Tag Archives: сумароков

Александр Сумароков “Чудовищи” (1750)

Сумароков Чудовищи

Сошлись на сцене интересы. За кого отдать дочь замуж? За ябедника, петиметра или склонить выбор в пользу жениха, предпочитающего немецкий образ жизни? Сложно определиться. Семья обеднела, ей надо искать способы избавления от долгов. Лучше всего выглядит кандидатура работника суда, умеющего составлять документы так, чтобы склонить судей на их сторону. Либо допустимо выбрать галломана. Только какой толк от ценителя всего французского? Сама дочь предпочитает в качестве суженного видеть Валера, но и тот стоит перед проблемой – дядя ему уже выбрал девушку в жёны.

Спор родителей привёл к разладу. Отец семейства получил пощёчину и собирается теперь судиться. В этом ему поможет ябедник Хабзей. Представленный зрителю, сей молодой человек склоняется ко всему русскому. Он то и должен быть мужем. Матери семейства наоборот милее Дюлиж, русского языка чурающийся. Сцена превращается в поле битвы, где каждое действующее лицо уподобляется чудовищу – все они в одинаковой степени противны. Не получится симпатизировать даже Хабзею.

Как в любом споре, все отстаивают наиболее близкую им точку зрения, не желая пойти на компромисс. Есть мнение, будто данной комедией Сумароков уничтожил авторитет Тредиаковского. Такое вполне допустимо, если стараться разбираться именно конкретно в вопросах взаимоотношения общества тогдашних дней. Столь отходить от текста самой комедии не следует, мало ли каких выводов тогда можно сгоряча сделать.

Не имущество предстоит делить, зритель наблюдает судебный процесс, разбирающийся в том, зачем отцу семейства дали пощёчину. Судьи представлены в нелепом виде. Как ещё такое поношение стерпела императрица Екатерина II, первая зрительница сей постановки? В выгодном положении оказался как раз Сумароков. Получается, существовали темы, над которыми допускалось шутить. Почему бы и не бывать такому, ведь осуждалась не действовавшая тогда власть, а её недалёкие исполнители, вполне человеки-чудовищи.

За самодурством обязательно последует вывод – как не поступай, лучше пусть дочь выбирает жениха самостоятельно, ведь ей с ним жить. Подобное суждение теперь вполне допустимо применить к происходившему в стране. Часть населения склонялась к французам, другая часть – к немцам, но большая часть предпочитала судиться. Тут потомок пожелается усомниться. Однако, русский народ ещё до времён Владимира Мономаха утопал в судебных тяжбах, расставшись с данной привычкой много позднее, тем доказав своё моральное превосходство над остальными народами, продолжающими изводить себя судами.

Что же до самой русской культуры, то ей особого значения во времена Сумарокова не придавали. Шла борьба за переосмысление доставшегося от предков наследства, изменялись формы, появлялось новое осмысление, но определённой точки зрения не существовало. Орфография и пунктуация использовались каждым писателем на свой лад. Доказать правоту было нельзя. Проще оказывалось перенять, либо выместить русскую культуру другой, что и происходило. В России появлялось всё больше петиметров, из-за чего ещё порядка ста лет избавиться от засилья галломанов не получится.

Сумароков постарался это высмеять, ни на чью сторону не склоняясь. Он не дал зрителю ни одного положительного лица, всякого наделив отвратительными чертами. Зрителю оставалось смеяться, ибо правда казалась излишне очевидной, либо она казалась непомерно лживой, в зависимости от взглядов наблюдавшего за действием человека. Все должны были уйти обиженными или радостными, ведь в выгодном свете никого не показали, в том числе и судей, подтвердив тем мнение народа о спорности принимаемых ими решений.

Итог простой показал после Сумароков. Жениху полагается содержать родителей невесты. Тот и будет выбран, кому это под силу.

» Read more

Александр Сумароков “Приданое обманом” (1756-59)

Сумароков Приданое обманом

Потребовалось рассказать историю о скупости. Сумароков взял за основу скупердяя, которому гореть в аду с его накоплениями. Ничего не влияет на человека, решившего умереть: не отдаст он скрупулёзно накопленное. К чему смысл в таком существовании? Ни на себя деньги не тратятся, ни помогают существовать другим. Даже в рост деньги не идут, радуя хозяина фактом своего их у него наличия. А если с таковым человеком разыграть сценку? Допустим, пусть станет известно, якобы ему вскоре предстоит расстаться с белым светом. Как он отреагирует на это? Исправится ли? Переосмыслит ли ценность данной ему жизни? Или так и останется скупым, ибо лучше истинно гореть в аду, нежели исправить натуру?

Хорошо тем, кто умеет предсказывать будущее. Это так просто. Легче нет способа зарабатывать на существование. Скажи человеку, что он вечером напьётся, а утром у него будет болеть голова. Разве твои слова окажутся вымыслом? По руке ли будешь гадать, либо по шишкам на голове, особой разницы в том нет. Важнее показывать умение проявлять сочувствие к людям, чьи нужды кажутся понятными с первого взгляда. Можно пойти дальше и подстроить всё тебе необходимое. Пусть хозяин хлебнёт лишнего шампанского, запив им тухлую рыбу, как предсказание скоропостижной смерти не станет для того мало схожей с правдивой вестью.

Казалось бы, коли отравился, так обратись к доктору да начни принимать прописанное им лекарство. Так нет же… Лучше помереть, нежели отдать два рубля за услуги лекаря. Можно и самому не лечиться, ибо ежели суждено отдать Богу душу, значит пора с ней действительно расстаться. Только в том не заинтересовано окружение скупердяя. Почему бы всё-таки не постараться выманить деньги, устрашив его чем-нибудь?

Толку то? Человеку желается осознавать своё существование в данный сейчас момент. Всё прочее его не интересует. Боль в голове утихнет, живот перестанет болеть. Чужестранная речь не станет понятнее, необходимость отдать дочь замуж не пробуждает интереса. Может и не болела голова, и не болел живот. Иностранцы лишь делают вид, будто понимают произносимую ими тарабарщину, дочери же хватит благословения, так как его вполне достаточно для счастья в будущей семейной жизни.

Не одолеть скупость, когда она тебя сопровождает на протяжении семи десятков лет. Зачем уже изменять привычке, если облегчению не суждено наступить? Так для чего тогда взялся Сумароков рассказывать историю о столь жалком представителе людского рода? Дабы потешить публику, пришедшую отдохнуть на театральном представлении. Комедия свершилась, скупость возведена в абсолют, разрешения ситуации зритель не дождался. Никто и не хотел видеть иного, нежели ему было представлено. Таких ведь скупердяев существовать не может, так давайте посмеёмся на фантазией автора.

Так ли? Может в словах Александра кроется истина? Разве нет в мире настолько скупых людей, не желающих показать присущую им скаредность? А вдруг они действительно существуют? Должны быть те, кто предпочитает не выставлять жизнь напоказ, а ограничиваться доставшейся ему с рождения скромностью. Пусть она не даёт ничего, но и противоположное желание к растрате имеющегося в наличии не служит созданию облика достойного общества человека.

Не следует придерживаться крайностей. Думается, об этом в первую очередь писал Сумароков. Его скупой герой понимал, насколько он смешон в своём порыве к сбережению имущества. Понимал и невозможность пересилить присущее ему качество. Он и не старался.

» Read more

Александр Сумароков “Нарцисс” (1756-59)

Сумароков Нарцисс

Сумароков решился высмеять особый тип людей, считающих себя неотразимыми. Бывает так, что в чём-то являясь лучше других, человек начинает на том зацикливаться. Ладно бы речь касалась умственных способностей, так ведь чаще клином служит превозношение собственной внешности. Кажущееся благом, в действительности служит объектом для шуток, чего красивый человек понять не в состоянии. Он всегда продолжает уподоблять себя солнцу, тогда как отказывается замечать реакцию насмехающихся над ним.

На сцене молодой человек, оправданно получивший имя Нарцисс. Он красив внешне, следит за собой, все его речи касаются внешних факторов. Ему не нравится холодная погода – от неё трескается кожа. От жары портится благородная бледность. Зеркало он использует для любования, не стесняясь при людях целовать своё отражение. И этот молодой человек решил выбрать в жёны девушку противоположных взглядов.

Нужен ли Кларисе Нарцисс? Она за собою не следит. Для неё естественная красота в приоритете. Коли родилась красавицей, так таковой она останется при любых обстоятельствах, сколько не старайся выглядеть ещё лучше, либо не вешай бриллиантов. “Харя” всё-равно останется “харей”: замечает она.

Нужен ли Нарцисс в качестве зятя отцу Кларисы? Тот не видит во внешности определяющего значения. Он считает, что Нарцисс скорее в уме помешался, ежели возлагает надежды на обстоятельство, полезное ему одному и никому другому. Красоте требуется искать другое применение, а не отдавать её в уплату желаемого брака. Да и будет ли счастливой жизнь с человеком, чьё миропонимание замкнулось на расстоянии между лицом и зеркалом?

Возможно ли, чтобы красота действительно не признавалась? Воевали ведь ахейцы с троянцами из-за Елены Прекрасной, так почему ныне не придаётся прежнего значения облику? Может причина не во внешности, а в том, кем ты к тому же являешься? Елена, если напомнить, являлась дочерью олимпийца Зевса и земной женщины, вызывала распри между мужчинами ещё до первого своего похищения (в первый раз её похитил Персей, вследствие чего ахейцы объявили войну Афинам, а во второй раз похитителем выступил Парис, дав повод к Троянской войне). Но Нарцисс не отличился происхождением, не заслужив уважения и делами, всего лишь ощущая дарованную ему природой красоту.

Сумароков справедливо замечает: красота дана Нарциссу для смеха над ним. Такого человека нужно аккуратно ставить на место, поскольку он не способен принять действительного к нему отношения. Как бы не хвалил себя Нарцисс, пользы тем он никакой не сообщает. К внешности обязаны прилагаться душевные качества, вместо которых заметно преобладание эгоистических черт. Отличайся он вниманием к окружающим, проявляй человечность к людям и служи идеалом в прочих устремлениях, так к нему бы действительно потянулись, воспринимая красоту в качестве важной составляющей особенности внешности, позволяющей располагать людей. Может так и случится с Нарциссом в будущем, пока же он излишне юн, ему ещё не приходилось сталкиваться с серьёзным осуждением общества.

Комедийность происходящего на сцене очевидна. Сумароков высмеял самовлюблённых красавцев, забывших о мужском естестве, поставив против девушку, более должную заботиться о внешности, но лишённую предрассудков и потому имеющую ухажёров, к которым она склонна проявлять симпатию. Вывод зритель должен вынеси один-единственный. Только поймут ли смысл комедии нарциссы? Чего им не дано, того они осилить не в состоянии. Они сделают вид, будто бы ничего не поняли, или назовут глупыми представления Сумарокова об отношении к красоте.

» Read more

Александр Сумароков “Ядовитый” (1765-68)

Сумароков Ядовитый

Ядовитым Сумароков назвал Герострата, одно из действующих лиц комедии со сходным названием. Его словами Александр обличал действительность, представляя, вместо должного рассмешить, обязывающее задуматься. Конец столь правдивого лица во все времена оказывается печальным, не быть ему иным и на этот раз. Кроме того, Герострат не будет принят обществом, он окажется антипатичным. Устремления такого лица обречены на провал, какой бы истины он не стремился придерживаться.

Начинается комедия с другого. В гости к Менедему приехал из немецкой земли друг Демифон, куда он подался недавно, поручив всё имущество на попечение управляющего. Теперь он остался без всего, так как вверенное оказалось пущенным по ветру. На фоне сей неурядицы на сцене появляется Герострат, разговаривающий монологами и не вслушивающийся в доносящиеся ему ответом слова. Читатель понимает – это говорит сам Сумароков.

Что такое честность? Об этом в первую очередь вопрошает Герострат. Под честностью он склонен понимать выражение-химеру. Дабы обстряпать дела, все – от человека власти до нижайшего слуги – показывают своё желание кому-то услужить, тем вводя в заблуждение. Изначально не желая творить добропорядочные дела, лица, принимающие вид честных, обманывают, чем и обосновывается утверждение Герострата касательно химеры. Ежели нет желания создавать благо, тогда зачем делать вид, будто оно будет создано? Пока автор подобного утверждения подвергается осмеянию, власть не выполняет обещанного, а поместье грабит с виду добропорядочный управляющий.

Герострат усиливает философию, добавляя в спор о добре и зле теологические моменты. Он считает, что Бог не нисходит до просьб людей. Как не взывай к Высшему существу, на его помощь можешь не рассчитывать, пока сам допускаешь ошибки. Нужно сперва взвесить действительность, а потом уже принимать решение, чтобы не молиться, уповая в последней надежде на Спасителя.

Как после таких утверждений верить Герострату? Особенно в последующем, когда речь заходит о необходимости человека самостоятельно о себе заботиться. Толк проявлять заботу о ближнем, если тот тебя не накормит и не оденет? Скорее станет ещё одним голодным и нищим больше, так как не может кто-то кормить голодных, не беднея сам. В такой паразитической модели общества всем обеспечено одинаковое прозябание.

Столь рассудительный человек, каким предстаёт Герострат, смеет надеяться на ответные чувства от любимой им девушки. Разве сможет он добиться её согласия на брак? С такими-то мыслями, где невооружённым глазом выпирает циничное отношение к жизни. Логично понять, какой выбор будет сделан. Девушка предпочтёт мягкотелого доброхота, способного уповать на Бога и транжирить имущество, нежели обрести счастье с безбожным скупердяям.

Проблематику мировоззрения Герострата усилит реакция правительства. Он будет признан плутом и обманщиком, поскольку не может привести доказательства для своих огульных высказываний. Его твёрдая позиция пошатнётся, столкнувшись с реакцией большей части человечества. Потому он и будет признан ядовитым, вредным для окружающих его людей. Значит, такого человека полагается изолировать от добропорядочных граждан.

Но так ли ошибался представленный Сумароковым герой? Он лишь призывал не верить людям на слово и не возлагать надежды на Бога, стараясь справиться с затруднениями без чужой помощи. И раз он так честно высказал мысли, то придётся ему справляться с выдвинутыми против него обвинениями самостоятельно. Что-то подсказывает, что он не справится и сломается в застенках царской темницы. Умный человек предпочитает молчать или высказываться образно, как то продемонстрировал Сумароков, потому как правда отравляет общество, ибо служит антидотом лжи, принимаемой всеми за истину.

» Read more

Александр Сумароков “Три брата совместники” (1765-68)

Сумароков Три брата совместники

Юмор Сумарокову присущ. Он приметил историю с тремя братьями. Все они желали жениться на одной девушке, не имея представления о совместном намерении. Александру осталось это смешно обыграть. Он написал комедию в одно действие, дав ощутить лёгкость происходящих событий. Никакого драматизма, ничего страшного не случится. Имеется досадное недоразумение, должное быть выясненным в положенный тому момент.

Оказывается, отец семейства выбрал для дочери в мужья князя Радугина. Он сомневается, ведь может встретить сопротивление жены. Но и жена выбрала для дочери того же самого князя. Более того, сама дочь решила объявить родителям, что она собралась связать жизнь с ним же. И где же следует смеяться? То становится понятным, стоит появиться тем самым князьям Радугиным, не понимающим, почему им отказывают войти в доме, куда их с такой приветливостью зазывали. Недоумевают и сами слуги, ждущие определённого человека, а приходит кто угодно, только не должный быть ими встреченным.

Данная комедия не допускает условностей. Она представлена без дополнительных суждений действующих лиц. Недоговорённость всегда имеет место в жизни, так почему её наглядно не продемонстрировать в виде комедии? Ведь ничего не стоило прояснить детали. Да как их выяснить, если мнения сошлись, а частности не совпадают? Мало ли, вдруг послышалось. Имена у князей Радугиных ведь схожие: Ярослав, Светослав и Изяслав. Внешне братья не должны иметь много отличий, поэтому комичность непонимания ситуации действующих лиц возрастает.

Внимающий истории понимает причину затруднения. Со стороны проще следить за развитием событий, нежели воспринимать происходящее изнутри. В том то и беда, что данную проблему можно поднять на какой угодно уровень, увидев в ней отражение трудности понимания между собеседниками, желающими придти к одному результату, но представляющими путь к нему с помощью различных средств. У Сумарокова не было озлобления, хотя в действительности случаются взаимные обиды, поскольку не всё так просто, как представлено у него в комедии. Чаще всего цель может быть недостижима, посему явление того самого князя Радугина, выбранного непосредственно его будущей женой, не представляется возможным.

Можно добавить и то, что конфликт мог всё-таки произойти. Родители не обязаны соглашаться с мнением дочери. Отец не стал настаивать на своём выборе, как и мать, хотя имели на то право. Тогда комедия приняла бы вид трагедии, не поступись взрослые присущим им разумом, осознавая насколько незначительны различия, что можно уступить чужому желанию. Понимая произведение Сумарокова именно так, учишься делать удобные для всех выводы, принимая за данность необходимость достижения общего счастья, следуя пути наименьшего сопротивления.

Нельзя обойти вниманием братьев. Слишком они у Сумарокова благородны. Радует, если родственники не знают вражды. Так случается в случае их юности или богатого жизненного опыта. Иначе не придти им к единому мнению, а завязаться поединку между ними. Только стоит ли о том думать? Не следует создавать сложностей, изыскивая их там, где они не были упомянуты. Нужно смеяться над сложившей ситуацией и не допускать прочих мыслей.

Прогоним сложности, будем искать простое решение затруднений. Такого в жизни не случается, да отчего не помечтать о том? Счастье оказалось легко достижимым, все действующие лица остались довольными, приятное тепло разлилось в душе видевшего это на сцене или читавшего данное произведение в сборнике сочинений Александра Сумарокова.

А теперь признайтесь, кто ожидал печального финала? Неужели кто-то ждал появление отрицательно персонажа?

» Read more

Александр Сумароков “Лихоимец” (1765-68)

Сумароков Лихоимец

Деньги не правят человеческими чувствами. Они позволяют диктовать условия, но и только. Поэтому никто не любит лихоимцев, видя в них проявление низменных помыслов. Пока будет жить человек, он всегда будет брать в долг под процент, продолжая ненавидеть кредиторов. А как обстояло с этим дело в середине XVIII века? Александр Сумароков предложил собственный пример, укладывающийся в представление о ростовщиках, как о жадных и бесчеловечных созданиях.

Главный герой – Дорант – влюбился в девушку на маскараде и решил связать с ней судьбу. Когда же он её нашёл, то понял, что она является племянницей лихоимца Кащея. Как ему теперь быть? Кащей требует возместить весь долг, не принимая возражений. На том же настаивает девушка, обещая тогда выйти за Доранта замуж. Зрителю необходимо понять – не игра ли разворачивается перед его глазами? Девушка может быть сама должна лихоимцу, рассчитываясь с ним благодаря повышению должной быть возвращённой молодыми людьми суммы. А может она на самом деле любит главного героя, тем стремясь поскорее избавиться от ставшего противным дяди?

Со сцены на зрителя смотрит циничное существо, не зря названное Сумароковым Кащеем. Скупец чахнет над златом, налагая дополнительный процент, если долг возвращается мелкой монетой или из металла малой стоимости. С таким просто не рассчитаешься, оставаясь в вечном обязательстве. Сам лихоимец стар, ему пора думать о покое, но душа не позволяет изменить привычкам. Да и наследников у него нет: все давно открестились, если вообще имели место быть.

Непонятно, откуда Сумароков измыслил подобного злодея. На Руси денежные отношения населения строго регулировались Русской Правдой. Сомнительно, чтобы XVIII век в этом плане сильно отличался. Не исключено, что могут существовать особые условия, когда у людей совсем уж безвыходное положение, тогда для них и открывают объятья лихоимцы, вроде предложенного Александром. А может Сумароков всего лишь старался смешно выставить скупых людей?

Кащей истинно скупой. Он жалеет денег на слуг, обряжая их в тряпьё. Сами слуги говорят: лучше бы им удавиться, нежели такому служить. А ведь служат, каждый имея некогда заработанный долг, отчего приходится теперь отрабатывать сумму и спешно бежать, дабы более никогда с Кащеем не встречаться. Исключением кажется племянница лихоимца, излишне вольно себя ведущая с дядей. Снова у зрителя возникают подозрения. Далеко ли яблоко от яблони падает?

Дорант доверчив. Некогда он поверил Кащею, теперь верит понравившейся ему девушке. Ситуация у него безвыходная, поскольку против любовного чувства нельзя возвести стену, отказавшись от объекта почитания. Неужели ему предстоит совершить ещё одну ошибку, потеряв всё, так и не обретя желаемого? Сего не должно случиться: уверен зритель. Не могут злодеи у Сумарокова торжествовать.

Как же воззвать к совести лихоимца? Чем задеть чувства и дать почувствовать никчёмность? И поймёт ли он, потеряв уважение абсолютно всех, насколько он заблуждается в творимых им бесчинствах? Где внутри каждый лихоимец боится оказаться наедине с собой, окружённый ополчившимся против него миром. Он может найти единомышленников, но каждый из них станет пожирать другого. До того момента Сумароков повествование не доведёт, разбив Кащею сердце непосредственно при участии Доранта.

Без ничего в мир приходим, без ничего из мира уходим. Оставляем по себе добрую или недобрую память, столь же скоротечную, как сама жизнь. О человеке будут помнить, только не о заслугах его, а по словам чьим-то. И пусть те слова будут восторженными. Лихоимцам же обеспечена худая слава. В том урок от Сумарокова. Правда мельчали ростовщики, но зато опутали сетями долга едва ли не каждого жителя планеты, в том числе и самих себя.

» Read more

Александр Сумароков “Опекун” (1765)

Сумароков Опекун

Сюжет, когда родитель отказывается от ребёнка, а тот ему после за то мстит, известен с античных времён. Рассказан он может быть не явно, но и с вольными допущениями. Чего стоят истории, где отцу предсказывается гибель от рук сына, вследствие чего не допускается рождение детей или сыновья непременно оказываются должными быть убиты. Сумароков не настолько жесток по отношению к подрастающему поколению, более негативно он смотрит именно на родителей, должных принять справедливую кару. Отцы всегда страдали ранее, не избежать им таковой участи и в комедии “Опекун”.

Предлагаемое Сумароковым повествование кажется запутанным. Действующие лица до конца не будут знать, кому какая судьба предстоит. Даже виновные не подозревают, насколько они близки к гибели. Тем интереснее внимать происходящему на сцене. Не сказать, чтобы Сумароков поднимал острые социальные проблемы, но отразить современные реалии у него получилось. Да и не надо быть особенно талантливым писателем, чтобы правдиво рассказать о происходящем вокруг тебя.

Главный виновник имеет говорящее имя – Чужехват. Надо сразу понимать, он любит брать чужое и не отдавать его. Нет нужды раскрывать, чем именно он завладел, дабы не отвлекать зрителя или читателя от внимания происходящему на его глазах действию. Либо имеет смысл об этом рассказать, так как, зная о сём обстоятельстве, многое в сюжете станет понятным сразу. Впрочем, ежели автор держит это втайне от всех, включая действующих лиц, то пусть так оно и остаётся.

Действие “Опекуна” начинается с того, что слуга желает покинуть хозяйский дом. Он многое прежде терпел, но вынести кражу дорого его сердцу имущества он принять не может. Ему весьма обидно терять связь с прошлым, оставшись в итоге без всего, в чём заключались его чаяния. Кроме того, на его ухаживания не отвечает другая служанка, по происхождению являющаяся дворянкой. В таком окружении просто невыносимо продолжать жить.

Впоследствии окажется, что злого умысла в краже не было, причина заключалась в любопытстве ещё одного действующего лица, решившего разобраться, чем же мила слуге та вещь, судя по всему, не должная иметь к нему отношения. Дабы слуга не серчал, ему предлагается другая равноценная вещь. Но тот, разумеется, будет отказываться, поскольку его человеческое достоинство стоит выше суеты, не позволяя ему разменивать ценные сердцу вещи на сердцу бесценные. Вот тут-то Сумароков и раскрыл тайну украденной вещи, дабы далее наполнять действие дополнительными деталями.

Обиженному слуге, помимо украденной вещи, предлагался путь в дворяне, начинающийся с подьячего и заканчивающийся чином регистратора, вполне себе дворянского. Видимо, тут имеется сарказм Сумарокова, объясняющий, как легко стало добиваться придворного звания, с рождения к оному не имея отношения.

Отдельно от основной сюжетной линии описывается поведение Чужехвата, считающего, что все вопросы решаются с помощью денег. Даже любовь можно купить, достаточно предложить объекту любви требуемую им сумму. И как же Чужехват удивляется, когда получает отказ. Сей делец не понимает, какое значение имеют человеческие чувства, кои в действительности купить нельзя. Он же удручён необходимостью молиться Богу, вполне принимая и осознавая его реальность, как и смиряясь испытывать адовы мучения, поскольку достаточно нагрешил при жизни.

Помимо чувств, нельзя купить ещё одно. Речь о законе. Если совершил нарушение, то не сумеешь откупиться. Сумароков был в том уверен, поэтому обеспечил для Чухежвата приближение последних его дней. Суд будет суров и постановит применить высшую меру наказания. Потому комедия получилась нисколько не смешной, а очень даже переполненной драматическими событиями.

» Read more

Александр Сумароков “Любовная гадательная книжка”, “Мнение во сновидении о французских трагедиях” (XVIII век)

Сумароков Собрание сочинений Том 4

Обилие написанных трагедий подвигло Сумарокова на идею придать им обличье “Любовной гадательной книжки”. Но дабы не наугад открывать, вслепую находя нужное указание судьбы на желаемое к совершению действие, Александр создал схему и определил способ бросания игральных костей. Метод предназначался только для разрешения любовных затруднений, тогда как по всем прочим вопросам, видимо, следовало продолжать обращаться к “Псалтырю”. Об употреблении задумки Сумарокова точных свидетельств не сохранилось, однако предложенный им способ занятен и технически прост.

Сумароков взял за основу для выдержек шесть своих трагедий: “Хорев”, “Синав и Трувор”, “Семира”, “Ярополк и Димиза”, “Вышеслав”, “Димитрий Самозванец”. Знакомиться с ними полностью не требуется, поскольку для гадания знание их содержания не имеет значения. Молодой человек просто метал кости и согласно схеме получал предсказание. В качестве развлечения данная забава должна была соответствовать нуждам влюблённых тех дней. Серьёзно к результатам гадания всё равно относиться не стоит.

Аналогичным образом может поступить любой автор, насобирав красиво сказанных моментов из своего наследия, чему ценители его творчества будут только рады. Может быть за выполнение этой задачи возьмётся кто-нибудь другой, была бы у него подобная задумка. Посему, благодаря Сумарокову, теперь можно смело вооружиться идеей и разложить творчество любимых авторов на составляющее его выражения и постигать тайны Вселенной. Почему бы и нет.

Помимо гаданий, есть у Саморокова “Мнение во сновидении о французских трагедиях”. Александр обратился письмом к Вольтеру, чему свидетелем стал читатель. Не станем говорить о богатстве слов, сообщаемых французскому деятелю от литературы, поскольку зная, каким образом Сумароков умеет слагать оды, оного таланта в прозаическом отражении сновидений заметить нельзя. Формулировки, вроде “первое явление прекрасно, второе явление прекрасно”, ничем примечательным быть не могут.

“Разбора” Сумарокова удостоились работы современных французских драматургов, вроде самого Вольтера и Расина. Часто в тексте встречается прямое цитирование на французском языке, остающееся для читателя неясным, если ему он неведом. Сумароков оговаривается, постановки драм ему увиделись так, будто он на них присутствовал. Впрочем, он же перед этим говорил, как его отвратило драматическое искусство само по себе и в виде театральных постановок тоже.

Имея опыт в сочинении пьес, Александр говорил мнением знатока. Он не оценивал французских литераторов в общем, предпочитая разбирать сцены по отдельности. Такое буквоедство оказывается примечательным для прочих буквоедов, готовых уделять внимание малейшим деталям, оценивая их значение выше, нежели их сочетание с другими фрагментами произведения, составляющих его единство. Поэтому не следует искать от Сумарокова объективного взгляда, не готового понять представляемое драматургами действие. И тем более нет смысла говорить о произведениях одного автора, как отражении его подхода к творчеству.

Примечателен момент, согласно которому Сумароков возносил Еврипида, именно с ним сравнивая некоторых французских авторов. Это не особо удивительно, учитывая огромное влияние трагедий античных драматургов, чьи сюжеты на свой лад пересказывали писатели XVIII века, почти никак не отражая собственную современность. Впрочем, драматургу крайне трудно повествовать о своём времени, так как зрители редко готовы взирать на собственную жизнь ещё и повторяемую для них на театральной сцене.

Говорить о кризисе жанра Сумарокову было рано, хотя он в своём творчестве к такому пришёл вне желания и воли. Разочарование Александра вполне оправдано, ежели его трагедиям не удалось привлечь широкий читательский интерес. Поэтому он сам проявлял пристрастие к работам французов, где театральные представления становились важным событием для зрительской публики.

» Read more

Александр Сумароков “Пустынник” (1757)

Сумароков Пустынник

Устаёт человек от суеты мирской, и начинает он искать покой. Он ищет и находит вдали от дома, человека и там одолевает тоска и истома. Но твёрд человек, не вернётся назад, пускай его уходу печалятся, рёвом каждый объят. За ним пойдут следом, и морем из слёз пустыня станет, от чего человек в схожей с прежней мерой устанет. Пронзить грудь кинжалом или поддаться желаниям других? Человеку решать – этот выбор из сложных: явно не из простых.

О том Сумароков нам рассказал, трагедией в одно действие его “Пустынник” стал. Перед зрителем сцена – пустынна она, на ней показывается убитая горем семья. Сын для родителей и муж для жены – ушёл, не зная за собой никакой вины. Почему ушёл? Ему надоело внимать, как кругом всё в бесчестье принялось утопать. Он достойно служил, воевал и подати платил, делая так, пока хватало терпения и не истощились запасы сил. Теперь пора религиозным стать, чужие грехи на себя принять: с ними уйти от всех и просить Бога о том, чтобы не гневался на людей, срывая негодование лишь на нём.

И пока он молил, не могла того принять семья, звала обратно домой, ни в чём не укоряя себя. Им бы понять причину ухода и благодарить его, но кто когда понимал, коли не знает, чем от добра отличается зло? Человеку нужно служить идеалам разного толка, а не только тем, которые талдычат про ноги волка. Бился лбом и боль терпел, однако всему наступает предел. Забыт долг сына и долг мужа забыт, долгами такими всякий уж сыт. Полагается долги отдавать, только такие не отдать, значит нужно иначе пользу обществу нести: страдальцем стать.

Как показать борение души человека в пустыне? Легко. Взывать к тем чувствам, что есть в каждом поныне. Не Богу всяк за грехи молиться обязан, ибо грех не может в молитве до конца быть рассказан. То заблуждение, которое никто не поймёт. Наоборот, отказавшийся от мирской суеты ощутит сильнее гнёт. Придут к нему и скажут правду в глаза, поведают, как разболелась душа. Страдая за кого-то, принимая их боль, человек не понимает ответной боли причиняя сколь.

Сумароков не говорит, что ясно всем внимающим повествованию. От проблем бежать – не значит поддаваться отчаянью. Из чистых помыслов и ради других для, избегать действительность, увы, нельзя. Принимая боль, повторяя путь Христа, надо знать – жизнь не так проста. Уходя в пустыню – уходи разумных пределов дальше, дабы не пришли за тобой и не обвинили в фальши. Чтобы не случилось как у Сумарокова, став тебя укорять. Рвя с прошлым, стену непреодолимую необходимо сперва создать. И тогда, когда не пробить дум твоих, молись за людей, пока глас замурованный не стал тих.

Незримым человеку стать не дано, в борьбе жить человеку суждено. Потворствовать тиши или крушить? Сражению неизменно предстоит быть. Открыто выступит он или станет на сторону покоя, доброе он станет делать или делать он станет злое: результат не важен, ведь истина всегда едина – человек должен не забывать про долг мужа и про долг сына.

Противоречий много, к ним Сумароков мысли читателя склонил, и хорошо сделал, опять ни в чём он внимающего не утомил. Из уст его стала известна история человека, от общества бежавшего, каким бы не был выбор его, неизбежное всё равно принявшего.

» Read more

Александр Сумароков “Цефал и Прокрис” (1755)

Сумароков Цефал и Прокрис

Не ждите фурий! Фурии придут! Фурии ворвутся в жизнь. И рухнет прежде созданный уют. Ворвутся фурии! И будут всё крушить, они в муках совести заставят белый свет забыть. Что фуриям страдания, от них им жизнь дана. Они не позволят испить чашу горести человеку до дна. Но почему страдать? Как одолеть фурий злость? Что надо делать, чтобы от фурий страдать не пришлось? Ответа нет, вина в том всех богов, не достойных произнесения лестных слов.

Боги вмешиваются в дела существ земных, желающих жить в устремленьях простых. Позволь любить, и будут они любить, вмешайся же в любовь, трагедий тех потомкам не забыть. Есть миф, восходит к древним грекам он, согласно ему Цефал в Прокрис был страстно влюблён. И Прокрис, Еристеева дочь, любила Цефала, царевича Фотиды, несмотря на день и несмотря на ночь. Они любили друг друга, и счастливо жить до гроба им, не будь Минос красотою Прокрисы пленим. И не будь Аврора, богиня из Олимпийцев числа, в Цефала нежно и неудержимо влюблена.

Как быть? Как брак расстроить молодых? Где найти средство, дабы разрушить счастье их? Минервы весть от Зевса оставалось небесам послать, разрушив ожидаемой неги взаимной любви сласть. Средство одно, коли так обидна судьба: наложить руки, так поступают герои трагедий всегда. Но рано тому случиться, не вдохновляет такой сюжет, нужно заставить страдать героев, если не пару мгновений, то хотя бы пару лет. Разлука ждёт, рой мыслей и драма под конец, то не брак счастливый, а несомый для фурий мучений венец.

Страданий полно – с ними бороться, себя не жалея. Вспомните, какие мучения сопровождали Прометея. Не фуриям он подвластен был, ибо муками совести он не мог быть томим. Он поступил оправданно, тем дав человеку право выйти из пещер, но вышедшие люди нашли замену им под видом опутывающих разум любви сфер. Теперь страдают люди сами, хотя могли не страдать, потому боги в том им стараются урок преподать. Но правы ли боги, когда сами желают любить? Имение такого чувства людям они не способны простить. Потому и страдает человек, так как месть то богов: то чувство словно проклятие, пусть и зовётся оно – любовь.

Ожидает разлука, уговоры и к страсти взывание, только молодым безразлично чуждое им сострадание. Они молоды, не понимают они, как однажды утопят нежные чувства в крови. Нужно стать взрослым, чтобы любить, да не может взрослый пленим таким чувством быть. Потому, непонятно совсем, Аврора мотивировала себя чем. Непонятен и лепет критского царя, Минос же правил Критом не зря. Зачем Аврора Миноса союзником в борьбе за любовь взяла, когда со смертным ей союз заключать было нельзя?

Не в том трагедия, что буря разразилась. Не в том беда, что кровь пролилась. Беда в отношении молодых к жизни, как ценят они её, не замечая вокруг себя ничего. Да, жизнь – не сахар. Да, горе случится. Любовью, как и кровью, друзьям и недругам не дано напиться. Торжествовать лишь фуриям отчего-то позволяют в веках, родившихся вместе с Афродитой, жертвенной жидкостью в море когда-то упав. Помните, Крон-сын отсек Урану-отцу мужское естество, породив власть свою и мук неисчислимое число? Тогда возникла любовь из пены морской, сёстрами её родились фурии – результат мук от страсти любой.

Сумароков о том первую русскую оперу сложил, чем читателя и зрителя ничуть не утомил.

» Read more

1 2 3 4 5