Эдуард Гиббон «Закат и падение Римской Империи. Том 3″ (XVIII век)

Похоже богатое на эмоции и сочные слова время закончилось. Гиббон переходит к сухому изложению событий. Это крайне затрудняет чтения и понимание материала. Информация плохо откладывается и совсем не усваивается. Становится больше сюжетов. Гиббон уже не может однолинейно вести рассказ. Ему приходиться прыгать с одного места на другое, что также не облегчает чтение.

Книга знаменуется торжественным моментом развала Римской Империи на два государства. Она не распалась после Константина Великого, как принято думать. Она распалась позже. В то время на троне западной Империи восседал Гонорий, являвшийся соправителем Валентиниана Третьего. Если вы не в курсе, то расскажу вам ещё раз. В Риме принято было иметь сразу несколько императоров. Иногда их число доходило до восьми. Трудно было управлять обширной империей в те времена. Это можно понять. Императоры умирали, их заменяли другие. Константин Великий объединил Рим под единой властью. Его дети Империю разделили вновь. И вот настал критический момент, когда Валентиниан умер, а западная Империя пала. Произошло это в один год. С этого момента перестала существовать единая Империя. Восток оставил за собой право называться Империей, а запад был захвачен готскими племенами. Сын Алариха Фритегерн пошёл на большее. Ему захотелось на обломках старой создать новую империю, но уже во главе с готами. Не получилось. Слишком широкой была душа у варваров.

Готы давно грабили Рим. Они уже несколько столетий свободно диктовали ему свою волю. Всё началось с Атанариха. Он первым дерзнул что-то требовать с Рима. Он же чуть не разграбил город. Был нрава доброго. Даже своего императора готы сумели поставить. Таково было влияние. Лишь бы не грабить Вечный город. Сам Рим к тому моменту уже не являлся важным для империи. Скорее как красная тряпка для быка. Там сидел сенат. Императоры с 4 века перебрались в Ровену и даже не думали посещать некогда так важный для них город. Империя воспитала варваров, теперь принимает их волю.

Империя потеряла Германию, потеряла часть Армении, уступив её Персии. Подавляла народные бунты, усмиряла кочевников, пришедших из степи и ставших новой грозой. Эти варвары были варварами для готов, которые как нам известно были сами варварами. Арабы пили кровь прямо на поле боя, припадая к шеям поверженных солдат. Котёл противоречий закипал. Окончательно уничтожено язычество. Империя исповедует христианство. До сих пор нет единой формы религии. Императоры отдают предпочтение арианству. Перед вторжением готов Рим насчитывал 1,200,000 жителей. Многое потерял после разграбления. Аларих, руководивший вторжением, особенно бережно относился к христианам. Требуя от своих воинов почтительного к ним отношения.

И вот перед нами встаёт фигура Атиллы. Новый вождь, король кочевников. Связующее звено между Римом и Китаем.

» Read more

Эдгар Берроуз «Дочь тысячи джэддаков» (1917)

Берроуз — в первую очередь автор Тарзана. Потом уже цикла о похождениях Картера. И уже в последнюю очередь автор других книг. Один из первых многостаночников в литературе (до него мне такого встречать не доводилось). О своих героях он может рассказывать читателю в более чем 15 книгах, что, согласитесь, довольно необычно для начала XX века. Иные писатели предпочитали всё рассказать в одной, зато толстой книге, либо разбить на несколько частей. Берроуз пошёл дальше — клепал книги только так. Подобно фабрике. И правильно, если идеи крутятся только вокруг одних персонажей, но незачем их незаслуженно стороной обходить, надо им дать волю к жизни. Читатели только с радостью примут продолжение похождений понравившихся героев. Ведь и сейчас то и дело слышишь от людей, что мол жалко продолжения нет или жалко, что мол автор так кратко всё изложил. Душа требует большого объёма материала, она готова всю жизнь идти рядом со своими героями. Кто-то взрослеет год от года, а кто-то принимает неизбежную старость, впитывая в себя как губка новое похождение. А жизнь-то идёт, жизнь идёт вперёд и не стоит на месте. Оглянись и увидишь других героев… не надо зацикливаться и создавать себе кумиров. Мир прекрасен своим разноообразием.

Магическое слово «разнообразие» не коснулось Марса Берроуза. Бедная на воздух атмосфера, зависящая только от одного агрегата, позволяющего его обитателям дышать. Бедная флора всё по той же причине, да из-за засушливости. Бедная фауна — вы только вдумайтесь, ведь на этой планете только один вид существ типа лошади-слона, один типа обезьяны, один типа человека и ещё один тоже типа человека. С таким раскладом они друг друга кушать должны аки приснопамятные коренные жители Новой Зеландии, которые животный белок только и могли добывать из трупов поверженного врага. Им каннибализм стал свойственен самой природой. Не до конца проработал мир Берроуз. Пожалел малость скромного богатства.

Зато подумал над физикой. И это браво! Редко какой писатель, засылая героя в иные миры, думает над этим. Берроуз подумал. Марс стал чем-то сродни Луны. Это нам сейчас кажется вполне обычным изменение свойств притяжения планет и их спутников. А тогда это было только одной из версий. Лишь совсем недавно Ньютон задумался над этим явлением для родной планеты, поэтому остаётся гадать насколько Берроуз был фантастичен или же всё-таки астрономы того времени уже знали о свойствах точек разного цвета на ночном небосклоне, включая и возможное притяжение на них. Картер прыгуч как кот.

Вот Марс. Там живут племена. Казалось бы, ну что можно ждать от этих диких племён. Однако и тут жили когда-то гении самоучки. Берроуз не делится сведениями сего богатства. Нам просто сообщают это как факт. Ментальные способности, генерация воздуха, изучение жизни на других планетах. Дико! Особенно удивляет факт изучения Земли в марсианских школах. Они де в курсе всего там происходящего. Каким образом? У них есть чудо прибор… Когда же они свой землеход к нам заслать успели… какие-такие возможности. Тоже непонятно.

Всё это было сном. Утомившегося жарким климатом человека, получившего солнечный удар и упавшего в хладную пещеру отдохнуть. С этим не спорю. С его реальной жизнью я спорю. Человек не может жить вечно, каким бы благоприятным не был летаргический сон.

» Read more

Эрик Берн «Игры, в которые играют люди» (1964)

Берн играет в писателя, лепит книжки по психологии, даже не пытаясь обременять себя толковыми выводами. Всё для него игра. Игра — это определяющее значение для любого действия. Футбол — игра, семья — игра, работа — игра, политика — игра, самоубийство — тоже своего рода игра. С таким подходом всё можно арбузом назвать. Футбол — арбуз, семья — арбуз… самоубийство — тоже своего рода арбуз. Чёрные семечки внутри, сочная мякоть, жёсткая корка, полосатые периоды жизни. Всё в этом мире арбуз. Спасибо, Берн. Будем играть в арбуз и вспоминать вас добрым словом. Всё-таки надо же было догадаться на всё примерить один наряд и с умным видом погнать эту идею в массы. Кущай ар’бюз, дарагой. Попробуй этот треугольник для дегустации. Нравится? Так бери… Что значит негигиенично покупать разрезанный продукт немытым ножом в солнечную погоду? Принимай правила рынка как есть и не возникай. Это всего лишь игра. Игра твоего подсознания. Ведь это же разрезанный арбуз, по Фрейду он должен вызывать у тебя желание.

Эх, Эрик Берн. Вот вы выводите главную игру «родитель, взрослый, ребёнок». Каждый из нас в тот или иной момент является одним из заключённых в скобки. Неважно какой возраст, всё исходит из обстановки вокруг. Позвольте… Юнг тоже поделил мир на интровертов и экстравертов. Говорил точно такими же словами. А вы тут просто взяли иные понятия, добавили третье, поменяли бумажки с подписями что где… и вот готова ваша теория. С таким же успехом я могу сесть и написать книгу о том, что все в мире играют в более важную игру «мужчина, женщина». И также, позаимствовав у Юнга интровертов с экстравертами, построить свою собственную теорию о важной составляющей психологии. Почему бы нет.

Единственное чем вы меня увлекли, Эрик Берн, системой лайков. Вы их называете поглаживаниями. В наше время ваше определение заменили именно лайки. Ваша шкала прочно въелась в мозг и, разговаривая с людьми, я мысленно просчитываю себя по этой шкале. Всё ли я сказал, в достаточной ли мере удовлетворил потребности в поглаживании собеседника, нужное ли число раз его лайкнул. Мозг кипит и работает. Вот за это спасибо вам, Эрик Берн. В общении с людьми на первый план, обходя просто саму суть общения, выходит именно шкала лайков. Её можно применять всегда и везде. Она есть суть мира. Ты мне — я тебе.

Остановите поезд. Я сойду… я потерял своё понимание жизни.

» Read more

Теодор Драйзер «Сестра Керри» (1900)

Жаба! Жадная, заносчивая, неугомонная, самодовольная, чванливая — всё это Сестра Керри Теодора Драйзера. К такому персонажу ничего не испытываешь кроме внутреннего отвращения. Кому-то понравился её характер? Кто-то ей вообще пытался восхищаться? Вышла из низов благодаря смазливой внешности, крутила мужиками как хотела. Из никого стала звездой мелкого пошиба с замашками великосветского человека. Туттадролля я. Тьфу! Оторви и выбрось. Хоть Драйзер и пытается выставить свою героиню в благоприятном свете. Однако не помогает. Капитализм разрушил доброго человека, дав ему желаемое, другие же остались в грязи.

Идеи социализма в начале XX века плотно сидели в головах людей. Беспрерывная техническая революция требовала людских жертв. Она выжимала и выбрасывала на грань нищеты своих работяг. Редко кто наживался. Чаще прозябал. Писатели этого времени не могли просто так обходить данную тему. Вот и Драйзер по наитию создаёт свою первую книгу. Случайно из под его пера выходит «Сестра Керри». Он ещё журналист. До плодотворного погружения в профессию писателя пройдёт больше 10 лет после этой истории. А пока нашему взору открывается мрачный мир успешного Чикаго (все мы знаем, как потом отплатит рок некогда благополучному городу). Никому не нужны люди без опыта. Но и с опытом ловить нечего. Работа за гроши. Никому ты не нужен. Человек — вещь, расходный материал. Где уж тут девушке из сельской местности, возжелавшей уехать из родительского дома и стать успешной леди. Повествование превращается в сказку о Золушке. Только Золушку злую, обозлённую, брюзгу и мота. Не делай ей добра — не получишь зла. Бежать и не оглядываться. Сведёт в могилу даже самого близкого человека. Правильно, ведь зачем понинать и спасать тех, кто когда-то тебя же и вытащил из грязи. Пусть они сами теперь отправляются в грязь. Я им ничем не помогу. Надо жить и не щёлкать клювом — такая корыстная особа эта Сестра Керри.

Вот так Драйзер поиграл мной. Задел за живое. Молодец!

» Read more

Николай Гоголь «Мёртвые души» (1842)

Мистер Гоголь, вы мастер сатиры, философии и юмора. Признаю. Ошибался на ваш счёт ранее. Так жестоко ранить изнутри сегодня может редкий человек. А вы изложили свои мысли на бумаге. Не побоялись ведь царской цензуры. Ваш укор подобен плевку в самое что ни на есть государственное лицо. Вы не просто раскрываете глаза людям на события дней давно минувших, вы в блестящей манере излагаете всю суть бытия, всю подлую натуру человека. Пробегаетесь по порокам, смакуете каждый. Ни что не ускользнуло из под вашего пера. Всё в книге органично, всё как положено. Вы рассказали нам о героях своего времени, об аферистах, врунах, чинушах и просто людях, желающих нажиться на любом человеческом горе. Комедия? Нет… обыденная реальность царской России, готовой отменить крестьянское рабство. Передового для тех дней решения. Даже в США не думают о чернокожем населении, как в нашей стране о забитом, малограмотном и униженном классе людей. Что это было в истории великой страны… никто не объяснит. Но кто сказал, что сейчас всё по другому. Копни поглубже, и Мёртвые души Гоголя окажутся обыденностью. Так было, так есть, так будет.

Книга поражает обилием лести. Иной человек столько в жизни доброго про себя не услышит, как тут в одном лишь коротком разговоре изливается море медового нектара. С другой стороны — это правильно. Закрыть глаза, принять сложившуюся историческую обстановку, не думать о проблемах других людей. Надо просто быть оптимистом и во всём видеть только хорошее. И лесть перестанет казаться противной. Ты будешь действительно хорошим человеком. На застарелых ханжей внимание можно не обращать, они просто давно потеряли себя в великосветском маразме.

Коррупция, кумовство, корысть — центральные темы Мёртвых душ. Никуда это не делось и в наше время. Человеку свойственны все три. Откуда бы он не был. Так везде. Возьмите хоть книгу о средневековом Китае, хоть современную литературу. Везде обязательно наткнётесь хотя бы на одну из них. Миром правит не только любовь… она миром вообще не правит. Главное как ты относишься к деньгам, родственникам и накоплению капитала. Отсюда и стоит исходить, читая Гоголя. Всю душу вывернул… была спокойной и нетребовательной, льстила себе как могла, а что теперь…

» Read more

Стивен Кинг «Безнадёга», Ричард Бахман «Регуляторы» (1996)

Книгу читал долго. Очень долго. Более полугода мусолил сей бумажный формат. Страшно… безусловно было страшно в начале. Это у меня с непривычки. Не привык я, знаете ли, к такому Кингу. В моём активе не так много книг, в основном они касались девушек с пирокинезом, да с телекинезом + несколько рассказов. Всё! И вот на меня в виде книги свалилось более массовое произведение, затрагивающее не просто судьбы отдельных городов, а затрагивающее судьбу всего мира. Устоим ли мы перед внеземной агрессией. Вот в чём вопрос. Под обложкой собраны два произведения Кинга. В обоих действуют одни и те же персонажи. Они как-то перекликаются, но не сюжетом, а скорее как события в параллельных вселенных. Что случилось в Безнадёге, не могло перейти в Регуляторы. И наоборот. Я даже могу взять на себя смелость и с твёрдой уверенностью сказать, что «Регуляторы» — фанфик на «Безнадёгу». В конце концов, может же автор, пишущий под своим же псевдонимом, написать книгу по мотивам. Почему бы и нет. Кинг это демонстрирует. Правда крайне отвратно. В происходящее не веришь, воспринимаешь как бумагомарательство и ничего более. Потому и писал под псевдонимом, чтобы сильно не били и не ругали. Бахман по его легенде как бы уже умер… а о мёртвых либо хорошо, либо ничего. Такая логика.

Книги Кинга всегда сквозят каким-то злом, он любит мистику, пестует её. Она ему нравится. И он стал признанным авторитетом в данном жанре. Молодец! Не каждый сможет так пугать читателей. Меня тоже порой пробирала дрожь. Всё-таки не каждому дано вот так вот врываться в подсознание, менять там всё местами, а потом с чувством выполненного долга принимать похвалы. Хвалю Кинга за растягивание сюжета. Это он умеет. Правда всё кончается каким-то обломом. Хочется интриги. Ан нет… всё закончилось вместе со страхом. Бояться нечего, удовлетворения нет. Бери и читай следующую книгу. Вот такое отношение.

Идея мирового зла не нова. В мир Безнадёги зло врывается подобно Кэрри. Честное слово. Безнадёга — чуть ли не продолжение Кэрри. Вот снесла к чертям она весь город. В таком плане ей мог только Тэк руководить. С этого момента начинается сама Безнадёга. Добро пожаловать в шахтёрский город, где правит безжалостный коп. Он выбьет спесь из наркоманов, алкоголиков, зазнавшихся писателей и даже из добропорядочной американской семьи. А потом всё плавно перейдёт в один из американских городков, где тот же Тэк таки выйдет в люди. По сути — это продолжение. Смущают те же самые персонажи. Очень смущает. Не знаю мотивов Кинга, но они были. Читай «Регуляторов» отдельно, то точно бы не дочитал. Неинтересная книга, сильно уступает «Безнадёге».

Какой же вывод можно сделать прочитав книгу… да никакой. Это Кинг. Надо читать и не делать выводы.

» Read more

Владислав Крапивин «Гуси-гуси, га-га-га…» (1988)

Возьмём любую антиутопию, глянем на название и подивимся. Никакой адекватности. Вот тройка самых популярных: 1984, О дивный новый мир, Мы. Никаких выводов сделать из таких названий невозможно. Крапивин идёт с ними в ногу, ибо «Гуси-гуси, га-га-га…» отдаёт какой-то махровостью. Тоже непонятна суть названия. Она и по прочтению-то останется под вопросом. Сказка внутри сказки говорит читателю о мальчике-доноре мяса, упросившего гусей унести его в иную страну, где трава зеленее, небо голубее и вода сочнее, подальше от таких невыносимых порядков. Такая суть. Такое название. Всё-таки Крапивин — детский писатель. И выбрал он название как нельзя кстати.

Общество внутри подчинено верховному компьютеру, который управляет всеми процессами. Человечество же аки дети малые копаются в своих песочницах. Главной заботой полиции является выявление бичей (без_индексных людей). Без бумажки ты букашка, а без индекса заключённый — так можно кратко сказать об этом мире. Ещё есть одна диковинная юридическая штука. Наказание в мире только одно. Ты получаешь шанс из какого-либо процентного соотношения, что тебя казнят. Главный герой перешёл дорогу в неположенном месте и его наказали одним шансом из трёх миллионов. И конечно он ему выпал. Тяни лямку дорогой товарищ, готовься принять дозу смертельного лекарства.

На этом книгу можно и закрывать. Интересная идея Крапивина, очень интересная. Сюжет при этом не играет никакой роли. Какие-то мелкие ошибки в системе, какая-то детская колония сирот, мечтающих улететь как мальчик-донор мяса в другой более лучший мир, некая церковь каких-то врат. Рой мыслей в голове главного героя, погружает его в детство, где всплывают все переживания и страхи. Книге придан объём, уже хорошо, хлопает в ладоши Крапивин.

Антиутопия — это всеобщее гражданское послушание, безропотное принятие системы. Главные герои множества миров как-то просыпаются или их что-то толкает на иной исход. Они воображают себя Моисеями и пытаются вести народ сквозь бездну противоречий в закостеневшем образе мысли. Дают новые заповеди, трактуют иную жизнь. В конце обязательно должен быть светлый финал, без него мир станет ещё мрачнее, а система более системной. В любом случае всё рано или поздно заканчивается.

» Read more

Карлос Кастанеда «Дар Орла» (1981)

Шестая книга сказаний Карлоса Кастанеды о познании им тайного мира магов. Наконец-то всё обретает смысл. Читатель не поймёт о чём пытается нам рассказать Карлос, если начнёт с «Дара Орла», либо наоборот он заранее будет подготовленным. Не буду точно утверждать. Начало книги довольно сумбурное. Оно продолжает пятую книгу. Карлос и его друзья пытаются разобраться в себе и в своих чувствах. Вспоминают события минувших дней.

Довольно интересный момент касается осознанных сновидений. Я почему-то ранее его нигде не встречал. Мотайте на ус. Недостаточно просто заснуть и представлять себе свои руки во время сна. Это лишь второй этап. Всё начинается с самого засыпания. Женщинам проще. Для них действует следующая схема — сесть со скрещенными ногами, почувствовать матку, упасть на спину… и готовиться к осознанным сновидениям. Труднее будет мужчинам — надо сесть на мягкую циновку, плотно прижавшись к ней бёдрами, ноги должны быть вытянуты, самое главное в момент засыпания удариться лбом о ступни. Весьма специфическая йога. Кастанеда суров к мужчинам. Заснёте в другой позе — век вам не видать осознанных сновидений.

Интерес просыпается во второй половине книги, когда Кастанеда наконец-то решается поведать нам об Орле. Иссиня-чёрный орёл — высшая сущность. Он пожирает сознание живших мгновение назад существ. Он сам когда-то выбрал себе нагваль (мужчину и женщину), своё воплощение на Земле. Придал им форму светящегося яйца. Эти люди стали магами, нашли себе воинов, курьеров и сталкеров. Солидная организация примерно из 25 человек. С тех пор каждое поколение передаёт свои знания следующим магам, полностью соблюдая всю иерархию. До Кастанеды ей придерживались Дон Хуан, Дон Хенаро и остальные. Теперь всё в руках друзей Кастанеды. Непростая предстоит задача по формированию своей собственной организации.

Мы наконец-то узнаем подробности о Доне Хуане. Он родом из Аризоны, родился в племени индейцев Япи, рано потерял родителей в стычке с мексиканскими войсками, вырос на Юкатане, работал на табачной плантации, как-то получил пулю в грудь, очнулся рядом со старым индейцем, который его выходил. С тех пор и началось становление самого загадочного мага. Кастанеда в красках описывает все трудности Дона Хуана, непонимание им собственно бенефактора. Теперь история повторяется с Карлосом Кастанедой, его проблемы точь в точь соответствуют шаг за шагом становлению до него Дона Хуана.

Одним из важных занятий для магов является практика неделанья. Есть три ступени. Последняя — тебя подвешивают под потолком, а ещё лучше, если это будет высокое дерево. И не надо ничего делать. Смотри вокруг, думай, самосовершенствуйся, постигай суть мира. Лично мне это напомнило один из основных постулатов даосизма — лучше не будет, ничего не трогай.

» Read more

Джек Лондон «Мартин Иден» (1909)

Герои Джека Лондона — сильные, независимые, способные выжить в любых условиях. На этот раз Лондон пошёл на эксперимент и решил сделать из бравого моряка писателя. Толкнуть его на путь образования, свести с высшим обществом, изменить взгляды, заставить стать другим человеком, а заодно и показать людям как трудно жить начинающим писателям, какие трудности у них на пути, как их отовсюду пинают, не принимают их идей. Тяжёлая профессия. Если белоручка способен из газетчика стать покорителем севера, как например это было со Смоком Белью, то покоритель моря почему-то никак не может стать газетчиком. Проще, конечно, пить алкоголь, лапать женщин в кабаках, стоять под парусом и особо не задумываться над жизнью, спуская деньги с последнего рейса. А попробуй жить на суше, каждодневно работая, сидя за столом, ежемесячно получая зарплату, видя одних и тех же людей, смотря на опостылевшие стены. Тут волком завоешь, да не морским, а офисным. Свои законы жизни действуют в жизни на земле. Нет места благородству и справедливому дележу с товарищами, тут живут настоящие волки. Принимай правила игры или плыви обратно.

Любовь толкает на многое. Кто-то за любовь способен убить, кто-то изменить себя, кто-то изменить мир, а иной человек просто слечь с температурой на неопределённый срок. Мартин Иден — человек волевой. Женщин за людей-то никогда не считал. Просто инструмент удовлетворения одной из потребностей. И начерта Лондон вообще заставил его влюбиться. Да не в писаную красавицу, а в обыкновенную серую мышь из высшего света. Та мышь и жизни не знает, делать ничего не умеет, может только напыщенно говорить, одним словом небожительница. Какое подсознание подсказывает Мартину обратить взгляд на такой тип женщины — непонятно. Сошлёмся на первую юношескую любовь. Ему недавно перевалило за 20. Когда-нибудь такое чувство обязательно должно было возникнуть. Оно всегда в первый раз возникает в ненужном месте и в ненужное время. Кто же заранее знал, чем всё обернётся. Как изменится жизнь бравого Мартина в худшую сторону. Как он потянется к знаниям, захочет стать степенным человеком. Простое человеческое счастье: дом, жена, дети, собака. Не всё так просто.

Быть писателем — очень трудное занятие. Джек Лондон старается отразить многие моменты своего непростого ремесла. Ханжество журналов, скупость редакторов, непонятная точка зрения читателей. Трудно жить. Почему-то Мартин не ходит по издательствам, а рассылает письма. Видимо так раньше было заведено. Сейчас вышел в интернет, и вот ты уже самиздат. Правда денег тебе за это не дадут. Надо искать другие пути. Проще выучиться на журналиста и вперёд, либо иметь хорошую жилку, либо постоянно практиковаться. Ведь даже Достоевский созрел как писатель очень поздно, столкнувшись в жизни с большими неприятностями. Например, на эшафоте довелось постоять, ожидая собственной смерти. Главное для писателя — впечатления. Мартин Иден ими богат, он чётко всё излагает на бумаге. Правда кому это будет интересно. Надо работать по стандартной схеме по стереотипным представлениям. Литературный негр заработает больше, нежели гений-самоучка. Мартин работает над собой. Из писателя он превращается в манимейкера. Им изначально поставлена цель писать ради денег, он постоянно перемножает количество слов на 2 цента. И живёт впроголодь. От постоянных походов Мартина в ломбард развивается зевательный рефлекс. Не книга, а бухгалтерская отчётность. Половину книги Мартин сводит дебет с кребетом, закладывает, перезакладывает вещи, считает, пересчитывает, занимает, перезанимает деньги. Да, трудно быть писателем-манимейкером. Без признания лучше не соваться, либо писать для собственного удовольствия.

Будучи всю жизнь представителем рабочего класса, писательство нисколько не умаляет его заслуг, он как писатель хоть и воспринимается окружающими его людьми белоручкой, однако его жизни нисколько от этого не легче. Приходиться временами работать в прачечной, когда деньги совсем заканчиваются. Мартин — проповедник социализма, хоть и не признаёт этого. Называет демократию псевдосоциализмом, а себя республиканцем. Об одном сожалеет, когда было сброшено английское ярмо, к власти пришли денежные мешки, ввергнув, казалось бы, налаженную жизнь в прежнее русло. Жить люди лучше не стали. Мартин не считает социализм правильным, социализм по его мнению отвергает эволюцию. Он не то, что нужно людям. Извращённая форма восприятия реальности, где не могут все люди быть равными. Всё-равно будут ленивые, паразиты, да и просто изгои общества. Утопия невозможна. Поэтому Мартин не социалист, хоть Лондон и рисует его в конце книги как предтечу-создателя коммунистического государства.

Джек Лондон прекрасно проработал характер Мартина Идена. Читая книгу, проживаешь целую жизнь за другого человека.

» Read more

Джером К. Джером «Трое в одной лодке, не считая собаки» (1889)

А вы знали, что у бравого солдата Швейка было 3 отца? Они тихо-мирно сидели себе в пражском дурдоме, воображали собаку (о чём Джером признавался лично) и пускали уточек в ванной, когда им разрешали искупаться. Бултых! И брызги по палате… По какой причине они там находились неизвестно, один из них мнил себя лондонским гондольером, как-то раз в жизни совершившем плавание на лодке по Темзе в составе ещё двух человек. Его история нам известна. Двое других всегда молча поддакивали, иногда изрекали что-то сумбурное, картинно закатывали глаза, кричали что-нибудь вроде «йеп!» и впадали в ступороподобное состояние. Сплошная радость психиатру, беды с этими пациентами у него не было… вот только лай одного из них по ночам мешал спать дежурной медсестре, да кто-то санитаров иногда жестоко кусал (обо всём этом Джером не рассказывал, т.к. не знал Швейка, что немудрено, он тогда ещё не родился).

Джером оставил нам свои сказания, их можно охарактеризовать как песни британского акына о плавании по Темзе с любимой девушкой, рассказанные им самим и записанные позже. Английский юмор лично мне решительно непонятен, если это вообще английский юмор. Странная страна Англия. Еда невкусная. Погода ужасная. Юмор специфический. Одна мука там жить. Видимо и юмор у них такой мрачный из-за мрачности жизни. Пытаются англичане хоть как-то компенсировать скудность всего остального. Даже не юмор, а циничные едкие замечания. В чём-то Джером был прав. Он точно описал синдром студента-медика 3 курса, когда по изучении болезней учащиеся на полном серьёзе пытаются у себя найти симптомы заболеваний. Джером, правда, за уши всё притягивает. Впрочем, это стиль Джерома. Берёт ситуацию и начинает дурака валять, доводя всё до полного абсурда. Ведь не зря я про Швейка вспомнил. У того хоть справка была о умалишённости, тут же вовсе непонятна излишняя категоричность, скатывающаяся к лёгкой форме идиотии. Понравился момент о женщине с веслом. Проблема водителей женского пола давно вошла в анекдоты. А ведь подумайте, тогда машин-то не было, а проблема была. И ничем она от сегодняшних дней не отличается, будто и не прошло 150 лет. И про отношение к работе классный момент, кстати. Эх, не был бы Джером так категоричен, книга могла мне и понравиться. А так в дурку таких персонажей, как ещё живыми на сушу выбрались, а не утопли.

Трое в лодке, не считая собаки — это Улисс в комедийной обработке.

» Read more

1 153 154 155 156 157 167