагматик и фея Динь-Динь. Мальчики — лоботрясы. Толку от них никакого. Как ещё потом миром управляют… совершенно непонятно. Почему втаптывают в грязь детские мечты. Куда это выветривается? И почему девочки из прагматиков переходят в разряд мечтателей. Пусть над этим ломают голову психологи.

Кто же такой капитан Крюк. Инфантильный взрослый, боящийся в тёмной комнате наступить на крокодила? Боится проснуться от звона будильника, или такой же ребёнок. Ребёнок серьёзный, рано повзрослевший. Вынужденный самостоятельно заботиться о себе и своей семье. Наверное так. Не может быть в сказке плохих персонажей. Все они изначально добрые, надо просто понять причины такого поведения. Возможно они с Питером Пеном были лучшими друзьями. Потом их пути разошлись. Один не хотел взрослеть, другой повзрослел против своей воли.

Джеймс Барри не стесняется убивать своих персонажей. А потом, для радости читающего ребёнка, рана оказывается не такой серьёзной. Да просто герой сказки сознание потерял от потрясения. Пусть дети привыкают к смерти. Может это отобьёт у них желание взрослеть. Ну а если смерти не избежать, то достаточно поверить в благополучный исход. И всё вновь станет хорошо.

Жизнь циклична — ничто, ребёнок, взрослый, ребёнок, ничто.

» Read more

Виктор Гюго «Человек, который смеётся» (1869)

И ведь веришь. Веришь Гюго во всём. И в существование компрачикосов, и в порочность придворных английской королевы, и в порочность самой королевы. Веришь в победу республики над монархией, веришь в порядочность Кромвеля, веришь в увлечение Альбиона Испанией и её языком. Веришь во всё мрачное. Веришь в коварный Ла-Манш, в британский суд как наследие варваров. Даже веришь в должность Открывателя морских бутылок, ведь может такое быть при расширенном списке обязанностей придворных монарха. Веришь. Гюго в очередной раз создал бурный мрачный мир. Вновь сталкиваешься с Отверженными. В другом виде, в другом месте. Но с такими же отверженными. Горбун был отверженным. Сами отверженные были Отверженными. Почему бы не населить мир созданиями с изуродованной внешностью и добрыми сердцами. Фэнтези в эпоху романтизма — нет вымышленным существам, сходных с человеком только способностью говорить и ходить на двух ногах — да! людям тяжёлой судьбы. Возведём их страдания в высшую из возможных степеней — получаем романы Виктора Гюго. Великий был человек, так и хочется занести в любимые авторы. Если следующая книга также будет будоражить моё воображение, то так обязательно и сделаю. Всё-таки Гюго — фигура широкого размаха.

Гюго витиеват. Снова 5 страниц текста он выводит в толстую книгу, рисуя свой мир широкими мазками, постоянно увеличивая нажим пера и уменьшая размер кисти. Вот уже доступны все мелкие детали. Современники Гюго могли заметить некоторую фальшь в словах автора. Мы, увы, нет. Слишком много прошло времени. Слишком плохо нам понятны те события. Чужая история — неведомая плоскость. Редко Гюго сходит до диалогов. Диалоги получаются у него плохо. Гюго — мастер монологов. Иной раз диву даёшься, как окружающим хватает терпения слушать человека столько времени, а нам читать порой и 10 страниц. Всё это можно назвать философией. Гюго не стесняется. Обольёт грязью и монархию, и республику. Уже не знаешь, что думать обо всём этом. Мысли ли Гюго перед нами, или он вжился в роль своего персонажа. Просто закрыл глаза, представил себе всю ситуацию и выдал несколько страниц на одном дыхании.

Ничего так просто не происходит. Гюго выдаст всю подноготную. Он может и на несколько веков вперёд уйти. Главное, чтобы читатель убедился в правдивости всех слов, чтобы у него не возникли лишние вопросы. Картина цельная. Это не пазл. Романы Гюго не надо собирать по кусочкам. Их легче разбить на подциклы… и собирать в своё удовольствие, смело перемешав. Даже, если все книги Гюго окажутся в одной коробке. В целом собранный образец не изменится. Он будет прочитан иначе. И интереса будет больше. Не автор даёт нам на тарелочке с полочки все факты. А мы сами их собираем.

Изуродованный мальчик, брошенная девушка, странствующий фигляр с волком, пара придворных. Сломанные судьбы у каждого. В любом из них можно долго копаться, извлекая всё новое и новое. Что было до — мрачно. Что будет во время чтения — мрачно. Финал их жизни — мрачен. Гюго… можно вас попросить в следующей реинкарнации писать более позитивные книги? Например про мальчика-волшебника или там про каких-нибудь низкорослых человечков с мохнатыми ногами. Чтобы всё было хорошо до, пускай плохо во время чтения, но с положительным концом. Ведь мир не станет от этого хуже. И не надо будет никого обманывать несуществующими вещами. Люди будут верить в их выдуманность. Хотя кто знает. Может через 3 века жители нашей планеты будут читать про мальчика-волшебника и мохноногих как про реальных представителей живших когда-то людей. Нет! Оставайтесь Виктор Гюго самим собой. Не создавайте множественные серии, пишите по одной толстой книге, пускай и тратя на это иногда больше десятой части своей будущей жизни. Вас будут знать, любить, помнить, даже не зная о вашем новом воплощении.

» Read more

Айзек Азимов «Конец Вечности» (1955)

Айзек Азимов — самый разносторонний человек из известных мне. Не только мне. Это известно наверное каждому человеку. В той или иной среде обязательно сталкиваешься с Азимовым. Везде он давит своим авторитетом. Просто сдаёшься под таким натиском. Пора его именем улицы называть, настолько знаковым был он как писатель. Случайно попавшая в руки книга «Конец Вечности» только утвердила меня в таком мнении.

Человечеству всегда хотелось безопасного существования. Чтобы не было концов света, войн, чтобы просто быть уверенным в завтрашнем дне. Осталось только разработать инструмент для воплощения самой большой мечты в жизнь. Азимов его предрекает. Над всеми временами и всем сущим становится организация «Вечность». Она располагается вне времени, контролирует ход истории, вносит коррективы. Люди живут, люди переживают жизнь заново, люди исчезают навсегда. Никто и не вспомнит о них, их не было. Изменения, вносимые в ход истории, искажают саму суть бытия. Неудивительно, что девиз организации «Наша цель — благо человечества» ставится под сомнение Азимовым. Любые интересы всегда сталкиваются с интересами других людей. Члены «Вечности» давно перебороли себя и приняли сам факт своего уничтожения для времени. Посвяти в свои настоящие планы остальных людей, тогда произойдёт бунт. Никому не нужна организация, по своей сути фашистская. Ячейка общества, возомнившая себя творцом. Такие же люди, такие же тараканы ползают и у них в голове. Благо оборачивается проклятием. Не создаётся оружие массового поражения, не развиваются космические полёты. Человечество угукает в колыбели. Ему дают соску и питательные смеси. Для чего живёт непонятно. «Вечность» — буферная зона. Она призвана влиять на людей, пока люди не придут к мысли о собственном благополучии, не разовьются в мирных существ, забудут о личных амбициях, каждый будет нести благо другим членам общества. Вот тогда существование «Вечности» станет помехой. И люди это поймут. Может спустя 100 тысяч лет. Главное — это произойдёт. Вот тогда и придёт Конец Вечности.

Азимов создал многогранное произведение. И большое ему за это спасибо. Он не пытался изменить нашу реальность, он просто описал одну из версий будущего. Объяснил почему мы сейчас не верим в путешествия во времени и почему всё-таки в них поверим.

» Read more

Томас Майн Рид «Охотники за скальпами» (1851)

Когда-то давным-давно, в веке этак позапрошлом, не было никакого развлечения, иначе как читать книги. Только из книг можно было почерпнуть знания. Журналы-то не печатались, а если и печатались, то слишком малым тиражом, да и кому их было читать, разве что интеллигенции. Книги тоже крестьяне не читали. Поэтому давайте не будем особо над вступлением заморачиваться. В то время кто-то увлекался географией и читал Верна, кто-то хотел познать человеческую психологию и читал Бальзака, кому-то нравилось изучать нравы других народов, они читал Буссенара. Оккупировали французы весь Олимп. Славны их дела были в XIX веке. Почёт и уважение. Одно но! Изучать нравы других народов можно было по книгам Майн Рида, не француза, а англичанина. Маленько другой спектр мировосприятия и мироощущения. Не человеческий фактор взаимоотношений, а сугубо потребительское отношение к миру. Вот и сквозят книги Майн Рида жестокостью, обыденностью, отсутствием романтизма.

«Охотники за скальпами» — третья книга Майн Рида и третья книга Майн Рида мною прочитанная. Написана до крайности сухим языком, но богатая событиями. До налёта загадочности как во «Всаднике без головы» ещё 14 лет. Промежуточно прочитанный «Белый вождь» смазал радостное впечатление. А теперь и вовсе не знаю, что думать. Как-то неприятно стало на душе. О таких приключениях читать не хочется. Какой-то парень прибился к каравану, пободался с буйволами, оправлялся от ран, тонул в зыбучих песках, а потом в составе Охотников за скальпами (не индейцев, а именно белых людей) пошёл мстить за своё похищенное добро.

Если вам интересны нравы индейцев, то книгу обязательно стоит прочитать. Отношения с белыми у них довольно странные. Ходят друг к другу как в гости, льют реки крови, угоняют людей. А потом обиженные по-дружески идут на поклон, отбирают своих людей обратно со словами «Да это же наше». И спокойно уходят. Странные нравы.

» Read more

Мария Семёнова «Волкодав» (1995)

Если скажу, что «Волкодав» такое же славянское фэнтези, как «Конан-варвар», то боюсь вы меня закидаете камнями. Ну и кидайте. «Конан-варвар» более славянское фэнтези, нежели «Волкодав». Может он первое русское фэнтези о псевдославянском мире, тогда соглашусь. Главное у Семёновой на обложке ё — это ё, а не е. Впрочем, не суть важно. Был ли у древних славян алфавит. Вот в чём вопрос. Надо будет разобраться. Впрочем, разобраться надо и в самих древних славянах, так как до шестого тома «Заката и падения Римской империи» за авторством Гиббона я ещё не дошёл. А хотелось бы узнать без цензуры, предвзятого отношения и домыслов современных археологов всю правду. Хотя бы приблизительную. Чем-то ведь занимались славяне до прихода Рюрика. Говорят были города старше пирамид, а санскрит имеет некоторое сходство с многими языками славянских народов.

Что в книге не понравилось.
— Стихи. Заполняют вакуум, раздувают объём. Коли автору даётся хорошо писать прозу, не надо на фоне творческого взлёта было браться за поэтическую составляющую. Если и писать, то на том же псевдославянском языке, на котором говорят в книге. Сам язык ничего общего со славянскими языками не имеет. Наверное в том же санскрите больше сходства найти можно.
— Графоманство. Допустим Волкодав кого-то убивает копьём. Но зачем же читателю рассказывать из какого именно дерева было сделано копьё, кто его срубил, где оно росло, кого радовало, кто посадил, да откуда семечко прилетело. Рой мыслей проносится в голове, когда автор не на сюжете пытается сконцентрироваться, а запутывает тайными тропами. Может это должно глубже погрузить нас в мир Семёновой? Возможно.
— Главный герой. Сирота. Родню убили. Воспитан на рудниках. Казалось бы должен выйти оттуда жестоким человеком, но нет же. Ангел во плоти с моральными принципами истового христианина. Не убей, не укради, не возжелай жены ближнего своего. Практически рохля. Благо силы немереной. И боевого опыта аж четырёхлетнего. Где успел знаний набраться непонятно. Может быть с Индостана к нам пришёл, предварительно достигнув просветления. Порой его дзен зашкаливает, он способен полностью уходить в себя и всего себя отдавать процессу. Пускай, это будет бой или хотя бы мытьё пола в корчме. Не пройдёт мимо нищих, отдаст последний меч. Совершенно не думает о завтрашнем дне. Семёнова оправдывает его существование нуждой. Волкодав планировал ведь умереть, мстя за смерть своего рода. Да не умер. Вот и существует теперь как может, отдавая всего себя другим.
— Герои не справляют физиологические нужды. Хоть бы от страха в животе у кого забурчало. При таком объёме книги и с таким подходом нельзя было обходить данный вопрос.
— Сюжет. Тягуч как сосна. Толст как баобаб. Читая книгу, думаешь не о похождениях героя, а о том, что Семёнова дала прочитать киносценарий. Да не фильма, а целого сериала. Герой зачем-то всех учит правильно освобождаться от захватов, правильно сражаться. И это при его четырёхлетнем опыте «каждодневных уличных» боёв. Опустим детали, возьмём большим количеством слов. К середине повествования книга сдувается окончательно, где по идее должно начаться самое интересное. Интерес наоборот гаснет… и возвращаться к книге уже нет никакого желания.

Чем понравилось:
— Помните, Волкодав у нас последний из рода серых псов. А знаете кто удавил предпоследнего представителя этого рода по прозвищу Волк? Правильно — Волкодав. Ни стыда, ни совести. И после такого Семёнова представляет его как агнца небесного, боевую овцу в волчьей шкуре.

Слово Есть, Мыслите, Ёж Наш Он, Веди Аз!

» Read more

1 153 154 155 156 157 166