Роберт Льюис Стивенсон «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» (1886)

Книгу портит одно — все знают о чём она, поэтому детектив не получается, ведь читающий уже знает кто именно убийца, т.е. мистер Хайд. Долгое вступление и быстрая развязка, которой в принципе и можно было ограничиться в виде рассказа. Но в угоду коммерции рассказ разросся до повести с левыми ответвлениями, сумбурными мыслями, ненужными диалогами и умозаключениями.
Стивенсон пытается рассказать нам всё с самого начала, подводя к ужасному концу, написанному в духе научной фантастики. Может оно и к лучшему, но книга не вызывает особой радости после прочтения.
Главный смысл книги — не надо совать нос в чужие дела, ибо чужое дело может из-за вас закончиться крайне трагически, а без вас всё как-нибудь само по себе утрясётся.

» Read more

Стивен Кинг «Кэрри» (1974)

Всем прекрасно известно почему у женщин не бывает гемофилии — потому как они умрут довольно быстро. Менструальный цикл, знаете ли. А вот, что бы было в мире, окажись Кинг прав, и женской формой гемофилии стал телекинез, т.е. способность управлять окружающим пространством с помощью мысли… тогда болезнь оказалась бы действительно «царской» и благоугодной феминистическому движению.

Кэрри — это первый рассказ Кинга, сделавший его сразу знаменитым. Написан в той же форме, что и последующие книги. Автор особо не стесняется в выражениях, поэтому детям до 18 лет такое творчество держать в руках не рекомендуется. Вот что-что, а такое чтение действительно может сделать надлом в психике посильнее курящего волка из «Ну, погоди!».

Книгу читал Олег Булдаков. Читал хорошо, мастерски, полностью погружая в атмосферу. Особо удавались ему женские голоса. Талант… актёрище, что тут ещё добавить. Ну разве что могу пожелать делать отрезки менее продолжительными — не очень удобно слушать на сотовом телефоне, когда очередной звонок заставляет искать прерванное место… ну и как-то компенсировать паузы между отрезками.

» Read more

Кен Кизи «Над кукушкиным гнездом» (1962)

То были годы роковые… послевоенные. И сидели в одной психушке люди разные, причём в заточении лишь несколько, остальные же по собственной воле, при одном только желании способные выйти в мир нормальных людей. Впрочем, никто не скажет, что в психушке нет нормальных людей — они есть, но у каждого свои бзики, симпатии и антипатии.

Вот, например, Вождь. Именно он рассказывает нам о происходящих событиях. Он молчит и всё отделение уверенно в его глухоте. Он терпит многие унижения, но тщательно скрывает свой благородный дух, знание английского лучше любого окружающего человека, способного читать и грамотно писать. Он с детства привык обходиться своими силами, привык что его не замечают и с его мнением не считаются. Поэтому он и живёт сам по себе, избегая любых контактов. Но он любознателен и ему всё интересно потрогать, пощупать, повертеть в руках, предположить развитие событий.

А вот, например, МакМёрфи. Он тут новенький. Он кичится своим криминальным прошлым и неуёмной сексуальностью, утверждая, что именно за такой асоциальный ход мыслей и невозможность перевоспитания в тюрьме по личной просьбе переведён в психлечебницу. Тут ведь попроще, да и стены не давят и делать можно практически всё что угодно. Он заядлый картёжник, и всё отделение ему должно никак не меньше 300 баксов. И ему это нравится. Он затевает пари, и если что-то не получается, то он гордо заявляет: — «Ну я хоть попытался» , бросая это как укор другим больным, боящихся пойти против установленного режима. А ведь в стране демократия и всё дозволяется делать путём проведения различных голосований.

А вот, например, Старшая сестра. Она главнее любого врача, и от её мнения зависит их будущая карьера — будут на вольных хлебах при установленном ею порядке, либо лечить распоследних алкоголиков и наркоманов, поэтому все врачи в книге представлены бесхарактерными людьми. Сестра не терпит неповиновения своему мнению и крайне негативно относится к любым изменениям в устоявшемся порядке вещей. По сути она давно заправляет всем вокруг и всех вроде бы как всё устраивает. А если кто-то против, то добро пожаловать на лоботомию. Человек весьма строгих взглядов.

… и ведь должно быть всё хорошо, и вроде бы как Старшая сестра не отправит МакМёрфи на лоботомию, а Вождь до конца своих дней будет молча изображать глухого. И всё бы показалось сном, но Старшая сестра обязательно отстоит свою точку зрения, ведь иначе и не может быть. Главное не это. Важно то, что МакМёрфи покажет людям светлый оттенок жёлтого, что не всё так плохо и что не пациенты странные, а люди их окружающие в нормальном мире странные. Надо лишь быть чуточку увереннее в себе, чуть-чуть наглее и полностью уверенным в своём успехе. И тогда действительно…

Кто из дому, кто в дом,
Кто над кукушкиным гнездом…
Гусь тебе кричит: води…
Два-три, выходи.

» Read more

Рэнди Пауш «Последняя лекция» (2007)

Каждому из нас отведён свой срок. Кто-то умирает молодым от несчастного случая, кто-то в старости от продолжительной болезни. Кто-то от рака. Автор книги относится к тем, что не сумели перейти рубеж в 50 лет. Он умер от рака поджелудочной железы. Он об этом диагнозе знал, не терял надежду до последнего, и единственно о чём он сожалеет — это о невозможности воспитать трёх своих малолетних детей. Именно для них Рэнди Пауш писал книгу.

Главным в жизни Рэнди была реализация детской мечты, а мечтал он о многом: побывать в невесомости, поиграть в НФЛ, написать статью для Всемирной энциклопедии, стать таким же как капитан Керк из Звёздного Пути, выиграть самую большую игрушку на ярмарке, поработать в компании Диснея. И всё это сбылось.

Книга разделена на 53 заметки, Рэнди заряжает читателя своим оптимизмом, находя положительное в любом моменте: жена разбила машину… можно ездить и на битой, нет обновок более 10 лет… значит старые ещё не достаточно сносились, доктора обнаружили рак… зато успею при жизни получить всё, что получил бы после смерти, а самое главное, можно без спешки попрощаться со всеми близкими и друзьями.

Книгу советую к прочтению! Уверяю, что время даром не потеряете!

» Read more

Франц Кафка «Процесс» (1918)

После обескураживающего Замка я с опаской брался за следующую книгу Кафки. Кто знает, может он будет таким же отвратным как Сэлинджер, но оказалось, что ситуация не настолько критичная. В более ранней книге, нежели Замок, Кафка более лаконичен и не ездит по ушам читателя старым железным утюгом, нагревающего с помощью заранее закинутых в его жерло раскалённых углей. Всё гораздо лучше и ближе, что несомненно обрадовало.
В угол проблемы вновь поставлен абсурдизм, а что может быть абсурднее суда? Да пожалуй ничего. Читая Кафку, непременно убеждаешься в беспросветности этой ветви власти, где никто толком не знает всей сути происходящего и занимающиеся этим абы как лишь бы было чем заняться. Краеугольные камни системы — это судьи и адвокаты, без которых в данном деле никуда. А если без них, то дело вообще труба.

Главному герою что-то вменяют, он и сам не знает что. Но собирается до конца разобраться в этом деле. Но так ли легко это сделать, если даже здание суда располагается в чёрт-знает-где. Сам судья себе-на-уме. Нанятый адвокат себе-на-уме. И все другие действующие лица себе-на-уме. Кафка не изменяет своему стилю и рисует картины не хуже Пикассо, вычерчивая окружающий мир следуя одним ему понятным мотивам. Одним словом, Алиса-в-стране-чудес повзрослела и вместо поедания грибов теперь решила судиться не с картами, а с настоящими профи.

Читать порой смешно, а порой и грустно. И финал какой-то беспросветный, впрочем это же Кафка.

» Read more

Льюис Кэрролл «Алиса в Стране Чудес» (1865)

Если у вас в голове кавардак,
если в комнате бардак,
если чай вы пьёте просто так,
и часто попадаете впросак…

То читайте эту удивительную книгу. Рассказывать о ней просто нет смысла — сюжет известен каждому.

» Read more

Станислав Лем «Звёздные дневники Ийона Тихого» (1953-99)

Космос — большой. И порой до нужной точки нужно лететь десятилетиями, а то и столетиями. И за время полёта многое может произойти. А порой и не произойти ничего. Ийон Тихий — легенда человечества, находка Лема и творец Вселенной.
В этом сборнике рассказов, издававшихся разрозненно в течении 40 лет, читатель найдёт всё, что тревожит умы многих учёных — как появилась Вселенная, как зародилась жизнь на Земле, почему людей с трудом приняли в космическое сообщество, с какими аномалиями можно столкнуться во время полёта, удивительные формы жизни и точки зрения на окружающий мир на других планетах.

Ийон родился где-то в необъятном Космосе… и прожил очень много лет. Достоверно наверное никто не скажет, ведь некоторые его путешествия занимали по 60 лет в одну сторону, а некоторые отсылали его чуть ли не к моменту рождения Вселенной. Но не бойтесь, Ийон не был Адамом, он тут вообще не причём — во всём виноват космический мусор и нерадивые туристы. Однако он приложил руки к Марсу, Венере, нашей галактике и даже истории, ссылая в разные времена провинившихся подчинённых, своими трудами потом пытавшихся вернуться назад. Чего только стоят безуспешные попытки Да Винчи.

Интересен рассказ, где Ийон страдает от космических аномалий, встречаясь на корабле с сами собой из разных дней недели, а порой и из часов дня. А уж рассказ о Большом Брате, манипулирующем роботами, восхитил своей развязкой — одновременно гениальной и простой.

Как знать — может Лем предсказал появление такого человека?

» Read more

Марсель Пруст «В сторону Свана» (1913)

Читая строки и читая между строк,
я очень многое понять так и не смог.
И перелистывая страницу за страницей,
пытался всё же текстом насладиться.
Но слишком много тут воды…

» Read more

Терри Пратчетт «Пирамиды» (1989)

Когда Пратчетту надоедает пародировать фэнтези, он решается на отчаянный шаг… беззастенчиво начинает изгаляться над историей — в данном случае над Древним Египтом. Он ловко выделяет для такого государства территорию на одном из материков Плоского Мира, населяет её жрецами, домом фараона и прочими жителями. И понеслась…
Если бы не Анк, то книгу смело можно было бы выкинуть из серии.

Основная проблема мёртвого фараона — это нежелание быть погребённым под тонной камней в виде Пирамиды, ему хочется раствориться в море. Он тяготится заставлять подниматься Солнце с насиженного места. Ему противно чувствовать себя мумией, разделённой на кусочки в разных баночках. Вся надежда на наследного принца, решившего изменить устоявшийся трёхтысячелетний порядок вещей.
Читать малость скучно. Начинаю понимать, что у каждого стёба должен быть свой предел.

» Read more

Терри Пратчетт «Вещие сестрички» (1988)

Ничто не вечно под Луной, особенно скоротечна жизнь короля. Судите сами, его постоянно хотят убить, дабы сесть на трон, ему очень часто желают много нехорошего, ибо всем не угодишь. И вот в один прекрасный день очередному королю приходит эпический конец. Смерть не отправляет его в мир иной, и вот он в виде призрака привязан навечно к месту своей кончины… и жить ему так не хочется — он ищет пути решения сложившейся проблемы.
А вот и герцог, желающий себя короновать, но пока лишь тешит свои амбиции, населяя своё маленькое государство злобой. Да такой злобой, что все животные беспокоятся и не сидят на месте, а уходят глубже в лес, ведь чувствуют начинающуюся бурю. Герцог сразу рвёт с места в карьер, повышая налоги. И даже заставляет платить налоги ведьм, кои никому никогда ничего не платили.
А вот и ведьмы, краеугольный камень проблемы. Начудившие лет 20 назад с законным наследником, нарушающие птичье воздушное пространство своими неконтролируемыми полётами, когда даже горы отходят в сторону лишь бы избежать столкновения.
А вот и я… читатель Пратчетта. Читаю уже 6 книгу с начала цикла, радуюсь этому. Но лишь первую половину книги, потому как далее начинается откровенная хренотень… Видимо зря Терри писал по две книги в год.

» Read more

1 163 164 165 166 167