Tag Archives: деревенская проза

Василий Шукшин — Рассказы 1973

Шукшин Рассказы

Невзирая на работу над более крупными произведениями, Шукшин продолжал создавать рассказы. В 1973 году он пишет повествование «Боря», отразив боль за другого человека, который никогда не сможет понять, насколько с ним несправедливо поступают. Рассказывающий данную историю был пациентом больницы, рядом проходил лечение парень, чья мыслительная способность остановилась на уровне двухлетнего ребёнка. Все к нему относились терпимо, скорее проявляя сочувствие, всегда добрые и отзывчивые. Но был среди пациентов человек, для которого глумиться и унижать — единственный способ получать удовлетворение от своего никчёмного существования. Шукшин описал, каким образом такой человек посмеялся над неразумным парнем. Человек думал — все вместе с ним повеселятся, вместо чего заслужил осуждение.

В рассказе «Владимир Семёнович из мягкой секции» от главного героя ушла жена. Причина оказалась банальной: пил беспробудно. Как теперь быть? Надо показать востребованность у женщин, может тогда жена вернётся. Как и следовало ожидать, всё ещё больше расстроилось. Сумбурнее вышел рассказ «Выбираю деревню на жительство», как деревенский житель переехал в город, устроился на работу, постоянно порываясь вернуться назад, но продолжал работать, старел и вот уже вышел на пенсию. И ещё сумбурнее — повествование «Забуксовал», где упоминается Чичиков. Дополнил сумбурное изложение рассказ «Мечты» — про фантазии о стремлении овладеть профессией официанта.

Рассказом «Как мужик переплавлял через реку волка, козу и капусту» Шукшин загадал для читателя загадку, каким образом это всё перевести на другой берег? По отдельности не получится, пока будешь возвращаться, вернёшься к объедкам. Вместе в лодку не посадишь — по той же причине.

Рассказ «На кладбище» — беседа главного героя с бабушкой. Обстоятельства беседы сложились так: главный герой сидел у могилы, думая о своём, к нему подошла бабушка, указав на могилу, где покоился её сын. Бабушка оказалась разговорчивой, она поведала о нелёгкой доле, как схоронила сыновей. Шукшин поместил в повествование элементы мистики — некогда традиционных для русской мистической литературы сообщений об умертвиях, приходящих к человеку при определённых обстоятельствах.

В другом духе, но в таком же жанре рассказа — повествование «Петька Краснов рассказывает». Все собрались послушать, как Петька ездил лечить радикулит. Он был плохим рассказчиком, постоянно торопился, ещё и шепелявил, добавляя почти матерное слово-паразит в конце каждой мысли. Но всем было интересно послушать про его жизнь в городе, как ходил по ресторанам, какие разговоры с ним вели.

Рассказ «Психопат» — про человека, вроде бы без отклонений. Единственный момент, который его вывел из себя, был поход в процедурный кабинет. Медсестра с трудом находила у него вену. Проявив терпения в первые посещения, в последующем он начал возмущаться. Возникла необходимость беседы с доктором. Тогда-то и понёс он околесицу, высказывая сомнительные предположения о Толстом и Достоевском. Как позже доктор выяснит, он очень любил книги, готов был всё делать для их распространения. Как одно вяжется с другим? Читатель то решит самостоятельно.

Рассказом «Сны матери» Шукшин отразил сны собственной матери таким образом, как он их запомнил по её воспоминаниям. Первый сон мать помнила из детства — пыталась узнать, что ждёт человека на том свете. Второй сон связан с мужем, когда Макара забрали, к ней пришли два мальчика, отчего её бросило в пот. В третьем сне её навестили две умершие недавно девушки, укоряя за так и не сделанные для них куклы. Четвёртый сон напугал второго мужа матери, так как он понял — на войне его убьют. Был и пятый сон.

Упомянем ещё три рассказа: «Ванька Тепляшин», «Три грации» с подзаголовком «Шутка», «Кляуза» (как Шукшин поздно понял, насколько важно действовать наперёд, а не думать про наличие совести у других).

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин — Рассказы 1972 (опубликованные позже)

Шукшин Рассказы

Нужно упомянуть рассказы, обычно относимые к 1973 году, но написанные годом раньше. Среди них «Алёша Бесконвойный» — повествование про человека, любившего принимать баню. Это мероприятие он воспринимал с полной серьёзностью, начиная процесс приготовления с заготовки дров. Можно охарактеризовать не иначе — ритуалом. Читатель волен подумать, что перед ним очередной чудик. Однако, насколько это будет оправдано, если применимо к человеку, чьё чудачество заключается в любви к процессу мытья собственного тела? Наоборот, Шукшин показал человека, чья душа горит за определённое дело, к которому он не готов подходить спустя рукава. В рассказе обязательно оговаривается посещение общественной бани, которую главный герой повествования не принял, скорее придя в ужас.

Рассказ «Версия» — сообщение о событиях, может быть имевших место в действительности. Из деревни уехал парень, планируя развлечься в ресторане. Откушав, он пошёл вразнос. Тут бы его закрыть на энное количество суток, дабы пришёл в себя и задумался над поведением, но не к такому его подвела судьба. Он приглянулся директору ресторана — женщине. И она даже пригласила его погостить у неё. Разумеется, в подобное не могли поверить деревенские жители. Рассказчика подняли на смех, ни единому слову не поверив. Он не на квартире время с женщиной провёл, а как раз отсидел под надзором правоохранительных органов: в этом были уверены все в деревне. Что оставалось делать? Отправиться в город и показать тот дом и тот подъезд. Почему-то такого доказательства деревенским хватило — они поверили.

В рассказе «Гена Пройдисвет» показан как раз чудик. Главный герой очень любил играть на гитаре. Где бы не работал, всегда играл, невзирая на удобность и позволительность. Он мог плавать в бассейне, обязательно наигрывая мелодии и распевая песни. И ладно бы, будь он отличным исполнителем. Того за ним не отмечалось. Скорее следует говорить о сомнительном репертуаре. Нигде его долго не терпели, поэтому постоянно приходилось менять работу. В итоге он вернулся в деревню. О чём ещё можно было рассказать? Пожалуй, заставить беседовать со стариком, который ударился в религию на склоне лет, к чему Шукшин и подвёл повествование.

Рассказ «Осенью» можно назвать произведением-истерикой. Непонятно… на эмоциях писал сам Шукшин, имея острое переживание, либо решил отразить повышенный эмоциональный фон у главного героя? Случилось быть похоронной процессии, проходящий мимо принялся гадать, кого могут хоронить. Выяснил, что процессия проходит с целью отправки гроба в дорогу, потому как умер нездешний. Вскоре выяснил и неприятное для него обстоятельство, он знал умершего человека, прежде бывший неравнодушным, ибо хоронили женщину, которую некогда любил. В дальнейшем и случается на страницах истерика.

В рассказе «Упорный» показан человек, уверившийся в возможности создать вечный двигатель. Он начертил приблизительный вариант осуществления идеи, к чему никто не проявил интереса, так как чисто гипотетически двигатель может вечно функционировать, но в предлагаемом случае такого достигнуть невозможно. Это объяснялось с помощью научных доказательств. Главный герой ни к кому не прислушался: учителя математики и физики не стали для него авторитетами. На протяжении ночи он создавал прототип, вроде бы учтя всё необходимое. Думалось, двигатель будет запущен и до утра не остановится. Да такого не произошло… Двигатель остановился. Как же признаться в ложности суждений? Оставалось создать такую же ложную надежду у отвергнувших его доводы. Отняв время у учителей, главный герой честно признался — не получилось.

В том же 1972 году написан рассказ «Пьедестал».

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин — Рассказы 1972

Шукшин Рассказы

Иные рассказы Шукшина достойны отдельного повествования, но не обо всём есть смысл развёрнутого сообщения. Иногда важно сказать суть, так как не поднимешь всех тем, заложенных автором. К одному из таких рассказов относится повествование «Беседы при ясной луне», где два человека ночью ведут разговоры. Причём основным рассказчиком выступает старик, на склоне лет повадившийся коротать бессонные ночи в беседах со старушкой, работающей сторожем. Он изливает для неё свою жизнь, отчасти бахвалится, показывая себя очень грамотным человеком. Может Шукшин тем сумел показать для советского читателя, какая действительность сложилась в Союзе, когда не всё то хорошо, каким оно кажется. При этом, как бы оно странным не показалось, действуя на выгоду, люди всё равно стремились к совсем уж несуразным радостям. Если потребовать от крестьян сдавать больше молока, объясняя это низким процентом жирности, то мечтать полежать в городской больнице, причём без какого-либо заболевания.

В рассказе «Беспалый» показан эпизод человеческой несносности. Всем должно быть известно, насколько люди любят совать нос в чужие дела, ещё и требуя соответствия их личному пониманию должного быть. Например, любил мужчина женщину, всячески угождал, не видя в том ничего зазорного, поскольку сильно любил и хотел поступать именно так. В то же время, окружающие видели, насколько женщина пользуется таким положением, будто специально ведёт себя так, чтобы к ней проявлял внимание тот мужчина. В ситуации, когда двое были довольны происходящим, не требовалось присутствия прочих мнений. Однако, окружающим понадобилось высказывать суждение, казалось бы справедливое. Как результат — трагический исход.

Рассказ «Медик Володя» — отражение будней. Оказывается, не всех студентов отправляли в колхозы для помощи крестьянам. Достаточно было раздобыть справку, что отработал данную трудовую повинность в деревне, как освобождался от колхозной практики. Рассказ дополнили истории про боязнь трупов и прочие медицинские байки.

Повествование «Наказ» — демонстрация ситуации, когда председателем колхоза назначили тридцатилетнего, как тот начал бороться с тунеядством. Дело это оказалось невероятно трудным, ведь тунеядство является качеством, присущим некоторым людям, которое из них не вытравишь. Председатель колхоза желал изменить подход к труду на всех уровнях. Только вот на работе он может заставить выполнять больше, нежели делается, тогда как до прочего никогда не дотянется. Если у него слесарь и без того ходит на работу через день, дабы закрутить семь гаек за смену, то дома он вовсе ничего не делает.

Особо полюбившийся Шукшину стиль рассказа в виде беседы продолжился в повествовании «Страдания молодого Ваганова», где поднималась проблема семьи, несмотря на её воздействие на отдельно взятого человека.

Из прочих рассказов за 1972 год: «Генерал Малафейкин» (байки в поезде), «Мнение» (возмущение по поводу статей политического содержания), «Постскриптум», он же «Чужое письмо» (про притянутые за уши проблемы, тогда как главная суть послания крылась в послесловии — просьба выслать деньги), «Танцующий Шива» (сперва танцы, потом драка).

Дополнительно упомянем статьи, написанные в этом же году: «Заступник найдётся» (про подготовку к работе над фильмом о Разине), «На едином дыхании» (предисловие к повести Андрея Скалона «Живые деньги»), «Он учил работать» (про подход к труду Михаила Ромма, призывавшего к необходимости работы и над собою в том числе, особенно обращая внимание на важное умение — быть терпеливым).

Шукшин постепенно приобретал значение важного для Советского Союза человека. Остаётся сожалеть, насколько этот период оказался скоротечен лично для него.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Как зайка летал на воздушных шариках» (1972)

Шукшин Как зайка летал на воздушных шариках

Сложно оставаться человеком, являясь при этом человеком, пускай и ничего человеческого человеку не чуждо, в большем человеком он перестаёт быть, поскольку стремится обрывать связи с тем социумом, который его породил. Но иногда всё-таки нужно вспоминать, кем ты являешься, чем обязан окружающим. Что говорить, если люди живут в одном населённом пункте, а то и буквально являясь соседями, а найти время, либо желание, не могут, чтобы уделить короткое мгновение людям, которым многим обязаны. Ещё сложнее становится при наложении обстоятельств, поскольку каждый человек обременён участием в социуме, становящийся ему близким посредством возникающих в течение жизни связей. Чуждый социум становится близким, так как он связывает жизнь с человеком, из него вышедшим. И этот человек может разрушить привязанность к любому другому социуму. За столь поучительным рассуждением кроется понимание содержания рассказа Шукшина с довольно детским названием — «Как зайка летал на воздушных шариках».

Ребёнок тяжело заболел, дабы облегчить его состояние родители готовы на многое. И помощь ребёнку кажется возможной только при одном обстоятельстве, если ему рассказать сказку. Причём надо поведать такую, о которой он постоянно просит. Проблема в том, что родители не обладают умением сочинять сказки, не умеют они и завершать сюжет, не стремясь к необходимости хоть какого-либо проявления фантазии, заключайся требование ребёнка сообщить историю на заданный сюжет. Нет, он просит такую сказку, которую ему рассказывал родной дядя.

Решение кажется простым, нужно позвать дядю. Тут-то и кроется проблема, поскольку тот живёт за полторы тысячи километров. Это расстояние быстро можно покрыть только на самолёте. При этом нужно понимать, самого желания дяди приехать мало. Легко не оторвёшься от обязанностей, не бросишь дел, требующих срочного решения. И дядя бы отказался от далёкой поездки, не будь он обладателем подлинных качеств, обличающих в нём настоящего человека. Оставалось убедить жену в срочности отъезда, а после найти способ купить билет, так как нельзя быстро раздобыть требуемое. Шукшин вновь задействовал бытовавший в Советском Союзе вспомогательный ресурс — связи. Если до звонка нужному человеку билетов в кассе не было, то после место на борту самолёта всё-таки нашлось.

Что до самой сказки — не настолько она ребёнку и требовалась. Родители проявили чрезмерную опеку, как оно чаще всего им свойственно. Когда дядя прибыл, ребёнок спал, поэтому будить его не стали. Вместо этого братья начали говорить о жизни, заодно и дойдя до самой сказки. Сюжет оказывался незамысловатым: папа попросил зайку подержать воздушные шарики, подул ветер, зайка взмыл под облака, теперь потребовалось придумывать, каким способом его спасти, тогда маленькая девочка предложила попросить птичек, чтобы они прокалывали шарики по одному, благодаря чему зайка благополучно опустится на землю.

Дальнейшее для сюжета значения не имело. Основное — человек бросил дела, приехал по первому зову. Не так важно, насколько то требовалось. Последующие поколения и вовсе бы в том не нашли надобности, учитывая возможность общения на расстоянии посредством видеосвязи. Да и во времена Шукшина дядя мог спокойно изложить историю в письме, которое нашло бы адресата быстрее, нежели он сам доедет. Однако, для проявления человечности требуется больше, нежели факт общения, для этого нужно быть на максимально близком расстоянии. Даже кажется, не в том желание ребёнка, чтобы ему рассказали интересную сказку, сколько в необходимости присутствия дяди рядом — уже это ему поможет больше, нежели всё прочее.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Позови меня в даль светлую» (1973)

Шукшин Позови меня в даль светлую

Не существует рецептов для жизни. Как не живи — всегда будешь вступать в противоречие с самим собой, с окружением и с обществом в целом. Особенно, если стремишься к чему-то, о чём прочие не мыслят. Ведь на каждый определённый момент существует такая же определённая точка зрения на должное быть. И не так просто переубедить в необходимости совершения перемен, порою воспринимаемых за необходимые. При этом получается, что радужные перспективы не настолько радужны, когда речь заходит о необходимости иного осмысления действительности. Нет, Шукшин не взялся философствовать о насущном, он просто решил показать, насколько сложно детям заявлять о праве на новое видение. Вместо воспоминаний о себе, с какими трудностями сталкивался он, Василий предпочёл дать пример в качестве повести «Позови меня в даль светлую».

На страницах произведения главный герой стремился к медицинской профессии. Ему хотелось стать человеком, кто способен на большее, нежели оставаться в числе жителей деревне. В качестве любопытства он мог прооперировать свинью, тогда как родные воспринимали это за нечто вроде жестокости. Они не могли понять, зачем совершается подобное, когда ничего к тому не побуждает. Дабы показать нагляднее, Шукшин позволил главному герою беседовать с дедом, благодаря чему получится раскрыть содержание в более полной мере.

Кажется, проще жить, зная о происходящих процессах. Почему человек пьянеет от алкоголя? Объясняется это отравляющим действием сивушного масла. Чем это облегчает понимание опьянения? Ничем. Но имея об этом знание, сумеешь добиться новых сведений, благодаря чему получится изучить не только физиологию человека, но и умение на неё влиять. Деду для этого дела нет, он осуждает главного героя. И тут возникает для читателя понимание ещё одной проблемы содержания — нежелание старшего поколения соглашаться с происходящими переменами. Как пример с телегой, в которой ехать приятнее и надёжнее, нежели на самолёте — пускай и быстро, зато не всегда живым.

Кем хотят видеть главного героя? Допустим, профессия водителя — нужная. А почему? Нет, не по причине её востребованности. Сугубо из-за доступа водителя к возможности приворовывать. В данном случае лучше стать судьёй или прокурором. Читатель волен возмутиться таким сравнениям. Впрочем, может имелся в том смысл, особенно в годы написания повести. Да и не говорил Шукшин, будто это так. Наоборот, Василий показывал, насколько представления родственников главного героя полны анахронизмов.

Ровного и цельного повествования Шукшин не предложил. Показав стремления главного героя, продолжил рассказывать при изменении обстоятельств в содержании. Для читателя становилось понятным, насколько мать главного героя желает обладать счастьем в сфере личных отношений, для чего ищет внимания понравившегося ей мужчины. Сделать этого, в присутствии ребёнка, она не может, поэтому отправляет сына к родственникам в другой населённый пункт. И уже там Шукшин продолжает показывать трудности восприятия, так как теперь главный герой попал в среду, где все к чему-то стремятся, на фоне чего он становится едва ли не серой вороной, стремящийся к тому же, но не имея похожей поддержки. Настолько это ему не понравится, что он предпочтёт искать встреч с матерью. И мать вскоре одумается, понимая, насколько сын важнее любых прочих причин: он и является её счастьем. Повествовать в подобном духе Василий мог бесконечно, остановившись на моменте, словно исчерпав слова для продолжения.

Повесть задумывалась в качестве сценария для экранизации, чего при жизни Шукшина не случилось.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Калина красная» (1972)

Шукшин Калина красная

Тут следует сказать — перед читателем нетипичный Шукшин. Сложно воспринимать его героя, которого он взялся показать. И это при том, что показан человек, готовый на пересмотр жизненных ценностей. Но «Калина красная» — это произведение не про зэка, решившего завязать с криминальным прошлым, и не про преображение, как о том желается думать. Скорее следует говорить про свойство человека меняться, подстраиваться под обстоятельства. Если прежде казалось, будто, являясь деревенским жителем, оным навсегда останешься, в каких условиях не живи. А по Шукшину теперь выходило иначе. Изначально главный герой воспринимается преступником, никак не связанным с деревней. И пусть у него появляются мечты о том самом преображении, словно подсказываемые ему как раз сохраняющимся стремлением вернуться в изначально его породившую среду — то есть в деревенский дом к матери, он всё равно никак не ассоциируется с возможностью возвращения к корням. Содержание можно понимать и через необходимость каждому стремиться к честной жизни, для чего всем должен даваться второй шанс.

Повествование начинается на зоне. Главный герой — осужденный за преступление. Не имеет значения, кем он прежде был, хоть вором, убийцей или спекулянтом. Впрочем, всё это ему оказывалось свойственным. Не имея желания вырваться из порочного круга, на этот раз главный герой решил измениться. Он стал мечтать о сельском быте, к чему его подтолкнула девушка, согласившаяся с ним переписываться. Читая её письма, главный герой сожалел о прежде им сделанном. При этом, не имея опыта, он не мог отказаться от старых привычек. В последующем на страницах читатель не раз увидит, как главный герой будет стараться перебороть себя, иногда упрашивая создать для него более щадящие условия.

Требовалось пересилить стремление вернуться на преступный путь. Вся жизнь главного героя — череда совершения злодеяний, мотовство и новая отсидка. Он начинал понимать — ведёт никчёмное существование, пусть ему нравится обладать большими деньгами и жить в собственное удовольствие. Только оказывалось, счастливым от этого в полной мере не станешь, поскольку, как не радуй тело, душа продолжит требовать особых условий. Вот и наступает переломный момент, когда главный герой едет в деревню к девушке по переписке, знакомится с нею и её семьёй, пытается адаптироваться, показывает умный строй рассуждений, способный на совершение прекрасных деяний. Шукшин не забыл, насколько важно показать сложность адаптации, вследствие чего главный герой периодически будет срываться. Ведь нельзя человеку разом отказаться от ему свойственного, для этого необходимо твёрдо в таковом увериться.

Финал произведения не даст читателю возможность сделать вывод. Единственное утверждение будет точным — главного героя не ждёт конец, вроде собачьего. Он не умрёт, убитый на зоне или при совершении преступления. А если и быть ему убитым, то по нему обязательно будут плакать, о нём никогда не забудут, он продолжит жить в памяти людей, добрым словом его вспоминающим.

Так почему перед читателем нетипичный Шукшин? Нельзя припомнить, чтобы прежде Василий писал в подобной тональности, ещё и используя образ совсем павшего человека, хоть и способного к преображению. Вероятно, остаётся думать так, Шукшин стремился открыть новое понимание жизни, находя необходимость задуматься о человеческом обществе, где живут не только добропорядочные и странные люди, но и те, кто существует сугубо во имя себя, ни с чьими интересами не считаясь. У читателя должно сформироваться мнение о праве каждого на им делаемое, при условии, что это совершается с чистыми помыслами… и тогда любое деяние окажется оправданным, в том числе и воспринимаемое за недопустимое.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Брат мой», «Печки-лавочки» (1969)

Шукшин Рассказы

Важно помнить, человек творящий никогда не живёт сегодняшним днём, поскольку он тогда существует во имя пустых целей. Тем и опасна ложная популярность среди современников, чаще всего переходящая в забвение среди потомков. Созданное сегодня надо отложить до лучшего времени, чтобы завтра оно расцвело яркими красками. И пусть пройдёт хотя бы год, нежели месяц, прежде того, как молва разнесёт весть о творении человека. Безусловно, это лишь одна из сторон восприятия действительности, имеющая исключения. Оставим разговор об этом в стороне, покажем творчество Шукшина под тем пониманием, которое обычно не становится уделом знаний большинства из нас. Допустим, в 1969 году Шукшин написал киноповесть «Печки-лавочки», в 1972 году на экраны вышла экранизация, сама публикация произведения состоялась после смерти Василия. Но некоторые творения отходили вовсе на задний план, вроде киноповести «Брат мой». Есть в активе у Шукшина незавершённый сценарий о селе Сростки, опубликованный в составе изданного в Барнауле собрания сочинений в восьми томах. Не все знают и про участие Василия в сценарном ремесле: в 1970 году он создал сценарий «Иван Степанович» по мотивам рассказов Антонова, вскоре снятый на плёнку под названием «Пришёл солдат с фронта».

Говоря про «Печки-лавочки» читатель и зритель наконец-то обретут понимание общих представлений о киноискусстве. Обычно художественное произведение становится источником вдохновения для создания чего-то отдалённо напоминающего оригинал, по мотивам. Остаётся надеяться, что когда-нибудь общество выработает запрет на стяжание славы или потуги самовыражения через заслуги других творцов. Не дело, чтобы один труд заменялся другим, выдаваемый за сходство с изначальным произведением. По крайней мере, должно изменяться название. Что до Шукшина, он и не думал иначе трактовать собственные работы, поскольку и без того являлся их творцом. Как он показал «Печки-лавочки» в форме художественного произведения, таким же оно получилось на экране, за исключением возможности дополнить полотно фрагментами зрительного восприятия, то есть увидеть самого Шукшина с косой, пока перед зрителем неспешно проходят вступительные титры, да присоединиться к общему веселью сельских жителей, собравшихся на застолье.

В «Печках-лавочках» Шукшин отобразил путешествие простых людей из сибирской глубинки на морской курорт. Основное действие происходит в поезде. Главные герои сталкиваются с происходящим во внешнем мире. Как бы им не было обидно, для начала они столкнулись с нечестным на руку гражданином, промышлявшим воровством. Это настолько на них повлияло, что они стали с подозрением относиться абсолютно ко всем, не до конца доверяя даже в случае, если перед ними приводились доказательства благонадёжности. Весь путь до курорта — это череда попыток научиться жить по правилам большого мира, где честность для каждого значит нечто определённое, не имеющее сходства между двумя точками зрения. И даже на курорте возникнет желание уподобиться поступкам большинства, совершив не до конца честное деяние. Такие уж печки-лавочки, как бы в очередной раз выразился главный герой.

Что до киноповести «Брат мой» — это ещё одна попытка сверстать сюжет по мотивам прежде рассказанного и показанного. Иногда Василий становился словно неисправимым, готовый заново переработать прежде им использованный материал. От этого неизменно создаётся чувство ранее виденного, отчего нельзя избавиться. Будем думать, именно поэтому данная киноповесть не встретила востребованности. Вновь показывать на экране то, что было, например, в фильме «Живёт такой парень», не окажется правильным. Но не будем заглядывать наперёд, вполне вероятно… когда-нибудь… и Шукшин станется своеобразно переосмыслен.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин — Рассказы 1971

Шукшин Рассказы

В рассказе «Билетик на второй сеанс», он же «Билет на второй сеанс», Шукшин сообщил про ещё одну откровенность в результате беседы пьяного человека. Главный герой всерьёз раздумывал, как бы он себя повёл, начни жить заново. Самое основное — женился бы на другой, поскольку ему досталась чрезмерно жадная жена, из-за чего приходится подворовывать. И всё бы ничего, но собеседником выступал тесть.

В рассказе «Дебил» про то, как сперва таким образом стали называть сына, а затем и самого главного героя. Почему так? Всё из-за несоответствия собственных желаний в представлениях о должном быть у окружающих. Например, пошёл главный герой покупать себе шляпу в магазине. Казалось бы, мужчина в таком деле не может быть щепетильным. Собственно, главного героя продавщица готова назвать бабой, а жена после покупки вздумала ругать. Впрочем, будем считать, главному герою следовало родиться в другое время, когда его поведение не могло вызывать обидных нареканий, ибо станет обыденным для повседневности.

Совсем иным был главный герой рассказа «Лёся». Отличался он лихим нравом, был лёгким на подъём и не имел склонности задумываться над последствиями действий. Стоило жене сказать изрядно слов по его адресу, выразив критическое восприятие им совершаемого, как расплатой для неё стал нож в сердце: главный герой убил без лишних размышлений. Ежели предстояло разбойное дело, он мог взять у крестьян коня, и те не смели ему возразить, хотя бы из-за боязни за жизнь. Но была у главного героя и честность в натуре, он всегда возвращал коня. Следовало как-то завершить рассказ, Шукшин предпочёл самое очевидное: смерть застанет в лесу от чьего-то злого умысла.

В рассказе «Ораторский приём» показан человек, мысливший имеющим право указывать людям на то, как им следует поступать. Он ехал в автомобиле, крайне негодуя, когда водитель соглашался по просьбе пассажиров останавливаться у питейных учреждений, вроде чайных. Зачем? Вполне очевидно, там люди будут распивать алкоголь. А алкоголь, как известно, для человека вреден. Тогда герой повествования шёл вместе со всеми, чтобы требовать запрета на продажу водки. Как читателю следовало это понимать? Видимо тем образом, что судьба у лихача и правдоруба заведомо одинаковая… Да вот правдорубу легче жить в цивилизованном обществе, он сумеет отстоять точку зрения, хотя бы на том основании, что умеет взывать к совести.

В рассказе «Письмо» Василий опять затронул тему Бога. Снова люди, которые считают себя верующими, мало соответствуют ожиданиям. Почему-то нет в набожных людях кротости, должной служить определяющим словом для их образа мысли. Получается так, что верующий человек — не тот, кто заслуживает благости всевышнего существа. Не исповедуют верующие в Бога и обязательных для них ритуалов, способные забывать о многом, когда то для них перестаёт иметь значение. Даже не так важно, о чём в рассказе будет написано письмо, достаточно показанного читателю главного героя.

Ещё в 1971 году Шукшин написал следующие рассказы: «Дядя Ермолай», «Ноль-ноль целых, «Обида», «Хмырь», «Хозяин бани и огорода». Пусть к ним проявит внимание любопытствующий читатель, стремящийся познать о творчестве Шукшина больше, нежели об этом можно сообщить сверх сказанного. Не во всём Василий мог рассказывать, к чему он стремился, иногда следовало просто из слов созидать содержание, не всегда способное оказаться действительно нужным для внимания. Поэтому не всё получается хорошо, так как не всему созидаемому следует становиться предметом интереса потомка.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Верую!» (1971)

Шукшин Рассказы

Во что же человек верит? И способен ли человек подлинно верить? И может ли человек заставлять верить в подобное других людей? Какими методами он должен действовать, чтобы его словам поверили остальные? А может нет никакой веры? Есть частное мнение, которое одни навязывают всем, кто имеет противоположное суждение. Как всегда, единственно верного ответа не существует. Скорее нужно думать, что человек способен верить во всё разом, при этом оставаясь недоверчивым. Каким образом об этом сообщить? Возьмём для примера рассказ Шукшина под громким названием «Верую!».

Для верности повествования Василий разбавил измышления действующего лица порцией алкоголя. Получался классический расклад в пьяном угаре, когда человек сохраняет способность размышлять, ещё не успев впасть в прострацию. Для него многое продолжает иметь значение, сугубо важное в силу необходимости донести личное суждение до окружающих. Не так важно, пьёт действующее лицо, либо согласится вести трезвый образ жизни, на момент повествования он ратует за определённое понимание, в котором культура пития играет более важную роль. Понятно, чрезмерное потребление алкоголя является грешным делом. Но разве допустимо человеку отказывать в удовлетворении самых малых слабостей? Вполне логично предполагать, насколько пагубно на человечество влияет потребление алкоголя. При этом, вполне понятно, кто склонен допускать перегибы, таковым останется и в прочих сферах, вполне способный иными способами удовлетворять склонность к отуманиванию головы. Только вот ежели человек верит, будто он пьёт в угодную для него меру, то переубедить не получится.

Главное — верить. Если веришь — с тобою будут соглашаться. Допустим, верит человек в Бога, при этом может сомневаться в существовании высшей сущности. Даже не верь в Бога, это не будет означать, будто высшей сущности не существует. Причём же Бог в рассказе Шукшина? Василий не раз пытался говорить на эту тему, не находя толком слов. В самом деле, как об этом говорить в государстве атеистической идеологии? Разве только допуская право людей на различное толкование действительности. Как усилить восприятие подобного допущения? Вполне очевидным способом! Коли кому-то желается верить в Бога, то он не обязан прозябать в средневековых представлениях, вполне способный стремиться к постижению окружающего пространства.

В целом, читатель должен подумать, насколько Шукшин старался возвысить мысль советского человека, не отказывая вере в высшее существо. Можно подумать, словно вера в Бога губительно скажется на развитии советского государства, ведь не должен верующий в божественный промысел уповать на собственные силы. Это кажется глупым, когда все чаяния человек будет направлять к высшему существу, сам не стараясь прилагать усилий. Вполне очевидно, не заготовь дров на зиму или не принеси воды из колодца, то Бог никак не сделает того за тебя, сколько к нему не обращай мольбы. Всё у человека в руках, в том числе и осуществление замыслов. Думается, к этому и стремился подвести читателя Шукшин, когда заговорил о прогрессе, космических полётах и невесомости. Одно другому не мешает! А если вера в Бога придаст человеку сил, так почему от такой помощи отказываться?

Безусловно, невозможно точно уловить, какую грань человеческого бытия Василий стремился раскрыть. С другой стороны, говорить о подобных материях, особенно с серьёзным выражением лица, равносильно написанию философского трактата в духе Платона. Поэтому потребовалось снизойти до самого низменного человеческого состояния — довести действующее лицо до пьянства. И теперь допускалось говорить о чём угодно, не боясь подвергнуться общественному осуждению.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Василий Шукшин «Мой зять украл машину дров!» (1971)

Шукшин Рассказы

В очередной раз хочется спросить: почему люди не стремятся к мирному сосуществованию? Почему вновь и вновь возникают разногласия? И становится понятно — каждый думает о себе. Никто не соглашается жить во имя других, обязательно акцентируя внимание сугубо на собственных нуждах. Что до Василия Шукшина, он отразил новый случай из жизни деревни, показав, каким образом мужик с тёщей рассорился. Им тоже мирно не жилось, всячески друг друга понукали. Разве не могли уладить разногласия и жить в мирной обстановке? Это вопрос риторический, так как способа прийти к взаимному согласию не существует. Вернее, есть единственный рецепт, согласно которому одна из сторон должна во всём уступать. Только разве подобное является справедливым? Как бы не было обидно, но иным способом жить в мире не получится. Стоит попытаться воспротивиться, как для внимания откроется новая сцена на театральном полотне из боевых действий.

А началось всё с малого, как оно всегда и начинается, мужик не досчитался денег, бережно им откладываемых. Он-то думал купить кожаную куртку, с форсом пройтись по деревне, чтобы каждый увидел обновку. Мечтания оказались разрушенными, поскольку жена, вероятно по воле матери, посчитала допустимым взять накопления и прикупить шубу. Мужик не понимал, зачем она так поступила. Вроде бы имела вполне сносное пальто, в котором не стыдно в люди выйти. У него же только роба, причём изрядно поношенная. На том и было создано неприятие, многократно усиленное гонором тёщи, принявшейся гнобить мужика. С её логикой вполне можно согласиться — в первую очередь следует думать, как красивее одеть жену, обеспечить её быт и удовлетворить малые прихоти. Но и мужик заслуживает небольшой толики уважения, в чём ему полностью отказывали.

Разговор на повышенных тонах закончился намерением тёщи привлечь к разрешению спора милицию. Что сделал мужик? Запер тёщу в сарае. Цепочка событий довела дело до суда, где выражение личной неприязни продолжало возрастать. Мужик припомнил тёще былые дни, когда она, являясь на селе первым кулаком, в оном же обвиняла окружающих, благополучно пережив тяжёлый период становления советской власти. Тёще оставалось припомнить мужику каждый проступок, вроде того случая, когда он украл машину дров. Спорить с этим смысла не имело, но читатель должен обратить внимание на другое обстоятельство — спорщики могли в равной степени пострадать, оглашая обстоятельства, о которых следовало умолчать. По причине необходимости дополнять обвинения, возникла и машина дров. Да вот один ли мужик её украл? Коли тёща не брезговала пользоваться краденными дровишками, зная про их происхождение, значит должна нести солидарную ответственность.

Ни одна из сторон не стремилась к примирению. Но пока одни воюют, другие наблюдают за зрелищем, считая допустимым безболезненно высказываться по существу вопроса, ни в чём оттого не страдая. Оно всегда так: с чужим горем разобраться проще, нежели со своим. Да и подбросить поленья в жар чужой вражды — для кого-то является проявлением высшей степени удовольствия. Иного быть и не может. В любом случае, спор должен разрешаться сторонними людьми, кто способен судить без пристрастия. Если позволить людям разбираться с проблемами самостоятельно — это приведёт к конфронтации, чаще с печальными последствиями. Об этом Шукшин рассказал ещё в начале повествования, когда мужик запер тёщу в сарае. Пусти дело на самотёк, продолжи тёща допускать нелестные высказывания в его адрес, исход и вовсе мог оказаться трагическим.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2 3 5