Николай Карамзин – Критические заметки 1786-1826

Карамзин Критические заметки

О критических заметках Карамзина предлагается судить кратко, согласно их же краткости.

К 1786 году относится заметка “О Шекспире и его трагедии”. Переведя “Юлия Цезаря”, Николай посчитал нужным уведомить, кем является Шекспир. Несмотря на интерес к творчеству английского драматурга Александра Сумарокова и императрицы Екатерины Великой, делавших вольные переводы, Карамзин посчитал, что этого мало. Нужно обязательно уведомить подробнее, поскольку литература Англии сама по себе в то время была плохо знакома российскому читателю. Николай отметил талант Шекспира, пристрастие к отхождению от театральных правил. Сам же Карамзин стремился придерживаться оригинала.

Следующие заметки относятся к 1791 году. Это “Эмилия Галотти” – произведение с отличным балансом, пьеса с успехом шла уже на протяжении нескольких лет. Другая заметка – “О сравнении древней, а особливо греческой, с немецкою и новейшею литературою” – пояснения не требует. С помощью заметки “Философа Рафаила Гитлоде странствования” рассмотрены особенности построения утопических миров. “Гольдониевы записки” – о талантливом драматурге, порою писавшем превосходные произведения. Критики удостоился и перевод “Генриады” на русский язык – сие сделать трудно, но, как видно, вполне осуществимо. Другие заметки: “Неистовый Роланд” и “Сид” – скорее подробный пересказ с цитированием иностранных источников. К тому же году относится заметка “Опыт нынешнего естественного, гражданского и политического состояния Швейцарии” и “Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов”. Любопытной кажется заметка “От издателя к читателям” – Карамзин озвучил намерение продолжать издавать свой журнал, призвав подписываться, поскольку триста субскрибентов не обеспечивают нужный объём поступлений. На эту же тему заметка “Об издании Московского журнала” – собирается писать о всяком, допускает многочисленные переводы зарубежной периодики, будет рад любому сотрудничеству. Ещё одна заметка – “Жизнь Вениамина Франклина, им самим описанная для сына его” – вроде человеком он был непримечательным, зато впоследствии стал очень даже примечательным. И ещё одна заметка – “Кадм и Гармония, древнее повествование, в двух частях”, раскрывающая отношение Карамзина к одноимённому произведению Хераскова.

О заметках за 1792 год. Первая гласит – “О Калидасе и его драме”: Карамзин перевёл малый фрагмент произведения “Саконтала”, выполнив его с английского же перевода. Написана и заметка “Драматические начертания древней северной мифологии”. Заметкой “Заключение” Николай поставил точку в издании “Московского журнала”. Ещё одна заметка “Виргилиева Энеида, вывороченная наизнанку” – про трудность осуществить подлинный перевод.

К 1793 году относится заметка “Нечто о науках, искусствах и просвещении”. Карамзин подивился особенности общества слабеть, стоит оказаться ему просвещённым. Всякое общество в человеческой истории достигало определённых вершин, неизменно затем слабея и исчезая. Отчего же так? Пока общество грубое и необразованное, презирающее само себя и своё окружение – оно способно одолеть любого врага. Но стоит задуматься о собственной сущности и личной выгоде, как едва ли не сразу терпит поражение от тех, кто пока ещё оставался на позиции грубости и необразованности.

К 1795 – заметка “О богатстве языка”. Чем сложнее, тем язык богаче, и чем больше синонимов, тем ещё богаче. Этим Карамзин предуведомлял скудоумие всех оппонентов в споре о необходимости придерживаться в русском языке рамок, будто бы определённых издревле. Наоборот, всякое иностранное слово способно стать русским, следовательно – синонимом.

За 1797 год принимается заметка “Находить в самых обыкновенных вещах пиитическую сторону”. Проще говоря, если человек родился со склонностью к поэзии, быть ему поэтом. Другая заметка – “Несколько слов о русской литературе”: Карамзину пришлось вспомнить предпринятое им в Европу путешествие. Про Англию он подумал отозваться негативно. Он сказал, что люди там похожи на английскую погоду. А ежели есть возможность обойти вниманием Англию, тогда так лучше и поступить.

1801 год – заметка ” О Стерне” – как всегда, про величие писателя. 1802 год – в “Письме к издателю” Карамзин поведал, как стало хорошо жить при новом государе. Заметкой “Пантеон русских авторов” Николай отозвался на одноимённый труд Бекетова. Карамзин выразил твёрдую уверенность – русских авторов нужно не с Бояна перечислять, а с литераторов времён Петра Первого. Что же, совсем скоро Николай написал “Пантеон российских авторов”, начав всё с того же Бояна. Заметкой “О случаях и характерах в российской истории, которые могут быть предметом художеств” Николай представил, какие бы он создал картины, основанные на исторических сюжетах. Он бы обязательно показал прибытие Рюрика, сцену со смертью Олега от укуса змеи и прочие. Как становилось понятно, замысел примет вид “Истории государства Российского”. Заметкой “О любви к отечеству и народной гордости” Николай сильнее убедится в намерении. Он пронзил время и изыскал, отчего и чем именно следует гордиться русскому человеку. Ответ прост: прошлым.

1818 годом датируется “Записка о Н. И. Новикове”. Карамзин поведал об изданном Новиковым – это “Древняя российская вивлиофика”, произведения Екатерины Великой. Затем Новиков начал испытывать интерес к масоном, вследствие чего подвергся заключению – написанное им о мистике было сожжено. В 1819 году Карамзин составил заметку “Мнение русского гражданина”, постаравшись убедить царя Александра не давать Польше права на вольность – его не поймут русские, а поляки сами первыми начнут плеваться в его сторону. За 1826 год отмечается заметка “Мысли об истинной свободе”.

Автор: Константин Трунин

Дополнительные метки: карамзин критические заметки критика, анализ, отзывы, рецензия, книга, Nikolay Karamzin, analysis, review, book, content

Это тоже может вас заинтересовать:
Перечень критических статей на тему творчества Николая Карамзина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *