Айзек Азимов «Конец Вечности» (1955)

Айзек Азимов — самый разносторонний человек из известных мне. Не только мне. Это известно наверное каждому человеку. В той или иной среде обязательно сталкиваешься с Азимовым. Везде он давит своим авторитетом. Просто сдаёшься под таким натиском. Пора его именем улицы называть, настолько знаковым был он как писатель. Случайно попавшая в руки книга «Конец Вечности» только утвердила меня в таком мнении.

Человечеству всегда хотелось безопасного существования. Чтобы не было концов света, войн, чтобы просто быть уверенным в завтрашнем дне. Осталось только разработать инструмент для воплощения самой большой мечты в жизнь. Азимов его предрекает. Над всеми временами и всем сущим становится организация «Вечность». Она располагается вне времени, контролирует ход истории, вносит коррективы. Люди живут, люди переживают жизнь заново, люди исчезают навсегда. Никто и не вспомнит о них, их не было. Изменения, вносимые в ход истории, искажают саму суть бытия. Неудивительно, что девиз организации «Наша цель — благо человечества» ставится под сомнение Азимовым. Любые интересы всегда сталкиваются с интересами других людей. Члены «Вечности» давно перебороли себя и приняли сам факт своего уничтожения для времени. Посвяти в свои настоящие планы остальных людей, тогда произойдёт бунт. Никому не нужна организация, по своей сути фашистская. Ячейка общества, возомнившая себя творцом. Такие же люди, такие же тараканы ползают и у них в голове. Благо оборачивается проклятием. Не создаётся оружие массового поражения, не развиваются космические полёты. Человечество угукает в колыбели. Ему дают соску и питательные смеси. Для чего живёт непонятно. «Вечность» — буферная зона. Она призвана влиять на людей, пока люди не придут к мысли о собственном благополучии, не разовьются в мирных существ, забудут о личных амбициях, каждый будет нести благо другим членам общества. Вот тогда существование «Вечности» станет помехой. И люди это поймут. Может спустя 100 тысяч лет. Главное — это произойдёт. Вот тогда и придёт Конец Вечности.

Азимов создал многогранное произведение. И большое ему за это спасибо. Он не пытался изменить нашу реальность, он просто описал одну из версий будущего. Объяснил почему мы сейчас не верим в путешествия во времени и почему всё-таки в них поверим.

» Read more

Томас Майн Рид «Охотники за скальпами» (1851)

Когда-то давным-давно, в веке этак позапрошлом, не было никакого развлечения, иначе как читать книги. Только из книг можно было почерпнуть знания. Журналы-то не печатались, а если и печатались, то слишком малым тиражом, да и кому их было читать, разве что интеллигенции. Книги тоже крестьяне не читали. Поэтому давайте не будем особо над вступлением заморачиваться. В то время кто-то увлекался географией и читал Верна, кто-то хотел познать человеческую психологию и читал Бальзака, кому-то нравилось изучать нравы других народов, они читал Буссенара. Оккупировали французы весь Олимп. Славны их дела были в XIX веке. Почёт и уважение. Одно но! Изучать нравы других народов можно было по книгам Майн Рида, не француза, а англичанина. Маленько другой спектр мировосприятия и мироощущения. Не человеческий фактор взаимоотношений, а сугубо потребительское отношение к миру. Вот и сквозят книги Майн Рида жестокостью, обыденностью, отсутствием романтизма.

«Охотники за скальпами» — третья книга Майн Рида и третья книга Майн Рида мною прочитанная. Написана до крайности сухим языком, но богатая событиями. До налёта загадочности как во «Всаднике без головы» ещё 14 лет. Промежуточно прочитанный «Белый вождь» смазал радостное впечатление. А теперь и вовсе не знаю, что думать. Как-то неприятно стало на душе. О таких приключениях читать не хочется. Какой-то парень прибился к каравану, пободался с буйволами, оправлялся от ран, тонул в зыбучих песках, а потом в составе Охотников за скальпами (не индейцев, а именно белых людей) пошёл мстить за своё похищенное добро.

Если вам интересны нравы индейцев, то книгу обязательно стоит прочитать. Отношения с белыми у них довольно странные. Ходят друг к другу как в гости, льют реки крови, угоняют людей. А потом обиженные по-дружески идут на поклон, отбирают своих людей обратно со словами «Да это же наше». И спокойно уходят. Странные нравы.

» Read more

Мария Семёнова «Волкодав» (1995)

Если скажу, что «Волкодав» такое же славянское фэнтези, как «Конан-варвар», то боюсь вы меня закидаете камнями. Ну и кидайте. «Конан-варвар» более славянское фэнтези, нежели «Волкодав». Может он первое русское фэнтези о псевдославянском мире, тогда соглашусь. Главное у Семёновой на обложке ё — это ё, а не е. Впрочем, не суть важно. Был ли у древних славян алфавит. Вот в чём вопрос. Надо будет разобраться. Впрочем, разобраться надо и в самих древних славянах, так как до шестого тома «Заката и падения Римской империи» за авторством Гиббона я ещё не дошёл. А хотелось бы узнать без цензуры, предвзятого отношения и домыслов современных археологов всю правду. Хотя бы приблизительную. Чем-то ведь занимались славяне до прихода Рюрика. Говорят были города старше пирамид, а санскрит имеет некоторое сходство с многими языками славянских народов.

Что в книге не понравилось.
— Стихи. Заполняют вакуум, раздувают объём. Коли автору даётся хорошо писать прозу, не надо на фоне творческого взлёта было браться за поэтическую составляющую. Если и писать, то на том же псевдославянском языке, на котором говорят в книге. Сам язык ничего общего со славянскими языками не имеет. Наверное в том же санскрите больше сходства найти можно.
— Графоманство. Допустим Волкодав кого-то убивает копьём. Но зачем же читателю рассказывать из какого именно дерева было сделано копьё, кто его срубил, где оно росло, кого радовало, кто посадил, да откуда семечко прилетело. Рой мыслей проносится в голове, когда автор не на сюжете пытается сконцентрироваться, а запутывает тайными тропами. Может это должно глубже погрузить нас в мир Семёновой? Возможно.
— Главный герой. Сирота. Родню убили. Воспитан на рудниках. Казалось бы должен выйти оттуда жестоким человеком, но нет же. Ангел во плоти с моральными принципами истового христианина. Не убей, не укради, не возжелай жены ближнего своего. Практически рохля. Благо силы немереной. И боевого опыта аж четырёхлетнего. Где успел знаний набраться непонятно. Может быть с Индостана к нам пришёл, предварительно достигнув просветления. Порой его дзен зашкаливает, он способен полностью уходить в себя и всего себя отдавать процессу. Пускай, это будет бой или хотя бы мытьё пола в корчме. Не пройдёт мимо нищих, отдаст последний меч. Совершенно не думает о завтрашнем дне. Семёнова оправдывает его существование нуждой. Волкодав планировал ведь умереть, мстя за смерть своего рода. Да не умер. Вот и существует теперь как может, отдавая всего себя другим.
— Герои не справляют физиологические нужды. Хоть бы от страха в животе у кого забурчало. При таком объёме книги и с таким подходом нельзя было обходить данный вопрос.
— Сюжет. Тягуч как сосна. Толст как баобаб. Читая книгу, думаешь не о похождениях героя, а о том, что Семёнова дала прочитать киносценарий. Да не фильма, а целого сериала. Герой зачем-то всех учит правильно освобождаться от захватов, правильно сражаться. И это при его четырёхлетнем опыте «каждодневных уличных» боёв. Опустим детали, возьмём большим количеством слов. К середине повествования книга сдувается окончательно, где по идее должно начаться самое интересное. Интерес наоборот гаснет… и возвращаться к книге уже нет никакого желания.

Чем понравилось:
— Помните, Волкодав у нас последний из рода серых псов. А знаете кто удавил предпоследнего представителя этого рода по прозвищу Волк? Правильно — Волкодав. Ни стыда, ни совести. И после такого Семёнова представляет его как агнца небесного, боевую овцу в волчьей шкуре.

Слово Есть, Мыслите, Ёж Наш Он, Веди Аз!

» Read more

Оноре де Бальзак «Евгения Гранде» (1833)

Бальзака можно либо любить, либо ненавидеть. Я его люблю, но с отвращением. Столько грязного о людских низменностях пожалуй нельзя найти ни у какого другого писателя. В своём цикле «Человеческая комедия» Бальзак задевает многих людей, открывает глаза шире, доводит страсти до абсолюта. «Евгения Гранде» — книга о скупости, о человеческой жестокости, о разрушении детской мечты, о попрании любви и любых положительных чувств. Просто вывернуть душу наизнанку. Плюнуть!

Феликс (лат. счастливый, преуспевающий) Гранде (фр. с искажениями можно перевести как «большой») — скряга, финансовый воротила, куркуль, самый богатый человек в городе. За свою жизнь нажил много богатств. Даже жене он выдаёт 6 франков в день. И это при том, что при женитьбе на ней получил приданное в 300 тысяч франков. Дочери так вообще ничего не перепадает. Живут впроголодь. Ходят в обносках. Со стороны посмотришь — беднейшие люди. Если бы не статус самой богатой семьи в городе. Феликс копит деньги, постоянно их куда-то вкладывает. Живёт по принципу — деньги должны работать. Отказывает в малых радостях себе, отказывает в любых радостях самым близким людям. Когда жизнь идёт к излёту, когда тебе за 70 лет, то куда уж дальше копить, для кого и для чего? Сила привычки и ничего больше. Было бы интересно побольше узнать о его детстве, но Бальзак не даёт читателю такой возможности. Может у Феликса было голодное прошлое, может его обижали и притесняли. В общем, причина такой скупости должна быть. Просто так скрягами не становятся.

Странно, что такое поведение мирно сносит его жена. Женщина печальной судьбы. Легко могла подать на развод и получить половину состояния. Правда муж скорее бы от инфаркта умер, нежели стерпел такое предательство. Странно, что дочь Евгения (греч. благородная), также выносит заносчивость отца. Может она не смотрит вокруг, может не слышит шушуканье соседей. Забитое создание. Любит папеньку. Само собой в этой семье должен произойти бунт, взрыв. Подросток всегда бунтует. Он пойдёт против воли папеньки. Нет, это не спойлер, это подразумевается самой природой. Правда проявление характера заключается в щедрости. И это странно. Толи не дочь своего отца, может в роддоме детей перепутали. Скупость должна была стать свойственной, мозг должен думать только в одном направление. Наращивать и наращивать. Впрочем, деньги тратить некуда. Да и папенька не велит. Дарит только редкие монеты, чтобы и не думала их тратить. Копи, мол, дочка. Потом вместе будем любоваться.

Кризис случится. Но не в книге. Нельзя себя пересилить, трудно пойти против воли старших. Дети берут всё от своих родителей. От матери с молоком, от отца в ходе многочисленных вопросов и попытках познать мир. Юношеские мечтания о хорошей жизни обязательно разобьются о реальность. Банкрот способен в крайней нужде стать работорговцем, а щедрая девушка бережливой до фанатизма. Нет светлого у Бальзака, есть жестокая реальность, возведённая в абсолют.

» Read more

Эдуард Гиббон «Закат и падение Римской Империи. Том 2″ (XVIII век)

Второй том практически полностью посвящён христианству. Эта религия зародилась в Римской Империи, в ней же со временем получила статус государственной, пройдя через множество испытаний, заставив людей забыть старую веру. Именно христианство довело империю до краха. Эдуард Гиббон как можно точно отразил первые шаги новой религии. Постараюсь остановится на основных моментах книги, особенно не вдаваясь в рассуждения.

На личности Иисуса Христа Гиббон не останавливается, он кажется даже не упоминает его. Изредка ссылаясь как на пророка. Видимо боится обидеть чувства верующих. Формироваться религия начала спустя 100 лет после смерти Христа. Много копий было сломано, много христиан загублено, лишь со временем основательно выделились два направления: католицизм и православие. В основе раздора является, конечно, латинское и греческое миропонимание. Два народа были практически идентичны по культуре. Рим перенял многое из греческой размеренной жизни. Но греки никогда не опускались до приравнивания себя к римлянам. Это же случилось и с христианством. Когда римляне решили остановиться на католицизме, то греки и все им сочувствующие стали православными. Греческий и латинский язык сыграли в этом немаловажную роль. Любопытным фактом для меня стало то, что Константин I Великий, сделавший христианство государственной религией был арианцем. Арианство играло ведущую роль в христианстве до VI века. Основное отличие от других ветвей христианства в том, что ариане считают Христа божьим творением.

О страданиях ранних христиан. Гиббон довольно жёстко рассказывает обо всех нападках на последователей веры. Самой грозной опасностью стал пожар в Риме при Нероне. Обвинены были христиане. Казнили в великом количестве. Впрочем, Гиббон справедливо заносит христиан в стан великомучеников. Стать пострадавшим за веру было более почтительно, чем добиться духовного сана. Христианин старался не ради этой жизни, а ради загробной, где ему были обещаны райские кущи. Во время многих судебных процессов было достаточно сказать, что ты не христианин, и тогда тебя отпускали. И ведь никто не говорил. Все утверждали о своей принадлежности к вере. За это и страдали. Но страдали честно, не скрывались. Во многом благодаря именно этому Константин и обратил свой взор на христианство. А когда ему сказали об избранности императора Богом, то он более утвердился в вере. Все знают о Понтии Пилате, мало кто знает кто был императором. Им был Тиберий. Просто любопытный факт. Спроси тогда Тиберия о его мнении, то он бы ещё раньше отправил Христа на казнь, дабы не порочил старую веру.

Весьма любопытная глава посвящена вселенским соборам. Константин желал выработать общее мнение, которого не было. Многие постулаты были разработаны именно на этих собраниях. В частности понятие Троицы, проработанное Афанасием. И пожалуй одно из самых спорных среди христиан. Ну и само собой расширение паствы играло важную роль. Католики изначально отличались особой сплочённостью. Их вера была воплощением государства в государстве. Любопытно взаимоотношение ветвей — друг друга называли не иначе как сектантами.

Заканчивает Гиббон книгу главой об Юлиане Отступнике, последнем римском императоре, пытавшемся вернуть старую веру. Он разочаровался в христианстве, наблюдая за многочисленными спорами внутри религии.

» Read more

Гарри Гаррисон «Фантастическая сага» (1967)

60-ые и 70-ые годы — время расцвета творчества Гарри Гаррисона. Тогда была придуманы им Стальная Крыса, Мир Смерти и герой галактики Билл. Жажда творчества бурлила и выходила за берега. Видимо Гаррисону космические путешествия порядком поднадоели, поэтому он решился отправиться в прошлое. Прикоснуться к современному — открыть Америку. Но не в компании с Колумбом, а с ватагой мужественных викингов. Исторически всем давно известно, что Америку открыли именно викинги. О самих индейцах, которые открыли Америку задолго до европейцев, почему-то никто не вспоминает. Прочно занося их в разряд аборигенов. Хотя они такие же аборигены, как монголы в Азии. Просто кто-то по пути из Африки решил идти до самого конца. Особо настойчивые даже до Огненной земли добрались.

Путешествие во времени — благодатная тема для творчества. Есть много хороших произведений. Начиная с Твена и его янки при дворе короля Артура и заканчивая… Нет! Никем не заканчивая. Этот литературный приём никогда себя не исчерпает. Герои погружаются в прошлое, проживая там часть своей жизни, и всегда возвращаются назад, за совсем маленьким исключением. Их действия не вносят никакой разлад в ход истории. Брэдбери правда думал по другому, пугая мир гениальным рассказом «И грянул гром». Однако перед нами Гаррисон. Читая его «Фантастическую сагу» ловишь себя на постоянном дискомфорте.

Герои Гаррисона всегда находчивые, технически подкованные, сильные, чуть ли не мастера на все руки, да и не будем юлить — преступники в душе и по натуре. В «Фантастической саге» такого нет. Есть лишь учёный, создавший машину времени. Он пытается убедить мир в правдивости своего изобретения, за это его посылают в ином направлении. Отбив пороги всех бизнес-ангелов, ему судьба благоволит столкнуться с киноиндустрией и терпящей банкротство студией. Башковитый режиссёр сразу понимает всю прелесть изобретения. Ведь когда ещё до этого сценарии писались за 10 минут, а сам фильм лежал на полке у босса уже через 2 дня. Да никогда.

Гаррисон не стесняется показывать человеческую тупость, жадность, неприятие нового образа мышления. Не понимает режиссёра босс, не понимают режиссёра викинги. Странно, что они вообще не удивляются съёмочной команде в своей среде. Беззастенчиво пользуются всеми благами удалённой от них во времени цивилизации. Книга не для массового читателя. Она не понравится многим. За неё стоит браться любителям фантастики и творчества Гаррисона. Больше никому.

» Read more

Эрик Берн «Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных» (1957)

Наверное никого так часто не вспоминают как Фрейда, основоположника психоанализа. Сколько бы не были спорны его теории, но они довлеют над многими психологами и психиатрами. Говорят, что знать Фрейда полагается каждому американскому и канадскому медику. Без точного представления о его взглядах не дадут вести частную практику, да и диплом об образовании тоже. Значит Фрейд — великий учёный, ежели его признают. Может, просто нам, простым людям, кому и думать-то нет желания над образом строения своих мыслей и моральных аспектов поведения, просто неведомы тайные тропы собственного сознания. Надо смириться и принять человеческую натуру во всей полноте. Эрик Берн — последователь Фрейда. В большинстве своих мыслей он отталкивается только от него, больше никого не упоминая.

Что такое человек? Физиологически понятно, но кто он в отличии от других представителей животного мира. Человек — такое же животное. Просто наделённое разумом, способное общаться. Многие его действия зависят просто от состояния желёз организма и выделяемых ими секретов. Фрейд специализировался на надпочечниках и половых железах. Берн расширяет наше познание действием остальных желёз. Кроме того, человек — это собрание детских переживаний, комплексов и традиций. Влияние генетических факторов бесспорно. Но особо радуется психиатр, копаясь в детстве своего пациента. Беседа за беседой всегда приводят к нужному результату. Не бывает плохих психиатров, бывает мало времени, потраченного на пациента.

Особо радует Берн разделением людей на два типа по познанию окружающего мира: анальный и оральный. Развивать дальше тему не стоит. Лучше читать. Я слишком быстро покроюсь краской, если начну своими словами говорить о тех культурных вещах, которыми делится по этому поводу в своей книге Берн. Разделяются люди и на различных морфов — это также из области высшей психологии. Либидо, мортидо — половой инстинкт и инстинкт смерти. Всё это также выросло из мыслей Фрейда и его последователей.

Много перлов. Про зависть женщин к пенису — баян. А вот сравнение женщин для мужчин как посудин для семени и мужчин для женщин как затычек для влагалища, просто таки рвёт мировосприятие на несколько частей. Не доведи попасть к американскому психоаналитику, человеку без медобразования, знающему теорию Фрейда в совершенстве… наверное те ещё специалисты.

Особо хорошо Берн прошёлся по алкоголизму. Пытался дать общую картину различных видов наркотиков, что-то там про гомосексуализм и мастурбацию. Отдельно выделил гипноз. Включил в книгу описание практических групповых занятий с пациентами, это для меня оказалось самым скучным моментом в книге, хоть Берн и утверждает, что групповые занятия являются лучшим способом понять пациента в общении с другими людьми, а не просто верить всем его словам.

Прочитав книгу, лучше вы мир знать не станете. Скорее окончательно запутаетесь.

» Read more

Жюль Верн «Пятнадцатилетний капитан» (1878)

Думал, книга о море. Оказалось, что книга не о море. Думал, книга о пятнадцатилетнем капитане. Оказалось, что книга совсем о другом. Книга о рабстве. Настолько человек является рабом корабля в открытом океане, настолько же он раб на родной земле. Кто-то думает о своей свободе, на самом деле призрачной. Никто из нас не свободен. Все мы в рабстве. И было бы просто отлично, если Верн не открыто стал писать про рабство, а завуалировано. Но Верн — это Верн. Он пишет о приключениях. Отнюдь не поиски капитана Гранта предстанут перед жадным взором читателя. Приключения поначалу напоминали именно его поиски, если бы не жирафы, страусы, слоны, львы и кандалы под деревьями якобы в Южной Америке. Верн в своём репертуаре любит загадывать загадки, чтобы потом вволю поиздеваться над читателями. Упрекнув в незнании размера приливных волн к берегам различных континентов. Или в незнании отличительной особенности боливийской пампы от ангольской саванны. Как всегда читателю предстоит столкнуться с фанатичным учёным. На этот раз им будет энтомолог, иной раз желаешь, чтобы его проглотил кит вместе с американскими тараканами, либо укусила муха цеце и отправила бы поскорей спать к буйволам. Лишь бы не умничал и не нагружал мозг лишней информацией. Жаль, не паук сел ему на голову.

Книги Верна — лучшее средство для познания мира подрастающим поколением. Его не заставишь учиться принудительно, а в ходе увлекательного чтения легко. Пусть знают дети всё о рабстве. Благо Верн даёт такую обширную историческую справку, что она крепко задевает иные континенты, рассказывая о гражданских войнах и освободительных порывах цивилизованных стран. Однако дети будут зевать при перечислении всех деревьев, что встречаются на пути. Нет, если бы Верн облекал описание природы в красивые словоформы, то нет проблем. Верн же просто перечисляет все объекты их научными названиями. Просто зевать иной раз тянет.

Пятнадцатилетний капитан — книга о мужестве и желании быть свободным, о несправедливости и о вере в то, что из любого положения можно найти выход. Может мне когда-нибудь пригодится инструкция по выживанию на водопаде или я укажу капитану на лучший способ по спасению людей с корабля… пускай его надо будет выбросить на прибрежные скалы (корабль или капитана — кому как нравится).

» Read more

Леонид Соловьёв «Очарованный принц» (1954)

Последнее дело Насреддина. Не так просто бросаться на поиски приключений и совершать жизнеопасные безумства, если за твоими плечами красавица-жена и семь бодрых подрастающих молодцов. Около семи лет Ходжа прожил в уединении с семьёй. Всё это время его искали. Желали подвесить, разрезать на кусочки и утопить. Никто не знал, что он накинул на себя тёмные очки, стал угрюмым и неразговорчивым. Мог ли стать таким Ходжа? Не знаю. Не в его натуре так поступать. С другой стороны, прокорми 9 человеческих ртов, да ещё двух ослов… о приключениях думать и не будешь. Скорей бы завтра, скорей бы еды раздобыть. Суровое начала для обзора книги, правда? К сожалению, книга такая же сухая, в ней изредка появляется юмор. Читатель найдёт пару находок. На этом и успокоится. Эту книгу надо читать первой, тогда получишь восторг. А прочитав затем первую книгу в дилогии, которая Возмутитель спокойствия, останешься в непередаваемой радости. Было бы так. Я, как порядочный, читал по порядку. Поэтому сравнивал с первой. Сравнивал и недоумевал. Ожидал такого же драйва, а получил небольшой выхлоп. Не поступайте как я. Пусть Очарованный принц будет для вас первой книгой о похождениях Насреддина за авторством Соловьёва.

Жил бы Ходжа спокойно, не встреть он звёздного странника в виде просящего милостыню. Не спровадил бы жену с деться к отцу. А сам не отправился бы добиваться справедливости, наказывать жадных богатеев, нести свет и добро людям. Соловьёву не известны наши романтические представления о багдадском воре, как об Аладдине и его жене-красавице Жасмин. Будет полный разрыв шаблона. Одноглазый вор — вот кто такой Аладдин. Мне лично сразу вспоминалось лицо визиря Джафара. Ничего доброго. Мрак. Осёл чудесен. Вот откуда пошёл осёл. Не из Шрека. Отсюда. Правда всегда молчит. Но осёл умный. Он это докажет. Прочитаете. Хотите узнать побольше про среднеазиатского Деда Мороза, значит книгу надо обязательно прочитать. Он не только игрушки дарит, он ещё жестоко наказывает нерадивых людей, посмевших что-то у него украсть. Да, забыл сказать. Ходжу будут мутузить. Мутузить серьёзно. И даже пинать пятками. Даже может быть по лицу.

Светлые мысли в голове всё-равно останутся. Трансформации осла в египетского принца придутся по душе юным мечтательница о принце на белом коне. Пускай он сейчас осёл… главное верить. Главное поцеловать. Главное всё рассказать его отцу. Великому Эмиру египетскому.

» Read more

Харпер Ли «Убить пересмешника…» (1960)

В 1862 году рабство в США было официально отменено. Но ещё 100 лет в США никто не воспринимал это всерьёз. На севере чернокожим жилось вольготно, на юге же их продолжали презирать. Несомненно в США ещё остались люди, которых можно назвать расистами. Но большинство людей называют бытовыми расистами. Они всегда чувствую рядом с собой чернокожего человека, всегда скажут, что у них в друзьях есть чернокожие, всегда разговор зайдёт о ком-нибудь из чернокожих. Это бытовой расизм. Он не критичен в обществе, однако люди ещё понимают, что они разные. Люди разными будут всегда, но лишь цвет кожи является самым неразумным для принятия этой разности. От цвета кожи ничего не зависит. Тем более в США, где потомки чернокожих рабов по своей сути являются детьми европейских переселенцев, внёсших свой вклад в генофонд. Это такие же люди, с тем же темпераментом и теми же традициями. Многоплановость США всё-таки накладывает некий отпечаток на становление людей, обстановка всегда этому способствует. Но тут уже действуют не правила расовой разности, а обстановка в которой растут люди. Смотря в каком гетто прошло их детство.

Харпер Ли написала одну книгу. Но книгу знаковую. Американский континент бушевал, чернокожим как никогда хотелось справедливости. Будь ты хоть трижды известным, а тебе всегда укажут на твоё место. Всем нам известен поступок Мохаммеда Али, выбросившего олимпийскую медаль в водоём, после того как его отказались обслуживать в ресторане для «белых». Неспокойное время. Эпоха перемен. Даже и не верится, что в таком государстве как США когда-то вообще существовало рабство, а кого-то просто считали недостойным человеческого обхождения. Ещё долго все будут помнить о такой несправедливости. Ещё 50 лет люди будут помнить об этом, потом считать последних людей, заставших ту жизнь. Ставить их в пример. Приглашать в школы. Книга оказалась успешной. Большое значение имела не просто идея книги. Тема расизма в американской литературу всегда занимала и всегда будет занимать одно из важных значений. «Убить пересмешника…» написана грамотно, интересно, насыщенна событиями, философией, драматизмом, верой в светлое будущее.

Главную героиню, восьмилетнюю девочку, отец воспитывает в согласии с принципом «Ремень для брюк, общение для детей». У неё есть брат. И они пожалуй самые счастливые дети в округе. Забитые соседями, но вполне счастливые. Они уважают отца. Согласны с его принципами. Впрочем отец делится с детьми только радостью. Он не говорит им о насилии, говорит всю правду, но облекает её в мягкую форму. Дети любят отца, даже считают лузером. Вот и смеются над ними поэтому в округе. Папа — чернолюб. Папа — мямля. Папа — такой же забитый человек, как и мы. Им невдомёк о золотых свойствах отца. Тот не хвастается. Воспитывает в меру своих способностей. Конечно не бывает таких кристально порядочных детей. Все они в свою меру приносят беспокойство родителям. «Выносят мозг» — так скажет наш с вами современник. Иной раз рука тянется к ремню, либо просто шлёпнуть по пятой точке, чтобы успокоился. Один ребёнок успокоится, другой нет. Тут надо отталкиваться от самого себя. Беседовать с родителями и с родителями супруги/супруга. Искать причины. Если ребёнок беспокойный, значит ты, или твоя вторая половина были точно такими же. Нашему отцу девочки повезло. Значит он и сам был таким. Послушным, понимающим. Он добился успеха в жизни. Стал успешным юристом.

Местечковость и кровосмешение — как пособие для любителей провести генеалогические исследования. Смело берите всех персонажей и рисуйте их родословные. Харпер Ли ясно даёт понять, что место, где происходят события, этакое гетто. Одно из мест в США. Люди живут там столетиями, они никуда не переезжают. Где родился, там и пригодился. Тяжело новому человеку жить в их окружении, надо понять все мотивы и причины поведения того или иного человека. В то время как местным жителям достаточно фразы типа «Да он же Финч!». И всем сразу всё становится понятным.

Центральное событие в книге — судебный процесс над чернокожим. Харпер Ли вкладывает всю душу в описании всего действия. Описывается бесперспективность. Защитник в начале процесса уже знает, что проиграет дело. И сколько бы автор не пытался убедить читателя в благородности порывов униженного человека, создавая для читателя картину несправедливости в человеческих умах. Может она что-то и не договаривала. Всё-таки суд присяжных — высшее достижение демократии. Он не может ошибаться. Или может?

» Read more

1 122 123 124 125 126 134