Теодор Агриппа д’Обинье «Трагические поэмы. Книги VI-VII. Возмездия. Суд» (1616)

Обинье Трагические поэмы

Пониманию нужно время, не сейчас всё удаётся познать, не определишь то бремя, что мешает свободно дышать. Жизнь прожив, оглядываясь назад, чашу горя испив и почёту на старости рад, Обинье к заключительным главам «Трагических поэм» подошёл, он достаточно сказал и теперь молвить решил откровенно, он думает, что всё теперь точно учёл, и скажет он полезное потомку непременно. О чём же он сказать решился? Про Бога повёл речь опять. Он твёрдо с мнением своим определился, уверен, проникновенно сможет рассказать. И видится ему сущность Всевышнего, он над всем, и всё — есть он, а значит ничего не происходит лишнего, всему удел заранее определён. И думать придётся, будто человек не вершит судьбу сам, даже жизнь просто так не оборвётся, но ход таких мыслей — словно туман. Вне Бога человек, но при Боге всё же, потому жизнь напоминает бег, да есть цели на пути гораздо победы дороже.

Уже без опаски, злобу прогнав, и не сгущая краски, сказывать начав, излились словеса о прошлых веках — тиран следовал за тираном, каждый из них жил в обильных грехах, воспринимал существование подлинным — не обманом. В историю вошли, содеяв преступленья, за которые их никто не судил, они поступали жестоко по праву рожденья, покуда их к крови пролитию стремление никто не остановил: Ирод — младенцев велевший убивать, Нерон — бушевавший в Риме пожар прославлял, Домициан — указавший не необходимость его богом называть, Адриан — христиан тысячами уничтожал.

Подобие тиранов — Церкви служители, к ним особое у Обинье отношение. Не во славу Бога жившие, скорее хулители, заслуживают вместо прославления они поношение. Хватает злости на религию всю, к какому бы течению её служитель не относился, изливал Обинье обиду на каждого свою, почти до греха сам едва с этими мыслями не опустился. Он даже Ария вспомнил, что якобы умер в нужнике, нутром пространство внутри стен заполнив: за грехи в назидание себе.

Обо всём ведал Бог, не мог не знать о происходившем с миром, так Обинье сообщает потомку урок, не предвкушал он дабы за злодеяние насладиться посмертным пиром. Пусть всему всё предназначено, человек может поступки и сам вершить, хоть для него пребывание на Земле заранее обозначено, ведь именно за проступки его и будут судить. Бог искушает, любит он проверять, за грехи потому не укоряет — он заставлял их совершать. Кто возразит подобному сужденью? Богохульство — слышится упрёк. Не поддавайтесь всё же наважденью, не вам решать — всё это Бог предвидеть смог.

Скоро суд, к нему близок Обинье, его думы в предвкушении ждут, он расскажет Петру, что испытал на войне, поведает о годах, печалями поделится, ведь правда на его устах, он словно познал истину — на это надеется. Бог решит: Обинье и без того достаточно сказал, теперь ничего не сможет изменить, он истину искать устал. На суд надежда, ибо есть вера у него, пускай он не невежда, раз думает много о себе всего. Порядочно сказано, избыточен дальнейший разговор, на ошибки людей указано, а прочее — признаем — вздор. От человека зависит, на этом и нужно остановиться. Если человек сего не осмыслит, ужасам «Трагических поэм» суждено повториться.

Поэмы закрыты, горечь во рту, мечты окончательно смыты, словно жизнь выбрал не ту. За какие грехи пришёл на Землю страдать? Отчего ад на Земле? Огорчает единственное знать, искупать вину придётся не только здесь, но и в последующих мирах — везде.

Дополнительные метки: обинье суд критика, анализ, отзывы, рецензия, книга, Théodore Agrippa d’Aubigné Les Tragiques analysis, review, book, content, Tragicheskiye poemy, Vozmezdiya, Sud

Это тоже может вас заинтересовать:
От переводчика Трагических поэм
Трагические поэмы. Сочинитель к своей книге
Трагические поэмы. Книга I. Беды
Трагические поэмы. Книга II. Властители
Трагические поэмы. Книга III. Золотая палата
Трагические поэмы. Книга IV. Огни
Трагические поэмы. Книга V. Мечи
Жизнь, рассказанная им его детям

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *