Tag Archives: шукшин

Василий Шукшин «Космос, нервная система и шмат сала», «Случай в ресторане» (1966)

Шукшин Рассказы

Секрет хорошей жизни — он такой же, как принцип правильного питания свиньи, то есть неделю есть от пуза, затем семь дней голодать, постоянно чередуя. Нет необходимости акцентировать внимание именно на еде. С тем же успехом можно неделю злоупотреблять спиртными напитками, после семь дней вести сугубо трезвый образ жизни. Или, кто балуется неким увлечением, не имея сил от него оторваться, тот использует аналогичный принцип недели позволения с последующим семидневным воздержанием. Это и есть секрет хорошей жизни. По крайней мере, если поверить мнению Василия Шукшина, согласно текста рассказа «Космос, нервная система и шмат сала».

Почему именно неделю свинью кормят на убой, затем заставляют голодать? Всё ради вкуснейшего сала, имеющего прослойки мяса. Это не то сало, в виде сплошного куска белой массы, в которое редкий человек сможет вгрызаться, чаще отвращаясь от подобного деликатеса.

А зачем человек пьёт, допустим, три дня в месяц? Не может он отказаться от принятой им с давних пор традиции. Стоит получить деньги, сразу уходит в загул, обязательно долго болея от похмелья. Зато после — достойный общества человек, ничем другим не уступающий. Остаётся поверить в необходимость дозволения некоторых слабостей, при условии их безопасности для окружающих.

Итак, в рассказе «Космос, нервная система и шмат сала» два главных героя. Первый — старик, выходящий из загула. Второй — юноша, всячески порицающий деда за употребление алкоголя в чрезмерных количествах. Между ними происходит беседа. Юноша раз за разом придумывает для деда отговорки, только бы он не прикасался в следующий раз к бутылке. Приводит разные аргументы: купи уж опохмелиться в последний раз… пособие для исследования рефлексов Павловым…. поди Богу за тебя стыдно… допьёшься до зелёных человечков. На возражения старик неизменно отвечал: не дорос ещё меня осуждать… денег на опохмел жалко… давай лучше про правильное кормление свиньи расскажу.

Сходный мотив Шукшин использовал в рассказе «Случай в ресторане» (другие названия «Крупный поэт» и «Крупный интеллигент»). Предлагалось обратить внимание на старика, сидевшего в ресторане, приходя посмотреть на выступление юной певицы. К нему подсел бугай, желавший крепко выпить, обильно закусить и получить удовольствие от отдыха после трудовых будней. Официант ему в том откажет. Тогда с помощью выступит старик: не обязательно водку заказывать, попроси принести коньяк… он дороже, зато крепость такая же… прими данную уловку ресторана без возражений. Сам старик пить отказывался, но стоило ему согласиться, как он оказался готов дебоширить, развязно себя вести… даже в Сибирь согласился ехать, куда его зазывал бугай. Да не поедет… на утро придёт в себя, поймёт допущенную слабость, более того совершать не станет, либо через месяц найдёт предлог снова напиться до потери контроля над мыслями.

Не от горькой жизни пьют герои Шукшина. О чём им горевать? Они вполне довольны складывающейся жизнь. Кто-то живёт ожиданием уйти в загул, стоит получить деньги на руки. Иному достаточно посещать ресторан, просто наблюдая за выступлением девушки на сцене. И никто из них не мешает жить другим, не имеют они и склонности к порицанию происходящего вокруг. Но, отчего-то, окружающие недовольны, когда люди ведут не совсем правильный образ жизни. На чём тогда остановиться? Неужели и правда — нужно жить однообразной жизнью, не внося мельчайшей вольности в наскучившую повседневность?

Потому и нужно вспомнить про принцип правильного питания свиньи! Лишь бы сало нарастало повкуснее… Его люди после и оценят!

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Капроновая ёлочка» (1966)

Шукшин Капроновая ёлочка

Не лезь к другому в душу, если о том тебя не просят. Но как отказаться от права выразить личное мнение? Напиши его на бумаге! Зачем вступать в конфликт с человеком, прямо в глаза ему высказывая о наболевшем? О том не просил ни сам человек, ни тот, ради кого ты стараешься. А дело было в том, что захотели два деревенских отвадить горожанина от односельчанки. Негоже ведь женатому человеку крутить любовь с деревенской. Не хорошо это! Вот был бы деревенским — ещё куда ни шло. А тут — этакий ферзь, богато одетый. Следовало поставить человека на место. Тому способствовала обстановка: скоро новый год, темнело, по дороге в село брели трое.

Рассказ у Шукшина рождался постепенно. Сперва прояснялось, как два товарища задержались и теперь не могут вовремя попасть домой. Они долго не решались идти пешком, боясь заблудиться из-за непогоды. Понадеявшись переждать в буфете и поймать попутку, им встретился мужчина, которого узнали сразу. Сей ферзь постоянно навещает женщину на их селе, хотя в городе у него жена и дети. Не имея желания с ним общаться, два товарища всё-таки проявляли любопытство, окольным путём пытаясь выяснить: кто он такой, куда держит путь. Конфликт не заставит себя ждать. Однако, будет решено идти пешком вместе.

На протяжении рассказа действующие лица постоянно вступают в перепалку. Они и в дороге не успокоятся, находя причину для ссоры. Им бы разойтись, только некуда. Легко обессилеть и замёрзнуть насмерть. Горожанин оказывался в худшем положении — пусть и солидно одет, зато тяжела шуба. Он быстрее начнёт уставать и чаще просить передышку. Деревенские сильнее на него обозлятся. Будет решено поменяться верхней одеждой. Да в тяжёлой шубе и сельский житель долго не проходит, выдохнувшись.

Путники ошибутся селом — двигались в совсем ином направлении. Придётся встречать новый год в постели у чужих. Благо, мир не без добрых людей, хозяева впустят, наказав не шуметь. Где там… Троих спорщиков не уговоришь успокоиться, полночи они будут выяснять отношения, пока не заснут. Поутру ухажёр успеет уйти, так и не попросив шубу обратно. А в кармане той шубы лежала капроновая ёлочка — подарок для любимой женщины.

Мораль повествования прояснится, стоит товарищам навестить односельчанку. Она задаст двум невеждам головомойку. Не их резон — нос совать в чужие дела. Лучше бы мешками ворочали, если совсем не разумеют, какого счастья требуется женщине. Да, горожанин женат, у него дети… Разве женщине это мешает чувствовать себя счастливой? Ей хоть такое желание потребно, тогда как на селе её окружают мужчины, но не испытывающие к ней подлинно тёплых чувств нежности. И, вообще, достаточно интереса, за который женщина согласится принять любого, только бы оставался постоянным в предпочтениях. Один из товарищей то уразумеет и угомонится, чего не скажешь о втором — который и был зачинщиком случившейся накануне с ухажёром перепалки.

Нужно отметить и примечательность образа ухажёра, хоть и состоятельного, но всегда доказывающего, что не так трудно зарабатывать деньги честным путём, если голова на плечах имеется. К сожалению, голосу разума не способен внять человек, ограниченный в мировоззрении, не согласный допустить одновременное существование многовариантности. Потому его деревенские не захотят понимать.

Рассказ имеет два названия, использовавшиеся в разное время: «В ночь под новый год» и «Капроновая ёлочка». Менялись и названия деревни, куда шли путники. Изначально и почти до последних дней Шукшин использовал наименование настоящего алтайского села — Завьялово, позже заменённое на не совсем определённое — Буланово.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Охота жить» (1966)

Шукшин Охота жить

Какие разговоры не веди: о городе, про деревню, об иных местах обитания людей — всё непременно сведётся к единому желанию человека жить угодным ему образом, невзирая на мнение других. Так ли важно: город или деревня? Очевидно, перед городским жителем данный вопрос не ставится — он редко соглашается променять удобство квартиры на частный дом, ежели к тому и склоняясь, то всё равно оставаясь в пределах городской черты. А вот для выходца из деревни — каким был и сам Шукшин — решение стояло крайне остро, поскольку всё равно приходило понимание необходимости вырваться из замкнутого круга сельского быта, не настолько богатого, чтобы позволить раскрыться заложенному в каждого потенциалу. Но вот, нужно только представить, горожанин оказывается в тайге. Как он туда попал? Почему передвигается налегке?

Шукшин даёт описание тяжёлого северного климата. В округе ни живой души, разве только за единственным исключением — старика… Он проводит вечер в домике, используя его в качестве временного места пребывания. Закрывать дверь требуется от диких зверей — более никого ждать не приходится. Однако, в дверь постучится молодой человек, довольно красивый внешне, выглядящий загнанным. Кто он и откуда? Старик такими вопросами практически не задаётся, ведь обязан знать — перед ним арестант, сбежавший из тюрьмы. Может Василий решил потомить читателя в ожидании, не сразу ему сообщая подобную информацию. Но на кого ещё думать? О геологах прежде он не писал. А вот о беглецах создавал произведения.

Отчего-то старик добр к гостю: даёт приют, выгораживает перед чинами, столь же внезапно заглянувшими на огонёк, желая поохотиться. Будет прощать и после, по своей воле предлагая способы разрешения ситуации. Надо парня с добром снарядить в дорогу, вплоть до помощи в вооружении. Старик уверен — всё беглец вернёт, ничего себе не присвоив. Но Шукшин не даст старику продолжать жить со столь отеческим отношением к миру. Не потому ли он засиделся в тайге, раз потерял способность воспринимать человека за одного из представителей животного мира? Всем известно о чём гласит основной закон природы — выживает сильнейший. Кто желает оказаться сильнее — тот не проявляет жалости. Старик излишне склонялся выгораживать неизвестных людей, из-за чего когда-нибудь обязан был поплатиться.

Василию нравился старик. Стоит даже порадоваться существованию таковых людей. Разве не должно быть такого, чтобы человек всегда мог рассчитывать на помощь, в каких бы условиях ему не пришлось оказаться? Каждый должен помогать другому, не смотря на собственные затруднения. Это — идеальное представление о должном быть. На деле — всё иначе. Конечно, окажись беглец подлинно деревенским, Шукшин обязан был показать другой портрет. Но, в том-то и дело, бежал из тюрьмы горожанин, кому важнее личный интерес, тогда как на других ему глубоко плевать. Он спокойно пустит в расход всякого, кто вольно или случайно окажется у него на пути. И помощь он примет, нисколько не испытывая благодарности.

Так стоит ли оправдывать поступок беглеца? Опасаясь преследования, хладнокровно убьёт старика, пусть тот и обещал хранить молчание. Забыв про оказанную помощь, совершил постыдное дело. Тут уместно кажется сказать: людям, живущим ради собственных интересов, самое место — тюрьма. Если задуматься, то жить своими нуждами — и есть тюрьма, не имеющая стен и надзирателей. Человек сам решает затвориться от мира, закрываясь иллюзорностью. Очень жаль, когда из-за некоторых индивидуумов большинство начинает бояться оказывать помощь нуждающимся, предпочитая безучастно проходить мимо.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Там, вдали…» (1966)

Шукшин Там вдали

У деревенского парня могла быть и такая мечта: приехать в город, найти девушку, жениться, зажить иной жизнью. Таким Шукшин представил главного героя повести. Но какой она является — городская девушка? Вероятно, это возвышенное существо, не занимающееся тяжёлым физическим трудом. Или, наоборот, ударник труда, привыкший перевыполнять план. Действительность распорядится иначе. Городская девушка должна отличаться от деревенской. И на селе найдёшь возвышенных созданий, либо выносливых работниц. Нет, требовалось нечто другое. Потому Василий заставил главного героя полюбить дерзкую девушку, будто бы знавшую себе цену, а на самом деле — ветреное создание.

Кто она? Главный герой того не знал. Её охраняли. Его били. Он с упорством продолжал добиваться внимания. Вроде бы сообразительный парень, но каким же он оказался мечтателем. Если его бьют, значит она того стоит. И надо поставить бьющих перед принятием неизбежного — им с ней не по пути. Быть бы тому так, сжалься Шукшин над главным героем. Этого не случится: можно изменить дельного человека, готового взяться за ум, а к ветреному созданию лучше не подходи, так как или тебя сдует, либо девушка исчезнет в неизвестном направлении.

И девушка исчезала, но вновь появлялась. Она ветрена настолько, что согласится выйти замуж. Вновь исчезнет. Потребует выполнения прихотей. Чего она хочет? Сама не знает. Ей нужен не деревенский парень… лучше такой же городской ветреник, не способный наладить быт, предпочитающий парить, отказываясь примириться с настоящим. Оттого и попадёт жена главного героя в капкан, став жертвой как раз мужа. Он — деревенский парень, излишне мечтающий о лучшем. А тот, кто стремится к лучшему, обычно совершает глупости, приводящие к заметно худшему результату. В итоге: жена распрощается за свободой на некоторое время, отправившись в тюрьму за нелегальную деятельность.

Что он… главный герой? Простит! Будет прощать все прегрешения, смирится со стремлением жены находиться в дурной компании, не обратит внимания на измены. Всё проглотит, чем бы не начудила жена. Будет прощать, соглашаясь терпеть. Она же поведёт его в далёкие края, куда он никогда не хотел ехать. Именно жена решит исправиться, начав новую жизнь. И всё ради единственной цели, дабы найти способ отдалиться от мужа. Не способна она находиться в окружению одних и тех же людей. Поэтому, однажды осознав, главный герой останется без жены и надежд на семейную жизнь, ведь мечты его рухнут — его просто разменяют, предпочтя другого. Как знать, повествуй Шукшин дальше, обрести главному герою счастье вновь… всё-таки излишне ветреную девушку он выбрал.

Главный герой найдёт возможность побеседовать с тестем. Тот откроет парню глаза — дочка не раз выходила замуж, постоянно искала лучшей жизни, толком ничего к тому не прилагая. Она текла, подобно реке, берущей начало там, где исток навечно сокрыт от понимания, не разбирающей и устья, кажущегося несуществующим. Повлияет ли это на мысли главного героя? Нисколько.

О чём можно подумать? Про стремление Шукшина определиться, кем является деревенский человек, оказавшийся в городе, но остающийся неспособным искоренить деревенское естество. Зачем деревенский человек предпринимает шаги, противные его представлениям о должном быть… Смысл идти по дороге в никуда? Будем считать, образ ветреной девушки стал лучшей возможностью показать ход размышлений Василия. Оттого и останется главный герой с пустыми руками — не удалось ему удерживать в кулаке ветер. Не по той ли причине, что ветер — есть город, переполняющийся шансами на иную жизнь, при этом — ничего никому не обещая…

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Ваш сын и брат» (1965)

Шукшин Ваш сын и брат

Читать рассказы Шукшина — одно дело, смотреть фильмы, снятые по ним — дело другое. Как бы не хотелось Василию показать определённое видение, во время съёмок приходится многое пересматривать. Читатель всегда определит, где Шукшин отошёл от изначального варианта. Ладно, если сам автор немного иначе представляет сюжет в виде фильма, ведь иные режиссёры ничего авторского не оставляют, полностью извращая замысел. Может поэтому Шукшин избегал писать сценарии, предлагая совсем иной вид художественного творчества — киноповесть. Если быть точнее, ничего от кино в повести нет — обыкновенное литературное произведение, принявшее вид компиляции прежде созданных работ.

Повесть «Ваш сын и брат» вместила три рассказа, позволив главным действующим лицам оказаться братьями. Первая история повествовала про парня, пожелавшего приехать домой на побывку. Никто не понимал, почему он рано освободился из места заключения, да и он сам рассказывал — насколько хорошо в тюрьме, как он культурно просвещался и жил жизнью, которой смело можно завидовать. Что же тогда сбежал? Оставалось всего два месяца. С такой ноты Шукшин давал зачин повествованию, переключая внимание с деревенской пасторали на суматоху большого города.

Вторая история — как мать попросила сына купить змеиный яд. Сын оказывается братом парня из первой истории. Герой данного повествования холост, живёт и не испытывает нужды в новых впечатлениях. По сути, на его примере Шукшин показал, насколько город лишает духовности. Если прежде человек обладал определёнными качествами, оные он утрачивал, становясь обезличенным в многолюдном пространстве. Человек ничего не сможет добиться, так как является членом огромного коллектива, при этом — никто его нужд не замечает. Поэтому Шукшин разворачивал полотно в сторону третьего брата — успевшего обжиться в городе и завести связи, вследствие чего найти змеиный яд для него не составит затруднений.

С третьей историей читатель возвращается в деревню, где нет уже прежней радости, всего лишь обыденная жизнь. Можно даже удивиться. Если приезд человека из тюрьмы вызвал всеобщее ликование и гулянку, то визит другого сына, не приезжавшего ещё дольше, почти не нашёл отклика в сердцах сельчан. Выводы допустимо делать разные, но, думается, Шукшин ничего не подразумевал. Наоборот, Василий стремился показать поведение горожанина, что навсегда утратил желание возвращаться назад. Скорее, он теперь готов перетянуть в город всю деревню, только бы забыть о прошлом. С другой стороны, пока живы родители, третий сын будет стараться поддерживать связь с корнями.

Повесть повестью, всё-таки писалась она для воплощения на экране… Как брался Шукшин донести содержание до зрителя? Он действительно приступит к тому, о чём сперва рассказал словами. Речь о природе Алтая, особенно предгорной области, где ещё не успела начаться Обь — на берегах Катуни в её относительно спокойном течении. Далее ледоход, показывающий весеннее время года. Далее… далее деревенская романтика, дружеские беседы, песни и прощение оступившимся. Вывод вполне очевиден — держи себя в руках и не позволяй лишнего, иначе тебе несдобровать.

Нужно отметить ещё две работы Шукшина. Киносценарий «Одни» (1965). Он является библиографической редкостью, нельзя установить и факт снятого по нему фильма. Найти информацию крайне затруднительно. Точно таким образом можно сообщить про пьесу «Бум бум» (1966). Найти её не получится. Ежели кто-то вообще собирается доподлинно изучать абсолютно всё наследие Шукшина, частью ставшее для потомков труднодоступным.

Как Шукшин будет поступать в последующие годы? Он решит продолжать писать рассказы, пока ещё не сомневаясь в возможности их адаптации под кино.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Любавины. Часть II» (1974)

Шукшин Любавины

У романа «Любавины» было продолжение. Так предлагается думать, тогда как сам Шукшин к тому читателя не подводил. По его смерти из архива были извлечены документы, проведены изыскания и вынесено решение — продолжение «Любавиных» Шукшин писал. Так ли это? Приходится сомневаться. Определённо точно, Василием написан ряд повествований, жестоко критикующих быт русского человека. С подобного рода литературой выступать проблематично, вполне разумно опасаясь читательской реакции. Говорить прямо в лицо русскому, что он — вор, берущий всё, что плохо лежит, и берущий даже то, что лежит довольно хорошо, причём без всякой надобности, лишь бы взять, чтобы крепко о том забыть и более никогда не вспоминать. Таков уж характер у русского человека, о чём Шукшин говорил, нисколько того не опасаясь, поскольку сообщал то сам себе, может размышляя наедине с собой.

Для исследователей его творчества становилось ясно — всё, ими найденное, является отдельным произведением. Не рассказами, как оно должно восприниматься, а именно ещё одним романом от Шукшина. Так на страницах нового произведения зажили жизнью как потомки Любавиных, так и хорошо известные читателю персонажи, причём той же жизнью, какая знакома слово в слово по уже опубликованным рассказам, а то и по киносценариям. Яркий пример — Пашка Колокольников, отводящий горящий бензовоз, попадающий в больницу и травящий сопалатникам байки. Зачем такой сюжет в очередной раз доводить до читателя? Об этом стоит спросить составителей.

Из других сюжетов — скупость действующих лиц. Молодым потребуется дом, для его постройки потребуются деньги, потребуется нанять работников, возникнет потребность договариваться. Вроде бы добротно рассказано о затруднениях. Вроде бы нет в том проблемы. Бери требуемую сумму, оплачивай работу и вселяйся, не зная горестей. Но как так? Шукшин придумает способ, каким образом приобретение дома сделать дешевле. Брёвна можно сплавить по реке, с мастером сторговаться. А какой из этого выйдет результат? Он остаётся вне читательского внимания. Впрочем, думается, дому тому долго не стоять. Потому как скупой платит дважды. Первый раз — за неудавшийся результат. Второй — уже не скупясь, за должное быть всё-таки приобретённым.

С другой стороны, обидно платить деньги за то, что итак должно предоставляться бесплатно. Ведь Советский Союз уверенно шёл к коммунизму. Ежели так, когда-нибудь всему быть общим. Значит, дом возводить придётся на любых других условиях, кроме денежных. Не оттого ли перед населением ставился вопрос о принудительном и скорейшем переходе к совместному хозяйству? То есть к обустройству колхозов в совхозы. Шукшин постарался обговорить и этот аспект. Должно быть ясно, за совхозами будущее. У Василия далеко не так. Он рационально объясняет, какими это грозит бедами, если делать переход в спешке, лишь бы было. Подводных камней излишне много. Но с такой поступью, с какой намеревался быть совершённым переход, оного и вовсе могло никогда не произойти.

Теперь вполне понятно, к чему и о чём мог думать Шукшин. Очень обидно, если писатель умирает в цвете лет, как раз подходя к тому возрасту, когда наступает пора думать о жизни под грузом пережитых испытаний. Сорок пять лет — как раз такой срок, когда некоторые люди вообще задумываются стать писателями. И Шукшин готовился к неизбежно должному наступить переосмыслению. Собственно, он и размышлял, чему исследователи творчества придали компилятивный вид, назвав второй частью романа «Любавины».

Что не свершилось — тому суждено остаться для домысливания. Читатель волен определяться, каким он запомнит Шукшина: жадным до описания людей, с кем имел знакомство, или правдолюбом, чьё видение не должно было выходить за рамки на уровне понимания сугубо деревенской прозы.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Любавины. Часть I» (1965)

Шукшин Любавины

Короткая форма — особенность творчества Василия Шукшина. Крупная форма — не лучшее из им созданного. Такое мнение возникает, ежели, вслед за полюбившимися рассказами, берёшься за чтение романа, каковым стали «Любавины», допущенные до публикации в 1965 году. Шукшин долго вынашивал идею создания, пытался писать, вкладывая душу. В итоге получилось совсем не то, до чего читатель пожелает прикоснуться. Это нечто далёкое от творчества Василия. Это вакханалия на человеческих пороках, незнамо зачем пестуемая. Всяк на страницах оказался волен поднимать руку на всякого, требовать определённого, убивать без надобности и просто прозябать, прикрываясь надуманными материями. Вполне понятно, почему до произведения не снизошли ведущие литературные журналы, должно быть посчитав «Любавиных» неуместным протестом, скорее сказкой для взрослых, мол, как всё было плохо в Стране Советов, покуда не смогла власть большевиков взять контроль над заигравшимся в вольность народом.

Было бы всё хорошо, создай Шукшин цикл из рассказов, объединив их общей идеей. Тогда бы появилась возможность к каждому из них подойти отдельно. Вместо этого, вниманию читателя предстаёт протяжённая канва, вовсе странная, разрушающая восприятие способностей Василия. Вполне уместно заметить, роман — не тот жанр, к которому Шукшиным должен был подходить. Ещё куда не шло — повесть или киносценарий, представляющие компиляцию рассказов, удачно переплетённые под видом общего сюжета. Когда дело подошло к цельной истории, должной именоваться громким словом «роман», Василий не нашёл сил для полноценной реализации. Отнюдь, как не воспевай творчество Шукшина, иметь холодную голову всё-таки следует. Вполне понятно желание показать себя большим писателем, нежели мастером рассказа. Пока это ещё не получалось, либо повинно в том длительное написание произведения, в том числе и без твёрдой уверенности в необходимости. Более похоже, что Шукшин писал, не питая надежд на публикацию. Это частично может объяснять, почему продолжение романа публикации на подлежало, чему обязан был стать ледяной душ из читательского восприятия разудалого повествования с излишне борзыми действующими лицами.

Читатель может заметить — писал Шукшин историю, пропитанную криминалом. Каждый на страницах жил жизнью, взращенной на принципах сверхчеловека. Коли мужчина желал взять женщину — он её брал. Хотелось ему отнять чужое — отнимал. Требовалось кого убить — убивал. Бояться ответственности не приходилось — до осуждения преступления никто жадным не становился. В таких условиях людям приходилось существовать, соразмеряя силы с возможностями. Вполне очевидно, почему в центре повествования оказалась семья, которой все старались сторониться. Ещё бы, некоторые её представители могли пустить человека в расход, не задумываясь о прочих способах разрешения конфликтных ситуаций. Они могли при людях нанести смертельное ранение, а то и отвести в сторону, совершив деяние, которому быть на слуху, без какого-либо наказания виновному. Впору читателю задуматься, насколько расхлябан русский человек, забывающий о праве на месть. Но в русских селениях не принято мстить, только безропотно принимать ниспосланное провидением.

Шукшин был неумолим. Понятие закона для Любавиных он полностью отрицал. Его действующие лица абсолютно беспринципны, лишённые всех норм морали, живущие ради текущего мгновения и нисколько не задумывающиеся, к чему склонится их жизнь в итоге. Можно пытаться отыскать своеобразную романтику в поведении Любавиных, придумывать для них оправдания, а то и возвышать изобразительный талант Шукшина, создавшего красочные портреты действующих лиц. Это не отменяет сути наполнения произведения — оно о том периоде истории, когда человек сам решал, насколько он вообще человек. Может того и не было, но Шукшин захотел описать именно подобное состояние человеческого общества.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Как я понимаю рассказ», «Послесловие к фильму» (1964)

Шукшин Как я понимаю рассказ

Разве кто расскажет о тебе лучше, нежели ты сам? Только поверит ли кто? Наоборот, в твоих словах узрят противоречие. Жил ведь иначе, писал о другом, так зачем пытался создать иное впечатление? А кто-то поверит, приняв за чистую монету. В конечном итоге, ежели пытаться уяснить правду, согласившись с Шукшиным в отсутствии оной, станешь на сторону Василия. Хотел он обыденного — понимания. Не придумывал и не измышлял лишнего, подавая действительность без прикрас. И действительность такой и являлась — отрезок человеческого существования, ничего совсем не подразумевающего. Никак не пресловутое стремление разобраться в символике цвета штор или панталон представленных вниманию действующих лиц. Отнюдь, у Шукшина о подобном требуется напрочь забыть. Ежели кому и приспичит, пусть они таким мнением радуют учителей литературы. Читатель, серьёзно относящийся к беллетристике, постарается возвыситься над стандартной трактовкой текста. И хорошо, если такой читатель пожелает ознакомиться с литературным трудом алтайского прозаика.

Шукшин чётко обозначал, для кого он творит. Если ставил фильм, то представлял, сколько людей разом будут его смотреть. Одно дело ставить картину для десяти. И другое, когда зрителей окажется более пяти сотен. В каждом случае нужен особый подход. Как же тогда быть с рассказами? Они предназначены для индивидуального восприятия, поскольку практически не бывает, чтобы с текстом знакомились сразу несколько человек. Ещё лучше, коли читатель станет соучастником творения. Не просто ознакомиться и вынести суждения о ставшем ему известным! Как раз постараться придумать начало и конец, которых произведениям Шукшина не хватает. Собственно, Василий признавался — делал так он специально, с целью привлечь читателя к творчеству. Всё это становится известным из статьи «Как я понимаю рассказ».

Сходные мысли содержались в статье, обозначенной послесловием к фильму «Живёт такой парень». Сам текст является редкостью, сейчас найти его можно в единственном полном собрании сочинений (такой же редкости), либо в биографии Шукшина, куда кусками его цитировал Алексей Варламов. И в этой статье Шукшин отстаивал позицию творца, должного созидать произведения, опираясь на дозволения совести. Когда его смели укорять, будто создаваемые им герои — картонные персонажи, повествовательные длинноты, ничего из себя не представляющие, тогда Василий ссылался на самое естественное — на обычного человека. Это следовало понимать так, что романтизма Шукшин на дух не переносил. Хотите, создавайте не картонных персонажей, избегайте повествовательных длиннот, придумывайте ситуации, он этим заниматься не будет. Наоборот, он брал всё из жизни, оттого и непритязательными кажутся герои произведений, ибо таков человек по своей природе — непритязательный, без особых стремлений и существующий по причине необходимости жить. Не нравится подобное отношение к литературе? Тогда не следует читать Шукшина. К творчеству Василия вполне применим термин реализма. А что есть реализм? Истинно присущее русской литературе направление художественной мысли, свойственное ей настолько, насколько этого придерживалась и русская классика.

Безусловно, не всякий читатель поддержит высказываемые тут мысли. Собственно, для того Шукшин и творил, чтобы, как бы это громко не звучало, подтвердить тезисы Иммануила Канта из учения о трансцендентном и трансцендентальном. То есть всему может быть место во Вселенной, смотря как это стараться понять. Лучше и вовсе не задумываться, для чего совершаются поступки, каким образом таковое происходило с героями Шукшина. Жизнь — есть эпизод, в любом случае должный произойти. Даже ничего не случись — это не значит, будто кто-то тебе потом скажет, что ты прожил картонную жизнь, переполнявшуюся длиннотами.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Живёт такой парень» (1964)

Шукшин Живёт такой парень

Ознакомившись с содержанием рассказов за первые годы творческих изысканий Василия Шукшина, подходишь к его фильмам с ощущением виденного и слышанного. Понимаешь и трудности адаптации текста для визуального изложения. О чём писатель мог донести мысль до читателя, того может совершенно не понять зритель. Казалось бы, Пашка Колокольников грамотный водитель, малость заикающийся, отзывчивый и готовый помочь, но проявить к такому симпатию за пять минут не сможешь. Ежели Щукшин в рассказе «Классный водитель» вывел лихого и умелого водителя, то для киносценария оставалось загадкой — из каких побуждений председатель колхоза стал зазывать Пашку к себе. Складывалось впечатление, будто это полагается по воле режиссёра. Да и так в принципе должно быть. Вот и всё.

Значение у фильма «Живёт такой парень» другое — это ода трудящимся Горного Алтая. Попадают туда люди порядочные, способные к работе и нисколько не отлынивающие от обязанностей. Живут они в меру мирно, порою устраивая шумные перебранки, непременно заканчивающиеся взаимопониманием. Шукшин с первых строк выводил особое значение Чуйского тракта, пролегающего вдоль реки Катунь, что чуть погодя сливается с Бией и образует Обь. По кадрам фильма станет ясна и основная проблема — частые обвалы, перекрывающие главную проезжую дорогу Горного Алтая. Может для кого и станет секретом, но шаг в сторону от Чуйского тракта, и движение транспортных средств замедляется едва ли не до скорости человека.

Из иных проблем — требование сохранять концентрацию внимания. Если на равнинной дороге позволительно на короткое мгновение отключиться и тут же придти в себя без последствий, то Чуйский тракт такой оплошности не простит, поскольку дорога узкая, пролегает по горам и хватит доли секунды, чтобы машина понеслась с обрыва. Последствие такой оплошности единственное — смерть для водителя и для транспортного средства. Но председатель приметил Пашку по другой причине, перевозящий его автомобиль сломался, и теперь спасибо уже за такую помощь.

Василий переносил на экран историю, сообщаемую в излюбленном им приёме — выдернул эпизод из чужой жизни. В данном случае — Пашки Колокольникова. Тот ехал работать по распределению, оказался не там, куда послали, увидел красивую девушку, пытался за ней приударить, наблюдал за показом мод, совершил геройский поступок, отведя горящую машину от топливного хранилища, в итоге оказавшись в больнице, где травил байки, видел сумбурные сны и набирался мудрости от товарищей по палате. Собственно, ничего он в итоге не приобрёл, оставшись для читателя героем из фильма Шукшина. Не получится и задаться вопросом о дальнейшей судьбе Пашки, так как ничего подобного не подразумевалось. Скорее всего его отправят в другой колхоз, с ним произойдут новые события, которые можно и не связывать с имевшим место быть ранее.

Надо учитывать и тот момент, что «Живёт такой парень» — это дипломная работа Василия. На главную роль опять был выбран Леонид Куравлёв, игравший одного из ведущих исполнителей в фильме «Из Лебяжьего сообщают». Сохранился тот же типаж, с присущим игре заиканием, отчего образ персонажей сливался, создавая чёткое ощущение наигранности. Может потому на экране образ Пашки вовсе не вязался с тем, о чём Василий писал в рассказах. Скорее получилось произведение по мотивам, имеющее общие черты, обладающее правом быть привязанным из-за близкого сходства.

Самому Шукшину предстояло продолжать раскрываться. Теперь он уже не будет иметь ограничивающих его рамок. Он должен творить и создавать нужный советскому читателю и зрителю продукт.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Змеиный яд», «Стёпка» (1964)

Шукшин Змеиный яд

К сатирическому восприятию городской жизни Шукшин подвёл читателя с помощью рассказа «Змеиный яд». В деревне ходил слух о сильном лекарстве на основе змеиного яда, очень хорошо способствующим избавлению от мучений при болях в спине. Раз такое дело, мать дала поручение сыну, проживающему в городе, дабы тот нашёл и выслал. Вроде бы простое задание, если бы не советская действительность. Дефицитный товар не найти, как не пытайся. Тебе с удовольствием предложат замену, в данном случае ею окажется пчелиный яд. Что же, возможно ли его купить? Отнюдь, потребуется рецепт. В таком духе Василий и продолжал повествование.

Шукшин описал всё, в том числе и наглость сельского жителя, не склонного считаться с робостью городских. Он пойдёт на хитрость и поступит бесхитростно. Как это? В очереди не окажется очередного на приём, тогда понятно кому пожелается пройти вперёд, и никто его поступок не оспорит, ибо робость помешает. Хорошо, а как попросить у доктора рецепт, не являясь больным? Тут и поможет бесхитростность. На самом деле, в любой ситуации, всегда кажись несведущим — даёт Василий практический совет. Тебе обязательно помогут.

Как же быть с покупкой лекарства? Даже рецепт не решает проблему, ибо в советском государстве ничего из остро нужного не продавалось, следовательно и не покупалось. Благо сельский житель всегда найдёт в городе земляка, способного помочь. На этот раз ему поможет силач Игнатий, знакомый читателю по рассказу «Игнаха приехал». Похоже, «Змеиный яд» ему предшествовал. Игнатий поможет найти лекарство, даже если придётся упросить о том заклинателя змей. Он же готовится отправиться в деревню. Но как всё обернётся, о том читатель, разумеется, узнать не сумеет.

Есть за 1964 год ещё один рассказ — «Стёпка» (первоначально «Дурак»). В чём-то он схож с должным быть написанным спустя десять лет произведением «Живи и помни» за авторством Валентина Распутина. Общий лишь мотив — оказаться дома, тогда как в остальном сходство минимальное. Потому и назывался «Дураком», ибо понять логику действий главного героя трудно. Он исправно отсидел назначенный ему срок, а за три месяца до окончания сбежал. Ради чего? Несчастные три месяца, и ты свободен. Ежели бежал, тогда вернут и накинут ещё года три сверху.

Дома ничего примечательного беглеца не ждало. Распутица, непролазная грязь, визг детей и глухонемая сестра. Но душу сидельца утомило пребывание в местах отдалённых. Он для себя решил, уж лучше один день на воле среди близких, нежели ещё три месяца в заключении. Потому и бежал, не способный продолжать пребывать без так милых его сердцу пенат. Ему мнились палестины, к которым он и устремился, как бы недоумевали служители порядка впоследствии. Три месяца оставалось ждать, теперь ждать ещё три года. Зачем???

Подобный сюжет — скорее попытка Василия найти новое средство для самовыражения. Описывать не обыденное и не спор между городским и деревенским жителем, и не спор старого и юного поколения, а нечто иное, всё равно затрагивающее вечные ценности. В случае «Стёпки» — стремление в родные края, невзирая на возводимые преграды. Хотя и тут читатель разглядит отсылки к разрешению деревенскими и городскими своей участи. Но не шло речи про среду обитания, тогда как всему придавался вид отстранённого обиталища. Из места заключения человек вполне захочет вернуться в город, откуда он родом. В конечном счёте, определяющим является факт твоего рождения, ведь и в природе всяк стремится вернутся туда, где появился на свет. Только не место играет значение. Возвращаться человек желает к людям, которых он вынужденно или по своей воле покинул.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 4