Tag Archives: салиас

Евгений Салиас “Петровские дни” (1903)

Салиас Петровские дни

Пусть читатель не обманывается – Салиас взялся повествовать о временах правления Екатерины Великой, и только о них, никак не о царствовании самой императрицы. Пусть читатель и не обманывается, будто обстоятельства времени скажутся на описываемом действии. Отнюдь, даваемая Евгением канва сообщена сугубо для привлечения внимания, тогда как подобные события могли случиться раньше, либо позже. Но точно им случиться в те дни, когда Молдавия отошла или готовилась отойти к России, а крепостное право ещё не было отменено, ибо в центре повествования окажется жадная до благосостояния молдаванка, помимо неё – влюбившаяся в крепостного свободная девушка, в их числе и парень, не знающий, как скоро ему предстоит из холопа перейти в князья. Без особого смака, долго впрягаясь, Салиас обрадует того читателя, что сумеет не забросить чтение до второй части произведения. Сказать бы, следовало Евгению заинтриговать с первых строк. Но не читателю о том рассуждать, помня о богатом литературном наследии автора.

Действие начинается с 1762 года – времени воцарения Екатерины Великой. Перед читателем древняя старушка, воспринимаемая едва ли не столетней. Помнит она ещё бунты стрелецкие, замуж выходила, когда царствовал Фёдор Алексеевич – старший брат Петра. Трудилась с мужем, себя не жалея, из-за чего сумели они выкупиться и стать вольными. Вскоре умер супруг, остались дети на её попечение. Прославилась она за деятельность – умела гадать. Не сказать, чтобы предсказывала будущее, скорее туманно о нём сообщала. И не сказать, чтобы прошлое по руке или кофейной гуще отгадывала, ибо имела широкую сеть информаторов, заранее всё узнавая о жизни того, к кому шла в дом. Нажитого хватило бы на жизнь спокойную да всё на детей истратила, а дети померли, оставив внучат малых, кои и стали её заботою. Более кручинилась старушка из-за нужды выкупить холопа у графа Орлова, ибо любимым он пришёлся внучке её. Да больно хорошо тот холоп самовары ставил, из-за чего копить и копить на его выкуп. Такова первая из сквозных историй.

Вторая история касается судьбы молдаванки Земфиры, худо-бедно просуществовавшей, покуда не пал на неё выбор князя, до женщин охочего. Прежде менял женщин как перчатки, а с Земфирой обустроился на долгие годы. Знала новоизбранная пассия, каким образом сдерживать порывы княжеские, находя потребное ему развлечение. Вот у князя того и был племянник – к слову о третьей сквозной истории – отосланный им сызмальства на воспитание, без какого-либо упоминания, какое положение ему в обществе занимать полагается. Разумеется, сойдутся интересу Земфиры и племянника за обладание должным им достаться наследством. Да ведь нехорошо делить таковое при живом человеке. Потому придумает Салиас, чем обуздать порывы жадных и воздать проявляющим кротость.

Сходятся три истории в единую сюжетную линию, крепко связанную и неразрывную. Порою возникает на страницах описание жизни власть имущих. Для украшательства ли то сделано, или иначе не представлял создание исторического романа Евгений? Так и думалось читателю – вот появится Екатерина Великая и внесёт некое слово в происходящее. Однако, её роль пока оставалась мала. Удалось ей добиться государственного переворота, но инициативы оставались размытыми. Не взялась ещё серьёзно за то же искоренение азартных карточных игр, на чём Евгений построит сцену обязательно. Не ужасно ли проигрывать любимую женщину в карты? А ведь таковое будет описано на страницах. Впрочем, петровские дни продолжались, но при Екатерине Великой они вскоре зазвучат с иным оттенком их понимания.

Автор: Константин Трунин

» Read more