Tag Archives: антиквариат

Илья Рясной «Антикварщики» (1996)

Рясной Антикварщики

Замечает ли читатель, как ловко удаётся героям детективов добиваться требуемых целей? Всё будто подстроено специально так, чтобы по окончании действия справедливость восторжествовала. Исключением являются произведения с первоначальной нуарной направленностью. Для Ильи Рясного нуар не подразумевался. Он взял сотрудника милиции, устроил его работать в отдел, занимающийся преступлениями в сфере культурных ценностей, дабы оные расследовать. Разумеется, речь не пойдёт про рядовые ограбления церквей. Требовались убийства коллекционеров. А ещё лучше создать резонансное дело, где найдётся место своим и чужим. Действующими лицами станут криминальные авторитеты, иностранные послы и, само собой, милиционеры. На кону примечательное наследство недавно умершего вора в законе. Вполне очевидно, милиция берётся вернуть украденное, для чего сперва нужно выйти на преступников, их обезвредить и передать суду.

Илья старался увязывать обстоятельства, дабы всё аккуратно сходилось и позволяло продолжать повествование. Начнёт он от относительно далёких событий. Будет убит и ограблен коллекционер. Следом окажется ограблен другой коллекционер. Вроде бы, рутина. Но ничего просто так не происходит на страницах детективов. Даже случись главному герою оказаться среди торговцев сувенирами — тому обязательно требовалось быть. Все нити поведут читателя в определённом направлении, продолжая оставаться неясными. Ведь это детектив, как всегда нацеленный на возможность написания многотомного продолжения. Поэтому лучше сразу делать запас, лишая тем читателя в дальнейшем от вопросов касательно тех или иных действующих лиц.

Рясной не совсем честен. Он использует классический приём недоговорённости, ещё чаще прибегая ко лжи. То есть он продолжительное время вводит в заблуждение, оказывающееся пустым звуком. Илья может подстраивать убийства и мнимые происшествия, на поверку сказанные для отвлечения внимания. Формируется некое представление под видом американских боевиков, где действие преобладает над логикой. Понятно, лучше притвориться мёртвым, чем умереть, создав таким образом представление об относительной свободе у соперников от имевшихся перед тобой, или у тебя перед ними, обязанностей. Но ведь читатель заслуживает права всё знать сразу, становясь тем самым участником происходящего в произведении действия. Вместе этого предстоит оказываться в глупом положении, наблюдая возникновение якобы умерших, в действительности не умерших, хотя может и умерших, но ещё как бы живых.

Илья не ограничивается одним делом. Скорее нужно понимать происходящее в качестве плавно перетекающих друг в друга сюжетов. Все лица взаимосвязаны. Они являются интересными личностями, для которых Рясной не жалел слов, описывая каждого из них едва ли не с рождения. Ведь читатель останется довольным, зная наперёд, при каких обстоятельствах происходило становление персонажа, почему он стал на преступный путь, какие события повлияли на его текущее мировоззрение. При этом отчаянных преступников не наблюдается, кроме некоего числа психически неуравновешенных действующих лиц. Впрочем, к сюжету таковые суждения не относятся.

Произведение «Антикварщики» несколько раз переиздавалось, но уже под коллективным псевдонимом Кирилл Казанцев. Изменялось и его название на «Войну авторитетов», меняя для читателя действующих лиц местами. Теперь остаётся думать, что главная роль отводится преступникам, тогда как милиционерам придавалось опосредованное значение. И читатель обязательно согласится. Уже не борьба антикварщиков с преступными элементами, а как раз борьба преступных элементов с самими собой. Особого значения это всё равно не играет. Превалирующим для читателя останется сюжет. Лишь бы он не выветрился, к чему имеется склонность.

Читать или не читать Рясного дальше? У него найдётся, чем обрадовать? Или всё о том же? А хотелось бы чего-то наподобие «Дурдома».

» Read more

Генри Джеймс «Трофеи Пойнтона» (1897)

Для чего живёт человек? Самый очевидный ответ — чтобы оставить потомство. Стоит задуматься на мгновение, как приходит осознание ужасающего факта — это самое губительное из всего, что только можно себе представить. Новое поколение — взрывной механизм, высасывающий соки из родителей, подготавливающий их к отбытию в мир иной. Но дети нужны для обеспечения собственной старости и необходимости кому-то оставить нажитое. Хорошо, если родитель спокойно умрёт самостоятельно, а не в результате постоянных стрессов, коими ему будут отравлять существование ошибки бурной молодости. Этого избежать невозможно, поэтому не стоит со скепсисом смотреть на людей, якобы несчастных от отсутствия детей. Им скорее стоит позавидовать, хотя и на их долю придётся горе, ведь не собственные, так чужие дети с удовольствием выроют могилу тому, чьё имущество себе можно будет присвоить.

Только американский писатель с британским гражданством Генри Джеймс мог подметить и возмутиться особенностями наследственного права Туманного Альбиона: имущество умершего мужчины может наследовать только другой мужчина, будь он хоть самым далёким из далёких родственников. Английские авторы эту тему так серьёзно никогда не воспринимали, стараясь подстраиваться под исторически сложившиеся реалии. Просто мать семейства и дочери должны были найти себе достойную партию или побираться по миру, иного выхода у них не существовало. Джеймс предлагает читателю подобную историю — только у него женский пол не будет молча взирать на изъятие лично нажитого имущества в угоду кому-то, а будет активно бороться за собственные права, плетя интриги и оказывая давление на окружающих.

Главной героине повезло, наследником имущества стал её родной сын, а не многоюродный племянник, коего Джеймс мог ввести в сюжет, подобно Джейн Остен. Проблема усугубилась пассией сына, ещё не женой, но ставящей ребром одно единственное условие — всё должно достаться её будущему мужу, иначе она найдёт себе другого ухажёра. Влияние подобных женщин на мужчин часто застилает глаза сильному полу, вынужденному искать золотую середину между свекровью и невесткой. И ладно бы дело касалось контроля над кухней, борьба ведётся за обладание особняком с богатым антиквариатом. Перед матерью встаёт дилемма: согласиться на счастье сына или разрушить его семью. В обоих случаях она сама останется у разбитого корыта, а в отдалённой перспективе рядом с ней окажется и сын, что из-за своего недалёкого ума сам легко будет обобран до нитки. Как может заметить читатель, Джеймс предлагает к рассмотрению довольно типичную жизненную ситуацию, знакомую каждому жителю нашей планеты, только в условиях британской действительности XIX века.

Генри Джеймс плохо известен российскому читателю, да и стиль его изложения не каждому придётся по вкусу. Однако стоит согласиться — предложенная им нетривиальная история даёт богатую пищу для размышлений. Читатель может занять позицию любого из действующих лиц, и за каждым из них будет своя собственная правда, порождённая всё той же жаждой новых поколений сживать со света все предыдущие. Кто-то скажет про конфликт поколений, если сможет доказать существование оного вообще. Никто из писателей не говорил явно о несовпадении взглядов на жизнь — все они показывали повторение ранее пройденного более взрослыми людьми. Простых решений никогда не будет существовать, как и общедоступного счастья. Вечно будут бороться люди друг с другом, пока на их место не придут действительно разумные существа.

Выбор за тобой читатель. Будь внимательным в своих поступках и оценивай всё в максимально далёкой перспективе.

» Read more