Tag Archives: сверхчеловек

Роберт Хайнлайн “Чужак в чужой стране” (1961)

Человек не может понять человека, а сможет ли он понять марсианина? Допустим, марсианином окажется такой же человек, как и любой обитающий на Земле, сможет ли понять его тогда? Может у кого-то всё окажется проще, но Хайнлайн не ищет лёгких путей. Главный герой “Чужака в чужой стране” является человеком, воспитанным марсианами, и теперь ему предстоит адаптироваться к условиям жизни на нашей планете. Читатель ознакомиться не только с экспедициями на Марс, но и узнает о загадочных обстоятельствах гибели оных, покуда не начнёт внимать основной сюжетной линии, концентрирующей внимание сперва на гравитации, а затем на жажде журналистов добиваться справедливости. Также читатель для себя раскроет особенности специфических способностей представителей красной планеты, – ёмких представлений о праве на космические объекты, – скрытых планах вторжения, – и, довольно подробно, свободной любви.

Хайнлайн словоохотлив. Представленное читателю произведение насыщено событиями и каждая его часть контрастирует с остальными. Хайнлайн в своей типичной манере уводит внимание в сторону, стараясь раскрыть детали, даже при отрыве от реальности. Понять ход размышлений Роберта можно, а может даже и нужно, дабы убедиться в умении человека находить ответы на все возникающие вопросы. Безусловно, такой подход к описываемым событиям радует, поскольку не оставляет белых пятен, однако текст выглядит тяжёлым и не каждый читатель с одинаковым вниманием будет вникать в особенности космического права и в постулаты марсианских общин, видя на одних страницах полезную информацию и лишнюю на других.

Установление оригинальности идей Хайнлайна представляет определённые трудности. Нужно хорошо знать американскую фантастику её золотых лет, чтобы говорить с твёрдой уверенностью. Допустим, тему космического права и свободной любви Хайнлайн мог разработать самостоятельно, а вот финал он определённо позаимствовал из “Искусников планеты Ксанаду” Теодора Старджона или у кого-то другого, кто мог писать об этом ранее. Если вообще требуется проводить параллели между произведением Хайнлайна и трудами прочих писателей, то этому можно посвятить жизнь, но так и не придти к однозначным выводам.

Главный герой повествования “Чужака в чужой стране” – образец американского представления о сверхлюдях. У него есть ряд критичных для выживания затруднений, с которыми ему необходимо справиться. После чего на глазах у читателя раскрывается вся мощь потенциала, грозящая обернуться против тех, кто помог подобные способности главному герою раскрыть. И, надо заранее сказать, Хайнлайн дал главному герою непомерные умения влиять на реальность, искажая её по своему усмотрению и совершая невозможные действия, вроде телекинеза и умения уничтожать любой объект силой мысли.

Определяющей же темой является осознание человеком права владеть космическими объектами. Хайнлайн для примера предлагает взять Луну, отданную во владение тому человеку, что первым на ней оказался. Как же быть в такой ситуации с Марсом? Главный герой, согласно западной судебной системе, основанной на прецедентах, становится самым богатым человеком на Земле, да ещё и хозяином Марса. Хайнлайн лишь даёт вводную для предположений, сам же опровергая весь ход размышлений, ведь красная планета обитаема и не может принадлежать никому из людей. Острая дилемма грозит вылиться в очередной конфликт между государствами на самой Земле.

Складывается впечатление будто Хайнлайн не книгу писал, а делился с читателем собственными рассуждениями. Настолько выражен контраст в описываемом, что иначе думать невозможно. Очень скоро Роберт забывает о чём писал изначально, делая поднятые ранее проблемы отражением свойственной человеку суеты. Впереди у Хайнлайна иные задачи, требующие основательной проработки особенностей взаимоотношения непосредственно людей: не так важно какие новшества могут принести марсиане, как показать стремление человека принимать на веру всё новое.

Единственной выделяющейся сюжетной линией из множества фантастических произведений является предвидение Хайнлайном скорых перемен непосредственно в США. Читатель может быть знаком с субкультурой хиппи, прообразом которой и является главный герой, обозначивший отстранение от воззрений землян в угоду марсианского понимания должного быть. Хайнлайн так подробно и явно описывает религиозные пристрастия марсиан, что сравнивать их с чуть позже распространившейся философией представителей движения хиппи уже не требуется – они стремились воплощать ровно то, о чём говорил Хайнлайн.

Отнюдь, не вся плоть – трава и не мистер Смит разрывает реальность: это Хайнлайн предопределил заранее.

» Read more

Герберт Уэллс “Человек-невидимка” (1897)

Если смотреть на допустимость невидимости человеческими глазами, то книга Уэллса “Человек-невидимка” имеет полное право на отображение реальности в том виде, в каком её предлагает читателю писатель. Совершенно неважно, что ныне можно использовать специальные приборы, позволяющие видеть мир множеством других способов, далёких от человеческого восприятия. Не самый удобный способ понимать мир с позиции нужды определять температуру окружающих объектов или двигаться, посылая во все стороны сигналы определённой частоты. Человеку стало доступно многое из того, что делает возможность невидимости мифом. Если же не думать о высоких материях, а просто рассматривать приведённый текст в виде наглядной демонстрации возможности стать чем-то большим, нежели человек себе может позволить, то книга Уэллса представляется весьма занятным повествованием о чувстве собственного достоинства и возможности получения уникальных способностей.

Главный герой – химик. Он нашёл нужный состав, позволивший его телу добиться полной прозрачности, но сама форма тела осталась неизменной, отчего герой и испытывает проблемы: он не может ходить голым в холодную погоду, спокойно разгуливать босым по городу, есть в присутствии других людей; на бытовом уровне возникает острое чувство стыда, не давая полностью насладиться невидимостью, ставшей для героя скорее проклятием, нежели желанным эффектом целенаправленных исследований. Важно, впрочем, совсем не это, а то, что во время написания книги, вокруг автора только и ходили разговоры о сверхлюдях, способным своими возможностями превзойти всех остальных. Со временем поиск суперлюдей вырастет в востребованную индустрию, от чего детские мечты становятся реальностью, но и читатель тоже радуется, что всё это возможно лишь на экране, да в литературе, но никак не в жизни. Хотя, не помешало бы меньше заниматься идеализацией, предлагая более важные сюжеты.

Очень разумно поведение главного героя, столкнувшегося с непониманием людей, отрицающих саму возможность невидимости. Это не только пугает людей, но и заставляет предпринимать решительные действия. Любая угроза должна быть задушена в начале, не считаясь со всеми возможными выгодами. Если пустить всё на самотёк, то в итоге будешь потом долго разбираться с последствиями. Мудрено ли после актов агрессии, видеть обозлившегося на мир главного героя, возомнившего себя террористом номер один с важной для себя целью устранения всех обидчиков. Кажется, герой впал в маразм, оставляя за собой лужи крови, пустые карманы и осознание чьего-то присутствия рядом с тобой, будто читатель заранее знает о колебаниях воздуха за спиной, изредка оборачиваясь, стремясь успокоить своё подсознание. Уйти от животного ужаса не получится, покуда невидимка не перестанет существовать. Так устроен человек – всё непонятное подлежит уничтожению, пока люди поумнее не постарались взять ситуацию под свой контроль.

И пусть главный герой родил создание Франкенштейна внутри себя, сохраняя контроль над невидимостью, не позволяя выйти наружу затаённому злу в виде допельгангера. Уэллс не стал слишком глубоко прорабатывать тему, стремясь разрешить повествование скорейшим образом. Отчасти – это хорошо. Начни автор развивать тему дальше, то получилось бы нечто похожее на “Гиперболоид инженера Гарина” за авторством Алексея Толстого, там также злой гений изобрёл оружие, способное дать ему право на владение всем миром. Да, получить контроль над планетой нужно, но зачем для этого топить миллионы людей, раздавливая все преграды на пути. Любая возможность потешить самого себя обречена на провал в виду неотвратимой последующей смерти. Империи создавались и рушились, человек из года в год живёт одним моментом – что-то изменить не представляется возможным.

Кажется, нет в мире необычных вещей – просто человек любит придумывать для себя развлечения. Через триста лет над этими словами будут смеяться – каждый обретёт возможность менять себя.

» Read more

Эдгар Берроуз “Сын Тарзана” (1917)

Цикл “Тарзан” | Книга №4

На четвёртой книге приключений Тарзана Берроуз решил сыграть с читателем в очень простую игру – я пишу, а ты читаешь и не задаёшь мне глупых вопросов. Только в этом случае книга пройдёт без нареканий, иначе их не телега с тележкой, а полноценный вагон-платформа, способный принять груз любых габаритов, то есть не так просто будет подавиться. Приём с похождениями сына главного героя читатель может найти в другом цикле Берроуза, который о Джоне Картере и марсианах, там тоже дело было в четвёртой книге цикла. Огорчает не только всё это, а само построение сюжета, на котором Берроуз просто водит за нос от начала и до конца, будто читатель взял первую попавшуюся книгу, а с “Тарзаном” никогда ранее знаком не был. Такой нам предстаёт вводная часть книги, где видишь некоего мускулистого человека с большой харизмой, его жену и их ребёнка. Ты понимаешь кто перед тобой, но Берроуз якобы тянет интригу. Зачем и для чего – совершенно непонятно.

Если на протяжении предыдущих трёх книг читатель не успевал дивиться полёту фантазии, то на этот раз придёт разочарование. Берроуз взял отпуск, отчалив в джунгли и прихватив с собой сына Тарзана. Да, тут будет возвращение коварного русского, одного зверя из группировки Тарзана и немного самого Тарзана, но далее всё резко оборвётся, где и стоит закрыть глаза на всю последующую логику. Само название не соответствует истине, сюжет полностью крутится вокруг “Девочки, которую знает сын Тарзана” – так и стоило назвать, только слишком длинно, муторно и запутанно. Впрочем, как и сама книга.

Читатель помнит, каким был Тарзан при рождении и чего ему стоило развить в себе того, кем он в итоге стал. Забудьте генетику и принимайте реэволюцию. Сын Тарзана унаследует всё и сразу, включая склонность к пониманию языка обезьян. Малыш только от плоскости оторвался, а поступки и мышечная масса способны сравниться с геракловыми, только тот был полубогом, а тут сын простых людей, один из которых грамотно прокачивал своё тело и мозги. Почему всё так легко досталось его сыну – это загадка для генетиков. Сошлёмся на хорошую наследственность, больше ничего не остаётся.

Вновь читателя ждут джунгли, негры, арабы, шведы и хищные звери. Во всём этом котле взыграют первобытные инстинкты. Ладно, Тарзан вырос на сыром мясе, оно ему милее жаренного. Но почему цивилизованный парень так быстро дичает, не думая готовить себе еду, а уж про поцелуи с девочками молчу – это не из первобытных нравов. Впрочем, может при Берроузе ещё плохо себе представляли быт диких племён, особенно тех людей, что выросли внутри звериных стай. Совсем ребёнок без проблем убивает диких кошек, с которыми не каждый раз удавалось сладить взрослому Тарзану. Где-то всё-таки Берроуз заигрался с идеей сверхчеловека, слишком идеализируя во многих моментах. Всё станет ещё хуже, когда сюжет книги подойдёт к финалу.

“Сын Тарзана” – это первая на моей памяти книга Берроуза, где нет никакой сути и из которой нельзя сделать никаких выводов. Просто вода с потных ладоней. Ничего больше. Вода и вода.

» Read more

Эдгар Берроуз “Тарзан и его звери” (1916)

Цикл “Тарзан” | Книга №3

“Я тумаю ветер скоро туть сильно!”

И почему у главного героя похищают сына всегда в третьей книге почти каждого цикла почти любого писателя? Это стоит считать доброй традицией или кризисом развития художественной литературы, свойственного на подсознательном уровне каждому поколению людей? Эдгар Берроуз не стал исключением, если только он не был первооснователем данной традиции, тут однозначно утверждать невозможно. Радует другое, Тарзан окончательно принял факт своей принадлежности к роду человеческому, напрочь позабыв про звериные повадки, став полноценным членом общества с правильными манерами. Было бы счастье, да, вторую книгу подряд, Берроуз делает врагами приёмыша обезьяны очень злого русского афериста, приобретшего к третьей книге большое влияние на коренных жителей африканского континента. Суровый русский злодей способен сломить любого человека, обладающего нечеловеческими способностями, навязать тому свою волю и полностью сломать радостную жизнь. Вот такие они русские в глазах Берроуза. Интересно, не он ли так сильно вбил этот постулат в мозги своих соотечественников, что коренным образом поменяли отношение к жителям нашей страны именно после издания второй и третьей книг о Тарзане?

Тарзан не раз пожалеет о гуманном отношении к людям, отчего вся его семья будет поставлена перед неприятным фактом истребления фанатиком с большими амбициями и единственной целью в жизни – отомстить. Удивительно, но Тарзан будет крайне слаб, пытаясь исправить ситуацию уже не своими силами, а привлекая на помощь других. Удивительно №2 – в его команду отборных коммандос войдут пантера, обезьяны и представитель негроидной расы. Такая группа будет оперативно выполнять все поручаемые Тарзаном задания, где каждый зверь будет использовать свои уникальные способности. Это, безусловно, очень интересный подход. Верными друзьями могут быть не только испытанные товарищи, но и вольнонаёмные работники на безвозмездной основе. Как получается у Тарзана находить общий язык со зверями понятно только автору, что делает из Тарзана не только отважного бойца, но и врождённого менталиста. Если все обезьяны говорят на первобытном языке, негр на одном из диалектов Африки, то странно, что пантера не имеет своего языка, но и с ней Тарзану удаётся наладить контакт.

Весьма важным событием является не то, что Тарзан принимает на себя роль вожака полианимальной стаи, а то, что его жена становится боевой машиной, превосходя по тактико-техническим характеристикам мужа. Берроуз показывает реальные возможности женщины, поставленной перед лицом опасности. Тут всё движение феминисток приходит в радостное волнение, расхватывая новые выпуски палп-журналов с третьим приключением Тарзана. Они смакуют каждую страницу, злобно поливают грязью русского злодея и презрительно отзываются о главном герое книги (Тарзане), ставшего несчастьем для сына и жены, да явного образца слабого беспомощного мужчины и ненадёжного кормильца. Таких не только надо спасать, но и говорить им, что надо делать, когда делать и сколько времени делать.

Мир приключений Тарзана поражает воображение. Пожалуй, надо не только читать книги о его похождения, но и сверяться с американской историей, чтобы лучше воспринимать происходящие события, как в книге, так и в Новом Свете. Всё взаимосвязано. Эдгар Берроуз умел находить нужные подходы для удерживания интереса к своему труду.

» Read more

Эдгар Берроуз “Приёмыш обезьяны” (1912)

Цикл “Тарзан” | Книга №1

Эдгар Берроуз – автор двух знаменитых циклов. Один о Джоне Картере и его приключениях на Марсе, другой о Тарзане. Если первый цикл малоизвестен, то второй – известен даже слишком. История о Тарзане подвергалась множественному количеству экранизаций, как в виде фильмов, так и в виде анимации. Но ни одна из экранизаций не была достоверной – всюду на первый план выходит режиссёрское видение истории, мало сходное с сюжетом книги. Зритель – ленивая версия читателя, предпочитающий яркие образы, когда не надо напрягать воображение, обожающий краткие пересказы, ведь многочасовое чтение укладывается в несколько часов просмотра.

Первая книга о Тарзане – вершина айсберга. Берроуз писал плодотворно и одной книгой никогда не ограничивался. Он был на волне того времени, когда большинство читателей предпочитало одноразовые журналы, выкидывая их после прочтения. Было это в начале XX века. И, уже тогда, первая книга о приключениях Тарзана была наполнена множеством приключений. Что знает обыватель о Тарзане – джунгли, дикий мужчина, истошный вопль, обезьяны, девушка, любовь, хэппи энд. Позвольте, а где сражения с дикими зверями. борьба за власть в племени обезьян, разумное объяснение грамотности Тарзана (он сам, без чьей-либо помощи, научился читать и писать); где кровожадное негритянское племя, бунты на кораблях, предыстория жизни; где хоть слово о том, что Тарзан в конце книги уплывёт в Америку? (это не спойлер, глупо предполагать, что Тарзан будет искать разные приключения в одном и том же глухом месте на протяжении всех последующих книг).

Книга наполнена приключениями, я в очередной раз восхищаюсь Берроузом. Он не жалел слов, событий, изредка наполняя книгу своими размышлениями. Тарзан – один из прообразов сверхчеловека. Он мало чем отличается от Джона Картера. Неудержимая мощь, склонность к дракам (Тарзан даже предпочитает все схватки доводить до смертельного исхода соперника с дальнейшим его пожиранием, никакой гуманности), блестящая ориентировка в окружающей обстановке, отличие по внешним признакам от коренных обитателей острова. Казалось бы, точно такой же герой, что покоряет Марс, но, однако, наделённый собственной неповторимой харизмой.

Тарзан с трудом и интересом познаёт мир. Он очень способный. Кажется фантастикой (оставим это на совести Берроуза), что Тарзан, найдя азбуку, смог научиться по ней читать и изучить человеческий язык. Всё это Берроуз объясняет уникальной способностью к самосовершенствованию. Такое объяснение кроется и в блестящих способностях Тарзана к обонянию и чуткому слуху, при полном отсутствии способности воспринимать пищу на вкус.

С “Тарзаном” стоит продолжить знакомство. Первая книга написано блестяще.

» Read more

Генри Каттнер “Мы – Хогбены” (1941-49)

Бэтмен, Супермен, Человек-паук, Хогбены — персонажи американской культуры. Если в Европе принято восхвалять силу человека, открытость, то творчество писателей из США всегда лелеяло мечты о безликих героях, чьи способности служат на благо государству. Где искать истоки такого видения мира я вам не скажу, но уж точно не у Ницше, чьи мысли о сверхчеловеке так будоражили умы людей XIX века. Но вот то, что на Каттнера повлияли комиксы о приключениях Сумермена, так это скорее всего. Его Хогбены — мутанты. Они получили свою силу давно, может даже на Атлантиде. Они бессметные, могут читать мысли, растворяться в воздухе, изменять реальность вокруг себя. Одним словом, Хогбены — супергерои, живущие скрытно где-то в США. Всеми силами желающие остаться тайной для окружающего мира.

Книга — сборник рассказов. Читается легко, но не всегда с интересом. Интересна сама идея, возникшая у Каттнера на заре появления скрывающих себя героев со сверхспособностями. Впрочем, Хогбены стараются сохранять холодную голову при трезвом расчете последствий своих способностей. Им это удаётся. Но всё-таки неограниченные возможности, при отсутствии явных минусов, не дают насладиться действиями героев — им не хватает той самой способности человека, обречённого всегда выбирать из двух вариантов. Для Хогбенов вторым вариантом является обязанность скрыть все свои действия, стараясь действовать как можно тише. При этом Хогбены не уходят далеко из своих мест, держась друг за друга.

Крепкая американская семья с повадками мутировавших жителей Атлантиды – вот кто такие Хогбены, а ещё, наверное, именно на них смотрело издательство Марвел, когда придумывало Людей Икс.

» Read more

Алексей Толстой “Гиперболоид инженера Гарина” (1927)

Что такое гиперболоид? Вот первая мысль при знакомстве с книгой. Это оружие, причём оружие массового поражения. По своему устройству чем-то напоминает лазер. Если вам близки Звёздные войны или вы хорошо представляете себе оружие будущего, вставшего на вооружение планет. То оно, возможно, будет чем-то напоминать именно лазер, этакую компактную рельсу, опасную для любого живого организма, ибо распилит на множество частей, да ещё и раны попутно обработает, дабы не было массивного кровотечения.

Кто такой инженер Гарин? Это сумасшедший учёный-физик, почти экономист, решивший захватить мир. Довольно необычная книга для 20-ых годов прошлого века. Я не буду вдаваться в подробности описываемого Толстым мироустройства — это по большей части его личные фантазии. Хотя, опять же возможно, в то время наука делала именно такие предположения, поэтому с этой стороны было даже интересно узнать хорошо забытое старое. Многое современные физики и и химики смогут опровергнуть, а кое с чем и согласиться. Кажется невозможной идея в одиночку захватить мир, стать его авторитарным диктатором, даже обладая гиперболоидом. Это оружие может топить за несколько секунд любые корабли противника, уничтожать снаряды ещё на подходе. Разделяй и властвуй, но один в поле не воин.

К моему удручению, Алексей Толстой не пользуется возможностями великого и могучего русского языка, облекая действия героев, происходящие события и всё прочее в простые слова. Это всегда прощаешь переводной литературе, но своей родной простить не можешь – хочешь красивого простора мысли. Чтение идёт тягостно. Только к концу появляется экшн, придающий хоть какой-то интерес книге. Но всё же невозможно отделаться от впечатления сумбура и неадекватности некоторых предположений. Зря Толстой стал вдаваться в законы толпы.

» Read more

Дэниэл Киз “Цветы для Элджернона” (1966)

Атчёт а прачитаной книге 27 марта

Книга как книга, ничиво асобенава паетаму и три. Ана интиресная и очень мене панравилась думаю етава нидастатачна. Кажется я забыл а чём ана. Вспомнил! Вы можете допустить, что умственно отсталый человек может стать умным? А если представить? Вот Дэниэл Киз и представил.
Трудно писать что-то своё. Всё довольно подробно изложено в самой книге. И книга прекрасна, но я бы не сказал, что она меня захватила. Не было у меня особого желания заглядывать за следующую страницу, но и стойкой хандры я не испытывал.

Чарли Гордон – простой парень. Он хочет всем нравиться. Так уж воспитала родная мама. Вбивала в него эту науку не только крепким словом, но порой и твёрдой рукой. Когда же поняла всю тщетность своих попыток, то предпочла избавиться от своего сына. Так и предстаёт перед нами Чарли – счастливым парнем, работающим у дяди в пекарне.
А ещё Чарли ходит на занятия, где пообещали сделать из него умного человека. И сделали. Жизнь расцветает перед ним, интеллект постоянно растёт, и вот он уже умнее любого из нас. Но акты агрессии не оставляют его в покое. Подобного Чарли раньше за собой не замечал. Он постоянно сдерживается в порыве кого-нибудь ударить. А потом он полюбил.
Киз смакует любовь. Одаривает ею Чарли как может. И Чарли принимает её.

… жалка Элжернана ему плоха. Сяду на поез и уеду…

» Read more