Tag Archives: михаил погодин

Михаил Погодин «Адель» (1830), «Васильев день» (1831)

Погодин Васильев день

А как читателю будет мрачная история, сказывающая о присущей человеку возможности управлять телесными у духовными резервами? Есть и такой рассказ у Погодина, названный по имени главной виновницы действия — девицы Адели. Любил оную один юноша страшно, позабыв про покой и сон. Он смел мечтать наперёд, представив жизнь, вплоть до гробовой доски. Они побывают везде, увидят многое, прикоснутся к тайнам бытия и достойно покинут этот мир, найдя покой и вечную жизнь в мире ином. Но почему Погодин начинает повествование с того, что сей друг недавно умер? Видимо, имелись роковые стечения обстоятельств. Какие же? Окажется, девушка умерла во цвете лет от горячки. А что юноша? Вот в том и кроется раскрытие возможностей человека, способного совершить такое, к чему нет способности у прочих.

Нечего томить читателя. Нужно раскрыть сюжет. Умрёт юноша по доброй воле, либо не по собственному желанию. Просто у него разорвётся сердце от горя в тот миг, когда он приблизится к телу опочившей девицы. Он скажет жаркую речь, способную проникнуть в сердца его слушавших. И если бы не способность умереть от горя на месте, он бы обязательно нашёл иные возможности для разрешения. Погодин измыслил для него наиболее лучшее из возможного. Тут бы сказать о времени, способном залечить раны, да о вредности скоропалительных решений. Однако, данная история сообщалась не как выдумка, а как имевшее место быть происшествие.

А вот рассказ «Васильев день» — авторская выдумка. Повествование уже потому святочное, что Васильевым днём является тридцать первое декабря, как раз накануне вступления в права нового года. Разумеется, будут в рассказе прочие элементы. Погодин сообщал о девушке, дочери купца, в чей дом забрались разбойники, желая поживиться. На их беду, стоило им спуститься в подвал, их настигала смерть от руки девицы, ловко бившей каждого по голове. Потом девице не желали верить, пока не увидели тела убитых ею разбойников. На том бы и сказа конец, но Погодин расширил повествование далеко, придумав продолжение в виде мести.

В содержании вполне можно увидеть отголоски «Кавказского пленника» Пушкина, тогда должного быть у всех на устах. Девица будет торжественно похищена, о чём никто так и не узнает, пока история благополучно не завершится. К самой девице в лагере разбойников проявит симпатию благородный человек, страдающий хромотой, прибившийся к разбойникам в силу вынужденных причин. Последует побег, девица испытает дополнительные страдания, продолжит оставаться на волоске от преследующих её разбойников, покуда благочестивые люди не помогут ей добраться до дома отца. Надо ли говорить, что разбойников ждёт полагающаяся им кара? Что до девицы, её сердце будет отдано благородному хромому, а тот, к тому же, окажется сыном богатого купца.

Про рассказ «Васильев день» следует говорить шире, нежели для того можно отвести места. Скорее его следует отнести к сказочными мотивам, благо он им полностью соответствует. Добро в итоге победило зло, виновные всё равно были наказаны, а пострадавшим пришлось ещё раз пострадать, так как разбойникам удалось сжечь дом купца, когда для того у них появилась последняя возможность.

В целом, сюжетное наполнение произведений Погодина оставалось на высоком уровне. Михаил брался повествовать с определённой мыслью, не собираясь создавать повествование ради него самого. В итоге выходило оригинально и поучительно. Может и хорошо, что подлинно крупных произведений из-под его пера так и не вышло.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Михаил Погодин «Суженый» (1828), «Чёрная немочь» (1829)

Погодин Чёрная немочь

В умелых руках дело спорится: гласит русская пословица. А ежели так, то всего можно добиться, приложи к тому старание. Но всегда ли? Есть у Михаила Погодина два рассказа, противоположные друг другу по должному быть извлечённым выводу. И при этом суть приведённой пословицы не изменится — были бы умелые руки, а желаемый результат тогда всё равно окажется достижим.

Начать лучше с «Суженого», к тому же написанного годом ранее, нежели «Чёрная немочь». Бралась обыденная ситуация — отрок полюбил девицу, пожелал жениться да столкнулся с противодействием родителей. Отрок тот рос сиротой, взятый в дом купца, познавал дело и набирался жизненной мудрости, рано понявший — всё в его руках, коли рукам тем найдёт соответствующее применение. А что до той девицы — принадлежать ей не какому-то достойному её взора вельможе, а как раз сироте, благо он к тому приложит старание. По своему содержанию, рассказ «Суженый» должен относиться к святочным. В сюжете задействовано всё, что для того требуется: поставлена проблематика, явлено чудо и разрешение следует в пределах новогодней ночи.

Отрок найдёт возможность завладеть думами девицы. Явится он к ней не когда-нибудь, а при гадании, и не в своём образе, а предстанет посланцем с иного материального плана. А так как девица впечатлительная, как и её родители, всему будет придано необходимое завершение. Как оказалось, всего-то требовалось пойти на незначительную хитрость, придать действиям мистический антураж, и можно смело идти с невестой под венец. Разве дело мастера не боится? Лишь бы мастер шёл до конца пути, им же изначально назначенным.

Рассказ «Чёрная немочь» повествовал про загадочную болезнь юноши. Казалось бы, рос он в богатой семье, имел великолепные возможности, но отчего-то постоянно чах, отчего его родители проявляли беспокойство. Может влюбился юноша? Да не было никаких девиц в округе, к которым он проявлял симпатию. Может душу его червь терзает дьявольский? И такого за ним не замечали. Так отчего чахнет? Выход оставался один — отправить сына к батюшке, пусть поведает ему о своих печалях и горестях, может тогда станет ясна причина его немочи.

Сразу спрашивается, кто мешал юноше жить во имя присущих ему устремлений? Он не думал любить, сердце ему червь не терзал. Так в чём причина? Окажется, юноша стремился к знаниям. Хотелось ему познавать тайны пространства, находить объяснение виденному, услышанному и ощущаемому. Всему этому мешал строгий нрав отца, не согласного поощрять стремления к знаниям. Таков уж был отец юноши, привыкший заниматься купечеством по заведённым предками порядкам. И сын его должен идти по той же дороге. То есть проводить дни и ночи в торговле, покупая подешевле и продавая с солидным прибытком. К тому не лежала душа юноши, о чём он боялся говорить отцу. Какой толк — размышлял юноша — постоянно прирастать капиталом? Разве живёт семья лучше, нежели прежде? Потребности остаются теми же, а новый прибыток ничему не служит. Хотелось парню духовного роста, дабы прирастал он знаниями вместо капитала.

«Чёрную немочь» Погодина вполне можно принять за манифест соответствующего движения в русском самосознании, довольно опасного для мышления при правлении государя, чьё царствование началось с расправы над поднявшими мятеж декабристами. Но герой Михаила стремился всё же к знаниям, а не к государственным преобразованиям. Что плохого в том, ежели пожелаешь познать сущность бытия? Впрочем, будь герой произведения устремлённым человеком, не наложил бы на себя руки, став дельным мастером слова, либо знатным философом.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Михаил Погодин «Счастие в несчастии» (1832)

Погодин Счастие в несчастии

Читатель должен помнить, как дамоклов меч повис над судьбою девицы и гусара, искавших друг в друге возможность поправить финансовое положение и возвыситься в обществе, а на деле пришедших к неутешительному осознанию обоюдной никчёмности. На самом деле ту историю ныне принято объединять в единое произведение «Невеста на ярмарке», тогда как в 1832 году «Счастие в несчастии» могло лишь иллюзорно иметь с ним связь. Но так как произведения сведены в единое повествование, тогда всякая недоговорённость сводится к твёрдому убеждению — читатель продолжал внимать истории, вроде бы завершившейся. Оказалось, свадьба всё-таки состоялась, поскольку нельзя идти против понимания уважения к самому себе. А раз непоправимое произошло, предстоит мириться, как бы не хотелось этим двум обманутым душам взаимного уничтожения. Поэтому Погодин написал письма от лица несчастной жены, показав её путь в бездну нищеты, откуда она не имела возможности выбраться.

Не получив денежную подпитку, гусар ударился в тяжкие. Его долги продолжили расти, расквитаться с ними он не мог. Проблему усугубляла тяга к алкоголю. Гусар пил беспробудно, оставаясь безразличным к делам семьи. У него уже успела родиться дочь, до нужд которой он никогда не нисходил. Обычно такие люди в художественных произведениях завершают жизненный путь ритуальным образом, тем самым избегая позора. Что же, среди гусар стремление к тому в середине начала XIX века нивелировалось, потому-то и приятнее им оказывалось катиться по наклонной, не беспокоясь о косых взглядах. Впрочем, кому было косо смотреть? Если только не таким же выпивохам, каковым он являлся сам. Просто кто-то «сделал партию», а он того совершить не сумел.

Гусара изгонят с позором со службы, он ударится в нищенство. За ним последуют жена и дочь. На дне жизни ничего не изменится. Только почему мать семейства не брала ситуацию под личный контроль? Отчего она не стремилась привести в чувство мужа? У куда девалась непосредственная мать гусара, всегда проявлявшая о нём попечительство? Видимо, дело в том, что рассказ «Счастие в несчастии» писался вне связи с «Невестой на ярмарке». Просто показывалась история женщины, доведённой до необходимости опуститься до нищенки. К сожалению, по авторской воле она умрёт в нужде, прежде похоронив дочь. Так требовалось! И не следует оспаривать стремление Погодина именно к такому исходу. Он вполне мог быть, если всё-таки представить, как жена опустила руки ещё до замужества, узнав о предстоящих ей жизненных невзгодах.

Собственно, а где же сокрыто счастье? Каким бы странным то не показалось, оно раскрылось через покаяние гусара. Да-да, гусар осознал греховность им свершённого. Он не подвёл жизнь под ритуальную смерть, предпочтя пойти по пути сопротивления, либо, иначе размышляя, выбрав наилучший из доступных способов для избавления от нищенства: ушёл в монастырь. Вот там рассказчик якобы и услышал историю и прочитал письма погибшей женщины. Остаётся задуматься, насколько счастье стало соответствовать тому значению, какое в него вложил Погодин.

На самом деле, как бы то не казалось, счастье или несчастье — не есть преданность чему-то определённому. Отнюдь, понятия счастья или несчастья не существует, так как они могут быть понимаемыми только при их одновременном присутствии в жизни человека. И уж делать выводы касательно чего-то, опираясь на переосмысление пройденного жизненного пути — вовсе неуместно. Всегда есть возможность исправить положение, не доводя его до крайности. В случае рассказа Погодина — счастье невозможно ни при каких обстоятельствах.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Михаил Погодин «Невеста на ярмарке» (1827-28)

Погодин Невеста на ярмарке

В человеческом обществе издревле принято решать проблемы за счёт других. Не прикладывая никакого старания, кроме стремления к лёгкой наживе. Одним из способов является заведение семейных отношений. Как правило, девица мечтает выйти за статного господина, способного потакать её прихотям. Юношам в той же мере мнится статься объектом страсти дам с состоянием, за счёт чего они поправят положение. В первой половине XIX века такое явление называлось «сделать партию». И уже тогда к нему относились снисходительно, имея множество примеров неудачных браков, так как наделённых положением и финансовыми возможностями было не так много. А особо предприимчивые накручивали себе цену, выдавая значимость их персоны, на самом деле абсолютно дутую.

Объектом желания одной из девиц, описываемых Погодиным, стал гусар, о судьбе которого следует обязательно рассказать подробно. Этот малый — типичный гусар в представлении, сложившемся после войн с Наполеоном. За яркостью внешнего лоска крылась внутренняя пустота. И пусть он жил на широкую ногу, готовый столкнуться с должным последовать крахом, сей гусар думал в один прекрасный момент найти даму с состоянием, тем и очистив душу от грехов молодости. Был бы он для того достаточно умным! Погодин создал портрет тунеядца, что с малых лет ни к чему не стремился. Ежели ему и посчастливилось выбиться в гусары, так благодаря стараниям маменьки, находившей всюду подход, дабы её сына примечали и продвигали. Голова сего гусара оставалась пустой, не склонной думать о завтрашнем дне. Неужели он поймает в расставленные сети лакомую для него добычу?

В этом отношении Погодин решил остудить пыл молодого человека. Девицам нужен статный кавалер в такой же степени. И потому они создают о себе мнение ничем не хуже. Как гусара представят состоятельным господином, так и девицу опишут влиятельной дамой со связями. Разумеется, им такой брак не нужен. Гусар ничего не приобретёт, а девице суждено влачить жалкое существование. Казалось бы, два человека вовремя спохватятся, отменят планируемое мероприятие и разойдутся в стороны, чтобы продолжить «делать партию» с кем-то действительно стоящим. О том должен был думать и читатель, поскольку Погодин подвёл описываемое под обязательно должный последовать разрыв. С пониманием этого Погодин остановит повествование, однако в 1832 году выпустит вторую часть произведения, дав ей название «Счастие в несчастии».

Пока того не произошло, значит, читатель остаётся с осознанием очередной истории, показавшей неблаговидность человеческих порывов. Действительно, рано или поздно всё станет ясным. Гусар едва ли не сразу постарается поправить финансовое положение, тут же осознав невозможность осуществления данного замысла. Да и девица придёт в себя, ибо вышла не за господина, а за «гусара», к тому же должного едва ли не всем, кого она сама знает. Причём этот-то момент и позволит на краткий миг избежать печальных последствий брака, ведь молодых людей опустят с небес на землю, раскрыв истинные лики их происхождения и возможностей. Последуют взаимные обвинения, разрыв станет казаться неизбежным. Осталось осознать, насколько понятие чести ещё присуще русскому обществу. Ежели дано обещание жениться, разве можно взять слова обратно?

Получилась комедия положений, примерно схожая с сюжетами итальянских пьес. И смеяться бы читателю в полный голос, не будь всё излишне серьёзно. Читатель бы и смеялся, позволь Погодин такому случиться. Но русские — не итальянцы, чтобы из скандала выходить с чувством удовлетворения. Наоборот, ссора у русских приводит к вечной вражде, никогда их не покидающей.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Михаил Погодин «Преступница» (1830), «Петрусь» (1831)

Погодин Преступница

Чем больше знакомишься с художественными литературными сюжетами, тем сильнее убеждаешься в необходимости постоянного повторения. А если говорить точнее, от повторяемости уйти невозможно, поскольку всё так или иначе прежде обыгрывалось. Значение приобретает авторская подача материала. И вот в этом и заключается прелесть некоторых произведений. Впрочем, всякое суждение в подобном духе — есть защита, не должная быть высказываемой вслух. Наоборот, читатель скорее осудит писателя, посмевшего кормиться хлебом за чужой счёт. А ежели хорошо подумать, то и читатель предпочитает не нечто поистине новое, а ранее ему пришедшееся по вкусу. Как же с этим быть? Не питать излишнего негатива.

Для «Преступницы» Погодин выбрал сюжет, возможно знакомый по ряду средневековых произведений. Суть рассказа сводилась к истории, вынуждающей главного героя повествования скрывать совершённое преступление, повинным в котором он был отчасти. Нравственные страдания усиливаются за счёт невольно привлечённого в свидетели соучастника. Михаил придумал, что в девушку был влюблён молодой человек, на свою беду оказавшийся задушенным, когда его прятали от внезапно вернувшихся домой родителей. Дабы избавиться от тела, пришлось звать на помощь дворника. Но не всё настолько просто — требовалось заинтересовать читателя с первых строк. И так сталось, что в городе произошло необычное событие — загорелся трактир, в огне погибли его посетители. Непонимание общественности возникло за счёт безумия девицы благородного происхождения, с истовостью сумасшедшей утверждавшей, будто именно она подожгла питейное заведение, к тому вынужденная. Отчего всё так произошло? Это предстоит выяснить не кому-то, а самой Екатерине Великой, бывшей в том городе проездом.

Другой рассказ — «Петрусь» — собственное изложение Погодиным виденного им театрального представления. В сюжете воплощался образ умелого человека, с детских лет отличающегося пристрастием к труду и дисциплине, живущего идеалами достижения лучшего из возможного. Перед взором читателя показывалось становление сироты, выросшего в купеческом доме в качестве подсобного работника. Талантливый мальчик всё схватывал на лету и сумел поддерживать хозяйство, став незаменимым. Как всегда, значение такого человека не поймёшь, пока его не лишишься. Понравилась юнцу хозяйская дочь, но дать купцу он ничего не мог, посему предпочёл покинуть дом и уйти в другие края, чтобы там стать состоятельным человеком и вернуться с полным веры заслужить право на женитьбу.

Что же, Погодин сказывал так, отчего читатель всё равно сомневался в правдивости излагаемого. Заранее зная о готовящейся участи для невесты — отец думал выдать дочь замуж за другого богатого купца — юнец с этим не посчитался, храня надежду на благоразумие хозяина. И читатель нисколько не удивлялся, когда Петрусь возвращался состоятельным человеком, увидев вполне ожидаемое: невеста стала женой, муж её посажен в тюрьму за долги, она с детьми влачит жалкое существование. Делать нечего, Петрусь поступил вполне благоразумно, отказавшись от прежнего намерения. Он посчитал достаточным, если позволит бывшей возлюбленной поправить финансовое положение за его счёт, о том даже не подозревая. Что до Петруся, несмотря на его кажущуюся незначительность, то именно он являлся ключевой фигурой для действующих лиц повествования. Без него хозяин быстро разорился, а о судьбе дочери уже и без того сказано.

Отчасти, не каждый читатель может быть знаком с подобными сюжетами, очевидно и не подозревая, из каких произведений Погодин черпал вдохновение. Тем будет для него лучше! Истории покажутся самобытными и оригинальными. Это и есть то обстоятельство, благодаря которому всё же приходится считаться с тягой ряда писателей к прямому переиначиванию созданного до них.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Михаил Погодин «Психологические явления», «Дьячок-колдун» (1827-32)

Погодин Психологические явления

Если иметь привычку подмечать несущественное — получится стать замечательным писателем. Вместе с тем, замечательность пропадёт втуне, ежели её не обрамлять длиннотами. Не получается у читателя усвоить кратко поданный текст, не содержащий множественных отступлений и водянистого изложения. В том и беда большей части прозы Погодина — он старался оказываться кратким, говоря существенно важное. А раз так — всё им сообщённое приравнивалось к мудрому, но излишне краткому. Из этого выходило, что стать выше для него доступного — Михаил не мог. По идее, объедини он свои рассказы, придумай для них общий сюжет, да хоть публикуй в виде многопланового полотна, как его имя осталось бы на устах потомков. Теперь же поздно о том судить, остаётся сказывать для круга избранных ценителей литературы первой половины XIX века.

К 1832 году будут изданы «Повести» в трёх частях. В них войдут и такие произведения, имя которым «Психологические явления» и «Дьячок-колдун». По содержанию друг от друга они не отличаются — это нарратив, сообщаемый постольку-поскольку. Дело в намётанности глаза, способного видеть обыденное. О том проще станется рассуждать, если понять, о чём же Погодин писал. Как пример, первый сказ из «Психологических явлений» — «Убийца». Ставилась задача определить, почему муж, убивший жену и тёщу, не может найти себе места. Он не откажется от содеянного, только бы читатель узнал обстоятельства произошедшего. На жене вины не имелось — всему поводом оказалась безосновательная ревность, либо Михаил сообщил в тех чертах, в каких узнал сам.

Второй сказ: «Возмездие» — предупреждает о необходимости вести дела честно, не подставляя подельников, либо лиц к твоим прегрешениям вовсе не причастных. Как так? Задумал один хитрец заменить новые кружева на старые, упросив сторожей его не выдавать. В итоге, согласившиеся молчать оказались голословно обвинены. Возмездие же грянуло спустя год. Воистину, не рой другому яму…

Переполненным драмой был третий сказ — «Корыстолюбец». Некий купец спрятал солидный барыш в старый сапог и закинул его под лавку у перевозившего его ямщика. Случилось им после разминуться, отчего купец тот переживал. И когда разыскал ямщика — детально всё ему объяснил. Что же было далее? На следующий день ямщик наложил на себя руки.

В том же духе сообщён сказ «Неистовство». Дело было в Малороссии. Дядя с племянником заработали денег честным трудом и разошлись. Дядя своё быстро истратил на выпивку и пошёл просить у племянника одолжить ему хоть малую толику. Ему было отказано. Тогда и случилось неистовство. Дядя убил племянника, его жену и всех его детей удавил. Он так и скажет — мол, рука разошлась.

Ещё один сказ — «Искушение». Дабы читатель понимал, насколько случается с людьми разное, отчего самый надёжный и проверенный товарищ может подвести. Вот жил купец, перевозил в тёмную ночь да по глухим местам солидные барыши, нисколько не опасаясь, ибо верил извозчику — тот его прежде более двадцати лет возил. Но в это раз купец уже не проснётся, ибо пришёл такой момент, наступление которого всегда должно быть ожидаемо. Ведь понятно, оказавшись в нужде, извозчик отказался от прежней дружбы.

Немного иным вышел сказ «Любовь». Он про двух ссыльных, полюбивших друг друга. Им предстояло отбывать наказание в разных местах, поскольку степень вины в ими содеянном была разная. Тогда один из них совершил ещё проступок, тем усугубив свою долю, зато получив право не разлучаться с любимым. Когда же для того наказание решили смягчить, то он не воспользовался, придумав способ, чтобы отправиться туда, куда ему и следовало отбыть.

Рассказ «Дьячок-колдун» в том или ином виде встречается в русской литературе у разных авторов. Не так важны обстоятельства происходящего, как описываемая удаль падких на хитрость людей. Для своего читателя Погодин дал представление, будто действие происходит во времена начала правления Екатерины Великой, когда она будто бы отобрала земли у церкви, отчего служителям пришлось побираться, кто чем сможет. Вот герои рассказа и задумались о проказах — представ в образе сведущих в колдовском деле. И если первый их шаг — чистой воды обман, то последующие действия явились счастливым для них стечением обстоятельств. Однако, знакомясь с рассказом, читатель его принимал в качестве продолжительного анекдота.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Михаил Погодин «Сокольницкий сад» (1825-29)

Погодин Сокольницкий сад

На этот раз Погодин предложил переписку четырёх лиц. Касается она темы зарождения любви. Как вообще возникает это чувство? Важное значение отводится появлению симпатии, тогда как остальное становится сопутствующим. Сама любовь — это симпатия, никак не оставляющая человека. И сам человек это понимает, в зависимости от жизненного опыта способный провести черту между влюблённостью и привязанностью. Для героев Погодина такой черты не существовало. А может Михаил излишне надумал, для чего измыслил ещё двух действующих лиц, будто бы знакомых друг с другом, притом являясь теми, с кем влюблённые переписываются. Так как же всё начиналось?

Молодой человек прогуливался в Сокольниках. Его взгляд коснулся образа симпатичной девушки, чем-то его пленивший. Ему следовало прильнут к забору того сада, где та дриада обитала. Состоится полумолчаливая беседа. А после молодой человек не раз наведается в сторону сада, однажды промокнув под дождём. Заметив вымокшего, приняв его за прохожего, хозяин сада пригласит его войти и обогреться. Окажется, хозяин является отцом девушки. Так начинается история отношений, в которой действующим лицам не получается понять, зачем они так себя ведут. Может Погодин так шутил с читателем или стремился потешить девиц, желающих обретения счастья в примерно схожей ситуации?

О произошедшем приходится узнавать спустя время. Письма писались не сразу. Потому и не так понятно, когда Михаил работал над рассказом. В тексте письма датированы 1825 годом, публикация произведения состоялась четыре года спустя. Более того, датировка с каждым письмом становится всё менее точной, отчего можно считать, будто события развивались не столь стремительно. Не сразу молодые люди поймут, какое чувство их захватило. О том им будут говорить друзья, советуя из лучших побуждений задуматься, поскольку явно не просто складываются именно такие обстоятельства. И по содержанию посланий друзьям ясно — их собеседники влюблены.

Как же молодым людям объясниться? Вроде понятно, не из обыкновенных побуждений они встречаются в сокольницком саду. Что-то определённо на них сказывается. Они полны воодушевления, рассказывая об отношениях друзьям. Те внимают, недоумевая. Всё должно быть доступно и без лишних объяснений. Ежели кто-то говорит о ком-то, значит испытывает к нему некое чувство. И уж точно речь не о ненависти, каким бы сие чувство не казалось похожим на любовь, только в противоположном значении.

Свадьбе всё-таки быть, если ей суждено произойти. Погодин не уверен в итоге встреч молодых людей. Он сам не знает, и нигде не мог о том прочитать, но слышал, причём разное. Вроде как молодым пришлось пройти через испытания, прежде получения согласия родителя невесты. Либо всему был сразу дан ход, отчего молодые обрели семейное счастье и жили в дальнейшем согласно заповеданному супругам положению. В том и заключается суть не полностью сообщаемой истории — читатель самостоятельно домыслит более угодный ему финал. Разумеется, свадьбе быть! И семейной жизни быть! И всему прочему, в том числе и ссорам, только это не касается содержания данного произведения.

Чем «Сокольникий сад» интересен? Представлением о чувстве любви, возникающим так, отчего не всегда ясно, особенно молодым, чем именно им считать народившееся у них чувство. Чаще получается, что за слепым выбором, произошедшим по воле случая, могут скрываться подводные камни, редко кем затрагиваемые, если писатель не желает испортить читателю настроение. Всё-таки кому-то следует производить вид счастливого, за кем другие смогут наблюдать, тем воодушевляясь, позабыв о собственных горестях.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Михаил Погодин — Знаменские рассказы (1825)

Погодин Знаменские рассказы

Проживая в Знаменском, Погодин написал ряд рассказов, подписавшись псевдонимом З-ий, то есть Знаменский. Это рассказы: «Русая коса», «Как аукнется, так и откликнется» и «Нищий». Написаны они в духе личного участия. Михаил будто был тому свидетелем, о чём брался сообщить, либо имел впечатление от поведанных ему историй. Роковой 1825 год заставил Погодина усомниться в начатой им литературной деятельности. Он написал рассказы, содержание которых могло быть опасно в свете грянувшего в декабре бунта после воцарения Николая. О том свидетельствует хотя бы содержание рассказа «Русая коса». Вроде бы нет в том ничего примечательного, чтобы усмотреть в затворничестве молодого человека предвестник декабристского воззрения. Друзья серьёзно опасаются, куда он пропал. Он забросил товарищей, не в курсе происходящих перемен. Всё легко объясняется — молодость пленилась девичьими волосами. Какая же в этом особенность? Какой молодой человек не теряет покой, переполненный домыслами о том, к чему через десятилетие он будет относиться с усмешкой? Герой повествования окажется образумлен, считай, поставленным на путь вольнодумства, и вновь вернётся в круг товарищей. Разве не заинтересуется таким сюжетом Третье отделение, должное через полгода быть образованным, если считать от восстания на Сенатской площади.

Не раз в последующем творчестве Погодин затронет тему разбитых ожиданий. Примером тому является и рассказ «Как аукнется, так и откликнется». Вниманию читателя представлялись два человека. Она — неприступная красавица, всем отказывающая и желающая найти воображаемый ею идеал мужской кротости. Он — хитрец, задумавший обмануть девичьи ожидания. На том и строится повествование. Ему предстоит подстроиться под девичьи надежды. Ведь он понял, дабы похитить сердце — должен раболепствовать. Красавице нужен муж, который будет со всем с нею соглашаться, потакать всем желаниям и исполнять ею сказанное. Как раз таковой идеал ей не встречался, а тут в лице ухажёра-хитреца она его обрела. Что же до самого обманщика, он был твёрд в уверенности — после свадьбы покажет невесте, где раки зимуют, тогда-то она начнёт петь под его дудку и уже ей выполнять им сказанное.

Такое содержание слишком примитивно. Для верности Погодин заставил красавицу усомниться в выборе. Он представил ей право на определение: податливый ухажёр или князь. Как быть? Высокое положение способно скрасить все неприятности, каких бы жертв они не стоили. Михаил поможет действию разрешиться. И свадьбе всё-таки быть. Князь уступит право считаться мужем хитрецу, проникнувшись его доводами. Да и нужна ли ему была девушка без положения, пускай и красавица? Всему будет найдено своё место. Только история умалчивает, как складывалась семейная жизнь красавицы и хитреца. Читатель волен сам домыслить.

О горестной участи крепостных Погодин сообщил в рассказе «Нищий». Михаил поведал исповедь от старика, ныне побирающегося милостыней. Довелось Погодину, в качестве свидетеля, разузнать о житье-бытье нищего. Оказалось, тот жил без греха, слыл за сына крепкого крестьянина, влюбился в дочь старосты и удумал жениться. Дело шло к свадьбе, покуда не заявился барин. Случилось барину польститься на невесту, забрал её с собой. Что осталось делать юнцу? Он пошёл за ним следом, вызнал, где тот остановился, достал нож и покусился на жизнь. Убить не получилось. Следом армия, двадцать пять лет службы, альпийский поход с Суворовым, военные компании в Турции и Грузии. После он был свободен, мог идти домой, чего не захотел. Кто и для кого он в родной деревне спустя такой срок? Но старик узнал, что случилось с той несчастной девушкой. Она через несколько лет умерла, иссохнув от переживаний, брошенная барином. Читателю лишь и оставалось, как излить слезу на людское горе.

Автор: Константин Трунин

» Read more