Сказание о Мамаевом побоище (начало XV века)

Сказание о Мамаевом побоище

Иным историческим источникам истину на события прошлого не пролить. О Мамае поведать правду они не в состоянии. Красиво сказать и изложить события былого им под силу, тогда как прочее – порождено воображением. Сказано было, как по наваждению дьявола обратил хан ордынский взор на земли Русские. Задумал он – язычник, идолопоклонник, иконоборец, христиан гонитель – повторить деяния Батыя, но не оставить городов, а воссесть в них. С такой бравадой шапкозакидательской начинается повествование об ожидающем Мамая падении.

Вот Рязань перед ханом ордынским. Правит Рязанью Олег. Что делать Олегу? Противиться сюзерену, как то задумал князь Дмитрий Московский? Или оказать поддержку Мамаю, тем обеспечив его продвижение к вассалам, бунт поднявшим? Более того будет поведано. Олег Рязанский – аки организатор союза между Литвой и Ордою – попустительствовать станет уничтожению Москвы, на его города претендующей. Ну а окажи Олег сопротивление, то выдержал бы Дмитрий сражение Куликовское? Али сошлись тогда в едином порыве силы соседей-соперников, Русь тем на колени поставивши? Есть всё-таки провидение, за которое подлецу стоит воздать уважение.

А знал ли летописец о ком он сказывал? Ягайло ли Литвою владел тогда? Или Ольгерд тогда владел Литвою? Путается он, тем разувериться в словах им сказанных заставляя всякого. Коли не стал воевать князь литовский, так он и не важен более для истории? А ведь мог воевать, и не бывать Руси Великою, а быть сожжённой – не Мамаем, так Тохтамышем или Тимуром в последующем.

Князь же Дмитрий Московский, прознав про замысел вражеский, упал в слезах пред божьим промыслом, откупиться задумал данью немереной, митрополитом одобренной. Да мало предлагал, не желая предложить более. И собрал он в помощь воинов храбрых, числом под три сотни тысяч воинов. Не князей одних он просил, он обращался и к церковным служителям. Влились в войско люди служивые, влились и монахи с силой дюжею: все на свершения люди годные.

Появились приметы всякие, ибо кто не верит в совпадения, тот о жизни знает малое. Приметою было и сражение первое – Пересвета с ордынским воителем. Длился бой коротко, мрачным отражением став для живших Руси восточнее. Не падали столь быстро Персии сыны, не падали так быстро и сыны Монголии. Их бой не завершался единым схождением. Не случилось того на Дону повторения. Пали двое на поле, тем дав начало сражению.

От оружия ли гибли воины? Не от тесноты ли воины гибли? Не хватало места сошедшимся. А сошедшимся места хватало ли? Было ли ещё место для хитрости? И кто хитрее – Руси воины или от Орды пришедшие ратники? Летописец ведает о дубраве, на гибель людей из засады откуда русские зрели без жалости. В том победа князя Дмитрия, припасшего силы важные, Мамая своим появлением устрашившие. Всего пало двести пятьдесят три тысячи воинов, за Русь жизнь отдавших. Ох, и беда постигнет потом князей бравых, чьи силы растаяли, за два года не восполнившись.

Случилось побоище, пролитием крови завершившись. Восторжествовали князья, наказав Мамая за помыслы, с позором Литву изгнав и Олегу воздав порицанием. Совершено дело важное, но наступали времена тёмные, более мрачные. Продолжит Русь дань платить, продолжит Орда города на Руси сжигать, и редкий потомок вспомнит о победе, горем обернувшейся едва не сразу ли. Но когда, спустя срок положенный, придёт нужда в самоутверждении, тогда сгодится событие всякое, пусть и подобное Куликовскому, которого избежать следовало.

Дополнительные метки: сказание о мамаевом побоище критика, анализ, отзывы, рецензия, книга, analysis, review, book, content, Battle of Kulikovo, Начало повести о том как даровал Бог победу государю Великому князю Дмитрию Ивановичу за Доном над поганым Мамаем и как молитвами пречистой Богородицы и русских чудотворцев православное христианство русскую землю Бог возвысил а безбожных агарян посрамил

Это тоже может вас заинтересовать:
Перечь критических заметок о литературе Древней Руси

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *