Tag Archives: булгарин

Фаддей Булгарин – Произведения 1826-30

Булгарин Чертополох

Рассматривая произведения Булгарина, не видишь толком самого человека. Современники о нём редко отзывались действительно добрыми словами, особенно если речь шла о литераторах. Но в таких особенностях пусть разбираются биографы – им есть о чём гадать, особенно о симпатиях к Фаддею на высшем уровне, возникшем после воцарения Николая. Булгарин продолжал писать небольшие произведения, вроде следующих: Две стороны; Компас мнений, или Слова и дела; Публика и журналист; Добро и зло, или Опыты экспериментальной философии, Званый обед; Зозо, или Рецепт: как разориться от приличий; Искатель. К другим работам, написанным в период с 1826 по 1830 год, предлагается присмотреться чуть подробнее.

В 1826 году Булгарин опубликовал “Урок фанфаронам и ветреникам”, “Нежная маменька и наставник, или План модного воспитания”, “Мои недостатки, или Исправление с Нового года”. Стоит отметить появление самодовольства. Фаддей говорил, не проявляя почтения к окружающим. Он считал важным своё мнение, тогда как до прочих не нисходил. Он с удовольствием разносил галломанов, опять поднимавших голову в российском обществе, в котором почему-то вновь изменилось представление о должном. Ежели полтора десятилетия назад всё французское подвергалось острому осуждению, то теперь словно того и не было. О чём писали на протяжении XVIII века русские литераторы, насмехавшиеся над петиметрами, о том пришлось вести диалог и Булгарину. Снова в дворянской среде стало стыдно говорить по-русски.

В 1827 году Булгарин пишет подобие исторической повести “Падение Вендена”. Ему оказалось интересным противостояние Ивана Грозного и шведского правителя Магнуса, сошедшихся в праве за обладание территорией Лифляндии. Тогда же Фаддей попытался раскрыть острую тему “Судья по выборам”. Оказывалось, избираемые в судьи плохо представляли, на основании чего они осуществляют деятельность. Они думали, что достаточно вынести решение. В остальном им помогут секретари, прекрасно разбирающиеся в законах. Ещё одно произведение того года – очередная острая статья “Ах, что ныне за время!”. Булгарин поведал об игральных картах, способных помочь везде найти приют человеку, готовому составить компанию заинтересованной в том части общества.

За 1828 год нужно отметить невымышленное происшествие XIX столетия “Леокадия, или Жертва необдуманного брака”, известное ещё и как “Письмо венгерского гусара”. Своего рода трагическая быль, где рассказано об умершей девушке. А вот 1830 год – это “Славяне, или Освобождение Арконы” и “Чертополох, или Новый Фрейшиц без музыки”. В творческих изысканиях Фаддей заглянул даже в глубокое прошлое, особенно интересующее сторонников варяжской теории по Тредиаковскому, согласно которой варяги были славянскими выходцами с острова Рюген, известному прежде всего по существовавшему на нём священному поселению Аркона.

Но читателю будет интереснее узнать про содержание отрывков из волшебной сказки, найденной в лоскутках, названной Фаддеем “Чертополохом”. Её суть построена на чертовщине. Вернее на классическом сюжете, когда человек заключает договор с тёмными силами. Теперь предметом желаний стала писательская слава. Некий человек пожелал оную обрести, для чего заключил соглашение с чёртом. Но какой хороший писатель может быть без дурных о нём высказываний? Каждый друг станет за глаза отзываться о творчестве такого писателя негативно. И дабы лучше понять повествование, то просто нужно писательство заменить на порочность. Необходимо понимать, всякое умение должно приравниваться к пороку, вследствие чего его обладатель становится возвышенного о себе мнения, тем порождая недовольство среди окружения. Немудрено увидеть итог повествования. Вполне очевидно, кто в итоге станет чертополохом из названия. Не будет особым отклонением от истины, если читатель станет воспринимать в качестве чертополоха самого Булгарина. Ведь он хотел писательской славы, а встречал сплошь поношение от поэтов, прозаиков и критиков.

» Read more

Фаддей Булгарин – Произведения 1825

Булгарин Бедный Макар

Булгарин только входил в литературную жизнь. Он ещё не создал подлинно крупных произведений, хотя пытался к тому проявлять рвение. Вся его дальнейшая жизнь пройдёт через решето из почтительного уважения к творчеству у одной части читателей и полного отвращения – у другой. Отчасти Фаддей это предвидел. От твёрдо понимал – ему будет практически невозможно создать о себе благоприятное впечатление. Во многом это связано с его происхождением, в том числе и сомнительным для жителя России прошлым. Но и это являлось благом, поскольку имея разносторонние впечатления от доставшегося на его долю, Булгарин имел возможность трактовать происходящее на иной лад, для кого-то воспринимаемого в качестве критически ценного. Одним из произведений, позволяющим именно таким образом трактовать литературные труды Фаддея, стало повествование “Бедный Макар, или Кто за правду горой, тот истый ирой”, согласно которому главному герою постоянно указывалось на его рождение близ границ Пруссии, вследствие чего его творческим изысканиям постоянно чинились препятствия.

Своего рода сходными по духу можно воспринимать рассказы “Воздушный шар Архипа Фаддеевича, или Утешения в горестях” и “Провинциал в обществе большого света”, связанные единым персонажем. Читатель мог увидеть в них описание стремления уединиться от человечества. Впрочем, рассказ “Посещение доктора” немного исправлял такое мнение, ведь известно стремление людей существовать во имя превосходства собственной личности над интересами других. В качестве примера Булгарин привёл ситуацию, согласно которой трактовать отрицательное к себе отношение следует иначе. Как это происходит? Пусть Фаддей умел составлять слова в предложения и поражать читателя слогом, то если и служило показателем чего-то, оно лишь отражало возникающую в обществе зависть. И сомнительное происхождение становилось просто возможностью хоть в чём-то доказать личное превосходство над прекрасно излагающим мысли автором. Остаётся единственное – прописать завистникам воду с сиропом. То есть соглашаться с собственной никчёмностью, подслащивая чужую действительность.

В тему или нет, но за Булгариным осталась статья “Философическая история карманов”. В которой Фаддей рассматривал феномен возникновения детали одежды не в качестве возникновения способности удобно переносить вещи, а в качестве инструмента для построения лжи. Проще говоря, кому нечего скрывать, тот не станет ничего прятать в карман. В свою очередь потомок Фаддея должен трактовать его позицию согласно выработанного о нём представления – он стремился быть открытым, остро воспринимал критику не по существу, из-за чего позволял чувствам превосходить рациональное осмысление сущего.

Говоря о рациональности, Булгарин написал ещё два произведения “Дёшево и дорого” и “Качели”. Он размышлял о стоимости того или иного значения – в зависимости от необходимости им обладать или быть к нему причастным. Говоря же о стоимости, составил заметку “Беда от денег”. Вроде бы говорят, что деньги становятся основным источником проблем. Но разве их отсутствие не становится источником проблем ещё больших? Говоря о проблемах, Фаддей размышлял и о центробежной силе в труде “Новый Физиономик, или Знать птицу по полёту, а молодца по ухваткам”. В силу требуемых для него причин, Булгарин взялся думать о тех силах, что обладают способностью притягивать и отталкивать.

Из других произведений, написанных в 1825 году, нужно отметить следующие: Досуг и недосуг, Путь к богатству, Хладнокровное путешествие по гостиным. Как видно, Интерес Фаддея к определённой теме так и не сформировался. И не обязательно ему нечто мнилось, о чём приходится думать, невольно знакомясь с написанными им произведениями.

» Read more

Фаддей Булгарин – Произведения 1823-24

Булгарин Модная лавка

Среди ранних работ Булгарина трудно выделить определённое направление. Скорее нужно считать, Фаддей писал обо всём. Остаётся дать краткий перечень составленных им трудов. На историческую тему: Освобождение Трембовли (происшествие XVII столетия). Из прочих: Извозчик-метафизик; Как жаль, что я не богат, и хорошо, что я не богат; Подписка на журналы (сцена из частной жизни), Человек и совесть, Новый год, Очки; Новое значение старых слов, или Беседа у человека прошедшего столетия. Об остальных произведениях можно сказать чуть более подробней.

“Отрывки из путевых записок французского путешественника”, иначе называемые “Отрывки из записок французского гувернёра, находившегося в России” поднимали для читателя проблематику нравственности. Он сам – Фаддей – не совсем склонялся к необходимости принимать привычки русских. А может никто, кроме него, не замечал пороков российского общества, порою кажущихся до крайности неуместными. Однако, Булгарин сообщал и такую информацию, от знания которой должны были удивляться уже иностранцы. Впрочем, о многом они знали и без лишнего напоминания. Кто же не в курсе капризов климата русских равнин? Россия – это страна, где на улице тридцатиградусный мороз, зато в помещении температура держится в районе двадцати градусов. Это не хладные дома западной Европы, где десятиградусная прохлада одинаково ощутима на улице и в самом помещении. Фаддей посчитал нужным напомнить ещё об одной особенности русского характера, которой все беззастенчиво пользуются – русский человек никогда не оставляет никого в беде. К сожалению, о помощи потом редко кто вспоминает.

“Модная лавка, или Что значит фасон” – своего рода откровение для всякого, кто решился приобщиться к покупке модных вещей. Вроде бы ясно – себестоимость производства низкая. Но почему итоговая цена столь высока? Вот задумаешь купить предмет одежды за двадцать пять рублей, а просчитав стоимость его изготовления, никак не можешь понять, каким образом цена настолько поднялась от первоначальных полутора рублей. При объяснении всё становится понятным и принимается без возражений. Модную вещь делают не чернорабочие, а мастера с тонким чутьём, да и сам факт того, что данную вещь придумать надо – не оспорим. Кроме того, покупателю приятно ощущать уникальность им приобретаемого, особенно когда ему продавец скажет множество лестных слов. Тут кроется целая наука, отчего и дорог модный фасон.

Дополняет “Модную лавку” повествование “Талисман, или Средство жить без денег”, чем-то подготавливающее читателя к ещё даже не бывшим задуманными плутовским романам Булгарина. Если нет денег, разве трудно оттого прожить? Отнюдь. Никаких проблем это не создаёт. Как раз наоборот. Открывается море возможностей, к которым иначе не было бы пути. Нужно лишь оставаться открытым для перемен, во всём поступая согласно течению обстоятельств. Если придётся забыть о самоуважении (и скорее всего придётся), горевать не потребуется, о том не придётся и задумываться. Деньги вообще ограничивают человека, создавая вокруг него обстановку, расстаться с которой он добровольно никогда не сможет, а ежели денег не имеется, как и имущества, либо солидного социального положения, тогда важно хватать удачу за хвост, чтобы позволить себе жить безбедно, оставаясь по сути бедным человеком.

Никаких особенностей Фаддей читателю не предложил. Публиковал он произведения об обыденном. На равных из-под его пера могли выйти художественная работа или публицистическая статья. Иногда между ними не проведёшь различия. Да и читателю проще усвоить текст, когда с ним не автор стремится разговаривать, а придуманные специального для того персонажи.

» Read more

Фаддей Булгарин “Правдоподобные небылицы, или Странствование по свету в XXIX веке” (1824)

Булгарин Правдоподобные небылицы

Каким будет будущее? Булгарин заглянул на тысячу лет вперёд. Он дал представление об уникальном случае – человек упал за борт корабля между Санкт-Петербургом и Кронштадтом. Каким-то образом его тело оказалось погруженным в состояние анабиоза. В ХХIX веке он был обнаружен и пробуждён обратно к жизни. Кажется понятным, теперь он обращается к людям прошлого, указывая им на то развитие, к которому они должны стремиться, а также поведал о пороках общества, должных быть обязательно искоренёнными. Но каким образом можно было узнать о его мыслях? Придётся согласиться с фантастическим допущением. И как бы не фантазировал Булгарин, ещё рано говорить, насколько он был прав или ошибался в своих предположениях.

Развитие никогда не застынет, оно всегда будет двигаться вперёд. Сам Булгарин стал свидетелем технических новшеств, должных казаться его предкам подобием магии. Да и сам человек станет лучше, нежели являлся современник Фаддея. Уже сам тот факт уверенности Булгарина в обязательно должном быть исследованном полностью земном шаре – не останется белых пятен. Более того, человек станет жить повсеместно. Даже в Сибири будет жарко, поскольку холода сменятся тропическим климатом. А самое главное – важнейшими членами общества станут учёные, тогда как вельможи утратят властные полномочия, а языком международного общения вместо французского будет арабский.

Другая особенность будущего – переосмысление материальных ценностей. В качестве денег станут использоваться редкие материалы. Булгарин знал – одним из таковых окажется дерево. Собственно, главный герой повествования будет тому свидетелем – в качестве платёжного средства выступают деревянные монеты. Предметы, кажущиеся в XIX веке дорогими, окажутся доступными даже беднякам. Допустим, чай и кофе – это отныне напитки бедняков, зато богатейшая прослойка населения придумает нечто другое – о чём бедноте останется мечтать. Если задуматься о строительных материалах, то будущее за чугуном и технологией модульного строительства – всякое строение должно собираться из заранее созданных частей.

Само собой, не обойдут технологии и самого человека. О полётах по воздуху Булгарин не оговаривается, но вот под воду люди научатся погружаться в специальных устройствах. Да и вода будет добываться как раз из воздуха. Что касается безопасности, в этом плане Фаддей позволил представить себе переносной громоотвод, способный уберечь человека от поражения электрическим током. То есть к чему не протяни руки, всё окажется безопасным.

Что же, Булгарин не вышел за рамки должного быть доступным его пониманию. Он только переосмыслил имевшееся в его время, чтобы немного усовершенствовать и представить в оптимальном, по его мнению, виде. Фаддей мог и дальше размышлять, но вовремя остановился, позволив уже читателю продолжить поднятую им тему. Ведь известно, человеку лишь нужно сообщить повод, как различие высказываемых вариантов превысит все мыслимые и немыслимые предположения.

Конечно, будущее проще прогнозировать, если исходить о его понимании из человеческих способностей. Причём нужды человека должны всегда преобладать. Какую не придумай технологию, она обязательно окажется требуемой для человечества. Достаточно посмотреть – чего не хватает сейчас, как мозг заработает в нужном направлении, где от минимальных подвижек до максимальных всё расписывается в ярких красках. Допустим, человек должен научиться передвигаться: во-первых, быстро; во-вторых, везде. Значит, ему следует придумать соответствующие приспособления. Только тогда человек покорит любое пространство, хоть земное, хоть внеземное, хоть потустороннее. Что касается скорости, то она обязательно будет нарастать от медленной до мгновенной, вплоть до рассмотрения возможности движения в отрицательном его понимании. Потому признаем – Булгарин не был далёк от истины, к тому же по состоянию на XXI век не всё ещё реализовано, но близко к тому.

» Read more

Фаддей Булгарин – Восточные повести и рассказы 1822-26

Булгарин Восточные повести и рассказы

Тема Востока не одна из основных в литературных опытах Булгарина тех лет, но составила некоторую часть его творчества. Более, пусть и опосредованно, представленная “Философским камнем”, она нашла воплощение в следующих произведениях: Милость и правосудие, Раздел наследства, Закон и совесть, Искатели клада, Правосудие и заслуга, Фонтан милости, Человек и мысль. Некоторым из них Булгарин присвоил подзаголовок сказки, чему-то дал именование аполога, подразумевая тем подобие притчи. Смысловое содержание – мудрость, должная быть понятной каждому, кто способен здраво рассуждать. Неизменной характерной особенностью является убеждение в необходимости призывать людей жить в согласии друг с другом, помогая нуждающимся и не отказываясь принять, когда решают помочь уже тебе.

Всех сюжетов пересказывать не требуется. Достаточно остановиться на сказании “Раздел наследства”, поименованное самим Булгариным повестью, хотя следовало указать на поучительность, определив произведение хотя бы тем же апологом. Впрочем, к таким подзаголовкам Булгарин подойдёт только в 1826 году, а “Раздел наследства” написан за три года до того. Сказочность действия удаётся установить сразу, поскольку действие будет касаться смерти добродетельного человека, поставившего сыновей перед выбором – овладеть богатством, положением и возможностями, либо влачить худое положение на грани бедности.

Требовалось показать настоящий восточный колорит. Восток богат на возможности, отчего читатель не станет ничему удивляться. Неважно, каким образом добродетельный человек вообще добился всего того, чем собрался делиться. То придётся оставить в качестве необходимого условия для последующего рассказа. Оказалось, что умирающий владел большим состоянием, ему обязан был оказать услугу повелитель государства, и он имел тяжбу, в результате которой должен был вот-вот получить солидный барыш. Вполне очевидно, всё это достанется старшим братьям, весьма довольным, ведь один стал – богат, второй – женился на родственнице правителя, а третьему нужно лишь довести тяжбу до конца.

Что же досталось самому младшему брату? Он согласился принять скромный дом, малый надел и небольшое количество скота, за чем ему предстояло следить, так как выгод то ему не принесёт, позволит лишь самостоятельно заботиться о пропитании, извлекая доступное из имеющегося собственными руками. И в чём тогда мораль повествования? Этому Булгарин место отвёл под окончание рассказа. Странно, если читатель ещё не догадался, какой разор грозит старшим братьям, ведь на любое богатство или положение в обществе всегда найдутся желающие, тогда как до бедноты дела обычно вообще никому нет. Собственно, получившие лучшее из возможного, не обладая хваткой сохранить доставшееся им даром, братья окажутся в невыгодном положении и лишатся отцовского наследия. Один путь им предстоит – пойти виниться перед младшим братом, у которого хоть и будет тесно, зато все найдут кров и пищу, став наравне с некогда приниженным ими.

Несмотря на привязку к теме Востока, “Раздел наследства” должен служить поучением для читателя – указывать, что не надо браться за дело, которое тебе не по силам. Вполне приятно получить богатство, однако нужно уметь таковым распоряжаться. Получив большую сумму денег или иной шанс, разумно распорядиться этим не сможешь, не имея к тому ни природных дарований, ни хватки. Поэтому надо придти к выводу, что не следует на чужое разевать роток, покуда сам откусить по желаемому размеру кусок не смог.

Касательно остальных восточных повестей и рассказов Булгарина, они не менее поучительны, хотя и не более содержательны, писались от случая к случаю, а за один только 1826 год опубликовано сразу четыре из них.

» Read more

Фаддей Булгарин – Рассказы и очерки 1824-27

Булгарин Рассказы и очерки

В действительности, как не смотри на литературное наследие Фаддея Булгарина, он писал больше, нежели ныне может быть известно. Приходится опираться на имеющееся, понимая второстепенное значение его творчества, имевшее успех у современников, но совершенно не ценимое потомками. Одно из важных лиц литературы начала XIX века, Фаддей исторически уступил своё значение прочим именитым писателям своего времени. Но стремится дать хотя бы краткую характеристику его трудам определённо следует.

Написанное по горячим следам “Горестное воспоминание, или Письмо к приятелю о наводнении, бывшем в С. Петербурге, 07.11.1824″, напоминает читателю о случившемся в тогдашней столице происшествии. Ничего не предвещало беды, лишь чрез меры обильный дождь должен был насторожить жителей. Но осознание пришло в тот момент, когда вода стала заливать улицы. Стоило ли удивляться необычному подъёму Невы? К такой мысли подвёл читателя Булгарин. В пору высказаться в афористичном стиле: не гляди уныло на обильный дождь, лучше для спасения от наводнения заранее всё приготовь.

“Невольное убийство” (1825) с подзаголовком “Истинное происшествие” о имевшем место быть в 1814 году – короткие и скучные истории о фронтовых буднях. Такими же скучными историями стали “Беседы у больного литератора” (1825). Пусть не сам Булгарин был свидетелем описываемых им событий, однако должную форму тексту он всё-таки придать не смог.

Заметка “Мысли о характере Суворова” (1826) полностью называется “Мысли, родившиеся при чтении книги “История российско-австрийской кампании 1799 года, под предводительством Суворова-Рымникского”, изданная Е.Б. Фуксом”. Пересказывать её содержание, равносильно повторить сказанное Фаддеем, давшим краткий пересказ произведения Фукса. Но так как с трудом Фукса можно и не ознакомиться, поэтому придётся всё-таки сказать снова. Звезда Суворова зашла в годы царствования Екатерины Великой, он первым стал применять тактику, заключающуюся в необходимости каждого командующего самостоятельно решать, как он выполнит поставленную задачу. Такой опыт, вполне может быть, перенял у Суворова сам Наполеон, поступавший похожим образом. И, как же без этого, Суворов не просто командовал армиями, он исходил от чувств каждого участника предстоящих сражений. И это при условии военных действий, когда человеческая жизнь чаще всего становится разменной монетой для победы или неизбежного поражения.

Вольной фантазией следует назвать следующие произведения: “Где она? или Призрак счастья” (1826), “Благородный бедняк, или Счастье трудолюбивых” (1826) и “Янычар, или Жертва междоусобия” (1827). Самым примечательным тут оказывается “Янычар” – художественно обработанный текст для хоть какого-то понимания происходящего внутри турецких войск. Российский читатель интересовался делами Турции не меньше, нежели европейскими, вынужденный становиться современником очередной русско-турецкой войны.

Драматическое изложение в одно действие “Бегство Станислава Лещинского из Данцига” (без точной даты первой публикации) напомнило про Петра Великого, имевшего влияние на происходившие в Польше политические процессы. Противостоянии России Швеции не давало спокойствия и Речи Посполитой, где сменялись короли Август II Сильный и Станислав Лещинский. Повествование интересным окажется для жителей Польши, тогда как русский читатель напрочь утратил пристрастие задумываться над историей западного славянского соседа. Конечно, польский народ сам избирал себе королей, но тот принцип выбора зависел не от положения населявших Польшу людей.

Без точной даты и “Очерк характера Петра Великого”, как произведение для юношества. Булгарин в возвышенных тонах возвеличивал деяния первого российского императора. Дано ясное наставление – деяниями Петра следует гордиться. В подобном духе всегда писали о русских царях современники и ближайшие потомки, особенно учитывая то обстоятельство, что при Романовых было нельзя никого критиковать из их предков.

» Read more

Фаддей Булгарин “Встреча с Карамзиным” (1828)

Булгарин Встреча с Карамзиным

Встреча между Булгариным и Карамзиным имела место в 1819 году. Тогда, вернувшийся из поездки по Европе, Фаддей не знал русских литераторов лично. Возможно, он и к литературе не имел стремления. Тому имелись особые препятствия, выражающиеся через неудобство выражать мысли на не совсем родном ему языке. А писать Булгарину приходилось по-русски, благо он по праву рождения оставался подданным Российской Империи. Но вот перед Фаддеем Карамзин – человек с античным профилем и чистейшей русской речью.

У Карамзина была привычка утром до девяти часов совершать прогулки. Присоединиться к нему не представляло трудностей. Получалось вполне в духе перипатетиков, когда за Аристотелем следовали ученики, слушая его наставления. Так и в случае с Карамзиным. Но читателю не настолько важно, при каких условиях складывалась с ним беседа Булгарина. Важен сам факт оной, к тому же интересно краткое представление о содержании разговора.

Говорить приходилось о французах и русских. Эти два народа наиболее ярко выделялись среди европейцев. Имеющие сходные черты, они друг от друга разительно отличались. Да и происходившее в недавнем прошлом противостояние пробуждало дополнительное внимание. Карамзин следовал собственному мнению, в целом правдивому и сохраняющему актуальность по сей день.

Булгарин отметил и то обстоятельство, что переубеждать Карамзина оказывалось бесполезным. Наоборот, сам Карамзин отстаивал собственную точку зрения, никогда не соглашаясь с мнением оппонента. Никакого послабления или мельчайшего намёка на допущение существования чужой правды.

Не зная Карамзина лично, Булгарин имел о нём представление. С его слов известность распространялась от берегов Вислы до Камчатки. К тому же он был осведомлён о “Письмах русского путешественника”, приучивших соотечественников красивым слогом выражать ими увиденное и испытанное в поездках. Знал Фаддей и “Историю государства Российского”, на тот момент насчитывавшей восемь томов. Посему не из простых побуждений Булгарин наградил Карамзина званием исполина Русской Словесности. Пусть и не со всем соглашаясь, Фаддей отдавал должное сему человеку.

Впрочем, “Встречу с Карамзиным” Булгарин описывал спустя два года после его смерти. Говорить отрицательно о чём-то, имеющем отношение к России, он не смел, всячески превознося едва ли не всё. Полностью положиться на слова Фаддея не получится. Да и многое ли он мог доподлинно точно вспомнить о событиях девятилетней давности, не додумав часть деталей уже от себя, успев с того времени набраться иных впечатлений.

И всё же, примечательным моментов встречи является не утренняя прогулка, и не первое знакомство в доме Сен-Мора. Карамзин пригласил Булгарина на вечернее чаепитие к себе домой. Жил он тогда на Фонтанке, близ Аничкова моста. Оказалось, что Карамзин дозволял всякому присоединяться, не предупреждая о визите. Посему тогда же там оказались чиновники, литераторы и подданные иностранных государств. Самое удивительное, Карамзин с каждым собеседником разговаривал на равных, сам поддерживая беседу, позволяя того же придерживаться и другим. И надо отметить, Булгарин позабыл, когда ему вообще доводилось участвовать в подобном мероприятии, где забывались разногласия, уступающие место непосредственному взаимному обогащению мыслями за счёт обыкновенного общения.

Знакомство с Карамзиным должно было повлиять и на Фаддея. Появилась цель, к которой требовалось стремиться. Так ли уж необходимо обижаться, когда обида ничего в себе не несёт? Булгарин сам по себе представлял сборище противоречивых чувств, стремившийся найти связующее, обречённый сталкиваться лишь с разногласиями. Ежели он терпел неудачу – его желали утопить ещё глубже, а если обретал успех – старались задевать за живое и больно обсмеивать.

» Read more

Фаддей Булгарин – Военные рассказы и статьи (1822-27)

Булгарин Военные рассказы и статьи

Чаще всего писатели начинают литературную деятельность с того, что им наиболее близко, то есть с собственных воспоминаний. Порою, когда жизнь скучна и не даёт какого-либо разнообразия, тогда приходится опираться на чужие произведения, либо заставлять работать фантазию. Булгарин имел за плечами армейский опыт, поэтому на протяжении первого десятилетия преимущественно сообщал свидетельства прошлого, особенно примечательного тем, что начало XIX века для России стало порой сражений и побед, достойных постоянного о них повторения. Булгарин тут пришёлся как нельзя кстати.

Начать следует со статьи “Знакомство с Наполеоном на аванпостах под Бауценом 21 мая 1813 года” (1822), имеющей подзаголовок “Из записок польского офицера, находящихся еще в рукописи”. Читатель должен был воспринять данный текст за откровение самого Фаддея. Согласно сообщаемых свидетельств, французская армия терпела поражение, приходилось спешно отходить. Тогда-то и довелось автору сих записок встретиться с Наполеоном. Касательно же смыслового наполнения ничего кроме данного обстоятельства особенным не является. Просто был факт краткого знакомства и более ничего.

Статья “Военная жизнь” (1824) с подзаголовком “Письмо к другу моему Н.И. Гречу” – сообщение о тяготах армейских будней. Автору письма довелось участвовать в сражении, быть контуженым, после пришедшим в себя и пытавшемся найти утерянную им лошадь. Так же Булгарин отметил, что на войне легко быть убитым ядром или оказаться затоптанным копытами.

Статья “Пароход, или Рассказы грека о прежних битвах” (1825) стала объединением статей “Пароход, или Всякий молодец на свой образец” и “Обед в трактире, или Рассказ грека”. Описаны боевые действия на воде. В тексте присутствует радость за развитие корабельного дела, об утрате значения парусников. Теперь нет нужды путешествовать по морям на пакетботах, где все вынуждены были ютиться на одной палубе. Ныне они уступили место удобным пароходам, в которых имеется собственная прелесть, а на недостатки и вовсе можно закрыть глаза.

С подзаголовком “Из воспоминаний старого воина” вышли невымышленный анекдот “Военная шутка” (1823), рассказы “Ещё военная шутка” (1825), “Ужасная ночь” (1826), “Опасность в чужой беде” (1826). Продолжили фронтовые воспоминания произведения “Страшные истории” (1826) и “Развалины Альмодаварские” (1827).

Быль “Приключения уланского корнета под Фридландом, 02.06.1807″ точной датировки написания не имеет. Булгарин взялся прославлять силу русского оружия. То сражение унесло жизни и ранило около двадцати двух тысяч солдат со стороны армии Наполеона и армии Российской Империи, Россия принуждена была подписать мирное соглашение с Наполеоном в Тильзите на выставленных им условиях. О проигранных битвах хорошего не скажешь, но Фаддей стремился давать читателю возвышенное представление о боях, неизменно каждый раз заставляя гордиться за проявлявших отвагу соотечественников.

Ещё одна статья без точной датировки – “Переход русских через Кваркен в 1809 году”, воспевающий умелые действия русских, за одни сутки преодолевших по льду залив Кваркен (шириной в двести вёрст), вследствие чего Российская Империя в ходе войны со Швецией закрепила за собой финскую землю.

Как видно, Фаддею было о чём рассказывать. Он пока ещё не созрел для крупной прозаической формы, но должен был к тому стремиться. Наработать слог у него получилось. Разумеется, не всё им рассказываемое оказывается интересным читателю. Вернее, сообщаемая им информация представляет интерес для узкого круга лиц. Вместе с тем, Булгарин излишне стремился защищать слабых, находя слова в их поддержку. Как то было в отношении испанцев, так касательно и русских, ежели они проигрывали сражения. Такие же снисходительные выражения он искал для французов, стоило уже им претерпевать неудачи.

Но это ещё не всё, что касается мыслей Фаддея о войнах.

» Read more

Фаддей Булгарин: критика творчества

Так как на сайте trounin.ru имеется значительное количество критических статей о творчестве Фаддея Булгарина, то данную страницу временно следует считать связующим звеном между ними.

Картина Испанской войны во время Наполеона
Правдоподобные небылицы, или Странствование по свету в XXIX веке
Произведения 1823-24
Произведения 1825
Философский камень, или Где счастье?
Восточные повести и рассказы 1822-26
Произведения 1826-30
Военные рассказы и статьи
Рассказы и очерки 1824-27
Эстерка
Некрологи
Встреча с Карамзиным
Иван Выжигин
Димитрий Самозванец
Марина Мнишех, супруга Димитрия Самозванца
Предисловие ко второму изданию
Пётр Иванович Выжигин
Мазепа
Записки Чухина

Фаддей Булгарин “Предисловие ко второму изданию” (1830)

Булгарин Предисловие ко второму изданию

Сатира – это завуалированное отражение правды? Отнюдь, Булгарин так не считал. Не видел он в иносказании ничего близкого к действительности. Может хочется видеть правду в домыслах, тогда как до реальности в сатире не хватает самого главного – прямого отношения к имеющему место быть. Если брать в качестве примера басни, то сколько в них найдётся правдивых моментов? Наоборот, в баснях отражаются чаяния, которых не может существовать, поскольку они противны происходящим в нашей жизни процессам. Может в иных мирах, где правда и справедливость способны иметь определяющее значение, там найдётся место и прямому пониманию басенных сюжетов. Посему, коли о баснях пришлось говорить, Фаддей посетовал в сторону Крылова, укорив того в излишней подверженности сатире, никак другим образом не понимая граней таланта известного на всю Россию баснописца.

Помимо Крылова по басням известен Фонвизин, пусть и в качестве переводчика. И к нему у Булгарина имеются претензии. Фаддей просто не желал принять людское стремление находить отдушину хоть в чём-то. Нет, сатирой для Булгарина являлось неверное трактование обыденности. Для примера он предлагает суждения иностранцев, для пущей убедительности, касательно русских. Довольно забавно читать такое, о чём и помыслить прежде не мог. А это, между прочим, точка зрения людей из-за рубежа, чаще всего серьёзно ими воспринимаемая. Для нас же то мнение является сатирой. Собственно, точно такой же сатирой иностранцы считают мнение о себе, редко согласные с приписываемыми им качествами.

Фаддей не стоял на позициях необходимости извращать понимание действительности. Сообщать нужно только проверенную информацию, желательно окружая её наиболее правдоподобными обстоятельствами. Тут читатель ему должен возразить, так как беллетристы не могут обходиться без выдуманных сюжетных линий. Да и сам Булгарин некогда придерживался вымыслов, которыми он и далее станет наполнять страницы художественных произведений. Без вымысла не может существовать литературы. Но сатира – это всё-таки какая-никакая правда, только подаваемая под видом истины, оной на самом деле не являясь. Скорее следует говорить о своеобразном понимании жизни, то есть об утрировании.

Есть среди статей Булгарина работа под названием “Истина и сочинитель”, она также служила предисловием. В качестве диалога читателю представлены рассуждения о ремесле писателя, стремящегося познать истину, сообщив её другим. Истина оказалась беззащитной перед всеми, не способная постоять за себя. Она всегда покрыта наиболее желаемым писателям покровом, тогда как редким мужам от науки она предстаёт в естественном виде (сугубо филологи и математики могут её зреть таковую). Главным советом истины сочинителю стал призыв умалчивать там, где её образ может оказаться разрушенным, а лучше облачать истину в угодный самим писателям покров. Но сама истина прозрачна и не может быть заметна глазу. Нельзя увидеть того, что не имеет примесей, ибо всякое напластование извращает истину. И потому писателям ничего другого не остаётся, как выдавать за истину её покров.

Из этого следует: говоришь ты правду прямо или пытаешь её сообщить намёками, сообщить действительное положение дел никогда не сможешь. Для этого потребуется подобрать слова, которые изначально являются лживыми. Настоящая правда заключается в молчании. Какими речами не забавляйся, всегда найдутся те, для кого истина сокрыта под иным покровом, из-за чего тебя обвинят во лжи. Тогда останется уподобиться сочинителю сатиры, тем способствуя иносказательному пониманию истины, специально помещённой под покров, чтобы каждый читатель самостоятельно смог увидеть имеющее место быть.

Булгарин всё же подобного не признавал. Его правда оказывалась далёкой от сатиры, именно потому всякий мог обвинить его в предвзятом отношении к настоящему. Но как не говори – всё это есть и останется проблемой философского толка.

» Read more

1 2