Максим Горький “Васька Красный” (1899)

Горький Васька Красный

Опубликовать по написанию “Ваську Красного” у Горького не получилось. Пришлось отложить на год, когда издательство товарищества “Знание” согласилось с необходимостью донести рассказ до сведения читателя. О чём же Максим взялся повествовать? Сообщал он про человека с лицом красного оттенка, примечательного внешним видом, пленительного для буйного воображения девиц. Васька отвечал возложенным на него ожиданиям с единственной оговоркой – при сохранявшейся внешней страсти, оставался равнодушным абсолютно ко всему. И всё же Ваську ценили за иной талант – умел он бить так, что после не оставалось следов. И бил он чаще женщин.

Не скажешь, чтобы Васька делал то по злобе, и Горький такое мнение поддерживать не собирался. Наоборот, бить – это профессия, которой Васька следует по мере доставшего ему умения. Он брал плату и приступал к исполнению наказания. Ему могли дать сто рублей, и он отрабатывал, методично и уверено измываясь над должными претерпеть им положенное. Кто же обвинитель? Кто угодно, лишь бы вина была доказанной. Обычно достаточно доказательства в воровстве, как на хрупкие плечи девицы начинала давить неизбежность принятия ремесла Васьки. Свою страсть он вкладывал и в такое дело, всё равно оставаясь равнодушным.

Что же, дав примечательное начало описываемой истории, Горький не нашёл слов для продолжения. Нет, Максим рассказывал, сообщая те или иные особенности дальнейшего действия. Однако, довести до конца историю он не сумел. Интерес читателя охлаждался едва ли не сразу, стоило продолжить размышление. Даже сложилось такое впечатление, будто Горький и на малую форму перенёс болезнь крупных произведений – водянистый стиль изложения. Читатель может и хотел внимать, и может ждал нечто, согласуемое с его потребностью увидеть некое раскрытие перед ним Васьки Красного. Похоже и Горький перенял равнодушие от главного действующего лица. Словно и он истязает читателя, не оставляя никаких следов.

Сам читатель, особенно поздний, мог видеть в прозвище Васьки намёк на историческое доказательство правоты движения социалистов перед издыхавшим царизмом. Тогда – кто тут кто? Стоило бы о том рассуждать, довольно сильно опасаясь за обязательно должное последовать обвинение в пустословии. Действительно, Красным Ваську прозвали за оттенок лица, потому и не надо измышлять более, нежели сообщил непосредственно автор.

Чего же опасались издания? 1899 год стал для Горького переходом от лаконичности к пространности. Имея цельное зерно, Максим позволял себе расползаться мыслью по древу. Разве не достаточным оказывалось показать Ваську в общих чертах? Разве требовалось углубляться, разбираясь, отчего всё так сложилось? Читатель того и ждал. Но Горький не углублялся, он даже не стал расширять понимание Васьки. Не ввёл в повествование ломающих восприятие главного героя моментов. Не сказалось его существование и на жизни окружающих людей. Всего лишь дан портрет, должный быть сокращённым до размера очерка, только и фиксирующим качества определённого человека. Впрочем, Горький мог думать о создании последующего за “Фомой Гордеевым” произведения, расписывая для того личность нового персонажа. Но этого не получилось.

Так отчего “Васька Красный” оказался одобрен к публикации? И из каких побуждений он был запрещаем к публикации прежде? Рассказ не прошёл цензуру для журнала “Жизнь”. Не смог его Горький включить и в третий том “Очерков и рассказов”. В 1900 году препоны были сняты. Рассказ затерялся среди других работ Максима, поныне остающийся мало интересующим читателя. И тому есть объяснение, сообщённое чуть ранее.

Автор: Константин Трунин

Дополнительные метки: горький васька красный критика, анализ, отзывы, рецензия, книга, Maxim Gorky Red analysis, review, book, content, Vaska Krasnyi

Это тоже может вас заинтересовать:
Перечень критических статей на тему творчества Максима Горького

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *