Tag Archives: литература вьетнама

Чан Вьет «Бархатная роза» (1975)

Чан Вьет Бархатная роза

Война во Вьетнаме просто обязана оставить огромной пласт литературного наследия. В силу ясных причин, знать о том далее Юго-Восточной Азии не представляется возможным. Мало кто знает, что XX век омрачился для региона множеством вооружённых конфликтов, один из которых, прозываемый ныне Второй Индокитайской войной, омрачился прямым вводом войск со стороны Северных Штатов Америки. О героической борьбе преданных делу Хо Ши Мина взялся рассказать Чан Вьет, поведав об отважных диверсантах, готовых расстаться с жизнью, дабы не допустить присутствия гидры на своей земле.

Чан Вьет верен идеалам социалистических представлений о мироустройстве. Ему противен капитализм и представляющие его интересы люди. Человеку не должна быть присуща вседозволенность, чем так похвалялись американцы во Вьетнаме. Они хотели бомбить и бомбили, желали вьетнамских женщин и владели ими, предпочитали казнить коммунистов и казнили. Разве такое поведение не могло возмутить население Вьетнама? Да не будь люди коммунистами, им всё равно идти по пути социалистического развития государства, ежели они не желают перенимать образ жизни американцев.

К моменту начала произведения «Бархатная роза» погибло двадцать пять тысяч американских солдат. Сокращению численности военного присутствия, помимо прямого столкновения, способствуют диверсанты, уничтожающие силы противника на занимаемой им территории. Сейчас бы таких людей назвали террористами, придавая происходившему политический подтекст. Верно ли такое переосмысление ведения войны? Не будем судить. Результат от наносимого ущерба почти равнозначен.

Чан Вьет погружает читателя внутрь группы людей, желающих убивать американцев. Они кажутся сторонниками режима правительства Южного Вьетнама, но всеми помыслами и душой принадлежат Вьетнаму Северному. Автор наглядно объясняет почему. Может он не до конца правдив, либо искренне верит своим словам, только и читатель проникнется убеждениями тех, чья жизнь подвергалась беззастенчивому влиянию издевающихся над вьетнамцами людей.

Нелегка судьба Вьетнама. Десять лет страна провела в гражданской войне, прежде введения американских войск. Стали происходить казни безвинных людей, чьё нарушение — доброе отношение к людям. Приезжие с Запада физически и морально насиловали местных женщин, которые после перенесённого позора предпочитали себя убивать. Зрел гнев внутри вьетнамцев, решительно восстававших после таких событий. Ряды диверсантов пополняют как раз те, кто видел смерти родственников, друзей и просто хороших людей. Теперь и они, не являясь коммунистами, готовы вести борьбу за очищение страны от присутствия американцев.

Произведение «Бархатная роза» допустимо назвать шпионским романом. Стороны пытаются выяснить присутствие враждебных им сил, принимая для того всевозможные попытки. Однако, деятельность сил Северного Вьетнама привлекает внимание, а вот от поступков американцев нарастает враждебность. Безусловно, убивать неготовых погибнуть во время отдыха людей — не совсем гуманно. Но и присутствие таковых людей среди враждебно к ним настроенных — не лучшее для них решение.

Всего в сюжете присутствует три силы: силы Северного Вьетнама, объединённые силы Южного Вьетнама и Северных Штатов Америки, а также французская разведка. Их взаимодействие заключается в обоюдной неприятии. Все стороны нацелены действовать для обеспечения своего доминирования в регионе, используя для того всё возможное. Вторая Индокитайская война только начинается, поэтому действующие лица стараются нанести максимальный ущерб противнику. Представленные читателю действующие лица полны светлых ожиданий, строя планы и выводя из строя объекты, вместе с обслуживающими их людьми.

Человеческие судьбы постоянно ломаются. Не раз такое происходило и с населением Вьетнама. Чан Вьет приводит в тексте имена и поступки героев древности. Как ранее находились желающие бороться, так находятся сейчас и будут находиться всегда. Люди желают счастья сейчас, а не завтра. И не имеет значения, что завтра желаемое счастье будет понимать иначе.

» Read more

Классическая поэзия Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии (1977)

Издательство «Художественная литература» в течение десяти лет, начиная с 1967 года, выпускало книжную серию «Библиотека всемирной литературы». Сама идея достойна уважения, была бы она грамотно воплощена в жизнь. К сожалению, часть изданий не была подготовлена на должном уровне. Как песок утекает сквозь пальцы, так и эстетическое удовлетворение мгновенно оказывается на нуле. Понятно на страницах наличие подстрочного перевода, но он имеет неприглядный и неудобоваримый вид. Лучше ничего не знать о поэзии других народов, нежели представленный «Художественной литературой» вариант. Аналогично «Классической поэзии Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии» ими было подготовлено издание, например, сборника «Античной лирики». Лишь вступительные статьи достойны похвалы.

Составители сборника взяли за основу временной промежуток от начала нашей эры и до XVII-XVIII веков. Написанное до этого времени практически не сохранилось, кроме Индии, чьё необъятное наследие издаётся отдельными самостоятельными книгами. XIX и XX века составителей не интересуют — поэзия этого времени ими не считается относящейся к классике.

Из представленных читателю произведений можно вынести общее суждение об особенностях смыслового наполнения поэзии восточных стран. Если японская поэзия, в силу своей чёткой структуры, хорошо поддаётся пониманию и даже подражанию, то такого нельзя сказать о китайской и связанной с ней поэзии Кореи и Вьетнама. Совершенно по своему воспринимается поэзия Индии, чьи литературные традиции были пронесены сквозь тысячелетия, так и не изменившись в итоге, сохранив всё тот же вид.

Можно сказать спасибо тем людям, которых уговорили подготовить данное издание к печати. Каким бы их отношение не было, а кое-что всё-таки удаётся понять. Допустим, индийцы писали о богах и любви; китайцы, корейцы и вьетнамцы — о природе, о своих чувствах, об увиденном; японцы — обо всём, лишь бы под количество слогов подходило. Говорить о рифмовке не приходится — её тут нет вообще. Читатель может возразить, будто её и не было. И ему за такие высказывания будет дан совет обратить внимание на отличные переводы китайской классической прозы, где наличие стихотворений является важной составляющей повествования, и там они имеют настолько отличную адаптацию, что удивляешься сметливости и умению складывать слова в столь притягательном для воображения виде.

Гораздо проще, казалось бы, должно обстоять дело с японской поэзией, где рифма не нужна, но требуется строгое соблюдение размера. Можно понять, когда сами японцы ещё не разработали чётких правил, отдавая большое значение прежде всего поэтичности. Однако, понимание этого исчезает, когда читателю предлагаются подстрочные переводы без какого-либо соблюдения размера у такого именитого поэта, каким является Басё.

Читать подобную книгу можно только с умным видом, поскольку иначе чувствуешь себя обманутым. Сборник пестрит множеством имён, которые ничего не говорят читателю. Об авторах можно осведомиться в обширной справочной информации, приведённой в конце, но и это ничего не даёт. Индийские поэты сливаются в единое целое в силу стремления самих индийцев объединять под именем одного многих неизвестных. А вот китайские, корейские и вьетнамские — похожи друг на друга, их просто невозможно отличить. Опять же, заслуга в этом именно составителей сборника, не сохранивших для читателя уникальность каждого представленного поэта.

Обидно за человека, рискнувшего прикоснуться к прекрасному и столкнувшегося с набором слов, кем-то прозванных поэзией. Недоумение вызывает пафос вводного текста, прививающий уважение к чужой культуре, после чего предлагаемые образцы начинают вызывать отторжение. Хорошо, если человек будет подготовлен, тогда он закроет и забудет такую книгу. А ведь иной читатель сочтёт поэзию Индии, Китая, Корея, Вьетнама и Японии навсегда недостойной своего внимания.

» Read more