Алексей Н. Толстой «Хмурое утро» (1941)

Толстой Хмурое утро

Цикл «Хождение по мукам» | Книга №3

Продолжать писать про события Гражданской войны Алексей Толстой посчитал обязательным. Прошло более десяти лет с работы над «Восемнадцатым годом», совсем недавно закончено повествование «Хлеб» (про оборону Царицына). Но, разве всё сказано о Царицыне? Толстой посчитал необходимым расширить личное понимание происходивших тогда событий. Теперь уже практически не осталось необходимости рассказывать в духе беллетристики. Отнюдь, Толстой брался сообщать историю, вроде того варианта её подачи, каким отметился Николай Карамзин при создании первых томов «Истории государства Российского», то есть давая информацию по происходившим процессам, постоянно сбиваясь на беллетристическую форму подачи материала.

Для начала даётся вводная о творившемся в стране беспределе. Тогда людей убивали, нисколько не испытывая мук совести. Наоборот, планируя совершить нападение на тот же поезд, полагалось полностью вырезать всех, кто встретится в вагонах. Считалось недопустимым оставлять свидетелей произошедшего. Но ограбление поездов — малая составляющая кровавых событий. Ни о каких пленных речи и не шло. Этого не требовалось. Зачем брать пленных, если повсеместно творился разбой, без каких-либо определённых целей, кроме желания хоть чем-то заняться, к тому же кое-чем разжившись.

Отстранённые разговоры постоянно будут подводиться к событиям вокруг и внутри Царицына. Этот город за три года выдержит четыре штурма. Трижды Красная Армия будет успешно отражать нападения белых, вынуждено после оставит, чтобы впоследствии уже окончательно выбить противника из города. Об этом следовало как-то повествовать. Учитывая периодичность совершаемых штурмов, в другое время происходили иные события, так или иначе приводящие к попытке взять город белыми.

Что делали белые? Толстой не лукавствует. Когда казаки заходили в станицу, сразу устраивали разборки с населением, пытаясь выяснить, кто питает симпатии к большевикам. За малейшее подозрение в причастности — жестоко пороли, невзирая на пол. Может потому Толстой посчитал нужным описать порку женщины, представив в виде особо постыдного действия, чего казаки никак не гнушались, считая ими совершаемое правильным.

Другая тема — случившаяся в Германии революция. Как об этом не говорить? В ещё одной стране движение социалистов одержало верх. Значит, белое движение будет получать меньше помощи. Может теперь немцы станут помогать Красной Армии, либо сами большевики, стоит им подавить белых, отправятся в Германию. Рассуждать есть о чём, знать бы о будущем наперёд. Толстой его, конечно, знает, чего не скажешь об участниках Гражданской войны.

Задействовать Толстой постарался и знаменитых деятелей того периода — Нестора Махно и Семёна Будённого. Особенно интересовало развитие отношений между Махно и движением красных, известное своей непостоянностью. Если Нестор на первых порах имел намерение поддерживать большевиков, к середине 1919 года данное намерение ослабло, вследствие чего не могло быть союзнических отношений. Однако, Махно то и дело вступал с красными в договорённости, всячески стараясь воспользоваться возможностью обособить Украину, для чего ему в той же мере приходилось бороться с белыми, но и сдерживать интервенцию.

Как же это всё отражается на страницах «Хмурого утра»? Горячие головы склонны находить соответствие былого и настоящего, что и служит причиной превозносить талант Толстого, умело показавшего в нужных словах происходившие процессы. И это всегда так, когда между Украинским краем и Российской территорией происходит недопонимание обоюдных стремлений и желаний. В такие моменты произведение Толстого помогает понять настоящее в разрезе прошлого. Только следует ли именно за это оценивать художественное произведение? Или… «Хмурое утро» способно считаться за монографию по одному из периодов Гражданской войны?

Автор: Константин Трунин

Дополнительные метки: толстой хмурое утро критика, анализ, отзывы, рецензия, книга, Aleksey Tolstoy Gloomy Morning analysis, review, book, content, The Road to Calvary

Это тоже может вас заинтересовать:
Сёстры
Восемнадцатый год
Пётр I
Сталинская премия: Лауреаты

One comment

  • К концу рецензии я как раз и подумала о том, что это произведение может быть ценно именно как источник исторической информации, тогда же ведь не было ни СМИ, ни соцсетей, только вот предания былых лет и остались.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *