Tag Archives: деревенская проза

Василий Шукшин «Земляки», «Миль пардон, мадам!» (1968)

Шукшин Миль пардон мадам

1968 год не богат рассказами. Виной тому желание Шукшина провести черту между литературным творчеством и ремеслом режиссёра. Да и зритель убеждался в ослаблении заложенных в фильмы идей. Словно Василий предлагал сюжеты от бессилия, уже не умея вывести из разрозненных рассказов единую повествовательную линию. Если «Ваш сын и брат» ещё как-то походил на монолитное полотно, то фильм «Странные люди», должный быть снятым годом позже — вовсе окажется набором из трёх историй, где не ставилось цели их объединения. С подобным материалом надеяться на зрительскую отзывчивость не приходилось. Какой толк от коротких историй, представляемых для внимания в виде полноценного творения? Ежели разность очевидна, тогда достаточно представить в качестве короткометражных работ.

Одной из составляющих частей фильма «Странные люди» станет рассказ «Миль пардон, мадам!» — являющийся центральным из трёх предложенных зрителю историй. Если читатель уже знает, то всё равно следует повторить: рассказ с малым количеством изменений вошёл в киносценарий. Отмечалась незамысловатость излагаемого действия. Просто жил в деревне Бронислав Пупков, любивший травить байку про свои армейские будни, как однажды он лицом к лицу общался с Гитлером, навёл на него пистолет и готовился выстрелить. Тут нет никакого секрета, поскольку повествование построено изначально на эмоциональности главного героя, живущего от мгновения до мгновения, чтобы кому-нибудь снова поведать о некогда им будто бы совершённом. Почему бы и нет… Кто скажет, словно подобного произойти не могло? Вполне кажется очевидным, Гитлера в сорок третьем Бронька не убил, значит и выбраться с немецкой территории не мог, обязанный быть убитым немцами сразу же по свершении им попытки покушения.

Ещё один рассказ за 1968 год — «Земляки» (он же «Здешний»). Не совсем характерное для Шукшина произведение. Василием использовался налёт мистики. Читателю следовало понять, как скоро протекает жизнь, неизменно требуя возвращения в родные края. Пусть ты поседел и одряхлел, никто не мешает оставить быт, отправившись в путь. Беда в другом — тебя никто не вспомнит. Чаще всего по причине банальной — у старожилов притупилась память. А ещё чаще становилось ясным — никого из прежде тут живших вовсе не осталось: всех прибрала земля. Беседуй сколько угодно, но найти угол сумей постараться. Мало кому нужен человек, даже здешний, пришедший из дальних краёв, не имеющий подлинного сочувствия, оттого вынужденный претерпевать нужду. Но не всегда путник оказывается из числа живых. Он может статься видением, а то и вовсе странствующей душой.

У читателя пробегут мурашки по коже, когда станет известно, что приходивший — действительно не из числа живых. Когда-то давно он пропал без вести, вследствие чего его считали умершим. Неужели вернулся живым? Или память разыгралась, подменяя действительное желаемым? От ответа на этот вопрос зависит представление о наличии мистики в рассказе Шукшина. И стоит придти известию о смерти того человека, как необычное явление более не кажется обыденным. Придётся думать о душе, способной опережать всё на свете в стремлении найти покой в месте рождения.

Чтобы понять мотивы Шукшина, про борение дум, нужно обратиться к публицистическим работам, опубликованным в течение последних двух лет. Василий сообщал, из-за чего предпочитает выговариваться на бумаге, чем планирует заниматься в дальнейшем. Тогда станет очевидно, куда девался талантливый рассказчик, уступивший место другим умениям. Да и задуманная работа над историческим полотном о восстании Стеньки Разина заставляла тратить время и силы на до того ещё не бывшее знакомым Шукшину.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Из детских лет Ивана Попова» (1968)

Шукшин Из детских лет Ивана Попова

Цикл рассказов «Из детских лет Ивана Попова» мог подойти для экранизации. Вполне вероятно, для того Шукшин и решил сообщить в пяти коротких историях связанный общим действующим лицом сюжет. Иной читатель пожелает увидеть в главном герое самого автора, зная, что в юные годы Василий носил фамилию по матери — Попов. Подобное суждение не сойдёт на нет — совпадают семейные обстоятельства. Отца, приговорённого к расстрелу в 1933 году, Шукшин не должен был запомнить. Иван Попов так и говорит: не помнил родного отца. Отчим настоящий и литературный погибают на полях сражений Второй Мировой войны. Из этого остаётся сделать единственный вывод — Шукшин описал представления о собственном детстве, изменив ряд деталей. И даже под ближайшим городом Б. легко угадывается Бийск, расположенный недалеко от Сросток.

Повествование начинается с рассказа «Первое знакомство с городом». Незадолго до войны семья перебралась из деревни, так как отчим желал найти постоянную работу на производстве. Там же описывается одно из важных воспоминаний — наказание за попытку курить. Иван боялся мать, не настолько мягкую характером, каковой имел отчим. Мать непременно выпорет за проступок — был уверен главный герой воспоминаний Шукшина. А что же город для Ивана? Он впервые увидел лампочку — небывалое зрелище. Увидел и двухэтажные дома — столь же небывалое зрелище. Жить в городе не понравилось, поэтому Иван с сестрой отправился в деревню пешком, спрашивая прохожих о Ч-ском тракте (разумеется, под ним понимается Чуйский тракт).

Второе повествование — рассказ «Гоголь и Райка». Началась война, еды не хватало. Радовало лето, спасавшее от голода — ужение рыбы позволяло прокормиться. Зато зима — проклятие… ни сена для коровы не найти, ни самому толком не наесться. Зато можно читать. Иван любил по вечерам знакомить семью с литературными произведениями. Очень огорчался, когда все засыпали, отчего ему становилось не интересным читать только для себя. Что до Райки — так звали корову. На неё возлагались надежды. Семья ждала рождения телёнка.

Рассказом «Жатва» Шукшин продолжал повествовать про военные годы.

Четвёртое повествование — рассказ «Бык». Ничего не предвещало беды, пока быка не обидели пинком. Бык боднул обидчика. Обидчик пожаловался бригадиру. Бригадир пошёл разбираться с быком. Как он его воспитывал — не сообщается. Зато показывается быстрый бег бригадира от разъярённого быка. Как же утихомирить впавшее в ярость животное? Нужно стрелять. Где взять ружьё в такой момент… Пришлось ждать, когда бык сам успокоится. Тогда получилось с ним управиться. Судьба быка оказалась предрешена — его решили забить. Что до Ивана — он сказал, что никогда не забудет глаза быка, забиваемого людьми.

Пятое повествование — рассказ «Самолёт». Иван Попов достаточно повзрослел, чтобы отдалиться от деревни для получения специального образования. Куда ему податься? Видимо, решил ехать дальше ближайшего города, воспользовавшись самолётом. Да вот самолёт — вещь непростая, для деревенских ребят — опасная. Если лампочка вызвала некогда удивление, то перед лицом стальной птицы и вовсе впадёшь в трепет. Может потому сам Шукшин не сразу уехал с Алтая, малое время проучившись в Бийске, затем поработав в сростинском колхозе. Лететь всё-таки пришлось. О страхе перелёта Василий и прежде писал.

Теперь понятно, отчего читатель должен познакомиться с циклом рассказов «Из детских лет Ивана Попова», дабы запечатлеть образ Шукшина, редко принимаемый во внимание при знакомстве с его творчеством. С юных лет Василий не мог определиться, где лучше — в городе или в деревне. Вероятно, продолжал с мыслью об этом жить и впоследствии.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Странные люди» (1968)

Шукшин Странные люди

Чтобы снять фильм, Шукшин отбирал подходящие рассказы, перерабатывал текст и создавал нечто похожее. Но! Когда доходило дело до съёмок — от замысла не оставалось и следа. Яркий пример — киноповесть «Странные люди». Получалось так, что всё подгонялось под определённое действие, тогда как на экране зритель видел совершенно другое. Взять хотя бы тот же рассказ «Чудик», в киноповести принявший иной вид, на плёнке вышедший и вовсе другим. Тут тогда стоит говорить не о творческом наследии, а заниматься исключительно проблематикой сценарного искусства, не имеющим окончательного варианта ни во время съёмок, ни даже после. Надо учесть и особенность созданий Шукшиным материала для фильма — он действительно имел вид повести, оной полностью и являясь.

Шукшин изменял и добавлял сцены, дробил рассказы и соединял в единое полотно, герои разных повествований становились эпизодическими персонажами. В киноварианте случится подгонка актёрских ролей. Так в рассказе «Чудик» брат главного героя окажется холостым, при этом сильно желающим обустроить быт, тогда как по варианту повести был он женат, а чудик истинно чудил. Раз решено сделать холостым, тогда найдётся роль для жены Василия — Лидии, как и для совсем юной дочери — Марии. Ход мысли должен стать понятным — считать киноповесть «Странные люди» за основу для фильма «Странные люди» нельзя. Несмотря на схожесть, с тем же успехом можно отталкиваться от изначальных рассказов, имеющих аналогичное сходство с попавшим на экран действием.

Рассказ про Броньку подвергся наименьшей трансформации. Да и менять там было существенно нечего. Требовалось привезти из города охотников, отправить стрелять уток, дабы на привале Бронька рассказал животрепещущую историю о покушении на Гитлера. Надо признать, воплотить рассказ на плёнке получилось замечательно. Секрет того легко объяснить — существенных изменений в повествование не вносилось. Если бы так произошло с другими частями фильма, выйти ему выше всяких похвал. А так… пылиться на полках доступным для просмотра в довольно плохом качестве.

Завершающей историей повествования стал рассказ «Думы», довольно видоизменённый, включивший элементы из рассказа «Племянник главбуха». Всё настолько перемешалось в кучу, отчего трудно разобрать, что откуда и для чего делалось. Вполне очевидно, племянник главбуха — тот ещё странный человек. Но читатель помнит, был племянник молодым созданием, которому с ребятами бегать по улицам, нежели сидеть за партой и пересчитывать числа. Ежели так, никакой странности не будет. А если племянник достиг возраста, должный определяться с профессией… тогда да, думать поздно — надо действовать. Дополнит повествование рассказ, согласно текста которого главный герой любил мастерить кукол. То есть получалось так, что главный герой не просто отказывается от бухгалтерского ремесла, он другим делом интересуется… невзирая на отказ от искусства ковки по металлу, причастность к чему Шукшин вычеркнул.

Очень трудно сплетать полотно из кусков, для того не создававшихся. И Шукшин это понимал. Ему становилось очевидно — нельзя на основе рассказов создать нечто интересное, поскольку оно лишено самостоятельности, скорее напоминает о хаотичности набрасываемых сюжетов. Так Василий придёт к мнению о необходимости разрабатывать сценарий с нуля, результатом чего станет киносценарий «Я пришел дать вам волю», киносценарием вовсе не являющийся. Все именования литературных трудов Василия — понятие условное. Просто читатель должен сразу понимать, ради какой цели Шукшин давал жизнь тому или иному произведению.

Будем считать, странно это, хоть и ясно, почему странно, ведь разговор о «Странных людях». Было бы оно так только по данной причине.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин — Рассказы 1967

Шукшин Рассказы

Про Шукшина любят говорить, будто он писал о чудиках, словно ни о ком больше не рассказывал. Отчасти это является правдой. Потому отчасти, так как немного писал и про отчуждённых от реальности людей. Но о Шукшине судят преимущественно по его фильмам, имея смутное представление о большом обилии литературного наследия. А как иначе скажешь о действующих героях кинолент «Ваш сын и брат» и «Странные люди»? Нужно разобраться, какие сюжеты Василий предпочитал использовать в 1967 году.

В рассказе «Два письма» главный герой задумал отправить послание другу. Как это лучше сделать? Сперва он написал в мягких тонах, после перечитал и задумался, отложив отправку. На следующий день усмотрел в письме моменты, которые требовалось исправить. В итоге написал другое письмо — в более жёстких тонах. Какое из посланий теперь отправлять? Разрешить проблему главный герой так и не смог.

Рассказом «Раскас» Василий отобразил ход мыслей парня, считавшего себя честным. Он-де живёт для других, поступает на благо, старается угождать. О том главный герой писал тот самый «Раскас», где отразил боль, негативно отзываясь о поведении жены, слишком вздорной особы, везде желающей обрести лёгкое счастье. Ей нет дела до мужа — пускай остаётся в одиночестве, тогда как она покорит телеэкраны страны. Разве так можно? Всё-таки государство вложило труд многих людей, чтобы сделать из жены главного героя человека. Она того не ценила совершенно. Дописав про обиды, главный герой понесёт рассказ знакомому издателю, тот посмеётся, посчитав неуместной форму подачи материала.

Ещё один честный персонаж — главный герой рассказа «В профиль и анфас» (иначе — «Земля»). Подумаешь… выпил, сел за руль и поехал. Его подстерёг гаишник, имевший зуб. Потому-то прав и лишил, считая достойной расплатой. Куда теперь податься? Оставить жену дома, отправившись на север? Жизнь поменяется без автомобильных прав. Что до просьб матери, говорившей пойти с поклоном и попросить вернуть права, их главный герой не считал вразумительными. Такой он — честный… с нечестно отобранными за пьянство правами.

«Как помирал старик» — повествование про деда, что утром осознал — не дожить ему до вечера. Всё о том говорило: и отсутствие сил, и пропавшее желание продолжать жить. Осталось разобраться со старухой, боявшейся остаться без старика. Как она будет без него жить? Дед успеет дать советы, раздаст ценные указания о прочем. И действительно к вечеру помрёт. Неспроста ему мерещилась смерть, притаившаяся с косой в углу.

Схожий по смыслу рассказ — «Горе». На этот раз в мир иной отправилась старуха. Теперь дед серчал об утрате. Не мог смириться с произошедшим. Вдруг случится подобие события из соседнего села, где бабку похоронили, а та давай из-под земли стонать. Откопали гроб, она оказалась живой. Может и его бабка впала в крепкий сон? Но деда постараются успокоить, напомнив про войну, когда от ранений умирали молодые ребята, буквально на руках. Вот где подлинное горе.

Конечно же, более других из перечисленных продолжает цениться рассказ «Чудик», имеющий расхождения с вариантом, снятым на плёнку. Главный герой повествования — подлинно странноват. Собрался он на Урал к брату съездить, набрал в магазине пряников и конфет, думая этим питаться в пути. Там же — в магазине — увидел на полу пятидесятирублёвую бумажку, всех в очереди запозорив, столь легкомысленно деньгами разбрасывающихся. Вполне очевидно, обронил купюру сам чудик, о чём он после догадается, но обратно не вернётся, поскольку ему станет стыдно. Придётся возвращаться домой. Какое же отличие от киноварианта? Чудик денег не потеряет, слетает к брату в Крым, откуда через день поедет обратно, сказав жене — деньги потерял, пробыл всё это время у друга.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «В воскресенье мать-старушка», «Даёшь сердце!», «Думы» (1967)

Шукшин Думы

Нельзя понять человека в присущей ему радости и грусти. Отчего? Почему человек радуется или грустит в определённый момент? Обязательно надо испортить ему настроение! Не должен никто веселиться без причины или говорить скорбные речи, особенно в неуместные для того моменты. Так принято — должен соответствовать. Ежели иначе — молчи. Давайте узнаем, какую мысль Шукшин пожелал выразить через часть рассказов.

Жил на свете слепой старик Ганя, любивший исполнять песни о печали, тоске и злой доле. Делал он то для слушателя, считая, к нему тянутся именно из-за тяжёлых к восприятию мелодий. Но всё чаще люди желали иных впечатлений, прося певца не тревожить. Да и местное начальство предпочло назначить старику пенсию, лишь бы сидел дома и не беспокоил. Это вынудило Ганю уходить в далёкие деревни, где сперва слушали с удовольствием, позже став чёрствыми. Не смог найти слепой певец общего языка и с собирателями песен, не пожелавшими слушать варианты исполнения, ставшие им знакомыми. Об этом повествовал Василий в рассказе «В воскресенье мать-старушка». Получалось так, что старик желал донести до людей общее горе, от которого всякий предпочитал открещиваться.

Рассказ «Даёшь сердце!» (он же «Даёшь жизнь!») — про радость человека, в которой он одинок. Свершилось знаменательное событие — в ЮАР впервые пересадили сердце от умершего к живому. Как тут не произойти выплеску эмоций? Вот и выстрелил человек в воздух. Это возмутило соседей — вызвали милицию. Теперь человеку предстояло объясняться, на каком основании он посчитал допустимым беспокоить сон людей. Объяснение про пересадку сердца за разумное принять не могли. А учитывая некоторые странности стрелявшего, сочли эпизод исчерпанным, сославшись на явную контуженность, вследствие чего человек и совершил сумасбродный поступок.

Иначе Василий повествовал в рассказе «Думы». За главного героя выступил председатель колхоза. Очень ему мешал гармонист, каждую ночь игравший под окнами. Сколько ему не грози, доводам внимать отказывался. Продолжал играть, полный уверенности, якобы имеет право. Председателю осталось смириться. Однажды, себе на радость, ночная игра гармони заставляла находить отдохновение в мыслях. Вспомнил председатель, как стал заведовать колхозом помимо воли — его выдвинули на должность сразу после войны. Женился он без любви — просто следовало жениться. Так всю жизнь и прожил, ни о чём, кроме колхоза, не думая. Впору опечалиться, сожалея об упущенном времени. Можно и от жены добиться ответа на вопрос: любила ли она его когда-нибудь…

Стала музыка важна для председателя. Он не беспокоил гармониста — пусть играет в удовольствие. Однако, одной ночью гармонь не играла. Не слышно её и во вторую ночь. И в третью — тишина. Председатель обеспокоился, места не находил. Вскоре станет известным — гармонист женился, потому никогда ему не играть по ночам. Можно подумать, долгожданное свершилось, но председателю колхоза то скорее в горе.

К чему бы такое повествование? Для очень простого рассуждения: от чего сегодня хочешь отказаться — завтра станет остро необходимым. Шукшин наглядно показал действительность этого. А если кому-то сталось неубедительным, значит недостаточно пожил на свете, раз не сумел ощутить утрату необходимого, владельцем чего он был ещё вчера.

Если разобраться, герои Шукшина могли сойтись на страницах одного произведения. Интересная бы тогда получилась смесь. Но им не суждено заметить друг друга, поскольку подлинно близкие по духу — редко сходятся ради важного для них дела. Почему? Всё равно найдут причину для неприятия.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Точка зрения» (1967)

Шукшин Точка зрения

Как сделать так, чтобы всем было лучше? Никак! Слишком разными являются люди, никогда они не смогут найти точек соприкосновения. Обязательно появятся недовольные. Ведь в чём суть человеческого общества? Создавать условия для существования. Отчего тогда возникает конфликт поколений? Как раз на том основании, что дети не желают жить представлениями родителей о мире. Но разве не для собственного потомства старались отцы и матери? Отнюдь, только для себя любимых, поскольку детям то чуждо. А теперь представим — случилось сойтись в споре оптимисту и пессимисту, желавшим выяснить, как нужно действовать в определённой ситуации. Можно наперёд сказать — крайности до добра не доводят.

Случилось между оптимистом и пессимистом появиться волшебнику. Тот дал магический предмет, позволяющий происходить в мире событиям тем образом, какой угоден кому-то определённому. В случае повествования, будет задана единственная ситуация, показанная с разных сторон восприятия. Выйдет так, как о том рассказал Шукшин.

Стоит за дело взяться пессимисту — начнётся ругань, все будут говорить правду в лицо. Не всегда кажется, будто произносится именно правда. Чаще — поступок из желания противоречить. Ежели магическим предметом завладеет оптимист — начинается бесконечный елей, каждый старается лить в уши благоуханный мёд. Думается, за ложью сокрыт секрет благоприятного условия для существования. И тут возникает ощущение недоговорённости. Становится ясным — нужно найти средство, способное всех удовлетворить. Может позволить оптимисту действовать за одних, а пессимисту — за других? В этом случае лада достигнуто не будет в той же мере.

Если не с другими, то может мир можно подстроить под себя? Как пример, попадают оптимист и пессимист на допрос в милицию, поскольку они были зачинщиками драки. Оба они продолжали владеть магическим предметом, хорошо выручавшим, заставляя следователя быть расположенным к допрашиваемым, соглашаясь с предлагаемыми доводами. В том-то и трудность — убедить одного человека с глазу на глаз сможешь, чего не скажешь, стоит коснуться многих одновременно.

Кто же окажется прав? Ясно, пессимист не прав, так как желает видеть голую действительность, но он всё-таки прав, желая знать подлинные детали происходящего. Не прав и оптимист, отказывающийся признавать суровые реалии, взирая через розовые очки, при этом оказывается прав, стремясь сглаживать острые углы. Раз так, каким образом возможен между ними конфликт? Об этом Шукшин не забывает рассказать. Нужно иное средство разрешения конфликта.

Казалось бы, волшебник знает правильный ответ. Иначе для какой цели он решил разрешить спор между пессимистом и оптимистом? К сожалению, ответ не был ему известен. Он сам желал его узнать, предложив использовать магический предмет. Приходилось осознать удручающий факт — разобраться никак не получится. Тогда и задействовал Шукшин постороннего человека, с позиции силы заставившего спорящих умолкнуть, чем дал понимание — живи по угодным тебе правилам, не мешая жить другим, иначе получишь по шапке. Тем более, бить будут реалисты — склонные видеть в чёрном белое, а в белом — чёрное.

Пусть и стало тайное явным. Поняли ли то участники повествования? Приходится сомневаться. Пессимист сбавил гонор, бурча под нос о необходимости говорить правду. Оптимист не позволял более о людях думать сугубо в радужных чертах. Притих и волшебник — совершенно лишний в мире людей без магических способностей.

Не надо ничего усложнять, следует проще относиться. Ежели где-то разгорается очаг несогласия, не стоит подливать масло в огонь своим мнением, дабы конфликт скорее разрешился. Даже больше можно сказать, надо бить по рукам всякого, кто подзуживает… неважно, из благих или каверзных помыслов.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин — Рассказы 1966

Шукшин Рассказы

О каждом рассказе Шукшина можно писать отдельно. Следует ли так поступать? Не имеет смысла раскрывать более, нежели хотел сообщить Василий, особенно при отсутствии обилия слов у него самого. Раз так, значит допустимо ограничиться столь же кратким упоминанием.

Вот есть рассказ «Нечаянный выстрел» (иначе назывался «Колька» и «Нога»). Парень с детства хромал — из-за перенесённого заболевания часть ноги иссохла. Повзрослев, он осознал горечь положения: на него не смотрят девушки. Даже та, особо им любимая, в глаза говорила приятное, тогда как предпочитала встречаться с другими. Что делать? Отрезать ногу и поставить протез. К сожалению, научиться ходить на протезе парень не сможет и решит стреляться. Теперь всё зависит от его воли жить… Захочет — пойдёт на поправку, иначе — умрёт.

Рассказ «Кукушкины слёзки» — про художника и деревенскую. Беседуя с попутчицей, художник решит писать не сельский пейзаж, а портрет девушки.

Рассказ «Волки» — наполненное драматизмом повествование. Читателю сразу сообщалось, зять не любил тестя, потому как тесть был человеком ненадёжным. Случилось им вместе поехать нарубить леса. А там волки… Вместо того, чтобы сообща дать отпор, тесть предпочёл спешно уехать, громко крича и погоняя лошадей. Зятю же пришлось наблюдать, как волки поедали коня. Разве стоит подобного тестя терпеть? Зять и задумает поколотить… чего сделать не сумеет, поскольку каким гадом человек не являйся, он имеет право рассчитывать на неприкосновенность личности, привлекая силы милиции.

В рассказе «Вянет, пропадает» Шукшин показал, каким образом воспитывают детей, вкладывая скорее личные чаяния, нежели думая о судьбе ребёнка.

Рассказ «Заревой дождь» (он же «Дождь на заре») — повествование о существовании нескольких точек зрения. Один собеседник желает видеть поменьше дураков, другой — предпочитает мечтать о богатстве. При этом не станет понятно, у кого в жизни меньше проблем.

А вот рассказом «Ваня, ты как здесь?» (другое название «Как Пронька Лагутин чуть не сделался артистом») Шукшин продемонстрировал трудности режиссёрской профессии, показав от лица деревенского паренька, довольно непосредственного и, вероятно, глупого. Приехал тот паренёк в город к родне, а там им заинтересовалась девушка, искавшая человека на роль как раз сельского жителя, впервые попавшего в городскую среду. Затем последуют пробы, в результате которых режиссёр невольно усомнится в разумности рассудительного подхода к пониманию жизненных неурядиц, тогда как деревенский парень придёт к выводу, что быть жителем деревни и играть жителя деревни — не связанные друг с другом понятия.

Рассказ «Начальник» примечателен песней «Калина красная, калина вызрела». Само действие касалось строительного мероприятия, причём во время игры в домино. Решалось, когда взяться за установку сорванной крыши. Непосредственный начальник ругал рабочих в их стремлении напиваться, правда не замечая бревна в собственном глазу. Будет сказано и про солагерника начальника, напивающегося и начинающего шантажировать знанием прошлого, о чём будто всем обязательно сообщит.

Канва рассказа «Внутреннее содержание» частично знакома читателю по фильму «Живёт такой парень». Предстояло наблюдать за показом мод. Но продолжение было совершенно другим. Моделей размещали по деревенским домам. Как раз в одном из домов повествование получило продолжение. Два парня не знали, с чего начать разговор, пока не сообразили показать фокус с платком и спичкой. Конечно, девицы заинтересовались, пусть и на краткий момент.

Есть ещё рассказ «Операция Ефима Пьяных». Председатель колхоза почувствовал, как у него из интересного места сзади начал выходить осколок (последствие войны). Кажется, Василий решил внести порцию юмора. Основное затруднение — председатель не может повернуться интересным местом к врачам. Был бы кто из-них мужчиной… но в больнице сплошь молодые женщины, в том числе хирург. Долго будет мучиться председатель от нравственных и физических страданий, пока не наступит пора смириться с неизбежным.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Космос, нервная система и шмат сала», «Случай в ресторане» (1966)

Шукшин Рассказы

Секрет хорошей жизни — он такой же, как принцип правильного питания свиньи, то есть неделю есть от пуза, затем семь дней голодать, постоянно чередуя. Нет необходимости акцентировать внимание именно на еде. С тем же успехом можно неделю злоупотреблять спиртными напитками, после семь дней вести сугубо трезвый образ жизни. Или, кто балуется неким увлечением, не имея сил от него оторваться, тот использует аналогичный принцип недели позволения с последующим семидневным воздержанием. Это и есть секрет хорошей жизни. По крайней мере, если поверить мнению Василия Шукшина, согласно текста рассказа «Космос, нервная система и шмат сала».

Почему именно неделю свинью кормят на убой, затем заставляют голодать? Всё ради вкуснейшего сала, имеющего прослойки мяса. Это не то сало, в виде сплошного куска белой массы, в которое редкий человек сможет вгрызаться, чаще отвращаясь от подобного деликатеса.

А зачем человек пьёт, допустим, три дня в месяц? Не может он отказаться от принятой им с давних пор традиции. Стоит получить деньги, сразу уходит в загул, обязательно долго болея от похмелья. Зато после — достойный общества человек, ничем другим не уступающий. Остаётся поверить в необходимость дозволения некоторых слабостей, при условии их безопасности для окружающих.

Итак, в рассказе «Космос, нервная система и шмат сала» два главных героя. Первый — старик, выходящий из загула. Второй — юноша, всячески порицающий деда за употребление алкоголя в чрезмерных количествах. Между ними происходит беседа. Юноша раз за разом придумывает для деда отговорки, только бы он не прикасался в следующий раз к бутылке. Приводит разные аргументы: купи уж опохмелиться в последний раз… пособие для исследования рефлексов Павловым…. поди Богу за тебя стыдно… допьёшься до зелёных человечков. На возражения старик неизменно отвечал: не дорос ещё меня осуждать… денег на опохмел жалко… давай лучше про правильное кормление свиньи расскажу.

Сходный мотив Шукшин использовал в рассказе «Случай в ресторане» (другие названия «Крупный поэт» и «Крупный интеллигент»). Предлагалось обратить внимание на старика, сидевшего в ресторане, приходя посмотреть на выступление юной певицы. К нему подсел бугай, желавший крепко выпить, обильно закусить и получить удовольствие от отдыха после трудовых будней. Официант ему в том откажет. Тогда с помощью выступит старик: не обязательно водку заказывать, попроси принести коньяк… он дороже, зато крепость такая же… прими данную уловку ресторана без возражений. Сам старик пить отказывался, но стоило ему согласиться, как он оказался готов дебоширить, развязно себя вести… даже в Сибирь согласился ехать, куда его зазывал бугай. Да не поедет… на утро придёт в себя, поймёт допущенную слабость, более того совершать не станет, либо через месяц найдёт предлог снова напиться до потери контроля над мыслями.

Не от горькой жизни пьют герои Шукшина. О чём им горевать? Они вполне довольны складывающейся жизнь. Кто-то живёт ожиданием уйти в загул, стоит получить деньги на руки. Иному достаточно посещать ресторан, просто наблюдая за выступлением девушки на сцене. И никто из них не мешает жить другим, не имеют они и склонности к порицанию происходящего вокруг. Но, отчего-то, окружающие недовольны, когда люди ведут не совсем правильный образ жизни. На чём тогда остановиться? Неужели и правда — нужно жить однообразной жизнью, не внося мельчайшей вольности в наскучившую повседневность?

Потому и нужно вспомнить про принцип правильного питания свиньи! Лишь бы сало нарастало повкуснее… Его люди после и оценят!

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Капроновая ёлочка» (1966)

Шукшин Капроновая ёлочка

Не лезь к другому в душу, если о том тебя не просят. Но как отказаться от права выразить личное мнение? Напиши его на бумаге! Зачем вступать в конфликт с человеком, прямо в глаза ему высказывая о наболевшем? О том не просил ни сам человек, ни тот, ради кого ты стараешься. А дело было в том, что захотели два деревенских отвадить горожанина от односельчанки. Негоже ведь женатому человеку крутить любовь с деревенской. Не хорошо это! Вот был бы деревенским — ещё куда ни шло. А тут — этакий ферзь, богато одетый. Следовало поставить человека на место. Тому способствовала обстановка: скоро новый год, темнело, по дороге в село брели трое.

Рассказ у Шукшина рождался постепенно. Сперва прояснялось, как два товарища задержались и теперь не могут вовремя попасть домой. Они долго не решались идти пешком, боясь заблудиться из-за непогоды. Понадеявшись переждать в буфете и поймать попутку, им встретился мужчина, которого узнали сразу. Сей ферзь постоянно навещает женщину на их селе, хотя в городе у него жена и дети. Не имея желания с ним общаться, два товарища всё-таки проявляли любопытство, окольным путём пытаясь выяснить: кто он такой, куда держит путь. Конфликт не заставит себя ждать. Однако, будет решено идти пешком вместе.

На протяжении рассказа действующие лица постоянно вступают в перепалку. Они и в дороге не успокоятся, находя причину для ссоры. Им бы разойтись, только некуда. Легко обессилеть и замёрзнуть насмерть. Горожанин оказывался в худшем положении — пусть и солидно одет, зато тяжела шуба. Он быстрее начнёт уставать и чаще просить передышку. Деревенские сильнее на него обозлятся. Будет решено поменяться верхней одеждой. Да в тяжёлой шубе и сельский житель долго не проходит, выдохнувшись.

Путники ошибутся селом — двигались в совсем ином направлении. Придётся встречать новый год в постели у чужих. Благо, мир не без добрых людей, хозяева впустят, наказав не шуметь. Где там… Троих спорщиков не уговоришь успокоиться, полночи они будут выяснять отношения, пока не заснут. Поутру ухажёр успеет уйти, так и не попросив шубу обратно. А в кармане той шубы лежала капроновая ёлочка — подарок для любимой женщины.

Мораль повествования прояснится, стоит товарищам навестить односельчанку. Она задаст двум невеждам головомойку. Не их резон — нос совать в чужие дела. Лучше бы мешками ворочали, если совсем не разумеют, какого счастья требуется женщине. Да, горожанин женат, у него дети… Разве женщине это мешает чувствовать себя счастливой? Ей хоть такое желание потребно, тогда как на селе её окружают мужчины, но не испытывающие к ней подлинно тёплых чувств нежности. И, вообще, достаточно интереса, за который женщина согласится принять любого, только бы оставался постоянным в предпочтениях. Один из товарищей то уразумеет и угомонится, чего не скажешь о втором — который и был зачинщиком случившейся накануне с ухажёром перепалки.

Нужно отметить и примечательность образа ухажёра, хоть и состоятельного, но всегда доказывающего, что не так трудно зарабатывать деньги честным путём, если голова на плечах имеется. К сожалению, голосу разума не способен внять человек, ограниченный в мировоззрении, не согласный допустить одновременное существование многовариантности. Потому его деревенские не захотят понимать.

Рассказ имеет два названия, использовавшиеся в разное время: «В ночь под новый год» и «Капроновая ёлочка». Менялись и названия деревни, куда шли путники. Изначально и почти до последних дней Шукшин использовал наименование настоящего алтайского села — Завьялово, позже заменённое на не совсем определённое — Буланово.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Охота жить» (1966)

Шукшин Охота жить

Какие разговоры не веди: о городе, про деревню, об иных местах обитания людей — всё непременно сведётся к единому желанию человека жить угодным ему образом, невзирая на мнение других. Так ли важно: город или деревня? Очевидно, перед городским жителем данный вопрос не ставится — он редко соглашается променять удобство квартиры на частный дом, ежели к тому и склоняясь, то всё равно оставаясь в пределах городской черты. А вот для выходца из деревни — каким был и сам Шукшин — решение стояло крайне остро, поскольку всё равно приходило понимание необходимости вырваться из замкнутого круга сельского быта, не настолько богатого, чтобы позволить раскрыться заложенному в каждого потенциалу. Но вот, нужно только представить, горожанин оказывается в тайге. Как он туда попал? Почему передвигается налегке?

Шукшин даёт описание тяжёлого северного климата. В округе ни живой души, разве только за единственным исключением — старика… Он проводит вечер в домике, используя его в качестве временного места пребывания. Закрывать дверь требуется от диких зверей — более никого ждать не приходится. Однако, в дверь постучится молодой человек, довольно красивый внешне, выглядящий загнанным. Кто он и откуда? Старик такими вопросами практически не задаётся, ведь обязан знать — перед ним арестант, сбежавший из тюрьмы. Может Василий решил потомить читателя в ожидании, не сразу ему сообщая подобную информацию. Но на кого ещё думать? О геологах прежде он не писал. А вот о беглецах создавал произведения.

Отчего-то старик добр к гостю: даёт приют, выгораживает перед чинами, столь же внезапно заглянувшими на огонёк, желая поохотиться. Будет прощать и после, по своей воле предлагая способы разрешения ситуации. Надо парня с добром снарядить в дорогу, вплоть до помощи в вооружении. Старик уверен — всё беглец вернёт, ничего себе не присвоив. Но Шукшин не даст старику продолжать жить со столь отеческим отношением к миру. Не потому ли он засиделся в тайге, раз потерял способность воспринимать человека за одного из представителей животного мира? Всем известно о чём гласит основной закон природы — выживает сильнейший. Кто желает оказаться сильнее — тот не проявляет жалости. Старик излишне склонялся выгораживать неизвестных людей, из-за чего когда-нибудь обязан был поплатиться.

Василию нравился старик. Стоит даже порадоваться существованию таковых людей. Разве не должно быть такого, чтобы человек всегда мог рассчитывать на помощь, в каких бы условиях ему не пришлось оказаться? Каждый должен помогать другому, не смотря на собственные затруднения. Это — идеальное представление о должном быть. На деле — всё иначе. Конечно, окажись беглец подлинно деревенским, Шукшин обязан был показать другой портрет. Но, в том-то и дело, бежал из тюрьмы горожанин, кому важнее личный интерес, тогда как на других ему глубоко плевать. Он спокойно пустит в расход всякого, кто вольно или случайно окажется у него на пути. И помощь он примет, нисколько не испытывая благодарности.

Так стоит ли оправдывать поступок беглеца? Опасаясь преследования, хладнокровно убьёт старика, пусть тот и обещал хранить молчание. Забыв про оказанную помощь, совершил постыдное дело. Тут уместно кажется сказать: людям, живущим ради собственных интересов, самое место — тюрьма. Если задуматься, то жить своими нуждами — и есть тюрьма, не имеющая стен и надзирателей. Человек сам решает затвориться от мира, закрываясь иллюзорностью. Очень жаль, когда из-за некоторых индивидуумов большинство начинает бояться оказывать помощь нуждающимся, предпочитая безучастно проходить мимо.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 4