Tag Archives: грин

Александр Грин — Рассказы 1916

Грин Рассказы

Во втором выпуске «Огонька» в рассказе «Львиный удар» — описание бесчеловечного эксперимента, который поставил учёный из Зурбагана. Он решил выяснить, что останется от льва, если его поместить между молотом и наковальней. В качестве вспомогательного персонажа в рассказе действовал дрессировщик, сперва не понимавший, зачем учёному вообще понадобился лев, а когда поймёт — не совладает с искушением обогатиться. В шестнадцатом выпуске — рассказ «Чёрный алмаз».

В тридцать шестом выпуске «Огонька» Грин опубликовал рассказ-исследование «Сказка далёкого океана» (он же «Отравленный остров»). Ставилась задача понять, почему население решило массово покончить жизнь самоубийством. Грин сообщил, что на острове жили потомки выживших при кораблекрушении. Из-за удалённости от морских путей, люди не получали сведений о внешнем мире. Теперь до них донесли известие, насколько усилилось могущество человечества, разработано средство, способное уничтожить мир. Раз так, люди на острове приняли решение прекратить мучения, оных не дожидаясь.

Для утреннего выпуска «Биржевых ведомостей за шестое марта — мистический рассказ «Лабиринт». Человеку предлагали пройти испытание, его уверили — при малейшем желании прекратить, он тут же будет извлечён. Но всё оказалось плачевнее — герой повествования на каждом углу находил жертв лабиринта, к числу которых должен быть вскоре причислен и он. В выпуске от второго мая — рассказ «Отшельник Виноградного пика». В ежедневных майских выпусках с двадцать второго по двадцать седьмое число публиковался рассказ «Тайна дома №41».

Для газеты «Утро России» от семнадцатого апреля — рассказ «Воскресение Пьера» (он же «Пьер и Суринэ»). Вновь читателя ждало описание зурбаганских событий. Жена очень любила мужа-моряка, и когда ей сообщили о его смерти, она поехала в тот город, сумела найти кладбище и раскопала могилу. Оказалось, недоброжелатели решили похоронить его заживо. На её счастье — он не успел задохнуться.

В «Петроградском листке» за девятое и десятое мая — рассказ «Как я умирал на экране». Ещё одно полотно про новаторство в киноискусстве. Теперь кому-то взбрела идея заснять самоубийство. Был найден согласный принять участие в съёмках. Стрелял он в висок столь правдиво, даже якобы действительно брызнула кровь, находящиеся рядом безоговорочно поверили в случившееся. Но самоубийца стрелял холостым патроном, вреда себе не причинил. В выпуске за девятнадцатое сентября — рассказ «Весёлая бабочка», за шестое октября — рассказ «Фантазёры».

Хроника описания событий из Зурбагана продолжена Грином в выпуске газеты «Русская воля» от тридцать первого декабря. Становилось известно, из кругосветки вернулся путешественник, согласившийся выполнить это в короткий срок и без гроша за душой. За выполнение обязательств, ему причитались деньги. К его огорчению, заключивший с ним пари — теперь разорился. Но возникает другой спорщик, предлагающий сейчас же повторно отправиться в кругосветное путешествие, а по возвращении получить вдвойне от изначально условленного. Сам рассказ примечателен ещё и тем, что возвращения мужа ждала жена — Ассоль.

Из прочего за 1916 год упомянем следующие рассказы: в девятом выпуске «Синего журнала» — «Невозможное — но случилось» (он же «Огонь и вода»), в журнале «Всемирная новь» для девятого выпуска — «Романтическое убийство» (он же «Меблированный дом»), в восемьдесят четвёртом выпуске журнала «Война» — «Захват знамени», в «Вечерних известиях» за второе марта — «Слепой Дей Канет», в семнадцатом выпуске еженедельника «Бич» — «Трамвайная болезнь».

Обязательно упомянем про библиографическую редкость: «Большое счастье маленького борца», «Высокая техника», «За решётками», «Идиот», «Непобедимый», «Нечто из дневника», «Призвание», «Танец».

Скажем и про «Алые паруса». Грин принялся за написание феерии как раз в 1916 году.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Грин «Сто вёрст по реке» (1916)

Грин Рассказы

Грина ценят за проработку темы выдуманного им города — Зурбагана. Но, если судить по ранним рассказам, место это не отличалось побуждающим к романтическим мыслям. Отнюдь, Зурбаган — мрачный край, где происходят преступления против человека. Поэтому, Зурбаган таким и следует понимать — там случаются всевозможные непотребства. В жизни подобного происходит не меньше, только не всякий писатель согласится говорить открыто, опасаясь негативной реакции. А так, измыслив некий Зурбаган, Грин мог создавать любые истории. Достаточно того обстоятельства, что всё выдумано. Значит, автора не получится ни в чём уличить.

Рассказ «Сто вёрст по реке» продолжал обсуждать традицию, начатую Грином для любых обстоятельств, связанных с Зурбаганом. Читатель ещё не знал, кто перед ним. Однако, следовало понимать — не может человек куда-то спешить, готовый идти по головам, если нет угрозы его собственной безопасности. Герой повествования знает — за ним обязательно придут. Так ли важно, чем он провинился? Ответ будет отрицательным. Грин показал скорее историю отношений мужчины и женщины, представленных друг друга во время путешествия по реке.

Повествование начинается с происшествия на корабле — взорвался котёл, дальше судно двигаться не может. Как быть? Единственный человек уходит на поиски другого средства передвижения. Он куда-то спешит. Грин представляет ситуацию так, что идти некуда, и корабли другие сюда не заплывают. Получается, искать путь спасения нужно любым способом. А разве найдёшь возможность лучше, нежели разыскать местного жителя? Грин так и поступил, позволив герою повествования отдать за лодку всё, чем имел возможность расплатиться, и всё равно ему не хватало. Вот тут и появляется новый персонаж — девушка, желающая с той же поспешностью выбраться из заточения на корабле. Они заключают устное соглашение. Последующее повествование — рой женских мыслей, из-за чего читатель даже будет склонен думать, будто Грин решил поучаствовать в полемике вокруг женщин, желающих отстаивать право на полноценное участие в жизни общества.

Девушка у Грина кажется всегда устремлённой вперёд, она не боится испытаний, при этом постоянно находится в тревожном состоянии. Соглашаясь отправиться на лодке по реке с неизвестным мужчиной, должна была понимать, к чему это приведёт. Грин старательно обыгрывал такие мотивы. Девушка боялась спать, когда спутник находился в непосредственной близости. Более того, при таком же обстоятельстве она не могла принимать пищу, может в силу физических комплексов, либо ущербности в психическом развитии. Кроме того, девушка находится под давлением навязчивых мыслей. ей кажется — спутник может наброситься на неё и изнасиловать.

А каких мыслей придерживался герой повествования? Он на дух не переносил противоположный пол. Для него женщина — это жадное до всего существо, чрезмерно жестокое. Он видел в женщине одно разрушительное начало, не признавая за нею стремление к созиданию. Если с чем и может он сравнить женщину — с буйством неуправляемой стихии. Поэтому герою повествования было мало дела до предположений спутницы, а о насилии и вовсе не задумывался — таких стремлений не имел.

Вполне очевидно, между героем и героиней повествования завяжутся тёплые отношения, они друг другом проникнутся. Прочее в рассказе — авторская воля. Грин мог окончить их совместный путь в Зурбагане, разведя по разные стороны, или свести.

Датировка написания рассказа остаётся под сомнением. По утверждениям современников, Грин мог работать над ним вплоть до 1912 года. Первая публикация состоялась в седьмом-восьмом выпуске журнала «Современный мир» за 1916 год. После Грин не раз возвращался к рассказу, публикуя в различных сборниках.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Грин — Рассказы 1915. Часть II

Грин Рассказы

Для первого выпуска журнала «Женщина» Александр написал повествование «Железная птица», содержащий подзаголовок «Рождественский рассказ». В третьем выпуске публиковался рассказ «382», авторство Грина было установлено много позже. На войне случилась цепочка событий, в результате которых погиб немец, на погонах которого как раз и было число, вынесенное в название. В девятом выпуске — рассказ «Свадьба Маши», считаемый за библиографическую редкость.

Грин продолжал сотрудничать с «Новым Сатириконом», в той же мере отсылая в редакцию стихотворные и басенные изложения. Во втором выпуске — стихотворение «Звери о войне»: белка и медведь высказывали мнение. В четвёртом — стихотворение «Блоха и её тень». В шестом — «Дон-Кихот. Гидальго-поэза». В четырнадцатом — басня «Эстет и щи». В двадцать первом — стихотворение «Порыв». В сорок седьмом — стихотворение «Работа», в котором принято видеть презрение Грина к журналистам и поэтам, пишущим о войне, но никогда не бывавшим на передовой. Схожий по содержанию стих Грин опубликовал в «Биржевых ведомостях» — «Письмо литератора Харитонова к дяде в Тамбов».

Для тридцать седьмого выпуска еженедельника «Огонёк» Александр сложил повествование «Баталист Шуан», отразив одну из самых мерзких сторон войны — мародёрство. За оное всегда и во все времена применяли самое суровое наказание, о чём писали и такие мастера пера, вроде Виктора Гюго. Грин поступил аналогичным образом. В сорок восьмом выпуске — рассказ «Медвежья охота». Пятью годами позже в «Огоньке» будет опубликован ещё один рассказ, написанный в 1915 году, — «Над бездной» (он же «Выступ скалы»).

В тридцать третьем выпуске журнала «Война» Грин рассказал о потопленном в Индийском океане корабле. В тридцать шестом — рассказ «Страшная посылка», в тридцать восьмом «Без вести пропавший»: оба считаются библиографической редкостью. В пятьдесят четвёртом выпуске — рассказ «Спокойная душа».

Для третьего выпуска журнала «Новая жизнь» — рассказ «Больная душа» (другое название — «Ночью и днём»). Для выпуска с таким же номером, но для издания «Северная звезда» — рассказ «Волшебный экран».

В первом выпуске журнала «Современный мир» опубликован рассказ «Искатель приключений». В довольно растянутом повествовании Грин подводил читателя к мысли, что не всякая фантазия может быть дельной. Подлинной фантазии не может быть конца. В восьмом выпуске — рассказ «Капитан Дюк», столь же растянутое повествование. Для двенадцатого выпуска Грин написал ещё одно продолжительное полотно — рассказ «Возвращённый ад», описывалась дуэль, ощущение до и после, переходящее в продолжающееся сумбурное изложение.

В июльском сборнике самого Грина — «Загадочные истории» — был опубликован рассказ «Золотой пруд», интересный более читателю из отстоящих от автора во времени дней, поскольку героя повествования звали Бильбо, и он нырял на дно водоёма в поисках вещицы из золота.

В том же сборнике полностью объединены в единое повествование рассказы из цикла «Наследство Пик-Мика», дополненные кратким вступлением и новеллами «»Ночная прогулка» и «На американских горках». Если говорить кратко, Грин рассказывал о смерти Пик-Мика, оставившего завещание. Теперь читатель узнавал, что именно с ним происходило за предшествующие пятнадцать лет.

В четвёртом выпуске журнала «Аргус» Грин разместил рассказ «Убийство в рыбной лавке», где упоминал Зурбаган и Пик-Мика. В шестом выпуске — опять про Зурбаган в рассказе «Охота на хулигана». В восьмом — рассказ «Путь».

В двадцать первом выпуске журнала «Русская иллюстрация» — рассказ «Птица Кам-Бу», как белые люди оказались у каннибалов и всяческих их запугивали, например сообщая, будто они могут сделать так, что мясо белых людей обязательно станет горьким, если его пожелает отведать другой человек.

За этот же год отмечается рассказ «Синий волчок», при жизни Грина не публиковавшийся. Ещё стоит упомянуть два стихотворения «Военная хроника» и «Флюгер».

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Грин — Рассказы 1915. Часть I

Грин Рассказы

Особенность манеры изложения Грина в 1915 года — отметиться в большом количестве короткими рассказами, некоторые из которых оказывались способными заполнить одну страничку, а в редком случае — даже две. Многие из рассказов стали библиографической редкостью — о них встречается упоминание, тогда как найти не представляется возможным. Давайте просто перечислим, чтобы сохранилось упоминание и тут: «Авиатор-лунатик», «Акула», «Алмазы», «Армянин Тинтос», «Битва в воздухе», «Блондинка», «Бой быков», «Борьба с пулемётом», «Брат и сестра», «Будущие дачники», «Вечная пуля», «Взрыв будильника», «Встреча», «Выдумка Эпитрима», «Гарем Хаки-бея», «Голос и звуки» (он же «Голоса и звуки»), «Два брата», «Двойник Плереза», «Дело с белой птицей, или Белая птица и разрушенный костёл», «Друг человека», «Игра», «Интересная фотография», «Каприччио», «Кинжал и маска», «Король на войне», «Кошмарный случай», «Летающий дож», «Медведь и немец», «Непробиваемый панцирь», «Ночью», «Опасный прыжок», «Оригинальный шпион», «Охота в воздухе», «Охотник за минами», «Пляска смерти», «Происшествие с часовым», «Пятнадцатое июля», «Разведчик», «Ревность и шпага», «Роковое место», «Рука женщины», «Серьёзный пленник», «Сила слова», «Смерть Аламбера», «Странное оружие», «Страшная тайна автомобиля», «Три встречи», «Три пули», «Убийство романтика», «Удушливый газ», «Чёрные цветы», «Чёрный хутор», «Чудесный провал». Не стоит исключать, что такие названия могли носить другие рассказы.

Такой же библиографической редкостью являются два фельетона в стихах «Князь Бюлов» и «Своего рода анкета», рассказ в стихах «Тайна Диего» и ответы на анкету «Как я работаю». О рассказе «Рыцарь Мальяр» известно только, что он публиковался в пятнадцатом выпуске «Отечества».

Особенно плодотворно Грин трудился для журнала «20-й век», но публиковался под псевдонимом «А. Степанов». По свидетельствам исследователей, данный журнал не отличался качеством материала, публиковал различную информацию, подпитывая интерес читателя в меру правдоподобными небылицами. Поэтому сотрудничество с журналом нельзя назвать подлинно плодотворным, если не подразумевать сугубо количество номеров, в которых Грин размещал произведения.

В шестом выпуске — рассказ «Бой на штыках», как солдаты поднялись и пошли в атаку. Там же — рассказ «Судьба первого взвода», про единственного выжившего в последнем бою, его представили к награде. В восьмом выпуске — стихотворение «О чём пела ласточка». В девятом — рассказ «Игрушки». В тринадцатом — «Предсмертная записка», должный восприниматься читателем в качестве плагиата на произведения самого Грина. В пятнадцатом выпуске — рассказ «Тайна лунной ночи», отразивший новый элемент фантазирования — задействование мистических материй: солдата убили, он сам это понял, увидев себя со стороны.

В шестнадцатом выпуске — рассказ «Жёлтый город», отражение событий Мировой войны, описывался бельгийский город Сен-Жан, чьи улицы наполнены мёртвыми телами. В семнадцатом — рассказ «Слово-убийца», ещё одна мистическая история про пулю, выплавленную из типографических литер, вместе составляющих слово «любовь». Пуля как раз и была выплавлена из украденного материала, и по стечению обстоятельств пал от неё как раз укравший, когда он решил быть среди воюющих.

В девятнадцатом выпуске — рассказ «Там или там», о бредовом состоянии, когда герой повествования не мог определиться, на войне он находится или нет. В двадцатом — рассказ «Ужасное зрение», история на тему медицины и войны. Читателю сообщалось о человеке, в силу нервного потрясения ослепшего с детских лет. Теперь он шёл по родному городу, чувствовал запах гари, ступил на разрушенный мост и упал. Из-за данных обстоятельств он вновь обрёл зрение, но увидел повсеместное разрушение, и снова ослеп.

В двадцать втором выпуске — рассказ «Зверь Рошфора». В двадцать пятом — «Качающаяся скала». В двадцать восьмом — «Атака». В двадцать девятом выпуске — рассказ «Охота на Марбруна», опубликованный Грином за подписью Александрова, описывался случай из истории Зурбагана, как был подстрелен человек, любивший класть камни на рельсы, ослаблять крепления, после наслаждаясь крушением поездов.

В тридцать первом выпуске — рассказ «Дикая мельница». В тридцать седьмом — «Наёмный убийца» (другие названия «Игрок» и «Подаренная жизнь»). В сорок первом — рассказ «Поединок предводителей», как двое не могли понять, кто из них лучше, в итоге убив друг друга на дуэли. В сорок седьмом выпуске — рассказ «Морской бой». В пятьдесят втором — «Леаль у себя дома», о незадачливом воре.

Ещё на страницах журнала «20-й век» публиковался рассказ «Хозяин из Лодзи», ныне считаемый за библиографическую редкость.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Грин — Рассказы 1914

Грин Рассказы

За почти сухим перечислением творческого пути Грина, не видишь, что происходило в его жизни. Подверженный желанию развеять скуку, Александр доводил жену до бешенства, вследствие чего последовал развод. Вскоре умер отец Грина. Это должно было сказаться на творчестве, и похоже Александр забывался, уходя от действительности в придумываемые им обстоятельства.

В третьем выпуске «Синего журнала» опубликован рассказ «Мёртвые за живых», проходящий незаметно на фоне следующего произведения из девятого выпуска — «Загадка предвиденной смерти». Человека приговорили к казни через отсечение головы, он томится в ожидании неизбежного, представляя, каким образом лезвие топора вонзится в шею. К нему зашёл начальник тюрьмы и объявил об отмене приговора, но всё должно пройти так, будто казнь произведут. Этот рассказ оказывал интересное воздействие на читателя, знающего, к каким уловкам прибегают палачи, чтобы успокоить жертву. Ощущение этого будет нарастать, пока у главного героя повествования не остановится сердце, поскольку он верил и не верил, утомившийся от волновавших его переживаний. Так казнят приговорённого или нет? Не так важно — он сам умрёт на плахе от разрыва сердца. В двадцать девятом выпуске «Синего журнала» Грин опубликовал рассказ «Эпизод из взятия форта Циклоп» (он же «Эпизод при взятии форта Циклоп»).

Ещё рассказ из «Синего журнала» за 1914 год — мрачное повествование «Легенда войны». Существует предание о польском офицере, без сожаления кромсавшем людей, способном перерезать горло детям. Однажды к нему пришла мстить одна из таких жертв.

В пятом выпуске еженедельника «Отечество» — рассказ «Повесть, оконченная благодаря пуле». В седьмом выпуске — рассказ «Судьба, взятая за рога». Грин после перерабатывал опубликованные варианты, изменяя детали, обстоятельства и имена.

В четырнадцатом выпуске журнала «Аргус» — рассказ «Земля и вода». В двадцать втором выпуске — рассказ «Происшествия в квартире г-жи Сериз». Александр посчитал нужным построить повествование вокруг фигуры известного в прошлом авантюриста — графа Калиостро.

С августа Грин сотрудничал с «Новым Сатириконом», размещая в издании стихи и басенные сюжеты. Почти всё из опубликованного ныне считается библиографической редкостью. На страницах издания вышло следующее: «Военный лётчик», «Отрывок из Фауста», «Знай наших», «Журналист в беде», «Турецкий сентимент», «Страдалец».

Для сборника «Война и герои» Александр написал стихотворение «Военный узор», состоящее из шести разделов: «Выступление», «Дорога», «Привал», «Палатка», «Ночь», «Бой». Читатель может приметить некоторое сходство с пушкинской «Полтавой», если браться за рассмотрение непосредственного придерживания манеры исполнения. Грин показал быт солдат на войне, находящихся то на привале, то на марше, непременно вступающие в бой, где с одной стороны видят французов, а с другой — немцев.

В утреннем выпуске «Биржевых ведомостей» от одиннадцатого октября опубликован рассказ «Забытое» (он же «Воспоминание на экране»). Читателю предлагалось познакомиться с новатором в кинематографе. Так как это новое для человека искусство стремительно развивалось, возникали идеи, требующие воспроизведения на экране. До сих пор никто не снимал настоящий бой. Загоревшись этой идеей, режиссёр отправился на поля сражений вместе с оператором. Во время боя он не понял, каким образом потерял сознание. Выяснить удалось на первом показе кинофильма. Он уже знал, оператор в том сражении погиб. Теперь режиссёр видел, как происходил бой, как пал рядом сражённый солдат, и только теперь ему стало понятно, какое чувство им тогда завладело — он схватил оружие и бросился на врага, вследствие чего и получил контузию. По сравнению с данным повествованием, совершенно теряется фельетон из выпуска за пятнадцатое октября — «В защиту немцев».

Специально для журнала «Геркулес» Грин написал рассказ «И для меня придёт весна», сложив повествование про сибиряка. С девятого на десятый выпуск публиковался рассказ «Огненная стрела» (другие названия «Редкий фотографический аппарат» и «Предательское пятно»). Александр вновь упоминал Зурбаган. Под псевдонимом Эльзы Моравской в одиннадцатом выпуске разместил рассказ «Как силач Ганс Пихгольц сохранил алмазы герцога Померси» (другие названия «Как Ганс Пихгольц спас алмазы герцога Померси» и «Покаянная рукопись»).

В семнадцатом выпуске журнала «Война» — рассказ «Тайны руки». Для этого же журнала был написан рассказ «Поединок», опубликованный два года спустя.

Следующие рассказы считаются библиографической редкостью: «Без публики», «Испорченный аппетит», «Как силач Рыжий Джон боролся с королём», «На волоске», «Один из многих», «Совесть заговорила», «Со ступеньки на ступеньку: 5 речей», «Странное происшествие на маскараде», «Три брата», «Урбан Грац принимает гостей» (он же «Мой дом»), «Чёрный хрусталь сипая».

Упомянем ещё дополнительно ответы Грина для первого выпуска «Синего журнала» для раздела «Что будет через 200 лет. Русские выдающиеся люди о спорте». Александр не стал строить фантастических предположений, человек будет таким же, деревьев не останется, реки исчезнут или переменят течение, человечество станет более грубым.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Грин — Рассказы 1913

Грин Рассказы

Продолжая разговор о рассказах Александра Грина, вынужденно отмечаешь натужный авторский слог. Писатель продолжал творчески совершенствоваться, тогда как им написанное оставляло желать лучшего. За такие слова почитатель автора может обидеться. Однако, не будем таить шило в потайном кармане. Грин писал, и за это уже его будут хвалить потомки, практически никогда не задумываясь, о чём именно он написал, если и вспоминая, то о девушке Ассоль, ждавшей подобие принца на белом коне. Но и в этом потом ошибётся, не о том Грин писал в «Алых парусах».

По рассказам за 1913 год придётся пройтись быстрее допустимого. Начать с публикаций в «Аргусе». В самом первом выпуске опубликован рассказ «Авантюра», будто бы Грин повествовал про бедствующего человека, который встретил старого друга, после чего произошли некие обстоятельства. Сам рассказ считается библиографической редкостью. В третьем выпуске — рассказ «Наивный Туссалетто», он же «Грозное поручение» в последующей публикации для «Синего журнала». Сам Александр раскрывал повествование через преодоление трудности, направляя силы на достижение цели. В девятом выпуске — рассказ «Продавец счастья», где сюжет раскрывался через продажу гаданий с помощью обезьянки.

Рассказ «Табу» вышел в седьмом выпуске «Аргуса». Теперь читатель имел полное право считать Грина писателем особого свойства — сторонником создания миров, наполненных через фантазирование. Александр черпал сюжеты такого свойства, отчего французским писателям, вроде Жюля Верна, могло быть немножечко стыдно. У Грина главный герой попадал к каннибалам, сообщал про их быт, говорил, каких верований они придерживаются. Мораль была и вовсе неоднозначной — нельзя жевать человека. В десятом выпуске опубликован рассказ «Сладкий яд города» — про парня, пожелавшего беседовать с девушкой, а та предложила выбрать любую тему, кроме любви и отношений.

В журнале «Солнце России» Александр опубликовал следующее: «Балкон», «Последние минуты Рябинина», «Глухая тревога» (или иначе «Глухая тропа»). В рассказе «Жизнеописания великих людей», он же «Маленькие могилы», Грин сообщал биографические сведения о некоем лице.

Современники Грина не всегда понимали о чём писатель желал им сообщить. Может по причине того, что Александр планировал из разрозненных кусочков сплетать единое полотно? Например, опубликованный в шестом номере еженедельника «Синий журнал», рассказ «История Таурена», впоследствии ставший частью «Наследства Пик-Мика».

Вполне законченным вышел рассказ «Всадник без головы», он же «Рукопись XVIII столетия» из двадцать шестого выпуска «Синего журнала». Читателю сообщалась история зависти и действия, вследствие чего память о прошлом очернялась желанием отдельных граждан показать себя более лучше, нежели люди, прославившиеся поступками. Выходило так, что если в былом полководцы снимали головы с плеч врагов, то современные воители способны лишь отрывать головы памятникам.

В тридцать шестом выпуске «Синего журнала» — рассказ «Три похождения Эхмы», про героя, с юных лет начитавшегося детективов Конан Дойля. Теперь он стремился раскрывать преступления, применяя нестандартные подходы. Например, как обнаружить объект, скрытый за плотным забором? Нужно всего-то бегать из стороны в сторону, чтобы получить эффект, вроде применяемого в кинематографе, когда из мельчайших фрагментов, при быстром движении, перед глазами возникает устойчивая картинка. История у Грина получила продолжение в виде двух похождений, последнее из которых — обман девушки перед женитьбой, согласившейся выйти на условии последующего обогащения. Герой рассказа слова не сдержал, вследствие чего девушка родила ему мулата, сославшись на и ей позволенный в таком случае обман.

В сорок седьмом выпуске «Синего журнала» — рассказ «Новый цирк», столь же богатый по содержанию, как остальные опубликованные в еженедельнике. Герой в той же мере был подвержен психопатическим нарушениям.

В журнале «Нива» и его приложениях Грин разместил следующие рассказы: «Племя Сиург», «Таинственный лес» (он же «Охотник и петушок»), «Горные пастухи в Андах» (другое название — «Далёкий путь») и «Зурбаганский стрелок» (ещё одна биография выдуманного лица).

Из других рассказов: в «Неделе современного слова» — рассказ «Гранька и его сын», в «Первом альманахе издательства Союз» — рассказ «Дьявол оранжевых вод», в газете «Раннее утро» — рассказ «Человек с человеком». Для «Современника» Грин написал рассказ «Тихие будни» — отражение реалий армейского быта: неважно как начистил ружьё — продолжай чистить, не хочешь петь в хоре — никуда не денешься от приказа, пожелает тебя избить ефрейтор — терпи, захочешь сам сбежать — будешь объявлен в розыск.

К творчеству Александра ещё причисляют рассказы «Поцелуй смерти» и «Придёшь ты, и счастьем повеет», но они являются библиографической редкостью.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Грин: критика творчества

Так как на сайте trounin.ru имеется значительное количество критических статей о творчестве Александра Грина, то данную страницу временно следует считать связующим звеном между ними.

Заслуга рядового Пантелеева
Слон и Моська
Апельсины. Любимый
Рассказы 1906-07
Рассказы 1908
Рассказы 1909
Рассказы 1910
Имение Хонса
Рассказы 1911-12
Рассказы 1913
Рассказы 1914
Рассказы 1915. Часть I
Рассказы 1915. Часть II
Сто вёрст по реке
Рассказы 1916

Александр Грин — Рассказы 1911-12

Грин Рассказы

Есть в жизни преступника момент, когда он страстно желает вернуться к обычной жизни, но продолжает находиться под грузом ответственности. Система наказаний для того и предназначена, чтобы преступники становились на путь исправления. Но есть иной момент — за любой проступок должен нести соразмерную плату, вне зависимости от того, насколько ты смирился с неизбежным. Вроде бы с Александром Грином случилось полагающееся — он исправился. Ему претит идти в ногу с эсерами, он более не призывает к выступлению против власти. Вместе с тем, за ним числится преступление с полагающимся наказанием. С 1910 года Александр под следствием, годом позже в ссылке, ещё год спустя срок сокращён до двух лет. Поэтому с 1912 года Грин становится свободным человеком. Однако, время оказалось упущенным, творческая продуктивность снизилась.

Тяжело говорить о своеобразии написанных работ. Для неподготовленного читателя, желающего видеть в рассказах Александра повествование, способное пленять, наступает пора разочарования. Кажется, Грин исписался. Либо нужно понимать иначе, Александр хоть как-то пытался с собой совладать, не растеряв умение художественным словом осмысливать действительность. В любом случае, не зная жизненных обстоятельств писателя, обязательно будешь иметь предвзятое мнение. Нужно подойти с пониманием, подбадривая Грина, хотя бы так продолжавшего находить силы для появления порывов к творчеству. Редкий читатель задумывается, насколько писателю тяжело сконцентрироваться на ремесле, будучи морально подавленным.

1911 год — это всего пять рассказов, три из них опубликованы в журнале «Всемирная панорама»: «Лунный свет», «Лесная драма», «Слова». В журнале «Пробуждение» вышел рассказ «Система мнемоники Атлея». Во «Всеобщем ежемесячнике» — «Позорный столб». Грин всё больше предпочитал уходить от действительности, показывая существование вне пределов, доступных гражданину царской России. Предпочитал Александр надеяться и на лучшее, пусть даже на смерть, но только в окружении счастливых для умирающего обстоятельств.

Александр всё чаще писал длинные рассказы, выходившие из-под его пера в виде пространного наполнения. Искать нить повествования становилось неимоверно трудно. Но Грин не мог желать останавливаться на рассказах, обходя вниманием хотя бы литературу более крупного размера, вроде повести. Читатель способен принять за повесть рассказы «Синий каскад Теллури» и «Жизнь Гнора», опубликованные в «Новом журнале для всех» за 1912 год. Подводило одно — наполнение. Никак не удавалось вычленить из текста больше, нежели одну-единственную идею, да и та оказывалась лишённой необходимости осмысливания.

Во «Всемирной панораме» Грин размещает рассказы «Заяц», он же «Тоскливый заяц», он же «Пассажир Пыжиков». Другой рассказ для данного издания стал библиографической редкостью — это «Из памятной книжки сыщика», он же «Злодей Ван-Гот и сыщик Петушков выслеживают друг друга».

В третьем и четвёртом выпуске журнала «Новая жизнь» публиковался рассказ «Приключения Гинча». Рецензенты посчитали необходимым взять его за базис для понимания подхода Грина к изложению. Так или иначе, порою критическая масса давит пустыми словами, вообще лишёнными смысла.

Третий выпуск журнала «Русское богатство» — повествование «Ксения Турпанова».

В двадцать седьмом и сорок седьмом выпуске «Синего журнала» Грин разместил рассказы «Тяжёлый воздух», он же «Лётчик Киршин», и «Гостиница Вечерних огней», он же «Рассказ из лично пережитого».

Журнал «Солнце России» опубликовал рассказ «Зимняя сказка» и «Четвёртый за всех».

Три рассказа вышли на страницах журнала «Неделя Современного слова»: «Проходной двор», «Рассказ о странной судьбе», «Лужа Бородатой Свиньи». Там же Грин опубликовал стихотворение «Первый снег».

Читатель может посетовать на отсутствие пристального внимания к произведениям двух последних лет. Оправдание для критика тут единственное — незачем разводить пустые мысли, если автор не стремился заставить читателя задуматься над содержанием рассказов.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Грин «Имение Хонса» (1910)

Грин Рассказы

Однажды Грин задумался, как сделать так, чтобы человек не творил зла, поступая на благо себе и другим? Ответ казался лишённым сложности. Для этого потребуется простое, заставить всех людей вести себя благочинным образом. Но как? Допустим, такое получится осуществить. Тогда возникает новый вопрос: неужели человек научится жить в ладу с себе подобными? А не сойдёт ли человек с ума, окружённый умиротворением? Вот в этом Александр и постарался разобраться с помощью рассказа «Имение Хонса».

Давалось представление о поместье, где хозяин озаботился необходимостью добиться совершенства. Самое для него очевидное — необходимо создать благоприятную обстановку. Он избавился от всего мрачного, начиная с обстановки и мебели, заканчивая нравами прислуги. Если оттенок окружающей среды оказывался тёмным, он его вымарывал. Сугубо светлые тона, глядя на которые должно наступать спокойствие в мыслях. И прислуга всегда отвечает вежливо, выполняет поручения пунктуально, ни в чём не вызывая гнева со стороны хозяина.

В это имение прибывает рассказчик, друг хозяина. Ему не нравится излишнее количество светлого в интерьере — это словно давит его. Казалось бы, без признаков мрачности — не видишь отрицательных черт. Но глазу тяжело не иметь чёткого ориентира, который будет выделяться на общем фоне. Может в том был просчёт хозяина поместья, забывшего или намеренно отказавшегося от контраста, хотя бы в мелких чертах. Ведь и спокойная обстановка способна породить взрыв эмоций, к чему Грин и вёл повествование.

Планы хозяина были фантастического размаха. Он не намеревался ограничиться имением. Пока он проводил эксперимент в малом, дабы убедительнее его слова казались прочим. С одним у него не получалось справиться, всему мешало наступление ночи. Хочешь или противься тому, но мрак обязательно опускался на поместье, чем вызывал расстройство самочувствия у хозяина. Он начинал неистовствовать, теряя контроль и становясь кем угодно, только не добродушным человеком.

Грин привёл для примера помрачения иное. Случилось так, что слуги занимались непотребным делом. Бешенство овладело хозяином, он утратил понимание действительности, начал крушить окружающую обстановку, едва не убив рассказчика. Становилось понятным, стремясь к бесконечному добру, становишься способен уподобиться исчадию ада, готовый жарить на сковороде грешников с такой жестокостью, которой не обладают черти.

Читатель скажет, будто Грин проявил чудеса фантазии, приведя пример, не вполне похожий на имеющее место быть в действительности. Отчасти это так, если не вспомнить любое начинание, обязательно из благого переходившего в состояние отвращения от него. Опять же, достаточно взять любой политический режим, имеющий корни, направленные на улучшение жизни людей, в итоге становящийся тем, путы чего человек желает скинуть. Либо привести в пояснение христиан, некогда повсеместно гонимых, к шестому веку сами превратившиеся в гонителей, готовые огнём и мечом уничтожать всё, чему они дают характеристику ереси. Так обстоит не только с христианами, практически любая религия призывает к нетерпимости к сторонникам иных конфессий.

Получается, сколько не стремись к абсолютному идеалу, добиться желаемого не сумеешь, либо он переродится в нечто худшее. Пусть обязательно существуют контрастные явления. Если не нравятся мрачные оттенки — оставь хотя бы одну деталь тёмного тона. Противишься оппозиционным течениям — не подавляй полностью. Чужое мнение отличается от твоего — оно само себя изживёт, главное не подкидывать дров в пекло спора о существенном. Но взрыв негодования случится обязательно, как ему не противься, это уже ни от каких сопутствующих факторов не зависит. Вполне вероятно, согласно рассказа «Имение Хонса», побудительной причиной может оказаться гомосексуальная связь сторонних персонажей.

Автор: Константин Трунин

» Read more

Александр Грин — Рассказы 1910

Грин Рассказы

Грин продолжал придерживаться формы рассказа. Так казалось проще. Он и сборник в 1910 году опубликовал, назвав без придумки — «Рассказы». Другим событием того года стал арест с последующей ссылкой в Архангельскую губернию. Александра наконец-то разыскали и отправили отбывать наказание.

Для второго выпуска журнала «Вселенная» Александр написал рассказ «В лесу», он же «Тайна леса». Прохожий обнаружил труп и пистолет, предпочтя тут же удалиться, чтобы избежать необходимости принимать участие на начальном этапе расследования.

В четвёртом выпуске журнала «Мир» размещён «Рассказ Бирка о своём приключении». В пятом выпуске — рассказ «В разливе», он же «Бытовое явление» и «На реке». Повествование без конкретики.

Шесть рассказов Грин опубликовал в журнале «Всемирная панорама». Рассказ «Находка» (сорок пятый выпуск) — история помещика, обнаружившего во владениях глину, пригодную для фаянсовых изделий. Планы на строительство завода казались реальностью, если бы не визит англичанина, вознамерившегося купить участок земли за приличную сумму. Рассказ «Смерть», он же «Смерть Ромелинка» (пятьдесят восьмой выпуск) — действие, где главный герой в конце тонет. Рассказ «В снегу» (шестьдесят второй выпуск) — описание экспедиции на полюс, в результате которой все её члены погибают. Рассказ «На острове» (шестьдесят пятый выпуск) — о тюрьме и преступниках. В том же выпуске рассказ «Ящик с мылом», как с бака корабля ночью исчез матрос и объявился через четыре дня. Всё бы ничего, но корабль находился в пути по направлению к мысу Доброй Надежды. Семьдесят третий выпуск «Всемирной панорамы» — рассказ «Малинник Якобсона».

Четыре рассказа опубликованы в журнале «Весь мир». В восьмом выпуске рассказ «Море блаженства», он же «Имение Хонса». В пятнадцатом выпуске — «Река», как группой путешествующих людей был выловлен труп женщины, попутно рассказывались прочие истории, например о боцмане, что устал перевозить людей и взбунтовался. В двадцать втором выпуске «Серебро Юга», он же «Возвращение Чайки» (на морскую тематику). В тридцать седьмом выпуске — «Пришёл и ушёл», он же «Пороховой погреб» (на военную тематику).

Два рассказа в «Новом журнале для всех». Пятнадцатый выпуск — это рассказ «Колония Ланфиер», собравший большое количество отзывов рецензентов-современников, в основном отметивших неоднозначность содержания, невозможность придти к полному согласию по пониманию предложенного автором текста. Не меньший интерес вызвал рассказ «Пролив бурь» из двадцатого выпуска. Грин описывал плавание, пиратов, смерть капитана, сообщая необходимость одному из героев повествования найти женщину, должную считаться за дочь умирающего. Вновь мнение рецензентов расходилось, Грина продолжали упрекать в сумбурности изложения.

Для сентябрьского выпуска «Биржевых ведомостей» Грин написал рассказ «Дуэль», он же «Марионетка». Для одиннадцатого выпуска журнала «Пробуждение» рассказ «На склоне холмов». В декабрьском выпуске журнала «Русская мысль» должна была состояться публикация рассказа «Трагедия плоскогорья Суан», отложенная до 1912 года. Причина объяснялась сомнением редактора: размер в два авторских листа, содержание излишне экзотическое. Грин тогда уже находился в ссылке, сведений о расхождении с позицией журнала долго не мог узнать.

Кроме того, в 1910 году Александр продолжает писать рассказы, после включённые в единое повествование «Наследство Пик-Мика»: «Арвентур» и «Вечер». Имеются упоминания о рассказе «Пасха на пароходе», сведений о котором нет в свободном доступе. Ещё одно произведение — рассказ «История одного убийства», впервые опубликованный в сборнике «Рассказы». Этим произведением Грин заставил критическое сообщество окончательно расколоться на тех, кто ценит его творчество за наблюдательность и правдивое отображение действительности, и тех, кому нравится именно необычность подачи материала, лишённая отражений будней текущего момента.

Автор: Константин Трунин

» Read more

1 2