Александр Дюма «Сорок пять» (1848)

Цикл «Генрих Наваррский» | Книга №3

Читатели Дюма знают, что одним из самых популярных персонажей французского писателя является мушкетёр д’Артаньян, имевший реального прототипа с тем же именем, фантастические сказания о котором легли в основу знаменитой трилогии. Читатели также знают о неспокойном нраве этого человека, благодаря его гасконскому происхождению. Роман Дюма «Сорок пять» вновь открывает возможность познакомиться с представителями гасконской земли, наводнившими двор последнего короля из династии Валуа и продолжившими стяжать славу при Бурбонах. Книга в честь них и названа — обозначенное в названии количество защитников стало личной охраной короля, а всё остальное Дюма выдумал, оставив для привлечения внимания только важные исторические лица, жизнь которых напрямую попала в зависимость владельцу многочисленных мемуаров, из которых Дюма черпал сюжеты, приправляя изрядной долей своей собственной правды.

Если в книге у Дюма встречается отчаянная личность, для которой нет авторитетов и которая может игнорировать указы короля, то значит перед читателем гасконец. Кому нравится шут Шико, тот всегда удивляется той смелости, с которой этот человек иронизировал над персоной первого человека в королевстве, выхватывал куски еды изо рта своего господина и смел давать едкие ценные замечания о происходящих вокруг королевского трона делах. Всё объясняется именно тогда, когда Дюма решает приоткрыть завесу перед читателем, причислив Шико к гасконцам. После этого всё окончательно встаёт на свои места. Гасконь сама по себе интересная историческая область — будучи изначально баскской, после имевшая собственное управление, а также пребывавшая долгое время под английским владычеством, чтобы вслед за этим навсегда отойти к французским владениям. Дюма отчаянно унижает гасконцев, сравнивая их с нищенствующим народом, для которого лучшим выходом был поиск счастья в более богатых областях. Вот и стали гасконцы его искать в других краях.

Когда гасконец появляется у Дюма впервые, то читатель может вволю насладиться деревенским поведением, где напыщенная гордость за свой род перемешивается с нежеланием прямо говорить о происхождении, уходя от прямого разговора до последнего, прикрываясь различными выдумками. Дюма любит эти моменты, выжимая всё возможное, чтобы создать наиболее яркие сцены. Конечно, читатель-современник писателя находил в пространных растянутых сюжетах определённое удовольствие, поскольку не имел никаких других аналогичных форм получения информации об окружающем мире. Возможно, именно поэтому сейчас подобную литературу относят в разряд подростковой, позволяющей молодым людям найти для себя множество увлекательных моментов, к которым взрослые люди уже не относятся с прежним трепетом, находя во всём этом лишь отражение графоманских пристрастий Дюма (если Дюма действительно сам писал все свои книги).

Только на гасконцах держится роман. Без них в книге можно найти лишь дворцовые интриги и любопытные сюжеты, касающиеся политики и особенностей становления независимости Голландии в попытках Франции ослабить присутствие Испании на восточной границе. В сложной и многогранной истории французского королевства наступали периоды, когда подходило время для смены династий, что порождало дворцовые интриги и вгоняло страну в беспокойство: смена дома Капетингов на дом Валуа привела к Столетней войне, а уходящие Валуа до последнего момента не могли определиться с наследником. Александр Дюма частично выполнил просветительную миссию, предложив всем интересующимся свою собственную версию произошедших событий, куда для художественности он добавил любовные линии, предательства и мужественные поступки, что так свойственны всей французской нации, остающейся добропорядочной, хоть и склонной к интриганству.

Хотелось бы видеть в творчестве Дюма больше лаконичности и меньше исторической недостоверности. Однако, популярность автору принёс именно такой способ изложения событий, где король показан простым человеком с присущими ему грехами, знать ничем не отличается от челяди, а общий фон вполне укладывается в концепцию привлечения внимания к книге с первых страниц, когда основные события происходят в начале и конце глав, а серина просто заполняет пространство между ними. «Сорок пять» — последняя из книг, когда читатель наконец-то может вздохнуть и понять, что гугенот Генрих Наваррский наконец-то воцарится, но предварительно вернувшись в лоно католической церкви. Его спасло чудо в Варфоломеевскую ночь, и отныне он — король Франции.

Дополнительные метки: дюма сорок пять критика, дюма сорок пять анализ, дюма сорок пять отзывы, дюма сорок пять рецензия, дюма сорок пять книга, Alexandre Dumas, Les Quarante-cinq, The Forty-Five Guardsmen

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:

Лабиринт | ЛитРес | Ozon | My-shop

Это тоже может вас заинтересовать:
Изабелла Баварская
Шевалье д`Арманталь
Асканио
Три мушкетёра, Двадцать лет спустя, Виконт де Бражелон
Граф Монте-Кристо
Королева Марго, Графиня де Монсоро
Две Дианы

11 comments

  • Да, давненько не читала я Дюма. Наверное это и правда, больше подростковая литература, я во всяком случае читала Дюма именно тогда. Очень нравилось.

  • Мне нравятся произведения Дюма, а то , что не слишком достоверны, но мы же не историю, а беллетристику читаем — за достоверностью к историкам и учебникам, если нужно! Дюма неповторим!

  • Очень любимый многими писатель, очень много его произведений экранизировано и не раз. Всегда его интересно почитать и перечитать.

  • В юности и молодости романы Дюма читал запоем. Сейчас иногда тоже кое-что перечитывают. Но уже нет такой увлеченности.

  • автор очень хороший и его творчество многому может научить! классика, что говорит, все времени!

  • В юности многие из нас зачитывались произведениями Дюма, и я не исключение.

  • Да, точно, по нынешним меркам почти все классики были непростительными графоманами )))

  • Дюма — это конечно, писатель с большой буквы , классика романтического жанра. Когда то читала его запоем, но сейчас почему то уже не так тянет на его произведения.

  • В юности очень много прочитала книг Дюма. Конечно, историю по ним изучать вряд ли возможно, но любовь к Франции и любопытство к этой стране его произведения прививают, это точно.

  • С удовольствием иногда перечитываю книги Александра Дюма. До сих пор. Конечно, давно известно, что от исторической «правды» писатель частенько отступал. Но … а есть ли она, «историческая правда»? Ведь не только писатели — историки об одних и тех же событиях порой пишут с противоположных точек зрения. А читателю остается выбирать — какая «история» его больше устраивает ;-)

  • Дюма был моим любимым автором в детстве. Сейчас даже не знаю, смогу ли прочитать его книги с таким же восторгом, как раньше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *