Category Archives: Фантастика/Фэнтези

Гарри Гаррисон “Фантастическая сага” (1967)

60-ые и 70-ые годы — время расцвета творчества Гарри Гаррисона. Тогда была придуманы им Стальная Крыса, Мир Смерти и герой галактики Билл. Жажда творчества бурлила и выходила за берега. Видимо, Гаррисону космические путешествия порядком поднадоели, поэтому он решился отправиться в прошлое. Прикоснуться к современному — открыть Америку. Но не в компании с Колумбом, а с ватагой мужественных викингов. Исторически всем давно известно, что Америку открыли именно викинги. О самих индейцах, которые открыли Америку задолго до европейцев, почему-то никто не вспоминает, прочно занося их в разряд аборигенов. Хотя они такие же аборигены, как монголы в Азии. Просто кто-то по пути из Африки решил идти до самого конца. Особо настойчивые даже до Огненной земли добрались.

Путешествие во времени – благодатная тема для творчества. Есть много хороших произведений. Начиная с Твена и его янки при дворе короля Артура и заканчивая… Нет! Никем не заканчивая. Этот литературный приём никогда себя не исчерпает. Герои погружаются в прошлое, проживая там часть своей жизни, и всегда возвращаются назад, за совсем маленьким исключением. Их действия не вносят никакой разлад в ход истории. Брэдбери правда думал по другому, пугая мир гениальным рассказом “И грянул гром”. Однако, перед нами Гаррисон. Читая его “Фантастическую сагу” ловишь себя на постоянном дискомфорте.

Герои Гаррисона всегда находчивые, технически подкованные, сильные, чуть ли не мастера на все руки, да и не будем юлить — преступники в душе и по натуре. В «Фантастической саге» такого нет. Есть лишь учёный, создавший машину времени. Он пытается убедить мир в правдивости своего изобретения, за это его посылают в ином направлении. Отбив пороги всех бизнес-ангелов, ему судьба благоволит столкнуться с киноиндустрией и терпящей банкротство студией. Башковитый режиссёр сразу понимает всю прелесть изобретения. Ведь когда ещё до этого сценарии писались за десять минут, а сам фильм лежал на полке у босса уже через два дня. Да никогда.

Гаррисон не стесняется показывать человеческую тупость, жадность, неприятие нового образа мышления. Не понимает режиссёра босс, не понимают режиссёра викинги. Странно, что они вообще не удивляются съёмочной команде в своей среде. Беззастенчиво пользуются всеми благами удалённой от них во времени цивилизации. Книга не для массового читателя. Она не понравится многим. За неё стоит браться любителям фантастики и творчества Гаррисона. Больше никому.

» Read more

Роберт Шекли “Запах мысли” сборник (середина-конец XX века)

«Запах мысли» — это сборник из девяти рассказов: Избирательная память, Запах мысли, Абсолютное оружие, Тело, Руками не трогать, Стоимость жизни, Что в нас заложено, Заяц, Чудовища. Каждый примечателен чем-то своим. Недаром Шекли считают мастером рассказа. Малая форма даётся ему очень хорошо. Порой стоит перечитать, чтобы лучше понять. Ведь Шекли не сразу открывает суть сюжета, он тянет и маринует. Подкидывает загадки. Практически детектив в мире фантастики. Иные рассказы так и не понимаешь.

Чем ещё примечателен Шекли. Он берёт какую-нибудь абсурдную ситуацию, примеряет к нашей планете, смотрит на всё с другой стороны, пишет рассказ и радует читателя. Ну кто может подумать о ядовитости человека для инопланетян. Дыхание — отрава, пот — кислота. Само существование человека может быть разрушительным. Даже человеческая мораль оказывается аморальной для жителей иных миров. Вот принято у них убивать жену на двадцать-какой-то день. Обычай такой. Почему же у землян нет такого… им непонятно. Где-то Шекли зрит в корень. В рассказе Идеальное оружие даётся разгадка исхода марсиан. На тот же Марс потом трудно попасть человеку без докторской степени, и это крайне тормозит развитие планеты.

Зря я со скепсисом отнёсся к Шекли после “Лабиринта Минотавра”. Есть у этого писателя хорошие произведения. И их наверное стоит ещё поискать. Жаль, что жизни на всё не хватит. Невозможно объять необъятное.

» Read more

Терри Пратчетт “Маскарад” (1995)

Всё-таки не нравится мне цикл про ведьм, не травится когда Пратчетт берёт что-то из знакомого нам мира и в форме стёба адаптирует это под реалии Плоского мира. Иногда у него получается. Но чаще почему-то нет. Давайте вспомним над чем же Пратчетту доводилось шутить ранее, что не является самостоятельным фрагментом мира, а именно переписыванием на новый лад без конкретных изменений: возникновение жизни на Земле, Древний Египет, Одиссея, Фауст, Золушка, кинематограф, рок, частично Китай с Японией… и вот теперь опера.

Описывать события нет смысла. В них нет смысла. Пратчетт кроме всего прочего примеряет на себя твидовую накидку Артура Конан Дойля. Надо же хоть чем-то разнообразить сюжет. К сожалению, я не в курсе “Призрака оперы”. Не в курсе мюзиклов. Может в этом случаем мне бы больше понравилась книга. Просто не понимаю о чём пытался шутить сэр Терри. Если, конечно, он пытался шутить, а не проводить расследование серии загадочных убийств. Эта составляющая такая же отвратная, как и вся книга в целом. Ну не получилось у Пратчетта. Такое случается. Совершенно отвратными у него до этого вышли “Движущиеся картинки”, “Ведьмы за границей”, “Дамы и Господа”. Но это не страшно. Пратчетт бьёт по массовому читателю. Не понравится эта, значит понравится другая книга. И ведь так действительно получается. В цикле о Плоском мире есть просто превосходные произведения. На вкус и цвет – всегда найдётся свой ценитель.

» Read more

Дэн Симмонс “Гиперион” (1989)

А ведь как всё начиналось. Загадка, таинственность, неведомый мир и семь рассказчиков, решивших открыть все карты перед выполнением важной миссии для всего человечества. От них зависит выживание нашей расы, погрязшей во грехах. После катастрофы, уничтожившей Землю, мы не живём, а существуем без цели. Проживаем день за днём. И кто-то, может быть Бог, решает покарать людей, насылая на них ужасных созданий, обитающих на, опять же странно будет сказано, тем же Богом забытой планете. Эти существа замедляют время и движутся в своей жизни наоборот. Живут не завтрашним днём, а вчерашним. Они создания Гробниц времени, они — Шрайк. Во Вселенной имеется церковь последователей Шрайка. И ничего хорошего от этих оккультистов ждать не следует.

Читателю предстоит полететь на космолёте с группой избранных для последнего искупления. Компания подобралась странная. Их жребий рассказывать оставим на совести Симмонса. Он правильно сделал, когда дал слово церковнику и солдату любви. Первый дал вводную. Второй как минимум заинтриговал порнографическими подробностями и кое-каким описанием мира будущего. Остальные участники откровенно разочаровали. Симмонс пытался писать разными стилями, для придания большей достоверности. Рваный аллегорический стиль поэта, сухое и сжатое повествование детектива, полный загадок язык чиновника, наполненный научными фактами рассказ учёного. Все они летят на Гиперион. Все они связаны с этой планетой. Всё неспроста.

Книга как диссертация, как научный труд. Симмонс подкован, он не стесняется в этом признаться. Пытается связать историю вымышленную с историей реальной. Постоянные отсылки к некоему Китсу и его поэме «Гиперион» сперва наводили на мысль о придуманном человеке, органично вплетённом в книгу. Но, слегка углубившись в интернет, оказалось, что Китс жил на самом деле, он действительно написал «Гиперион», и был даже довольно знаменит, погибнув в молодом возрасте. Ловко и к месту. Муза Симмонса понятна.

Говорят, что читать книгу надо в комплексе. Первая не даёт ничего. Возможно. Пугает гюгоизм Симмонса. Начать издалека, приблизить, дать потрогать… и обрушить на читателя небольшую историю под ширмой чего-то глобального и важного.

» Read more

Гарри Гаррисон “Война с роботами” (середина-конец XX века)

Война с роботами – это сборник рассказов. И название не отражает сути. “Война с роботами” – название одного из рассказов, причём не самого лучшего. Весь сборник будет интересен читателям Гаррисона. Мне он был интересен. Дополнительно я прочитал “Линкор в нафталине” и “Преступление”.

В фантазии фантастам не откажешь. Можно предполагать что угодно, делиться с читателями в любой манере, можно отражать реальность происходящего прикрываясь аллегориями. В этой книге Гаррисон постарался сосредоточиться на историях про роботов. Какие-то грустные, иные смешные.

Вот например «Безработный робот». Раньше роботы были рабами людей, а ныне свободны. Но по прежнему унижаемы, им надо самостоятельно зарабатывать себе на хлеб. Искать вакансии в газетах. Терпеть равнодушие. При этом человек стоит на много ступеней выше и против него нельзя ничего сказать, иначе каторга до окончательного заржавления. В других рассказах роботы предстают в другом виде: робот-полицейский, робот-любовник. Иные рассказы опосредованно относятся к роботам, некоторые вообще к ним отношения не имеют. «Тренировочный полёт» о первых землянах на Марсе, «Мастер на все руки» чинит маяки, без которых невозможно путешествие по космосу на сверхскоростях.

» Read more

Терри Пратчетт “Интересные времена” (1995)

– Мы будем штурмовать Зимний!
Воцарилось молчание. Затем кто-то аккуратно напомнил:
– Гм, извини, конечно, но сейчас июнь.
– Значит, будем штурмовать Летний!

До сей книги мы ничего не знали об Агатовой империи, о противовесном материке, только то, что золото там валяется прямо под ногами и вернувшись оттуда можно прослыть богатым человеком. Не знаю в какой момент Пратчетту пришло в голову сделать Агатовую империю ариентальной (именно Ариентальной), полностью ориентированной на восток, соединив культурные традиции Китая и Японии (может после ознакомления с путешествием Марко Поло?), перемешав историческое наследие и времена нынешние, бесспорно такие же интересные. На всё воля Рока…

Говоря про Великую стену вокруг Агатовой империи, об объединителе всех земель, про терракотовых воинов, про красную армию, про кое-какие намёки на коммунизм, про сдачу чиновниками государственных экзаменов, где надо показать себя грамотным специалистом, но и творческим человеком, Пратчетт твёрдо даёт нам понять над кем на этот раз собрался издеваться. Упоминая самураев, ринсвинда-сана, самого-себя-харакири, цумо (не сумо, однако), тоже понятно откуда солнце восходит. Говоря о покорности воле государя, о своём месте в жизни, опять же. Даже захват варварами императорского трона – всё крайне исторично и до хохота истерично. А уж влияние визиря аки генсека на управление государством – высший пилотаж фантазии.

» Read more

Айзек Азимов “Прелюдия к Академии” (1988)

Галактическая империя. Двадцать пять миллионов миров под властью одного императора, что живёт на одной из планет и никогда её не покидает. Академия располагается в центре планеты. Она неприкасаемая. Источник могущества. В этом мире многое могут вершить учёные. Но нет. Власть императора имеет верховенство. Но сам факт любопытен. Самое неприкосновенное место в галактике, куда не может спокойно распространяться влияние императора — это планета, где расположена его же резиденция. Где тут сохранять спокойствие. Ежели даже твой могущественный министр держит всю ситуацию в своих руках. И как ему это удаётся. Непонятно. На планете семьсот внутренних территорий. Каждая территория имеет своего правителя. Микровселенная в масштабе одной планеты. Идеальное место для изучения Галактики. Тут есть выходцы их всех миров. Даже с мифической Земли, затерянной где-то двенадцать тысяч лет назад. Были бы сведения более точными, но никто не может держать столько информации, она постоянно перезаписывается. Остаются только сомнения и изрядная доля сарказма о своём прошлом.

На конгрессе математиков выдвигается теория возможности предсказания будущего. Это интересно. Очень интересно.

В очередной раз удивляюсь Азимову. После каждой главы думаешь отложить книгу и отдохнуть от чтения. Да где уж там. Именно в конце главы Азимов вновь подогревает интерес. Приходится читать дальше. «Прелюдия к Академии» как горячий пирожок. Надо есть свежим. Так вкуснее. Пускай книга в цикле написана предпоследней. Я с «Миром будущего» Азимова знаком плохо. Начну с серии про Основание. Кажется я на верном пути. Фантастический детектив — самое верное определение.

» Read more

Алексей Толстой “Аэлита” (1923)

Список прочитанного у Алексея Толстого мал. Гиперболоид, да вот Аэлита. Фантаст советского разлива – может быть один из лучших, наверное. Я так не буду утверждать, но размах его мысли поражает. В то время, когда он писал – поднимать революцию рабочих и крестьян на Марсе уже фантастично. Неважно как там живут… если живут. Но революцию устроить просто необходимо. Как же с пустыми руками обратно возвращаться. Мол, вот на Марсе побывали. Ставим галочку на фотокарточке. А это я у самой высокой горы в нашей солнечной системе. А вот я у искусственных каналов. А вот я на фоне Фобоса и Деймоса. Красивое небо на Марсе, правда? Жаль фотография цвет не передаёт. Но ведь всё понятно. Нет! Такое посещение иной планеты для советского человека не заслуживает даже права быть упомянутым. Уехал, значит устраивай революцию. Присоединяй угнетённый рабочий класс к числу Советских Социалистических республик. Что? У них вроде бы народ не волнуется. Вздор. Революции быть.

Вновь Толстой даёт героям возможность повлиять коренным образом на ситуацию в мире. Если в Гиперболоиде инженер Гарин решается взять в свои руки власть над всей планетой, то в Аэлите задумывается революция. Я, конечно, притягиваю всю ситуацию за уши. «Аэлита» — это книга о любви советского человека к простой марсианке, пускай и дочери жестокого суверена. Зовут её Аэлита. А’Элита. Элита. Этим всё сказано. По сути в книге действует не как дочь, не как любовница, а как историк. Рассказывает пришельцам их же собственную историю, да делится печальным исходом жителей Земли на Марс. За такую версию Толстому можно смело аплодировать. Мне понравилось. Американцам тоже понравится. Сперва правили чёрные люди, потом красные, их дети стали жителями Атлантиды. Внуки — поработителями Марса. Правнуки всё забыли. Праправнуки с чего-то неожиданно решили «вспомнить всё».

» Read more

Майкл Крайтон “Парк юрского периода” (1990)

Крайтон мо-ло-дец! После такой книги можно смело заносить в любимые. О как же мне было страшно читать, особенно читать по ночам. Я шёл на работу в темноте и тщательно озирался по сторонам. Опасался велоцерапторов, вдруг они притаились в мусорном баке, а может хищно скалятся за дверью или поджидают в углу. Реально страшно. Книга пробирала до самых костей, отсекая лишнее мясо, оставляя ровный след. Не резала душу, а именно отсекала. Одномоментно. Без запаха тухлятины и липких слюней. Просто, интересно, мощно. Эпохально.

Книга как предостережение. Не надо пытаться влиять на природу. Человечество для планеты – быстропроходящее бедствие. Оно изведёт само себя. Ему не надо заботиться о планете, надо заботиться только о себе. Планета всё переживёт, а вот человечеству возможно не получиться тягаться с динозаврами по долгожительству. Борьба с истончением озонового слоя должна беспокоить человечество. Радиоактивное заражение – тоже. Всё это грозит человечеству. Но ничем не угрожает планете. Если верить Крайтону, кислород – яд. Он стал побочным продуктом жизнедеятельности растений. Из-за него в прямом смысле случилась экологическая катастрофа. Людям в те временами было бы несладко, а сейчас очень даже ничего. Ведь уровень кислорода повысился.

Книга как эксперимент. Возродить вымерших существ очень интересно. Примерно как пытаться получить философский камень. Это как бы необходимо, но на самом деле не представляет ни для кого никакой необходимости. Разве только тем учёным, что хотят этого добиться. Получить нобелевскую премию. Заработать денег для себя или для новых изысканий в науке. Правильно говорит Крайтон — пещерные люди трудились 16-20 часов в неделю, остальное время отдыхали. Все усовершенствования, призванные облегчить жизнь, уже были давно изобретены.

Безумно умная книга. С сильной позицией. Оправданной позицией. Доходчиво изложенной.

Мир невозможно понять.
Его нужно принять.
И жить.
Жить!

» Read more

Уильям Гибсон “Нейромант” (1984)

Крошки хлеба на столе плавают по разлитой воде рядом с компьютером под мерцающим чёрным космосом скринсервером. Крышка от бутылки закручена. Бутерброд переварен. Крошки хлеба плавают по воде под монитором. Экран навис всей своей тяжестью, прилип к голове, вошёл в сознание. Оборвать бы все эти провода. Выйти из мира. Родиться в другой реальности. Зачем сокрушаться о потерянных чувствах, всё будет так как и должно быть.

Встать со стула трудно, отключить музыку невозможно, перемотать не хватает сил, играет. Стучит сосед, звонит звонок. Стучит ли… звонит ли? Разыгралась виртуальность. Не отпускает. Крошки хлеба на столе, стакан с водой в руке. На экране монитора содержимое корзины. Моргает планшет. Нейромант Гибсона требует себя дочитать. Трудная задача. Киберпанк прекрасен. Он реален как никогда. Уныло.

Загружаю в мозг пакеты базовых курсов математики, физики, кибернетики. Критическая ошибка на семидесяти трёх процентах. Один из файлов одного из трёх пакетов повреждён. Какого? Три шага назад. Включаю виртуальность, ищу. По старинке. Удаляю. Загружаю каждый пакет по отдельности. Крошки хлеба плавают в стакане с водой. Математика, Физика – 100%. Кибернетика… критическая ошибка. Скринсервер, космос. Буря эмоций. Примитив вырывается наружу. Нет спокойствия в душе.

Крошки хлеба на столе плавают по разлитой воде…

» Read more

1 18 19 20 21 22 23